Применение законодательства о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина

В 2014 г. судами Карагандинской области рассмотрено 287 исковых заявлений (в республике за этот же период всего рассмотрено 669 исковых заявлений) по искам о возмещении вреда здоровью или жизни гражданина при исполнении трудовых обязанностей. Это обусловлено развитием в области добывающей и перерабатывающей промышленности (предприятия-гиганты — АО «АрселорМиттал Темиртау» и АО Корпорация «Казахмыс»), на которую приходится наибольший травматизм граждан и последующее обращение с исками о возмещении вреда здоровью или жизни при исполнении трудовых обязанностей.

Из общего количества дел с вынесением решения рассмотрено 217, по 197 из них исковые требования удовлетворены в полном объеме, что свидетельствует о законности и обоснованности заявленных требований.

Обязательства вследствие причинения вреда, как и другие гражданско-правовые обязательства, возникают при наличии определенных юридических фактов. Ст. 917 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Далее — ГК) определяет общие условия ответственности за вред:

противоправность поведения причинителя вреда;

причинная связь между противоправным поведением и вредом;

наличие вины.

Кроме общих условий законодателем выделены специальные условия для наступления ответственности за причинения вреда, в частности:

ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности;

ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними;

ответственность за вред, причиненный лицом, признанным недееспособным и т. п. Если закон предусматривает специальные правила, то должны применяться нормы этой ответственности, общие нормы деликтной ответственности могут применяться при отсутствии специальных норм.

Мы остановимся на некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении этой категории дел.

Перерасчет сумм возмещения утраченного заработка по правилам п. 6 ст. 938 ГК.

В соответствии с правилами при увеличении работодателем, признанным ответственным за причиненный вред, размера средней заработной платы работника такой же профессии и квалификации производится перерасчет сумм возмещения утраченного заработка (дохода), определяемых в процентах к увеличенному среднему месячному заработку (доходу), соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии ее — общей трудоспособности.

Как правило, требования, заявленные на основании этих положений закона, судами удовлетворяются и производится перерасчет сумм возмещения утраченного заработка.

На практике возник вопрос, применима ли данная норма и возможно ли осуществление перерасчета сумм возмещения утраченного заработка при возмещении вреда, причиненного смертью кормильца.

В силу п. 1 ст. 941 ГК лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью гражданина, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, исчисленного по правилам ст. 938 ГК, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

Согласно п. 3 ст. 941 ГК, установленный каждому из имеющих право на возмещение вреда по случаю потери кормильца размер возмещения не подлежит дальнейшему перерасчету, кроме случаев рождения ребенка после смерти кормильца; назначения (прекращения) выплаты возмещения лицам, занятым уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего кормильца. Законодательным актом или договором может быть увеличен объем и размер возмещения.

Ссылаясь на указанную норму закона (п. 3 ст. 941 ГК), некоторые суды отказывают в осуществлении перерасчета сумм возмещения утраченного заработка при возмещении вреда, причиненного смертью кормильца. Исходя из буквального толкования положений п. 3 ст. 941 ГК, законодатель запрещает производить перерасчет размера доли заработка умершего, который был установлен каждому лицу, имеющему право на возмещение вреда по случаю потери кормильца, и предполагает производить уменьшение размера возмещения только при появлении впоследствии иных лиц, также имеющих право на получение сумм в счет возмещения вреда по случаю потери кормильца.

Таким образом, данная норма не устанавливает запрет или ограничение на применение п. 6 ст. 938 ГК в отношении лиц, имеющих право на возмещение вреда по случаю потери кормильца.

Общие положения расследования и учета несчастных случаев на производстве. Согласно подп. 8 п. 2 ст. 322 Трудового кодекса РК, расследуются и подлежат учету как несчастные случаи на производстве производственные травмы и иные повреждения здоровья работников, связанные с исполнением трудовых обязанностей, либо совершение иных действий по собственной инициативе в интересах работодателя, приведшие к нетрудоспособности либо смерти, если они произошли перед началом или по окончании рабочего времени работников, работающих вахтовым методом, по пути следования с места сбора (проживания в период вахты) на работу или обратно на транспорте, представленном работодателем.

Так, по групповому несчастному случаю, произошедшему по окончании рабочего времени с работниками, следовавшими на транспорте, предоставленном работодателем ТОО Корпорация «Казахмыс», рудник Нурказган, ПО «Карагандацветмет», возник вопрос, подлежит ли данный случай расследованию и учету как несчастный случай на производстве, связанный с трудовой деятельностью и приведший к нетрудоспособности?

Мнение о том, что данная норма (подп. 8 п. 2 ст. 322 Трудового кодекса) подлежит применению только в отношении работников, работающих вахтовым методом, ошибочно.

Истцы возвращались с работы по окончании рабочего времени, несчастный случай произошел в пути следования с места сбора на транспорте, предоставленном работодателем. Норма вышеуказанной статьи предусматривает в этом случае расследование и учет несчастного случая как связанного с трудовой деятельностью и приведшего к нетрудоспособности. По данному групповому несчастному случаю, приведшему к нетрудоспособности, проведено специальное расследование комиссией, несчастный случай признан связанным с трудовой деятельностью, работодателем выдан акт формы Н-1, вина работодателя установлена и составила 100%.

Единовременные выплаты, предусмотренные членам семьи погибших на производстве работникам и работникам, утратившим трудоспособность в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, в соответствии с коллективным договором между работодателем и работниками ТОО Корпорация «Казахмыс» на 2008-2010 гг. и дополнительными соглашениями (1 и 2) к нему, а также на 2011-2013 и 2014-2016 гг.

Соглашением № 1 от 07.03.2008 г. путем внесения дополнений в пункт 7.12 Коллективного договора, заключенного между работодателем и работниками ТОО Корпорация «Казахмыс» на 2008-2010 гг., на 2011-2013 гг., предусмотрена обязанность работодателя в целях социальной, материальной поддержки, в том числе компенсации морального вреда членов семьи погибших на производстве работников и работников, утративших трудоспособность в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, производить дополнительные добровольные выплаты в определенных размерах, в зависимости от группы инвалидности, по фактам, имевшим место после 01.01.2008 г.

Дополнительным соглашением № 2 от 27.06.2008 г. в Коллективный договор были внесены изменения, изменен способ выплат, произведена замена одного вида социальных выплат на другой вид (добровольное медицинское страхование), а дополнительное соглашение № 1 от 07.03.2008 г. признано утратившим силу с момента его издания.

Суды, при разрешении споров, принимая решение об удовлетворении иска о взыскании единовременных выплат, обоснованно исходят из того, что дополнительным соглашением № 2 ухудшается правовое положение работников и нарушается их право на получение социальных выплат в соответствии с условиями действовавшего нормативного акта в период возникновения спорного правоотношения.

В соответствии с п. 7.11 Коллективного договора на 2014-2016 гг. установлены дополнительные единовременные выплаты близким членам семьи работника, погибшего в результате несчастного случая на производстве; работникам, утратившим трудоспособность в результате несчастного случая на производстве и признанным инвалидами первой, второй и третьей группы, при условии отсутствия вины работника в несчастном случае; работникам, утратившим трудоспособность в результате профессионального заболевания, имеющим непрерывный стаж работы начиная с 1997 г. десять и более лет. Решение о выплате, размер выплат принимается специально созданной комиссией, без положительного решения комиссии выплата не производится. Эти условия Коллективного договора действуют с момента его подписания, с 14 апреля 2014 г. Эти условия Коллективного договора не применимы к правоотношениям, имевшим место до его подписания.

При заявлении работниками требований о компенсации морального вреда по правилам ст. 951 ГК при причинении вреда жизни и здоровью работодатель ставит вопрос о применении условий Коллективного договора при определении размера компенсации морального вреда, указывая, что условия Коллективного договора сторонами не оспорены, а следовательно, имеют юридическую силу.

Однако указанные положения Коллективного договора не могут быть применимы в данном случае. Коллективным договором предусмотрены добровольные дополнительные выплаты единовременного характера в целях социальной, материальной поддержки, в том числе компенсации морального вреда работникам, утратившим трудоспособность в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, приведшего к инвалидности. Право на эти выплаты, в частности на компенсацию морального вреда, возникает при наличии определенных условий (непрерывный стаж работы в ТОО Корпорация «Казахмыс» начиная с 1997 г. десять и более лет; установление группы инвалидности на дату подписания договора, при условии отсутствия вины работника в несчастном случае).

Право на компенсацию морального вреда, вызванного повреждением здоровья, предусмотрено положениями ст. 951 ГК, размер компенсации морального вреда определяется по правилам ст. 952 ГК и не может быть поставлен в зависимость от условий и обстоятельств, предусмотренных Коллективным договором. В то же время следует отметить, что это — добровольные дополнительные выплаты единовременного характера в целях социальной, материальной поддержки, в том числе компенсации морального вреда.

Практика рассмотрения гражданских дел о возмещении вреда, вытекающего из договора страхования. Несвоевременное уведомление страховщика о наступлении страхового случая. В судебной практике при рассмотрении споров об осуществлении страховых выплат по договорам обязательного страхования работника от несчастных случаев при исполнении трудовых обязанностей возникает ряд вопросов, требующих разрешения.

В целях правильного применения законодательства необходима выработка рекомендаций по единообразной судебной практике.

Требования об осуществлении страховых выплат по п. 2 ст. 19 Закона РК «Об обязательном страховании работника от несчастных случаев при исполнении им трудовых обязанностей» при несвоевременном уведомлении страховщика о наступлении страхового случая предъявляются работниками к работодателю и страховщику в солидарном порядке.

Судебная практика при рассмотрении таких споров не единообразна. В одних случаях обязанность по осуществлению страховых выплат по п. 2 ст. 19 Закона при несвоевременном уведомлении страховщика о наступлении страхового случая возлагается на работодателя, как причинение убытков лицу, права которого нарушены, в других — на страховщика.

Принимая решение о возложении на работодателя обязанности по осуществлению страховых выплат по п. 2 ст. 19 Закона, суды ссылаются на условия, вытекающие из договоров страхования гражданско-правовой ответственности, а также на подп. 4 п. 2 ст. 8 Закона, в соответствии с которыми страхователь обязан незамедлительно, но не позднее трех рабочих дней, как ему стало известно о наступлении страхового случая, известить об этом страховщика.

Также судами приводится ссылка и на подп. 5 п. 4 ст. 839 ГК, в соответствии с которым основанием для отказа страховщика в осуществлении страховой выплаты может быть также неуведомление страховщика о наступлении страхового случая (ст. 835 ГК). В обоснование принятого решения судами приводится и ссылка на п. 1 ст. 835 ГК: страхователь после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика.

Некоторые суды, напротив, возлагая ответственность по таким спорам на страховщика, в обоснование принятого решения ссылаются на подп. 2 п. 1 ст. 839 ГК, в соответствии с которым страховщик не освобождается от осуществления страховой выплаты по договорам страхования гражданско-правовой ответственности, если страховой случай произошел по вине лица, чья ответственность является объектом страхования.

При этом также приводится ссылка и на п. 3 ст. 835 ГК, следующего содержания: неуведомление страховщика о наступлении страхового случая дает ему право отказать в страховой выплате, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая, либо отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности осуществить страховую выплату.

В обоснование законности данной позиции хотелось бы обратить внимание на следующее. Основания освобождения страховщика от осуществления страховой выплаты предусмотрены ст. 839 ГК. Подп. 5 п. 4 этой статьи предусмотрено, что основанием для отказа страховщика в осуществлении страховой выплаты может быть также неуведомление страховщика о наступлении страхового случая. Из содержания этой нормы следует, что речь идет не о несвоевременном уведомлении страховщика, а о его неуведомлении о страховом случае вообще.

Положения п. 3 ст. 835 ГК согласуются с положениями подп. 2 п. 1 ст. 839 ГК, в соответствии с которым страховщик не освобождается от осуществления страховой выплаты по договорам страхования гражданско-правовой ответственности, если страховой случай произошел по вине лица, чья ответственность является объектом страхования.

Из содержания приведенных норм следует, что несвоевременное уведомление страховщика о наступлении страхового случая не может служить основанием для освобождения последнего от осуществления страховых выплат при условии наступления страхового случая в период действия договора обязательного страхования гражданско-правовой ответственности и страховой защиты, при перечислении страхователем страховой премии. Более того, даже прекращение договора обязательного страхования не освобождает страховщика от обязанности по осуществлению страховой выплаты выгодоприобретателю по несчастным случаям, признанным в последующем страховыми случаями, которые произошли в период действия договора обязательного страхования работника.

Ответственность за несвоевременное осуществление страховой выплаты. За несвоевременное осуществление страховой выплаты страховщик несет ответственность в соответствии со ст. 353 ГК, если более высокий размер ответственности не предусмотрен договором или законодательными актами об обязательном страховании (ст. 820 ГК). Ст. 9 Закона предусмотрено, что при несвоевременном осуществлении страховых выплат, предусмотренных п. 1 ст. 19 Закона, страховщик обязан уплатить выгодоприобретателю пеню в размере 1,5% от неоплаченной суммы за каждый день просрочки.

Пеня, исчисленная в соответствии с этой нормой закона, в некоторых случаях чрезмерно велика по сравнению c размером причитающихся страховых выплат. В судебной практике, как правило, в этом случае применяются положения ст. 297 ГК, в соответствии с которыми предусмотрено уменьшение размера неустойки, если подлежащая уплате неустойка чрезмерно велика по сравнению с убытками кредитора. Уменьшение пени необходимо производить в предельно допустимых размерах.

За несвоевременное осуществление единовременной страховой выплаты, исчисленной по правилам п. 2 ст. 19 Закона может быть произведено начисление неустойки по правилам статьи 353 ГК.

Действие п. 2 ст. 19 Закона не распространяется на права и обязанности по отношениям, возникшим из ранее заключенных договоров (до 09.08.2010 г.). В правоприменительной практике возник вопрос о том, распространяется ли действие правовых норм Закона в редакции от 30 декабря 2009 г. на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров?

П. 2 ст. 19 Закона в редакции 30.12.2009 г. введен в действие с 09.08. 2010 года. При этом в Законе не содержится ссылки на то, что действие этого пункта распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. В этом случае, в соответствии с п. 2 ст. 4 ГК, его действие не распространяется на права и обязанности по отношениям, возникшим из ранее заключенных договоров, и отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со ст. 383 ГК (если после заключения договора законодательством устанавливаются обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда законодательством установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров).

Эти положения содержатся в Обобщении судебной практики рассмотрения гражданских дел о возмещении вреда, вытекающего из договоров страхования, проведенном в августе 2013 г. надзорной судебной коллегией по гражданским и административным делам Верховного Суда РК. Как указано в Обобщении, правомерность применения п. 5 ст. 11 Закона в качестве основания для взыскания единовременной страховой выплаты вызывает сомнения. Расширительное толкование п. 5 ст. 11 Закона недопустимо, правила этой нормы применяются к договорам обязательного страхования, срок действия которых истек до внесения изменений в законодательство.

Таким образом, действие п. 2 ст. 19 Закона не распространяется на права и обязанности по отношениям, возникшим из ранее заключенных договоров (до 09.08.2010 г.).

Законом РК от 07.02. 2005 г. «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности работодателя за причинение вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых (служебных обязанностей)» порядок определения размера вреда предусмотрен ст. 19. П. 2 этой статьи предусмотрен размер дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья работника в случае установления стойкой утраты трудоспособности. Однако этот размер определяется страховщиком на основании документов, подтверждающих эти расходы, представленных работником. Законом «Об обязательном страховании работника от несчастных случаев при исполнении им трудовых обязанностей» в редакции от 30.12.2009 г. внесены изменения, которыми установлен новый порядок определения страховой выплаты по возмещению расходов, вызванных повреждением здоровья, введена единая страховая выплата в пределах от 500 до 2000 МРП, в зависимости от степени утраты профессиональной трудоспособности.

Смаилова Гульнара Уаткановна — судья Карагандинского областного суда

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

One Response to Применение законодательства о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина

  1. Оразалы пишет:

    Здраствуйте!!! Я работал в казаxмысе с 15.11.2007года по 6.05.2015года а с 6.05.2015года наxодился на больничном до 05.03.2016года диагноз позвонковая грыжа.В институте проф заболевания отлежал диагноз подтвердили но проф недают куда и к кому мне обратится? подскажите пож.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *