Приговор в отношении Омархановой Ж.Т.

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

 

Дело №1 – 516                                                                   23ноября 2011 года

Суд района имени Казыбек би города Караганды в составе председательствующей судьи Егембердиевой Ж.Д., при секретаре Усабаевой Д., с участием государственного обвинителя – помощника прокурора района имени Казыбек би города Караганды Асабекова Е., защитников – адвокатов Шапель С.Е., Шушаева Д.З., Ташеновой С.Т., представителей потерпевших Верменич Т.В., Шайгозова Д.Н., Кириллова Д., Алдабергенова О.Б., Кожахметовой Ж.Б., Тухтаева С.С., Белгибекова С.Ж., Чирковой Е.Н., Пинигиной А.Н., Скаковой Г. рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Караганде поступившее с обвинительным заключением уголовное дело по обвинению

Омархановой Жамили Тельмановны, 07.07.1963 года рождения, уроженка Кустанайской области, гражданка Республики Казахстан, по национальности казашка, не замужем, образование — высшее, ранее не судима, не работающая, находящаяся под арестом с 24.06.2011 года, ранее проживавшая по адресу: город Караганда, микрорайон Степной-3, дом 3, квартира 25, копию обвинительного заключения получившая своевременно, преданной суду по cт.ст.308 ч.4 п.«в», 316 ч.2, 190 ч.2 п.«б» Уголовного Кодекса Республики Казахстан,

УСТАНОВИЛ:

Подсудимая Омарханова Ж.Т., приказом председателя Агентства Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (далее по тексту — Агентство) от 24.01.2005 года была назначена на должность главного специалиста управления региональных представителей Агентства по городу Караганде и в силу своего служебного положения она являлась должностным лицом, осуществляющим функции представителя власти.
Согласно должностной инструкции Омарханова Ж.Т. была наделена следующими организационно-распорядительными полномочиями и в её обязанности входило: осуществление плановых и внеплановых инспекторских проверок в филиалах банка и других финансовых организаций Республики Казахстан, на основании утвержденных руководством Агентства заданий; составление протоколов об административных правонарушениях от имени Агентства и подготовка материалов для рассмотрения дел об административных правонарушениях финансовых организаций и их должностных лиц; выполнение требований, предусмотренных Конституцией Республики Казахстан, Законами Республики Казахстан «О труде», «О борьбе с коррупцией», «О государственной службе», предъявляемые к работникам Агентства; в случае назначения руководителем или членом временной администрации, председателем или членом ликвидационной комиссии, исполнение обязанностей в соответствии с требованиями действующего законодательства; персональная ответственность за некачественное или несвоевременное исполнение своих обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией и соответствующими нормативными правовыми актами.
Решением Специализированного межрайонного экономического суда Карагандинской области от 13 февраля 2007 года за №2-0360-07 АО «Валют -Транзит Банк» (далее по тексту – Банк) было ликвидировано, как юридическое лицо и возбуждено ликвидационное производство.
Приказом председателя ликвидационной комиссии данного Банка (далее по тексту — Комиссия) от 05.03.2007 года за №01-ЛК на должность его заместителя назначена представитель уполномоченного государственного органа Омарханова Ж.Т., в обязанности которой согласно Правил принудительной ликвидации банков в Республике Казахстан (далее по тексту – Правила), утвержденных Постановлением Правления Агентства от 25.02.2006 года №40 и приказа за №05 л/к от 06.04.2007 года «О распределении обязанностей между членами ликвидационной комиссии», кроме вышеупомянутого, входило также: руководство работой по возврату займов; контроль за деятельностью управления по работе с займами и канцелярии; ответственность за ущерб, причиненный банку и иные нарушения, допущенные в процессе ликвидации банка.
При формировании ликвидационной конкурсной массы и составления промежуточного баланса Комиссией установлено, что 20.10.2004 года была зарегистрирована эмиссия (выпуск в обращение) ипотечных облигаций. Их общее количество составило 1 400 000 000 (один миллиард четыреста миллионов) штук номинальной стоимостью 1 тенге за штуку на общую сумму 1 400 000 000 (один миллиард четыреста миллионов) тенге.
Согласно договору залога за №1ВТБ-KG от 15.04.2005 года, заключенному между Банком и представителем держателей облигаций — АО «KG Securites», обеспечением своевременного и полного исполнения Банком обязательств перед держателями облигаций являлись права требования по ипотечным жилищным займам, согласно Реестру залога.
В соответствии с пунктом 1-1 статьи 74-1 действующего Закона Республики Казахстан «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан», в ликвидационную конкурсную массу банка не включаются выделенные активы, являющиеся обеспечением по облигациям, выпущенным в соответствии с законодательством Республики Казахстан о секьюритизации. Кроме того, в ликвидационную конкурсную массу не включается залоговое имущество, являющееся следующим обеспечением по ипотечным облигациям: права требования по договорам ипотечного займа (включая ипотечные свидетельства), а также государственные ценные бумаги Республики Казахстан в случаях, когда право собственности на указанные облигации возникло у их держателей или перешло к ним по сделкам либо иным основаниям, предусмотренным законодательными актами Республики Казахстан. Указанное имущество и выделенные активы, являющиеся обеспечением по облигациям, выпущенным в соответствии с законодательством Республики Казахстан о секьюритизации, передаются ликвидационной комиссией представителю держателей ипотечных облигаций или облигаций, выпущенных в соответствии с законодательством Республики Казахстан о секьюритизации, для расчета с кредиторами-держателями указанных облигаций в соответствии с законодательством Республики Казахстан о рынке ценных бумаг.
В соответствии с действующим Законом Республики Казахстан «О секъюритизации», ипотечные займы и залоговое имущество, являющееся следующим обеспечением по ипотечным облигациям: права требования по договорам ипотечного жилищного займа (включая ипотечные свидетельства), с момента принятия судом решения о ликвидации банка больше не принадлежат ликвидационной комиссии и должны быть переданы представителю держателей ипотечных облигаций. При формировании промежуточного ликвидационного баланса не учитываются ипотечные заемщики и держатели ипотечных облигаций, с которыми производится взаимозачет за баланс на внебалансовые счета.
Согласно пункту 1 статьи 19 действующего Закона Республики Казахстан «О рынке ценных бумаг», при выпуске и обращении инфраструктурных, а также ипотечных и иных обеспеченных облигаций представление интересов держателей облигаций перед эмитентом (организацией, выпустившей ценные бумаги) осуществляет представитель держателей облигаций.
В соответствии с постановлением Правления Агентства от 23 марта 2007 года за №55 за не устранение причин приостановления действия лицензии, АО «KG Securities» было лишено лицензии на осуществление брокерской и дилерской деятельности на рынке ценных бумаг.
Омарханова Ж.Т., являясь должностным лицом, исполняя обязанности заместителя председателя комиссии, достоверно зная о том, что право на издание и подписание распоряжений по проведению бухгалтерских проводок принадлежит исключительно председателю Комиссии, явно превышая свои полномочия, 17.08.2007 года подписала распоряжение о списании суммы основного долга и вознаграждений на забалансовые счета по договорам банковских займов (условное покрытие по ипотечным облигациям) по имеющимся реестру залога ликвидных ипотечных займов.
Далее, Омарханова Ж.Т., убедившись в том, что за её подписью исполняются отделом учета кредитных операций распоряжения по проведению бухгалтерских проводок, воспользовавшись сложившийся ситуацией, т.е. временным отсутствием у ликвидируемого Банка официального представителя держателей ипотечных облигаций, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и других, осознавая причинение своими действиями вреда и тяжких последствии другим лицам и организациям, превышая свои должностные полномочия, решила издать незаконные распоряжения о замене ликвидных активов (ипотечных займов), выделенных для обеспечения обязательств перед держателями ипотечных облигаций, на менее ликвидные займы, а также о списании суммы основного долга и вознаграждений по договорам банковских займов.
Для реализации своих преступных намерений Омарханова Ж.Т., 20.08.2007 года поручила специалисту управления по работе с займами Ромащенко О.В. выбрать из ссудного портфеля Банка несколько безнадежных займов на сумму 1 461 382 806,36 тенге (один миллиард четыреста шестьдесят один миллион триста восемьдесят две тысячи восемьсот шесть) тенге, (тридцать шесть) тиынов, а также подготовить распоряжение о списании по ним сумм основного долга и вознаграждений по договорам банковских займов. В этот же день, Ромащенко О., не зная о преступных намерениях Омархановой Ж.Т., подготовила и предоставила последней на подпись вышеуказанное распоряжение по следующим предприятиям: ТОО «Рекламный центр «Альбион» на сумму 343 039 391,34 тенге (триста сорок три миллиона тридцать девять тысяч триста девяносто один) тенге, (тридцать четыре) тиына; ТОО «FAUST» на сумму 291 717 308,34 тенге (двести девяносто один миллион семьсот семнадцать тысяч триста восемь) тенге, (тридцать четыре) тиына; ТОО «Компания Агро-Инвест-Групп» на сумму 343 070 559,08 тенге (триста сорок три миллиона семьдесят тысяч пятьсот пятьдесят девять) тенге, (восемь) тиынов; ТОО «Аис-Альянс» на сумму 483 555 547,60 (четыреста восемьсот три миллиона пятьсот пятьдесят пять тысяч пятьсот сорок семь) тенге, (шестьдесят) тиынов, всего на общую сумму 1 461 382 806, 36 тенге (один миллиард четыреста шестьдесят один миллион триста восемьдесят две тысячи восемьсот шесть) тенге, (тридцать шесть) тиынов, как условное покрытие по ипотечным облигациям.
Омарханова Ж.Т., достоверно зная о том, что право подписи на подобных документах принадлежит исключительно председателю Комиссии, явно превышая свои полномочия, зная о том, что не все займы по вышеуказанным четырем предприятиям относятся к ипотечным займам, подписала данное распоряжение.
На основании этого документа бухгалтерией Комиссии произведено восстановление ранее списанных 17.08.2007 года сумм ипотечных займов с залоговым имуществом по ликвидным займам и вместо них необоснованно списаны суммы задолженности и вознаграждения на внебалансовый счет по вышеуказанным кредитам на сумму 1 461 382 806, 36 тенге (один миллиард четыреста шестьдесят один миллион триста восемьсот две тысячи восемьсот шесть) тенге, (тридцать шесть) тиынов, которые не входят в реестр свидетельств по ипотечным займам.
В результате незаконных действий Омархановой Ж.Т. задолженность ТОО «Компания Агро Инвест Групп», ТОО «Рекламный центр Альбион», ТОО «FAUST», ТОО «Аис-Альянс» перед Банком по бухгалтерскому учету была cписана за баланс. Следовательно, по указанным кредитам Комиссия в течение длительного времени должную работу по взысканию суммы задолженности не проводила. В нарушение действующего законодательства Республики Казахстан, ипотечные займы и залоговое имущество, являющиеся обеспечением по ипотечным облигациям, своевременно не были переданы держателям ипотечных облигаций.
Тем самым, преступными действиями Омархановой Ж.Т. существенно нарушены права и законные интересы вкладчиков Банка и нанесен тяжкий материальный вред держателям ипотечных облигаций, а именно: АО Накопительный пенсионный фонд «БТА Казахстан» ДО «БТА Банк» на сумму 237 329 657, 42 тенге (двести тридцать семь миллионов триста двадцать девять тысяч шестьсот пятьдесят семь) тенге, (сорок два) тиына; АО «Страховая компания «Евразия» на сумму 358 709 694, 71 тенге (триста пятьдесят восемь миллионов семьсот девять тысяч шестьсот девяносто четыре) тенге; АО «Евразийский накопительный пенсионный фонд» на сумму 372 541 074, 71 тенге (триста семьдесят два миллиона пятьсот сорок одна тысяча семьдесят четыре) тенге, (семьдесят один) тиын; АО «ПНФ «Атамекен» на сумму 525 891 754,28 тенге (пятьсот двадцать пять миллионов восемьсот девяносто одна тысяча семьсот пятьдесят четыре) тенге, (двадцать восемь) тиынов; АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» на сумму 185 481 447, 08 тенге (сто восемьдесят пять миллиона четыреста восемьдесят одна тысяча четыреста сорок семь) тенге, (восемь) тиынов, АО «НПФ «Аманат Казахстан» на сумму 138 037 603, 70 тенге (сто тридцать восемь миллионов тридцать семь тысяч шестьсот три) тенге, (семьдесят) тиынов, с которыми Комиссией до сего времени не произведен расчет в полном объеме.
Кроме того, приказом председателя Агентства от 15.10.2007 года за №390, на должность председателя Комиссии была назначена эксперт Агентства Омарханова Ж.Т.
В соответствии со ст.8 п.1 действующего Закона РК «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан», банкам запрещается осуществление операций и сделок в качестве предпринимательской деятельности, не относящихся к банковской деятельности. Кроме того, в соответствии со ст.48-1 данного Закона, банк, лишенный лицензии на проведение всех банковских операций, не вправе осуществлять банковскую или иную деятельность.
Однако, Омарханова Ж.Т., являясь председателем Комиссии, в нарушение вышеотмеченных требований Закона, без соответствующей регистрации в органах юстиции как субъект предпринимательства, с целью извлечения дохода в особо крупном размере, 07.01.2008 года заключила незаконные договора с ТОО «Люкс отель «Грация» и ТОО «Тринидад» в лице директора Кудрявцева В.С. на проведение инвентаризации и оказание юридических услуг. На основании этих договоров вышеназванными товариществами в период 2008-2009 гг. на расчетный счет Комиссии были перечислены денежные средства на общую сумму 51 312 895,06 тенге (пятьдесят один миллион триста двенадцать тысяч восемьсот девяносто пять) тенге, (шесть) тиынов, что составило доход в особо крупном размере.
Тем самым Омарханова Ж.Т. осуществила запрещенную для банков предпринимательскую деятельность.
Кроме того, Омарханова Ж.Т., будучи представителем уполномоченного государственного органа, за время исполнения обязанностей заместителя председателя Комиссии (в период с 5 марта по 15 октября 2007 года), являясь ответственной по возврату займов и контролю за деятельностью управления по работе с займами, к исполнению своих обязанностей отнеслась недобросовестно, небрежно и ненадлежащим образом, что, в конечном счете, повлекло тяжкие последствия.
Так, в соответствии с п.81 Правил, активы ликвидируемого банка включают в себя собственное имущество банка, займы, предоставленные юридическим и физическим лицам, а также другие требования банка и образуют основу для формирования ликвидационной массы.
В соответствии с п.82 Правил, для определения общей суммы активов, имеющихся на начало ликвидационной процедуры, ликвидационная комиссия безотлагательно производит инвентаризацию имущества (активов), лицевых счетов, кредитных и иных договоров банка, а также сверку всех остатков балансовых счетов и счетов меморандума с участием уполномоченных работников ликвидируемого банка. По результатам инвентаризации составляется акт.
Однако, в результате халатного отношения к своим обязанностям со стороны Омархановой Ж.Т., инвентаризация активов ликвидируемого Банка была проведена с нарушением действующего законодательства о бухгалтерском учете: не составлялись отчеты о результатах проведенной инвентаризации с приложением инвентаризационных описей имущества, лицевых счетов, кредитных и иных договоров банка с указанием наименования материально-ответственного лица, филиала, владельца лицевого счета, заемщика, сличительной ведомости с указанием выявленной недостачи или излишка у конкретного материально-ответственного лица; имеющиеся в ликвидируемом Банке акты инвентаризации кредитных досье состоят из списка общего количества имеющихся и отсутствующих в наличии кредитных досье, тогда как инвентаризация должна была проводиться на основании списка кредитных досье (заемщиков), числящихся по данным бухгалтерского учета, путем проведения сверки фактического наличия. Также, по халатности Омархановой Ж.Т. не был проведен сбор сведений о договорах залога, переданных на хранение в хранилище банка. Вследствие чего, в настоящее время не представляется возможным определить фактическое наличие имущества и документов, имевшихся на начало ликвидационной процедуры.
В нарушение п.26 Инструкции по ведению бухгалтерского учета банками второго уровня и акционерным обществом «Банк Развития Казахстана», утвержденной постановлением Правления Национального Банка РК за №152 от 24.12.2007 года, Омарханова Ж.Т. должным образом не организовала и не контролировала работу Комиссии по возврату займов, с начала ликвидационного процесса не наладила учет кредитных досье в количественном выражении на забалансовом счете №7339 «Разные ценности и документы» по условной стоимости 1 (один) тенге.
Кроме того, Омарханова Ж.Т. за время исполнения обязанностей председателя Комиссии (в период с 15.10.2007 года по 25.03.2010 года), несла персональную ответственность за осуществление ею деятельности в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан, обязана была оперативно руководить работой подразделений Комиссии и контролировать выполнение ими возложенных на них обязанностей по ликвидации Банка.
Однако, Омарханова Ж.Т., будучи должностным лицом уполномоченного государственного органа, к исполнению своих служебных обязанностей отнеслась недобросовестно, небрежно и ненадлежащим образом, что, в конечном счете, повлекло тяжкие последствия.
Так, в октябре 2009 года гражданином Буровым Ю.И. в сговоре с неустановленными работниками Комиссии и другими лицами, обманным путем было снято обременение с залогового недвижимого имущества Банка, расположенного по адресу: город Караганда, ул.Космонавтов, 1-а/6. В дальнейшем данный объект был ими реализован по своему усмотрению. В результате его отчуждения был причинен значительный имущественный вред интересам кредиторов ликвидируемого Банка на сумму 487 840 453 (четыреста восемьдесят семь миллионов восемьсот сорок тысяч четыреста пятьдесят три) тенге. Об этом Омархановой Ж.Т. докладывалось в октябре-ноябре 2009 года специалистом Комиссии Коньковым В. Несмотря на это, она в течение 8 месяцев не принимала предусмотренных законом мер по возврату указанного залогового имущества в ликвидационную массу, не сообщила в установленном порядке в правоохранительные органы, которым это стало известно лишь в июне 2010 года и по данному факту возбуждено уголовное дело.
Все вышеуказанные факты существенного нарушения прав и законных интересов кредиторов ликвидируемого Банка, а также тяжкие последствия в виде утраты возможности погашения значительной части задолженности, явились результатом ненадлежащего и недобросовестного отношения Омархановой Ж.Т. к исполнению своих служебных обязанностей.
Подсудимая Омарханова Ж.Т. в судебном заседании вину свою не признала полностью и показала, что на начало ликвидации у АО «Валют-Транзит Банк» имелась задолженность перед держателями ипотечных облигаций. Представителем держателей ипотечных облигаций на начало ликвидации в соответствии с договором №2 от 12.12.2005 года являлось АО «KG Securities», у которого была отозвана лицензия на осуществление брокерской и дилерской деятельности на рынке ценных бумаг Постановлением АФН от 23.03.2007 года №55. В соответствии со статьей 74-1 Закона РК «О банках и банковской деятельности», в ликвидационную конкурсную массу банка не включается залоговое имущество, являющееся обеспечением по ипотечным облигациям: права требования по договорам ипотечных жилищных займов.
Данное имущество, являющееся обеспечением по облигациям, выпущенным в соответствии с законодательством о секьюритизации, ликвидационная комиссия должна была передать представителю держателей ипотечных облигаций для расчетов с кредиторами – держателями ипотечных облигаций. Однако, ликвидационная комиссия не могла исполнить данные требования закона по объективным причинам.
У представителя держателей ипотечных облигаций — АО «KG Securities» — была отозвана лицензия и с марта 2007 года до заключения договора с АО «Цесна-Капитал», то есть до 05.12.2008 года представителя держателей ипотечных облигаций не было вообще.
Руководством действующего банка ликвидационной комиссии не были переданы Договор залога №1 «ВТБ — KG» от 15.04.2005 года между АО «Валют-Транзит Банк» и «KG Securities», а также реестр залогов к данному Договору залога.
Таким образом, ликвидационная комиссия на начало ликвидации не знала и не могла знать, что нужно передать, поскольку не было реестра Залога и кому передать, так как не был определен представитель держателей ипотечных облигаций.
Ликвидационной комиссией для разрешения данной проблемы проводилась определенная работа.
В августе 2007 года она не занималась проблемами держателей ипотечных облигаций. Знала она об этой проблеме в связи с тем, что она часто обсуждалась на рабочих совещаниях и заседаниях ликвидкомиссии. Она присутствовала на организованной в июле 2007 года встрече с представителями держателей ипотечных облигаций, но не помнит, был ли составлен протокол встречи.
На тот момент в банке была создана рабочая группа, которая занималась данной проблемой. Возглавлял ее Садуов М.Т., представлявший в ликвидационной комиссии Фонд гарантирования депозитов, но и они не могли определить, кому и что нужно передать. Данной проблемой Садуов М.Т. занимался вплоть до ухода из состава ликвидационной комиссии, то есть до мая 2009 года. При этом, допрошенный в рамках данного уголовного дела Садуов М.Т. по данной проблеме даже не опрашивался.
20 августа 2007 года ликвидационная комиссия должна была представить в АФН промежуточный баланс и реестр требований кредиторов ликвидированного АО «Валют-Транзит Банка». С учетом большой социальной напряженности вокруг ликвидации банка срывать сроки составления промежуточного баланса и утверждения реестра требований кредиторов ликвидационная комиссия не могла.
Без утверждения промежуточного баланса и реестра требований кредиторов невозможно было даже начать расчеты с вкладчиками и другими кредиторами банка.
Для возможности утверждения промбаланса и реестра требований кредиторов необходимо было вынести кредиторскую задолженность перед держателями ипотечных облигаций на забалансовые счета до разрешения проблемы с держателями ипотечных облигаций. Руководил всей работой Алыбаев Е.Ж., который на тот момент был председателем ликвидационной комиссии. С его слов, он согласовывал всю работу с АФН.
На одном из многочисленно проводившихся совещаний по составлению промбаланса Алыбаевым Е.Ж. было дано указание бухгалтерии перенести кредиторскую задолженность по держателям ипотечных облигаций на забалансовые счета. Для возможности переноса кредиторской задолженности на внебалансовые счета через транзитный счет с активов банка необходимо было вынести часть ссудного портфеля как условное обеспечение по переносимой кредиторской задолженности по держателям ипотечных облигаций.
Указание, определить список кредитов, который будет вынесен до разрешения проблемы с держателями ипотечных облигаций за баланс, и предоставить его в бухгалтерию, поручено было Алыбаевым Е., ей.
Указание было дано ей в связи с тем, что она руководила в ликвидационной комиссии работой по возврату кредитов, работала с ссудным портфелем и была более других членов ликвидационной комиссии знакома с ссудным портфелем.
Когда ей дали указание, речь шла о техническом отсечении части ипотечных кредитов на сумму задолженности перед держателями ипотечных облигаций до решения проблемы.
Для определения списка кредитов, она решила ознакомиться еще раз с проблемой. Она переговорила с начальником юридического отдела Аболиным А.А., со специалистом, работающим по ценным бумагам Фесвитяниновой О., со специалистом Ромащенко О. и рядом других работников. Она считала, что ей необходимо предоставить в бухгалтерию список кредитов, который по законодательству наиболее был бы приближен к тому, что может фактически служить обеспечением по ипотечным облигациям.
В результате проведенных бесед с работниками ликвидационной комиссии и изучением законодательства, она выявила, что в соответствии со статьей 74-1 Закона «О банках и банковской деятельности в РК» в редакции, действовавшей на начало ликвидации банка в ликвидационную конкурсную массу не включаются права требования по договорам ипотечного жилищного займа. В последующем содержание данной статьи было изменено с «ипотечного жилищного займа» на «ипотечный займ».
Работник ликвидационной комиссии Ромащенко О. предоставила реестр ипотечных кредитов, который явно не соответствовал требованиям Закона, так как не все кредиты из данного реестра можно было отнести к ипотечным жилищным займам. Реестр представленных ею кредитов состоял из кредитов, обеспеченных ипотекой недвижимого имущества, но не все из них были ипотечными жилищными займами.
Кто-то из бывших работников Банка ей пояснил, что при составлении реестра ипотечных кредитов, действующий банк включил в этот реестр ипотечные кредиты, не являющиеся ипотечными жилищными займами.
С учетом того, что ей было дано указание предоставить приблизительный список кредитов до разрешения проблемы рабочей группой, она одобрила предоставленный Ромащенко О. список и подписала распоряжение с учетом данного ей устного указания Алыбаевым Е.Ж.
Она знала, что действует законно и ничего незаконного не совершает, что это необходимо для утверждения промежуточного баланса и будет способствовать ускорению срока начала расчетов с кредиторами банка, а также она отдавала отчет себе в том, что от переноса задолженности на внебалансовые счета невозможно нанести какой-либо вред или ущерб. На тот момент это было единственно возможное и правильное решение проблемы. Без переноса задолженности по кредитам на забалансовые счета невозможно было утвердить промежуточный баланс, а без утверждения промежуточного баланса невозможно даже начать расчеты с вкладчиками банка и другими кредиторами.
20.08.07 года распоряжением за ее подписью были заменены вынесенные 17.08.07 года кредиты на другие: ТОО «Рекламный центр Альбион», ТОО «Faust», ТОО «Компания Агро Инвест Групп», ТОО «Аис-Альянс».
На рабочем совещании 20.08.07 года при Алыбаеве Е. представитель бухгалтерии начал говорить о том, что за баланс вынесено большое количество кредитов с регионов, что регионы не видят забалансовые кредиты, что за баланс вынесены наиболее ликвидные кредиты, что по ним будут движения и что сумма вынесенных кредитов изменится до утверждения промежуточного баланса. После обсуждения проблемы Алыбаев Е. дал ей указание изменить предоставленный список кредитов на кредиты, по которым не будет движений в ближайшее время.
После завершения совещания она пригласила Ромащенко О., сообщила ей, что необходимо из ссудного портфеля банка выбрать ипотечные кредиты, по которым однозначно не будет движений в ближайшее время и общая сумма которых должна соответствовать сумме задолженности перед держателями ипотечных облигаций. Через некоторое время Ромащенко О. принесла ей список кредитов на необходимую сумму. В этом списке было 4 кредита на необходимую сумму.
Она видела, что в список были включены кредиты 4-х предположительно аффилиированных компаний Банка, которые в действующем банке обслуживались у «33-его исполнителя» и что погашение по ним однозначно в ближайшее время не ожидается. Она одобрила этот список, а затем подписала распоряжение.
Это был предварительный список и от изменения списка заемщиков ничего не менялось. После разрешения проблемы с держателями ипотечных облигаций, данные кредиты предполагалось восстановить на балансовых счетах.
Имеются подтверждения тому, что данный список был предварительным, а именно протокол №3 от 09.10.07 года рабочей группы по вопросу исполнения обязательств перед держателями ипотечных облигаций. В соответствии с данным протоколом в октябре 2007 года дается указание кредитному управлению – определить залоговое имущество из составленного реестра для передачи представителю держателей облигаций.
25.05.09 года, 17.06.09 года и 25.05.10 года ликвидационная комиссия обращалась в РГКП «Центр по недвижимости по Карагандинской области» с просьбой предоставления реестра залогов, то есть и в 2009-2010 года ликвидационная комиссия еще производила поиск зарегистрированного реестра залога.
За очередными разъяснениями того, что необходимо передавать представителю держателей ипотечных облигаций, ликвидационная комиссия обращалась в АФН в марте 2009 года.
В материалах уголовного дела нет ни одного подтверждения того, что кредиты ТОО «Рекламный центр Альбион», ТОО «Faust», ТОО «Компания Агро Инвест Групп», ТОО «Аис-Альянс» когда-либо предполагали передавать или передавали представителю держателей ипотечных облигаций, то есть АО «Цесна-Капитал».
По завершении работы по внеочередной передаче ликвидационной комиссией представителю держателей ипотечных облигаций (АО «Цесна-Капитал») по договорам уступки права требования по кредитам, а также денежных средств, поступивших в банк от погашения ипотечных займов за период работы ликвидационной комиссии, задолженность заемщиков, вынесенных на забалансовые счета по подписанному ею распоряжению 20.08.07 года, были восстановлены на балансовых счетах в сентябре 2010 года. Выписки с ссудных счетов этих заемщиков и схемы движения списанных на внебалансовые счета кредитов с указанием того, что они были восстановлены, отражены в уголовном деле.
Далее пояснила, что в соответствии с обвинительным заключением она действовала с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и других, осознавала причинение своими действиями вреда и тяжких последствий другим лицам и организациям. Считает, что это голословны, надуманы, ничем не подтверждены.
Никакой выгоды и преимуществ для себя она не получала, что бесспорно подтверждено всеми материалами уголовного дела. Она просто выполняла свою работу, которая вытекает из целей ликвидации банка.
В соответствии с обвинительным заключением перенесенные на забалансовые счета кредиты ТОО «Рекламный центр Альбион», ТОО «Faust», ТОО «Компания Агро Инвест Групп», ТОО «Аис-Альянс» не являются ипотечными займами.
Данные кредиты являются ипотечными, так как они обеспечены ипотекой недвижимости.
В соответствии с обвинительным заключением в результате незаконных ее действий кредиторская задолженность ТОО «Компания АгроИнвест Групп», ТОО «Рекламный Центр Альбион», ТОО «Faust», ТОО «Аис-Альянс» была аннулирована.
В соответствии с подписанными ею распоряжениями от 17.08.07 года и 20.08.07 года, которые приобщены к материалам уголовного дела, речь идет не о полном списании с бухучета кредитов, а о переносе их на забалансовые счета (6177, 6677). Таким образом, задолженность не была аннулирована по бухучету. В распоряжениях четко и конкретно указано, что необходимо списать с переносом на забалансовые счета, то есть никакого аннулирования долгов не было.
Далее показала, что в соответствии с обвинительным заключением, в результате переноса задолженности по этим четырем кредитам комиссия в течение длительного времени должную работу по взысканию суммы задолженности не проводила.
Ликвидационная комиссия не затягивала претензионно-исковую работу по кредитам, списанным на забалансовые счета. Для более качественного проведения претензионно-исковой работы с аффилиированными компаниями в банке по ее инициативе был создан специальный отдел – отдел по работе с выведенными активами. Эта группа кредитов, которыми занимался отдел, отличалась тем, что по ним практически не было кредитных досье, суммы кредитов большие, и они все были связаны с бывшим руководством банка.
При подаче исков по этим кредитам приоритет отдавался кредитам, по которым был залог. В зависимости от того, на балансе или внебалансовом счете числился кредит, при проведении претензионно-исковой работы приоритетов не было.
Даже при отсутствии основных документов по кредитам ликвидационной комиссией проводился сбор косвенных доказательств о получении данными компаниями кредитов, и затем подавались иски в суд. По всем четырем кредитам, перенесенным на забалансовые счета, были направлены исковые заявления в суд и получены решения судов в пользу банка.
На результаты взыскания задолженности с заемщиков может влиять финансовое состояние заемщика, уровень проведения претензионно-исковой работы, эффективность работы судебных исполнителей, но не порядок отражения задолженности в учете банка. Поэтому вывод следственной группы о том, что перенос задолженности по кредитам на внебалансовые счета привел к затягиванию процесса взыскания задолженности с заемщиков и повлек тяжкие последствия в виде причинения тяжкого материального вреда держателям ипотечных облигаций, является надуманным.
В соответствии с обвинительным заключением, якобы по ее вине в нарушение действующего законодательства РК, ипотечные займы и залоговое имущество, являющееся обеспечением по ипотечным облигациям, своевременно не были переданы держателям ипотечных облигаций.
Считает, что перенос задолженности по четырем кредитам на внебалансовые счета был всего лишь способом технического отсечения части ссудного портфеля на сумму, равную задолженности перед держателями ипотечных облигаций, с которыми на тот момент по объективным причинам оказалось невозможным проведение расчетов. Перенесенные на забалансовый счет кредиты и залоги по ним ликвидационная комиссия никогда не предполагала передавать держателям ипотечных облигаций, никогда их держателям ипотечных облигаций не предлагала и не передавала.
В соответствии с Законом РК «О регистрации залога движимого имущества» ведение реестра залога возложено на регистрирующий орган. В соответствии с Договором залога №1 ВТБ — KG от 15.04.05 года в качестве регистрирующей организации признан РГП «Центр по недвижимости по г.Караганда», однако действующий банк Реестр залогов не зарегистрировал.
В соответствии с Договором залога №1 ВТБ-KG от 15.04.05 года предмет залога, а также операции по замене, выбытию и пополнению предмета залога подлежат регистрации в следующем порядке: по правам требования по ипотечным свидетельствам – путем внесения соответствующих записей в Реестр залога и предоставления соответствующих дополнительных соглашений в регистрирующую организацию, установленную законодательством РК.
Таким образом, Реестр залога, а также операции по замене, выбытию и пополнению предмета залога, подлежат регистрации. Отсутствие в регистрирующем органе Реестров залога, в том числе по замене, выбытию и пополнению предмета залога, свидетельствует о том, что действующий банк в нарушение заключенного Договора залога №1 ВТБ- KG от 15.04.05 года не обеспечивал поддержание общей стоимости предмета Залога, не проводил замену и пополнение Реестра залога.
В соответствии с Законом «О рынке ценных бумаг», функциями контроля исполнения эмитентом, то есть АО «Валют- Транзит Банк» обязательств, установленных проспектом выпуска облигаций перед держателями ипотечных облигаций, функциями контроля состояния имущества, являющегося обеспечением исполнения обязательств эмитента перед держателями ипотечных облигаций наделен представитель держателей ипотечных облигаций, то есть в данном случае – это АО «KG Seсurities». Однако, АО «KG Seсurities» не выполнял своих функций, не контролировал исполнение обязательств эмитентом, то есть АО «Валют-Транзит Банком».
В результате просмотра имеющихся в АО «Валют-Транзит Банк» электронных вариантов Реестра залога был найден один Реестр залога, сумма по которому соответствовала сумме зарегистрированного Договора залога №1 ВТБ-KG от 15.04.2005 года.
В результате длительного разбирательства ликвидационная комиссия пришла к выводу, что согласно определенного в качестве обеспечения реестра залога сумма выданных ипотечных займов на начало ликвидации Банка была значительно меньше совокупной суммы ипотечных займов на момент регистрации выпуска вышеуказанных облигаций.
Залоговое имущество по ипотечным облигациям не было утрачено или повреждено. Сумма стоимости данного залога уменьшилась ввиду погашения ипотечных кредитов клиентами Банка до начала ликвидации Банка и не была пополнена своевременно действующим Банком. Это и явилось причиной того, что расчеты с держателями ипотечных облигаций не были произведены полностью, а задолженность перед держателями ипотечных облигаций была включена в Реестр требований кредиторов банка.
В материалах уголовного дела имеются подтверждения, протокол заседания Комитета кредиторов АО «Валют-Транзит Банк» от 14.07.10 года, письмо АФН.
Считает, что причинами невозможности полного расчета с представителями держателей ипотечных облигаций без включения задолженности держателей ипотечных облигаций в 8-ую очередь явились непополнение действующим банком Реестра залогов, а также неисполнение представителем держателей ипотечных облигаций АО «KG Sekurities» своих функций по защите прав и интересов держателей ипотечных облигаций.
Вся сумма задолженности перед держателями ипотечных облигаций в соответствии с подпунктом 6) пункта 89-1 Правил принудительной ликвидации банков в Республике Казахстан признается как разница между объемом выпуска ипотечных облигаций и совокупной суммой по выданным банком займам и ликвидационная комиссия включила АО «Цесна-Капитал» как представителя держателей ипотечных облигаций в восьмую группу очередности Реестра кредиторов, а в последующем ликвидационная комиссия за ее подписью предложила принять право требования по 9-ти кредитам.
В результате просмотра имеющихся электронных вариантов Реестра залога был найден Реестр залога, сумма по которому соответствовала сумме зарегистрированного Договора залога №1 ВТБ-KG от 15.04.05 года.
В найденном электронном варианте Реестра залога по состоянию на дату утверждения промежуточного ликвидационного баланса Банка уже не было ипотечных жилищных займов, являющихся обеспечением по ипотечным облигациям. В реестре имелось только 9 кредитов, которые были действующими, но они не были ипотечными жилищными займами.
В связи с чем 11.03.09 года ликвидационная комиссия обратилась в АФН за разъяснениями.
На запрос был получен ответ от 01.04.09 года за №07-01-12/641/6106, в соответствии с которым «представителю держателей ипотечных облигаций передается залоговое имущество, являющееся обеспечением по ипотечным облигациям: право требования по Договорам ипотечного жилищного займа. Передача ему прав требования по иным обязательствам банка является невозможной».
На основании данного Письма АФН, 07.05.09 года было направлено в адрес АО «Цесна-Капитал» уведомление за №07-10 о том, что вся сумма задолженности перед держателями ипотечных облигаций в соответствии с подпунктом 6 пункта 89-1 Правил принудительной ликвидации банков в РК признается как разница между объемом выпуска ипотечных облигаций и совокупной суммой по выданным банком займам и включает АО «Цесна-Капитал» как представителя держателей ипотечных облигаций в 8-ую группу очередности реестра требований кредиторов. 08.05.09 года ликвидационная комиссия письмом №08-48/2 уведомила АФН о направленном письме и о том, что передача имущества, являющегося обеспечением по ипотечным облигациям представителю держателей ипотечных облигаций АО «Цесна-Капитал» вне очереди производиться не будет. Однако АФН с ними не согласилось.
Письмом 07-01-12/1319/14625 от 21.07.09 года АФН, сославшись на новую редакцию статьи 74-1 Закона РК, сообщило, что в ликвидационную конкурсную массу не включаются права требования по договорам ипотечного займа. АФН рекомендовало передать АО «Цесна-Капитал» ипотечные займы, включенные в Реестр залога. После дальнейшей переписки с АФН ликвидационная комиссия 4 марта 2010 года направила письмо за №04-12/1 в АО «Цесна-Капитал» за ее подписью с предложением принять залоговое имущество, а именно: право требования по 9 –ти договорам банковского займа.
В мае 2010 года между АО «Цесна-Капитал» и ликвидационной комиссией АО «Валют-Транзит Банк» были заключены договора уступки права требования по ипотечным займам на сумму 135,6 млн.тенге в счет частичного погашения задолженности по ипотечным облигациям АО «Валют-Транзит Банк». В июле 2010 года на счет АО «Цесна-Капитал» была перечислена сумма в размере 29,9 млн.тенге в счет частичного погашения задолженности по ипотечным облигациям АО «Валют-Транзит Банк» (денежные средства, поступившие в Банк от погашения ипотечных займов за период работы ликвидкомиссии).
Письмом от 15.11.2010 года АФН были утверждены изменения в Реестр требований кредиторов в части включения в 8-ую очередь прав требований представителя держателей ипотечных облигаций АО «Цесна-Капитал» в сумме 1.318.573.895 тенге.
Таким образом, в соответствии с имеющимися в материалах уголовного дела документами, по состоянию на дату возбуждения в отношении нее уголовного дела все имевшееся обеспечения по ипотечным облигациям на начало ликвидации банка, передано их представителю — АО «Цесна-Капитал». Вся остальная часть задолженности в соответствии с действующим Правилами принудительной ликвидации банков (п.89-1, подпункт 6) была поставлена в Реестр требований кредиторов ликвидируемого Банка.
С учетом того, что она была председателем ликвидационной комиссии с 15 октября 2007 года до 25 марта 2010 года, ни в период до утверждения промежуточного баланса (то есть до 20.09.07 года), ни в период постановки представителя держателей ипотечных облигаций АО «Цесна-Капитал» в 8-ую очередь (ноябрь 2010 года) она председателем ликвидационной комиссии АО «Валют-Транзит банк» не была.
В качестве заместителя председателя ликвидационной комиссии она не занималась проблемой держателей ипотечных облигаций. В связи с чем к основным претензиям держателей ипотечных облигаций по непередаче им залогового обеспечения по ипотечным облигациям до утверждения промбаланса и постановке основной части задолженности в 8-ую очередь Реестра требований кредиторов банка, она отношения не имеет.
Далее подсудимая показала, что в соответствии с обвинительным заключением (посл. абзац, стр.5) ее действиями по переносу задолженности по четырем кредитам, якобы существенно нарушены права и законные интересы вкладчиков банка и нанесен тяжкий материальный вред держателям ипотечных облигаций, а именно:
АО «НПФ БТА Казахстан» на сумму 237,3 млн. тенге, АО СК «Евразия» на сумму 29,7 млн.тенге, АО «Евразийский НПФ» на сумму 372,5 млн.тенге, АО «ПНФ Атамекен» на сумму 525,8 млн. тенге, АО «ФРП Даму» на сумму 184,5 млн.тенге, АО «НПФ Аманат Казахстан» на сумму 138 млн.тенге, всего – 1. 487 млн.тенге.
Поясняет, что от переноса задолженности на внебалансовый счет вообще невозможно нанести кому-либо ущерб.
Гражданские иски держателей ипотечных облигаций предъявлены не в ее адрес, а в адрес ликвидационной комиссии.
По существу предъявленных исков держатели ипотечных облигаций не имеют претензий к ее каким-либо действиям.
В соответствии с обвинительным заключением, она, будучи председателем ликвидационной комиссии, в нарушение Закона «О банках и банковской деятельности в РК», с целью извлечения дохода в особо крупном размере заключила договора с ТОО «Люкс отель Грация» и ТОО «Тринидад» на проведение инвентаризации и оказание юридических услуг. На основании этих договоров на счет ликвидационной комиссии поступило 51,3 млн.тенге.
Кроме того, в период времени с 2008 по март 2010 года заключила незаконные договора и представляла в аренду принадлежащие банку помещения.
Не отрицает, что ликвидационная комиссия в ее лице заключила договора со своими дочерними предприятиями ТОО «Люкс Отель Грация» и ТОО «Тринидад» на оказание услуг и ликвидационная комиссия в ее лице сдавала в аренду объекты недвижимости. Считает, что при этом она не нарушала закон. Это были обычные гражданско-правовые сделки, и они были экономически целесообразны.
100%-ные доли в уставном капитале ТОО «Люкс Отель Грация» и ТОО «Тринидад» были приняты в ликвидационную массу во время ликвидации. У данных ТОО имелись гостиницы: у ТОО «Тринидад» — «Созвездие» и «Меридиан»; у ТОО «Люкс Отель Грация» — «Люкс Отель Грация». Соответственно сохранение имущества данных ТОО до передачи их ликвидационную комиссию и включения в план реализации – это была ответственность ликвидационной комиссии.
Ликвидационная комиссия проанализировала объем работы по данным ТОО. Это была работа, связанная с восстановлением учета, с восстановлением правоустанавливающих документов, с проблемами ликвидации данных ТОО, с контролем за сохранностью данного имущества, с взаимодействием с арендаторами и с другими хозяйственными проблемами. Работа была разноплановая, но, в то же время не носила регулярного характера.
Поэтому ею в целях экономии затрат на содержание штата сотрудников данных ТОО было принято решение о заключении с ними договоров на оказание услуг.
Все решения по ТОО принимались ею по согласованию с Кудрявцевым В. – директором ТОО, а вся необходимая работа выполнялась всеми сотрудниками ликвидационной комиссии в качестве дополнительной нагрузки. Она старалась распределять работу с учетом загруженности работой отдельных сотрудников.
Заключение данных договоров было экономически целесообразно и эффективно. Выполняя всю возникающую работу по ТОО, ликвидационная комиссия максимально экономила на затратах по содержанию данных ТОО и в то же время пополняла ликвидационную массу денежными средствами.
Далее подсудимая пояснила, что сдача объектов в аренду связана была со слабой реализацией объектов из-за общего кризиса рынка недвижимости, а также проблемами правоустанавливающих документов на объекты недвижимости АО «Валют-Транзит Банк». Ликвидационная комиссия никогда не утаивала данный факт: ежемесячно суммы получаемых денег от аренды помещений озвучивались на встречах с вкладчиками, данная информация вывешивалась для обзора в офисах, как головного банка, так и региональных подразделений. Получаемые суммы от аренды помещений отражались в отчетности, сдаваемой в Агентство финансового надзора. За время ее руководства ликвидационным процессом ни одного предписания по этому поводу с Агентства финансового надзора не поступало. Наоборот, при каждом разговоре по данному факту Агентство нацеливало на более активную сдачу помещений в аренду. Сдача объектов в аренду помещений не приостанавливала мероприятия по их реализации. По объектам, которые были включены в план реализации ликвидируемого банка, сдача в аренду недвижимости производилась с одномоментным выставлением их на торги; по тем объектам, по которым восстанавливались документы, и они еще не были включены в план реализации банка, сдача их в аренду также не могла тормозить срокам их продажи. В соответствии с условиями заключавшихся договоров аренды предусматривалось их досрочное расторжение в случае реализации сданного в аренду объекта с торгов. Вопрос о сдаче в аренду имущества был согласован с уполномоченным органом и комитетом кредиторов. При этом ликвидационная комиссия не нарушала законодательства. Наоборот, сдача в аренду помещений прямо отвечала задаче расчетов с кредиторами банка, так как сокращала расходы по ликвидации банка путем переноса бремени несения затрат по содержанию помещений на арендаторов и позволяла увеличивать ликвидационную массу.
Действительно, в соответствии с пунктом 1 статьи 8 Закона Республики Казахстан «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан», банком запрещается осуществление операций и сделок в качестве предпринимательской деятельности, не относящихся к банковской деятельности. Однако, в соответствии с пунктом 2 статьи 1 этого же Закона «официальный статус банка определяется государственной регистрацией юридического лица в качестве банка в органах юстиции и наличием лицензии уполномоченного органа по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (далее — уполномоченный орган) на проведение банковских операций. Учитывая, что у АО «Валют Транзит Банк» лицензия отозвана – применение нормы статьи 8 вышеназванного Закона к действиям ликвидационной комиссии ликвидируемого Банка несостоятельно.
В соответствии с заключением специалиста Национального Банка РК Елеукенова Д.Д., его мнение о том, что на банк, находящийся на стадии ликвидации, распространяются все нормы законодательства действующего банка, основывается на части второй пункта 1 статьи 35 ГК РК. Так он в своем заключении от 05 апреля 2011 года пишет, что «согласно части второй пункта 1 статьи 35 ГК РК (общая часть) от 27 декабря 1994 года в случаях, предусмотренных законодательными актами, для юридических лиц, осуществляющих определенные виды деятельности, может быть исключена или ограничена возможность заниматься другой деятельностью.
В отличие от юридических лиц с общей правоспособностью финансовые организации относятся именно к таким юридическим лицам, которым запрещено заниматься другой деятельностью, не относящейся к деятельности, для осуществления которой они созданы (юридические лица со специальной правоспособностью)».


Запись опубликована в рубрике Судебные акты с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *