Санкционирование постановлений судебных исполнителей

Санкционирование постановлений судебных исполнителей производится в порядке, предусмотренном ст. 240-7 Гражданского процессуального кодекса РК (далее — ГПК) и Законом РК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» (далее — Закон).

Исполнение судебных актов представляет заключительную стадию гражданского судопроизводства и определяет эффективность правосудия. В действующее законодательство об исполнительном производстве законодателем внесены существенные изменения и дополнения, которые значительно способствуют неукоснительному исполнению судебных актов, что прямо указано в Конституции РК и отражено в ст. 21 ГПК. Вместе с этим суды предъявляют специальные требования к соблюдению законности в рамках исполнительного производства.

Согласно ст. 240-7 ГПК в установленных законом случаях судебный исполнитель выносит постановление о производстве исполнительных действий, подлежащих санкционированию судом. В постановлении должны быть изложены мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в принятии санкционируемых действий. Постановление судебного исполнителя должно быть рассмотрено судом в день поступления материалов в суд.

Здесь хотелось бы отметить, что по статистическим данным суда г. Актобе, количество материалов по санкционированию, поступающих в суд, из года в год увеличивается в два раза. Это можно связать и с возросшей численностью частных судебных исполнителей в несколько раз, поскольку большинство исполнительных действий производится частными судебными исполнителями с санкции суда.

Одним из грубых нарушений является то, что судебные исполнители для санкционирования зачастую направляют в суды материалы с неподписанными постановлениями о возбуждении исполнительных производств, тогда как меры обеспечения исполнения исполнительного документа могут приниматься по возбужденному исполнительному производству. Также судами проверяется соблюдение требований ст. 10 Закона, предъявляемых к содержанию и форме составления постановления.

В соответствии со ст. 32 Закона частный судебный исполнитель принимает меры по обеспечению исполнения исполнительных документов с санкции суда, получаемой в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. В большинстве случаев постановление о принятии мер обеспечения исполнения исполнительного документа включает следующее: наложение ареста на денежные средства на расчетных счетах должника, арест на имущество должника, запрещение должнику совершать определенные действия, ограничение на выезд должника либо руководителя юридического лица. Частными судебными исполнителями налагается запрет менять место проживания без письменного извещения судебного исполнителя, пользоваться банковскими счетами, оплачивать и получать какие-либо государственные услуги, не исполнив исполнительный документ, регистрироваться в государственной базе юридических лиц в качестве руководителя юридического лица, регистрироваться в качестве участника (учредителя) юридического лица, а также в качестве индивидуального предпринимателя. Такие требования не обеспечивают исполнение судебных актов, нарушают права должников.

Следует иметь в виду, что судебный исполнитель должен исходить из того, что мера, принимаемая им, должна обеспечивать исполнение исполнительного документа. В ином случае в постановлении должна быть указана мотивированная необходимость в принятии нескольких мер обеспечения исполнения.

В ст. 55 Закона предусмотрено, что обращение взыскания на имущество частным судебным исполнителем осуществляется с санкции суда, получаемой в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.

Судом апелляционной инстанции отменены санкционирования суда постановлений частных судебных исполнителей о наложении ареста и обращении взыскания на имущество. Апелляционная инстанция указала, что данные действия являются отдельными исполнительскими действиями, предполагающими различный порядок разрешения в судебном порядке. Так, обращение взыскания на заложенное имущество производится определением суда по представлению судебного исполнителя, наложение ареста на имущество производится постановлением судебного исполнителя, санкционированным судом.

Вместе с этим судами правильно отказывается в санкционировании постановления судебного исполнителя об обращении взыскания на заложенное имущество, когда с таким заявлением обращается к судебному исполнителю банк, являющийся и взыскателем, и залогодержателем. Думается, такой подход верный, поскольку Конституция РК гарантирует защиту имущественных прав граждан, в том числе никто не может быть лишен жилища, кроме как по решению суда. Эта гарантия защиты прав граждан обеспечивается судом при вынесении судебного акта с заслушиванием сторон исполнительного производства, исследованием доказательств, открытостью и прозрачностью данного действия.

Также суды правомерно отказывают в санкционировании постановлений судебных исполнителей в обращении взыскания на имущество должника, чья доля в имуществе не определена, чем защищаются права сособственника в имуществе, например право преимущественной покупки доли должника в общем имуществе.

В силу требования ст. 33 Закона подлежит санкционированию судом постановление судебного исполнителя о временном ограничении на выезд физического лица, должностного лица (исполняющего обязанности) юридического лица, являющегося должником, из Республики Казахстан. Также подлежит санкционированию постановление судебного исполнителя о приостановлении временного ограничения на выезд физического лица. Так, в соответствии с указанной нормой при неисполнении физическим лицом, должностным лицом (исполняющим обязанности) юридического лица, являющегося должником, в установленный срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, судебный исполнитель вправе, а по заявлению взыскателя обязан вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Республики Казахстан. Стало быть, должнику должно быть известно о возбужденном исполнительном производстве либо необходимо наличие заявления взыскателя с ходатайством о наложении данного ограничения. Думается, что в данной норме должно быть предусмотрено в качестве исключения наложение данного ограничения в отношении должника по исполнительным документам в доход государства, поскольку интересы государства косвенным образом ущемляются.

Частные судебные исполнители нередко обращаются в суд за санкцией отмены запретов на выезд должника за пределы республики, хотя в ст. 10Закона указано, что отмена постановления частного судебного исполнителя производится самим частным судебным исполнителем, в том числе на основании акта суда или протеста прокурора.

Поскольку с момента санкционирования судом постановлений судебных исполнителей данный акт приобретает силу судебного акта, а согласно ст. 7Закона исполнение исполнительных документов возлагается на судебных исполнителей и никто не вправе вмешиваться в служебную деятельность судебного исполнителя, считаем, что все постановления судебного исполнителя должны утверждаться непосредственными руководителями территориальных отделов и региональной коллегии частных судебных исполнителей, на которых в соответствии со ст. 134 и 162Закона возложена обязанность по осуществлению профессионального контроля за соблюдением законодательства Республики Казахстан об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей при совершении исполнительных действий. Однако сегодня данные нормы носят декларативный характер, тогда как деятельность судебных исполнителей передана в ведомство органов юстиции на местах, которые вполне состоятельны осуществлять подобную работу.

Судебный контроль за совершением исполнительных действий судебными исполнителями должен производиться не иначе, как в порядке ст. 240-5ГПК. В ином случае суды, санкционируя исполнительные действия судебных исполнителей, становятся невольными участниками исполнения исполнительного документа. По этим основаниям заявляются отводы судьям по делам, рассматриваемым в порядке ст. 240-5 ГПК: якобы судья заинтересован «поддержать свою санкцию». Таким образом, в настоящее время ответственность за принятие процессуальных документов в рамках исполнительного производства фактически возложена на суды, хотя последние изменения в Закон придали больше полномочий судебным исполнителям, что также закреплено в административном и уголовном законодательстве.

Представления судебных исполнителей рассматриваются судом в 10-дневный срок. Затруднение вызывает извещение надлежащим образом участников процесса о времени и месте судебного заседания. Обычно по спорным исполнительным производствам вышестоящей инстанцией отменяются определения суда по основаниям ненадлежащего извещения сторон, впоследствии ставятся под сомнение все вытекающие исполнительные действия судебного исполнителя, которые произведены на основании отмененного определения суда как правовое последствие.

В суде г. Актобе Актюбинской области также наблюдается резкое увеличение внесений представлений судебных исполнителей, что связано с внесением изменений в ст. 125 Закона, в котором указано, что в случае несвоевременного исполнения должником требований исполнительного документа имущественного характера судебный исполнитель с момента прекращения исполнительного производства обращается с представлением в суд о взыскании с должника пени в доход взыскателя в размере 0,1 процента от суммы взыскания или стоимости имущества, подлежащего передаче, за каждый день просрочки с момента возбуждения исполнительного производства. Однако понимая, что данная норма направлена на укрепление исполнимости судебных актов, считаем, что необходимо внести изменение в данную статью следующего характера. Так, в ст. 11 Закона законодатель четко различает виды исполнительных документов, выданных на основании судебных актов в части имущественных взысканий и при исполнении постановлений в административном производстве. Тогда следует считать, что представления о взыскании по исполнительным документам на основании постановлений органов, налагающих административные взыскания, не подлежат внесению в суд порядке ст. 125 Закона. Поэтому необходимо исключить обращения в суд с представлением о взыскании пени по исполнительным документам, касающиеся взыскания государственной пошлины, поскольку законодатель отнес это взыскание к судебным расходам. Таким образом, рассмотрение представления судебного исполнителя о взыскании с должника в доход государства либо в пользу акционерного общества пени в 1 тенге понуждает суды к неоправданным административным расходам и издержкам по извещению сторон, изготовлению процессуальных документов и направлению сторонам определения суда, а также по исполнению исполнительного документа, что представляется нецелесообразным, тогда как в силу требований ст. 6ГПК суд обязан разрешать вопросы, исходя из критерия справедливости и разумности. Здесь можно предложить, чтобы данная пеня взыскивалась на основании постановления судебного исполнителя (даже нет необходимости в санкции суда, так как эта статья изложена в императивной форме, ст. 297ГПК РК не применима), наряду с взыскиваемой исполнительской санкцией и расходами частного судебного исполнителя по исполнению. Хотя вменение это в обязанность судебного исполнителя противоречит основным принципам гражданских правоотношений, потому как данное право должно сохраняться лишь за взыскателем.

Правильной видится передача функции санкционирования постановлений судебных исполнителей в ведение органов юстиции, не связывая суды с «одобрением» по исполнительским действиям, законность проведения которых четко прописана законодательством об исполнительном производстве.

Садыкова Айнур Жалгасовна — судья Суда г. Актобе

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

One Response to Санкционирование постановлений судебных исполнителей

  1. Мерей пишет:

    Почему в феврале 2016г. ссылки еще на утративший силу ГПК РК ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *