Приговор в отношении Беркимбаевой С.Ж.

3 февраля 2012 года                                                                                              город Костанай

Суд № 2 города Костаная Костанайской области в составе председательствующего судьи Батталовой Б.К., при секретаре Жамалиденовой М.С., с участием государственного обвинителя — старшего помощника прокурора города Костанай Рубан О.А., потерпевшего Успанова А.М., представителей потерпевшего Кокушева Р.К., Ермуханова У.А. (по доверенности №0207690 от 10 января 2012 года), подсудимой Беркимбаевой С.Ж., защитника – адвоката Костанайской областной коллегии адвокатов Байтурсунова С.С. (ордер №037027 от 10 января 2012 года), рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда №2 города Костаная уголовное дело по обвинению Беркимбаевой Сауле Жанбыршиевны, 16 ноября 1965 года рождения, уроженки города Костаная Костанайской области, казашки, гражданки Республики Казахстан, имеющей средне-специальное образование, замужней, ранее не судимой, работающей акушером в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД», проживающей по адресу: город Костанай, мкрн.8, д.1 а, кв.16, копию обвинительного заключения получившей 21 декабря 2011 года, находящейся под подпиской о невыезде и надлежащем поведении, преданной суду по ст.114 ч.4 УК Республики Казахстан (далее по тексту УК РК),

УСТАНОВИЛ:

С 18 февраля 2011 года Успанова ЖА. проходила лечение в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД», где после проведенного обследования терапевтом Абикеевой А.К. был поставлен диагноз бронхит и назначено лечение, в том числе внутривенные инфузии 1 % «кальция хлорида» и препарат «цефамед» 1.0 мг. в/в № 5.

22 февраля 2011 года в период времени с 16 часов 34 минут до 16 часов 58 минут, в городе Костанае в здании ТОО «Фирма «Мариям ЛТД», расположенном по адресу ул.Гоголя 92, Беркимбаева С.Ж., назначенная приказом директора №36 от 1 июня 2008 года на должность акушерки, заступив на ночное дежурство в стационарное отделение, ввела Успановой Ж.А. препарат «цефамед» 1,0 мг. внутривенно, после чего у пациентки наблюдалась остановка дыхания, наступила клиническая смерть. Увидев, что Успанова Ж.А. посинела, стала хвататься за сердце и потеряла сознание, Беркимбаева С.Ж., в силу полученных специальных медицинских знаний, достоверно зная о том, что указанные симптомы свидетельствуют об остановке дыхания и влекут наступление смерти пациента, что требует незамедлительных реанимационных мероприятий, допуская наступление смерти Успановой Ж.А., недобросовестно отнеслась к своим профессиональным должностным обязанностям, предписывающим оказывать неотложную медицинскую помощь при острых заболеваниях и несчастных случаях, не выполнила своих профессиональных обязанностей медицинского работника и, не оказав неотложную медицинскую помощь последней, оставила пациентку и побежала за врачами.

Медицинскими работниками ТОО «Фирма «Мариям ЛТД» Джумабаевой А.Р., Москвичевым А.В. и Мауль Т.Р., а также бригадой скорой медицинской помощи проводились реанимационные мероприятия, в результате чего, сердечная деятельность частично восстановлена и Успанова Ж.А. доставлена бригадой «Скорой помощи» в реанимационное отделение Костанайской городской больницы, где 5 марта 2011 года скончалась, не приходя в сознание.

Бездействие Беркимбаевой С.Ж. в первые минуты наступления шока привело к гибели коры головного мозга, необратимым изменениям жизненно важных органов и повлекло наступление смерти больной Успановой Ж.А.

Согласно заключению экспертной комиссии № 11-08-118 от 03.08.2011 года смерть Успановой Ж.А. наступила от полиорганной недостаточности вследствие постреанимационной болезни, развившейся в результате анафилактического шока на внутривенное введение антибиотика «цефамед».

Подсудимая Беркимбаева С.Ж. вину в предъявленном обвинении не признала, суду показала, что 22 февраля 2011 года в 17 часов она должна была заступить на ночное дежурство в стационарное отделение, пришла раньше, сменила процедурную медсестру — анестезистку Мауль Т.Р., которая при сдаче дежурства сказала, что пациентке Успановой Ж.А., которая находилась под системой, необходимо ввести внутривенную инъекцию препарата «Цефамед» на физрастворе, раствор приготовила сама Мауль Т.Р. и оставила ей шприц. Она посмотрела на процедурный лист, где было указано, что Успановой Ж.А. назначена система на 22 февраля 2011 года 1% кальция хлорида и назначена инъекция «Цефамед». В процедурном кабинете №9 лежали под системой пациенты Успанова Ж.А. и Шинкарев А.А. Успановой Ж.А. оставалось получить систему минут 20. Когда система откапала, она ввела Успановой Ж.А. «цефамед», после чего попросила пациентку отдохнуть, вышла из палаты, чтобы отнести систему. Когда она вернулась в палату, Успанова Ж.А. пожаловалась на плохое самочувствие, указала на боль в груди в области сердца, стала часто дышать. Поскольку Успановой Ж.А. необходимо было определить диагноз, почему ей стало плохо, и в дальнейшем проводить определенные мероприятия, она выбежала из палаты, крикнула санитарке о вызове врача, сама, вспомнив, что на лестничном пролете ранее стояла врач Джумабаева А.Р., побежала на лестницу для того, чтобы позвать её. Врач была на 1 этаже. Позвав Джумабаеву А.Р., вместе вбежали к пациентке, врач ее отправила в процедурную за противошоковыми препаратами, и распорядилась, чтобы она вызвала бригаду «скорой помощи», сама Джумабаева А.Р. приступила к реанимационным мероприятиям. Позже прибежали главный врач Москвичев А.В. и медсестра Мауль Т. Минут 5-7 врачи проводили реанимационные мероприятия.

Подсудимая Беркимбаева С.Ж. утверждает, когда они с Джумабаевой А.Р. вбежали в палату, Успанова Ж.А. уже была без сознания, оттенок кожи был синюшным. При ней Успанова Ж.А. сознание не теряла, а время, которое ею было затрачено на вызов врача, составило меньше минуты. Считает свои действия верными. Полностью отрицает свою вину.

Исследовав материалы уголовного дела, доказательства, предложенные стороной обвинения, суд приходит к выводу, что вина подсудимой доказана полностью и подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Так, допрошенный в качестве потерпевшего Успанов А.М. суду показал, что его супруга Успанова Ж.А. проходила лечение в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД» с диагнозом «бронхит», иными серьёзными заболеваниями она не страдала. Врач Абикеева А.К. назначила ей лекарство, после приема которого супруга пожаловалась на плохое самочувствие. Это лекарство было заменено Абикеевой А.К. на антибиотик «цефамед».

22 февраля 2011 года он привез супругу в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД» на процедуры и уехал, договорившись с ней, что заберет позже. После некоторого времени периодически созванивался с супругой, чтобы уточнить, когда приехать: и в 15 часов 42 минуты, и в 16 часов 34 минуты, и позже, но звонки были кем-то удалены. После очередного звонка в 17 часов 45 минут ему никто не ответил, он набрал ещё несколько раз, и в 17 часов 54 минуты ответила женщина, представившаяся медсестрой, сказала, что Успановой Ж.А. стало плохо и её на «скорой помощи» увезли в реанимацию городской больницы. По приезду в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД» на его вопросы медработники просто говорили, что Успановой Ж.А. стало плохо, у нее остановилось сердце, и ее реанимировали, а потом увезли в больницу. Он тут же поехал в городскую больницу, где разговаривал с заведующим отделением реанимации Уколовым П.А., который пояснил, что его супруга без сознания, в коматозном состоянии, что наступила клиническая смерть. О причине такого резкого ухудшения состояния практически здоровой женщины Уколов П.А. пояснил, что, возможно, имела место быть «тромбоэмболия». 24 февраля 2011 года он вызвал профессора медицины Мустафин из города Астана. В тот же день профессор сказал, чтобы он привез медперсонал ТОО «Фирма «Мариям ЛТД», которые оказывали первую медицинскую помощь, так как очень важно время начала реанимационных действий с момента остановки сердца и до его запуска. Двое из работников «Марияма» выехали на беседу. Он сам в беседе не участвовал. Со слов профессора ему стало известно, что его супругу реанимировали в течение 15 минут. На что профессор сказал, что время упущено, и клетки мозга отмирали. Так же сказал, что мозг отмирает через 3-4 минуты после остановки сердца.

До 5 марта 2011 года его супруга находилась в реанимации, где скончалась, так и не приходя в сознание.

К медработникам реанимационного отделения Костанайской городской больницы он претензий не имеет, они оказывали посильную помощь и делали все, что возможно, чтобы вернуть супругу к жизни.

Считает, что именно в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД» его супруге при потере сознания и остановке сердца несвоевременно оказали неотложную медицинскую помощь по запуску работы сердца, в результате чего его супруга скончалась.

Свидетель Абикеева А.К. суду показала, что работает кардиологом-терапевтом примерно 20 лет, с 2005 года в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД». Примерно с 2003 года она наблюдала Успанову Жанну Ашимтаевну, которая обращалась к ней периодически по поводу вегето-сосудистой дистонии. С 18 февраля 2011 года она наблюдала Успанову Ж.А. с диагнозом «острый бронхит». Ею Успановой Ж.А. было назначено лечение антибиотиком «левомак», однако, в связи с тем, что Успанова Ж.А. пропустила один день лечения, антибиотик был заменен на другой — «цефамед».

22 февраля 2011 года около 18 часов ей позвонили с работы и сказали, что Успановой Ж.А. после приема лекарства стало плохо, и она в реанимации позже узнала, что Успанова Ж.А. находится в коме, в крайне тяжелом состоянии. 5 марта 2011 года она скончалась.

При разговоре с Москвичевым А.В., Джумабаевой А.Р., Мауль Т.Р. и Беркембаевой С.Ж. она узнала, что по окончании системы Успанова Ж.А. предъявила жалобы на то, что ей плохо, поэтому Беркембаева и пригласила докторов. На тот момент у Успановой Ж.А. наблюдалась остановка сердечной и дыхательной деятельности, в связи с чем, ей проводились реанимационные мероприятия — непрямой массаж сердца, искусственное дыхание «рот в рот», проводилось медикаментозная терапия. А также была вызвана бригада «скорой помощи». К ее приезду Успанова Ж.А. была реанимирована, у нее появился пульс и дыхание.

Считает, что причиной резкого ухудшения состояния Успановой Ж.А. является «тромбоэмболия», которая носит внезапный характер.

Свидетель Абикеева А.К. показала, что она делала назначение пробы на вновь введенный «цефамед», лекарство Успанова Ж.А. получала второй день – 22 февраля 2011 года, если была бы реакция, то ей стало бы об этом известно уже 21 февраля 2011 года.

Свидетель Москвичев А.В. суду показал, что действительно принимал участие в реанимационных мероприятиях в отношении пациентки Успановой Ж.А. Пояснил, что когда прибежал в палату, врач Джумабаева А.Р. делала искусственное дыхание Успановой Ж.А. Он застал пациентку уже с признаками клинической смерти, но со слов Джумабаевой А.Р. знает, что у Успановой Ж.А. на момент ее прихода прощупывался пульс, что говорит об отсутствии «клинической смерти».

Пояснил, что их действия имели результат, поскольку была восстановлена сердечная деятельность, что подтвердилось дефрибилятором, приложенным врачами «скорой помощи» по их приезду.

Допрошенная в качестве свидетеля врач Джумабаева А.Р. суду показала, что 22 февраля 2011 года она собиралась уже уходить домой, когда на первый этаж прибежала Беркимбаева С. и крикнула, что пациентке в 9 палате стало плохо. Она тут же поднялась в палату, расположенную на 2 этаже, и увидела Успанову Ж.А. без сознания, с синюшным оттенком кожных покровов, без дыхания, пульс на сонной артерии прощупывался.

После оглашенных в судебном заседании показаний, данных свидетелем Джумабаевой А.Р. в ходе предварительного следствия, и уточняющих вопросов председательствующего, свидетель показала на то, что показания, данные ею в ходе предварительного следствия, более верные, где она указала на отсутствие пульса на сонной артерии.

Пациентка Успанова Ж.А. находилась в состоянии клинической смерти. Она как врач начала реанимационные мероприятия, затем к ней присоединился Москвичев А.В. и Мауль Т.Р., Беркимбаева С.Ж. выполняла указания Москвичева А.В. и вызвала «Скорую помощь». Через 5-7 минут сердечную деятельность удалось восстановить, но дыхание так и не появилось.

Свидетель Мауль Т.Р. подтвердила показания, данные на предварительном следствии о том, что когда прибежала в палату, там была Джумабаева А.Р. и делала Успановой Ж.А. искусственное дыхание. У пациентки отсутствовали дыхание, сердечная деятельность. После проведения реанимационных мероприятий появился нитевидный пульс. Через 10 минут приехала «Скорая помощь» и Успанову Ж.А. забрали в городскую больницу.

Свидетель Подавец Ю.М. — врач ГККП «Станция скорой и неотложной медицинской помощи» суду показал, что 22 февраля 2011 года на пульт диспетчера «скорой помощи» в 16 часов 58 минут поступил вызов, в 16 часов 59 минут бригадой «скорой помощи» осуществлен выезд в ТОО «Фирма «Мариям ЛТД», где была пациентка в крайне тяжелом состоянии: наблюдались бледно-синюшные оттенки кожных покровов, отсутствовало дыхание, не было пульса, не было сознания, сердцебиение было, оно было под сомнением. Данное состояние он оценил как «клиническая смерть». Проводились необходимые мероприятия, они продолжили реанимационные мероприятия, массаж сердца, искусственную вентиляцию мешком амбу, интупирование — это проведение дыхательной трубки для искусственной вентиляции легких. За 16 секунд человек может быть бледно синюшным, если была внезапная остановка сердца.

В течении 5-7 минут нужно восстановить дыхание, так как в первую очередь умирает головной мозг.

Успанова Ж.А. была транспортирована в городскую больницу. По дороге случилась повторная остановка сердечной деятельности, однако бригада «скорой помощи» тут же восстановила ее с помощью «дефрибилятора», поскольку машина оборудована всем необходимым.

Свидетель Уколов П.А., заведующий реанимационным отделением ГККП «Костанайская городская больница», пояснил, что тяжесть комы, в которой находилась Успанова Ж.А. в момент поступления в городскую больницу, является косвенным признаком поражения коры головного мозга. А по состоянию коры головного мозга можно говорить и о несвоевременности или неадекватности проводимых начальных реанимационных мероприятиях.

Свидетель Тлесов А.Т., врач реаниматолог-анестезиолог ГККП «Костанайская городская больница», суду показал, что он принимал доставленную бригадой «скорой помощи» больную Успанову Ж.А., описал состояние Успановой Ж.А. как тяжелое, больная находилась в состоянии глубокой комы. Состояние анафилактического шока, о котором предварительно сообщили из приемного покоя, подтвердилось мраморным цветом кожи, акроцианозом, нитевидным пульсом. Кроме того, при проведении мероприятий, направленных на устранение анафилактического шока дали результат – 23 февраля 2011 года у больной наблюдалось короткое улучшение состояния здоровья.

Суд критически относится к показаниям свидетеля Шинкарёва А.А., данных им в судебном заседании, поскольку они не согласуются с другими доказательствами по делу, усматривает желание свидетеля увести подсудимую от уголовной ответственности. Суд принимает показания, данные им в ходе предварительного следствия. Так, в первоначальных показаниях в ходе предварительного следствия от 19 апреля 2011 года он показал, что Успановой Ж.А. «резко стало плохо, а именно, как будто, ее парализовало, и в считанные секунды она потеряла сознание, медицинская сестра в тот момент обернулась, и, заметив это, подбежала сначала к ней, после чего выбежала и позвала врачей». В показаниях от 29 апреля 2011 года он уточняет «Успанова выгнулась дугой, запрокинув голову назад, как будто все ее тело схватило судорогой, стала хватать воздух ртом, захрипела, кожа на лице побледнела, глаз я не видел. Медсестра увидела, что Успановой плохо, бросив систему, куда именно, не помню, подбежала к Успановой, завела одну руку ей за голову, другой придерживала тело Успановой и попыталась посадить ее. Однако, тело Успановой не гнулось, все еще схваченное судорогой. Сил у медсестры не хватило. Как мне показалось, Успанова сразу же потеряла сознание. Тут же медсестра после неудачной попытки посадить Успанову, выскочила в коридор, я услышал, что она что-то крикнула».

Кроме показаний свидетелей, потерпевшего, вина подсудимой в совершении преступления, предусмотренного ст.114 ч.4 УК РК, объективно подтверждается данными материалов уголовного дела, исследованными во время главного судебного разбирательства.

Так, неоспоримым доказательством вины Беркимбаевой С.Ж. является заключение комиссионной экспертизы РГКП «Центра судебной медицины Министерства Здравоохранения Республики Казахстан» №118 от 30 октября 2011 года, из которой следует, что смерть Успановой Ж.А. наступила от полиорганной недостаточности вследствие постреанимационной болезни, развившейся в результате анафилактического шока на внутреннее введение антибиотика «цефамед», при своевременном оказании неотложной медицинской помощи со стороны медицинской сестры – акушерки Беркимбаевой С.Ж. смерть Успановой Ж.А. возможно было предотвратить.

Комиссия экспертов считает, что при ухудшении состояния больной Успановой Ж.А. медицинской сестре – акушерке Беркимбаевой С.Ж. необходимо было уложить больную с приподнятым ножным концом, обеспечить проходимость верхних дыхательных путей и начать непрямой массаж сердца с введением медикаментозных препаратов, а не оставлять больную. Действия медицинской сестры – акушерки Беркимбаевой С.Ж., согласно материалов дела, комиссией экспертов оцениваются как дефект оказания медицинской помощи, который привел к гибели коры головного мозга, что в последующем привело к необратимым изменениям жизненно важных органов и смерти больной Успановой Ж.А.

По мнению привлеченных экспертами специалистов Насырова В.В., Козловой И.Ю. проба на лекарство, которая, согласно показаниям Мауль Т.Р. и Абикеевой А.К. проводилась, не может гарантировать отсутствие риска возникновения анафилактического шока, поскольку реакции могут возникать не при первичном, а при повторном введении препарата. Комиссия экспертов пришла к однозначному выводу, что у больной Успановой Ж.А. наблюдался анафилактический шок.

Допрошенный в суде судебно-медицинский эксперт Иманалиев К.Б. подтвердил вывод экспертизы и опровергнул мнение врачей ТОО «Фирма «Мариям ЛТД» и подсудимой Беркимбаевой С.Ж. о наличии у больной Успановой Ж.А. «тромбоэмболии мелких ветвей легочной артерии», основываясь на том, что гистология при исследовании образцов частей тела показала бы наличие тромбов в крови, чего в данном случае не произошло. Более того, Иманалиев пояснил, что при тромбоэмболии, как правило, смерть наступает мгновенно, дыхание и работу сердца, как правило, восстановить невозможно, а в случае с Успановой Ж.А. — сердечная деятельность восстанавливалась и наблюдалось некоторое улучшение состояния в реанимационном отделении.

Доказательством вины подсудимой являются заявление потерпевшего Успанова А.М. (т.1 л.д.2), в котором он просит принять меры к ТОО «Фирма «Мариям ЛТД», некачественно оказавших медицинскую помощь, что повлекло смерть его супруги Успановой Ж.А.; постановление о возбуждении уголовного дела (т.1 л.д.1); постановление о производстве эксгумации и протоколом эксгумации (т.1, л.д.29 – 34), согласно которым труп Успановой Ж.А. извлечен из места захоронения, заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы Костанайского филиала РГКП «Центра судебной медицины» МЗ РК №10 от 13 апреля 2011 года (т.1 л.д.56-79), согласно которому смерть Успановой Ж.А. наступила от полиорганной недостаточности, вызванной тяжелой формой постреанимационной болезни, которая возникла в результате тотального нарушения кровообращения головного мозга с гибелью коры и наступлением биологической смерти, причиной остановки работы сердца могла быть непредвиденная реакция на введение антибиотика (цефамед) индивидуальная непереносимость в виде анафилактического шока или тромбэмболия (массивная закупорка мелких ветвей сосудов головного мозга, легкого), каждое из которых могло вызвать клиническую смерть со значительным падением артериального давления с последующей гибелью коры головного мозга и развитие постреанимационной болезни, отсутствие кровоснабжения головного мозга в первую очередь вызывает необратимые изменения клеток коры головного мозга, которые наступают в срок более 4-5 минут после остановки работы сердца; детализация данных сотовой связи (т.1. л.д.155), согласно которым последняя связь с Успановой Ж.А., когда она находилась в сознании зафиксировано 16 часов 34 минуты; копия карты вызова скорой медицинской помощи (т.2.л.д.59), где зафиксирован вызов в 16 часов 58 минут, что свидетельствует о том, что Успановой Ж.А. стало плохо не в 17 часов, как указано в амбулаторной карте Успановой Ж.А., и показывает подсудимая Беркимбаева С.Ж., а раньше, учитывая время, затраченное на вызов врача Джумабаевой А.Р., вызов «скорой помощи».

Согласно ст.182 п.6, ст.184 Кодекса Республики Казахстан от 18 сентября 2009 года № 193-IV «О здоровье народа и системе здравоохранения», медицинские работники обязаны надлежащим образом выполнять свои профессиональные обязанности, уважительно и гуманно относиться к пациентам, руководствоваться принципами медицинской этики и деонтологии, оказывать неотложную медицинскую помощь населению в экстренных случаях; кодекс чести медицинских и фармацевтических работников Республики Казахстан определяет моральную ответственность медицинских работников за свою деятельность перед гражданами и обществом в целом, в своей деятельности медицинские работники должны принимать решения исключительно в интересах пациента, добросовестно и качественно исполнять свои служебные обязанности, постоянно помнить о своем долге сохранения человеческой жизни.

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст.114 УК РК, состоит в посягательстве на конституционное право человека на квалифицированную медицинскую помощь, в том числе и на лечение, связанное с ухудшением состояния здоровья, созданием угрозы гибели.

Объектом преступления является жизнь и здоровье человека.

Объективная сторона преступления состоит в ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей медицинским работником вследствие недобросовестного отношения к ним, если это деяние повлекло смерти лицу.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины.

Таким образом, учитывая показания свидетелей – врачей ТОО «Фирма «Мариам ЛТД», реанимационные мероприятия которых привели к результату восстановления сердечной деятельности; заключение экспертизы, содержащей в себе выводы об анафилактическом шоке и оценку действий медицинской сестры; действия самой медицинской сестры, которая, обладая специальными медицинскими познаниями, должна была знать приемы первоначальной медицинской помощи и понимать важность своевременности её оказания, однако, оставила пациентку и побежала за врачами, суд приходит к выводу, что вина Беркимбаевой С.Ж., выраженная в бездействии, по данному уголовному делу доказана.

Органами предварительного следствия действия Беркимбаевой С.Ж. правильно квалифицированы по ст.114 ч.4 УК РК как ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником вследствие недобросовестного отношения к ним, повлекшее причинение смерти лицу.

Согласно ст.10 ч.2, ст.114 ч.4 УК РК, совершенное преступление относится к категории небольшой тяжести.

При назначении наказания, суд в качестве смягчающих ответственность и наказание обстоятельств учитывает отсутствие судимости, положительные характеристики с места работы и места жительства подсудимой, отягчающих уголовную ответственность, не усматривает.

Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, совокупность смягчающих уголовную ответственность и наказание обстоятельств, личность подсудимой, мнение потерпевшего, оставившего вопрос о наказании оставить на усмотрение суда, суд считает возможным назначить наказание, не связанное с изоляцией от общества, в виде ограничения свободы с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать должность медицинской сестры, акушерки на срок до 2 лет.

В соответствии со ст.2 ч.3 п.3 Закона Республики Казахстан «Об амнистии в связи с двадцатилетием государственной независимости Республики Казахстан» от 28 декабря 2011 года №521 – IV ЗРК, подсудимую Беркимбаеву С.Ж. следует освободить от основного наказания, поскольку она осуждается за преступление небольшой тяжести к виду наказания, не связанного с лишением свободы, это наказание применено в виде основного.

Согласно ст.5 ч.4 приведенного закона, лица, подпадающие под амнистию, освобождаются от основного наказания. На дополнительный вид наказания действие амнистии не распространяется.

Судьбу вещественных доказательств решить в соответствии с требованиями ст.121 УПК.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 368-371, 374, 375, 377-380, 383 Уголовно – процессуального Кодекса Республики Казахстан, суд
ПРИГОВОРИЛ:

Беркимбаеву Сауле Жанбыршиевну признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ст.114 ч.4 Уголовного кодекса Республики Казахстан, и назначить ей наказание по ст.114 ч.4 УК РК в виде ограничения свободы сроком на 2 (два) года с лишением права занимать должности медсестры, акушерки на срок 2 (два) года.

В соответствии со ст.2 ч.3 п.3 Закона Республики Казахстан «Об амнистии в связи с двадцатилетием государственной независимости Республики Казахстан» освободить Беркимбаеву С.Ж. от основного наказания, связанного с ограничением свободы.

Меру пресечения – подписку о невыезде и надлежащем поведении – по вступлении приговора в законную силу отменить.
Вещественные доказательства:
— индивидуальную карту амбулаторного больного Успановой Ж.А. – вернуть потерпевшему Успанову А.М.
— медицинскую карту стационарного больного №2138 на имя Успановой Жанны Ашымтаевны – вернуть в ГККП «Костанайская городская больница»;
— стеклопрепараты — 20 шт., парафиновые блоки — 20 шт., стеклянную банку с образцами органов: головного мозга, мозжечка, ствола головного мозга, сердца, почки, легкого, печени, трахеи, красного костного мозга, лимфоузла, мягких тканей, сгустка крови, легочной артерии, свертка крови из легочной артерии, свертка крови из полости сердца, поджелудочной железы, хранящиеся в морге города Костаная – оставить хранить по месту их нахождения на весь их срок хранения;
— фрагменты головного мозга, легкого, селезенки, желудка, почки, печени, тонкого и толстого кишечника с трупа Успановой Ж.А., хранящиеся в химико-токсикологическом отделении РГКП ЦСМ МЗ РК в городе Астана —
оставить хранить по месту их нахождения на весь их срок хранения.

Приговор может быть обжалован и опротестован в течение пятнадцати суток со дня провозглашения в апелляционную коллегию Костанайского областного суда через суд №2 города Костаная.

Приговор изготовлен судьей в совещательной комнате на персональном компьютере.

Председательствующий Батталова Б.К.

Запись опубликована в рубрике Судебные акты с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *