Вопросы и ответы по уголовным делам об экологических преступлениях — Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике

1. Как часто рассматриваются судами дела об экологических преступлениях?

Согласно данным сводной базы статистических отчетов ЕАИАС в 2014 году на рассмотрение в суды первой инстанции поступило 319 уголовных дел об экологических преступлениях, окончено 314 дел в отношении 360 лиц. В разрезе регионов в судах Атырауской области — 90 дел, Кызылординской области — 47 дел и Алматинской области — 45 дел.

Незначительное количество дел рассмотрено судами Павлодарской, Карагандинской областей и г. Алматы (по 2 дела).

Судами города Астаны и военными судами дела об экологических преступлениях не рассматривались.

2. Какие наказания на практике назначаются осужденным по делам об экологических преступлениях?

В2014 году из 360 лиц осужденных лиц:

— к лишению свободы осуждены 8 лиц или 2,5% от общего числа осужденных. Так в Северо-Казахстанской области — 4 лица, в Актюбинской области — 2, Акмолинской и Западно-Казахстанской областях — по 1 лицу;

В основном по делам об экологических преступлениях судами применяются наказания не связанные с лишением свободы.

3. Какой ущерб наносится окружающей природе нарушением экологического законодательства и как возмещается ущерб при совершении экологического преступления?

Требование о возмещении материального ущерба, причиненного преступлениями, связанными с нарушением экологического законодательства, разрешается судом при условии предъявления соответствующего иска. Причиненный нарушителем экологический вред исчисляется и подлежит возмещению виновным лицом в полном объеме, независимо от того, причинен ли вред в результате умышленных действий (бездействия) или по неосторожности, в соответствии с нормами Гражданского кодекса, статьями 321, 322 Экологического кодекса, постановлениями Правительства № 1140 от 4 сентября 2001 года «Об утверждении размеров возмещения вреда, причиненного нарушением законодательства об охране, воспроизводстве и использовании животного мира» и от 31 мая 2007 года № 441 «Об утверждении базовых ставок для исчисления размеров вреда, причиненного нарушением лесного законодательства Республики Казахстан» на основании такс и методик исчисления размера ущерба, указанных в нормативных правовых актах, действовавших на момент причинения вреда, а при их отсутствии — по фактическим затратам на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков.

В целом суды правильно разрешают вопросы возмещения ущерба (гражданского иска) при рассмотрении дел указанной категории.

Так, приговором Зыряновского районного суда Восточно-Казахстанской области от 14 августа 2014 года, гражданский иск РГУ «Восточно-Казахстанская областная территориальная инспекция лесного и охотничьего хозяйства» — удовлетворен. С осужденного П., признанного виновным в незаконной охоте и добыче двух особей оленей, взыскано 692 400 тенге и госпошлина 6 924 тенге в доход государства.

Приговором Сандыктауского районного суда Акмолинской области от 18 марта 2014 года осуждены Ч. и Л. по части 3 статьи 288 УК к 2 годам лишения свободы каждый условно с применением статьи 63 УК с испытательным сроком на один год, с установлением пробационного контроля и конфискацией снегохода марки «Р», как орудия преступления в доход государства, с уничтожением двух охотничьих ружей и трех туш косуль.

Согласно приговору Ч. и Л. с группой лиц по предварительному сговору, без соответствующего разрешения, с использованием снегохода, совершили незаконный отстрел трех косуль, причинив государству крупный ущерб в размере 550 600 тенге, который взыскан в доход государства.

Также приговором Астраханского районного суда Акмолинской области от 6 мая 2014 года осуждены П. и Б. по пункту «в» части 2 статьи 291 УК к штрафу в размере 200 МРП каждый на сумму 370 000 тенге, с конфискацией автомашины «Мицубиси-Делика» и других средств совершения преступления.

Приговором суда они признаны виновными в самовольной вырубке хвойного молодняка до степени прекращения роста на землях государственного лесного фонда лесного хозяйства КГУ «Красноборское учреждение лесного хозяйства управления природных ресурсов и регулирования природопользования Акмолинской области», в количестве 55 штук, каждый стоимостью 25 956 тенге, с причинением тем самым материального ущерба на общую сумму в 1 428 075 тенге, который взыскан с осужденных.

 

4. Часто ли совершаются преступления с применением орудий и на транспорте, которые признаются предметами и устройствами с помощью которых незаконно совершается отстрел зверей, лов рыб, порубка деревьев и др., как разрешается их судьба?

Судьба вещественных доказательств по делам об экологических преступлениях разрешается в соответствии с пунктом 4 части 3 статьи 121 УПК, то есть они обращаются в доход государства.

Согласно Инструкции «О порядке изъятия, учета, хранения, передачи и уничтожения вещественных доказательств, документов по уголовным делам, гражданским делам и делам об административных правонарушениях судом, органами прокуратуры, предварительного следствия, дознания и судебной экспертизы», утвержденной совместными приказами МЮ, ГП, КНБ, МФ, МВД, КПСА ВС за № 658 от 30 декабря 1998 года — деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат обращению в доход государства, остальные вещи выдаются законным владельцам, а при не установлении последних, переходят в собственность государства.

Согласно пункту 26 нормативного постановления Верховного Суда № 1 от 18 июня 2004 года «О применении судами законодательства об ответственности за некоторые экологические преступления» предметы и устройства, орудия, с помощью которых незаконно совершался отстрел зверей, лов рыб, порубка деревьев и другие, а также использовавшиеся при этом транспортные и плавучие средства, должны признаваться вещественными доказательствами и как орудия преступления, в соответствии со статьей 121 УПК, подлежат конфискации в доход государства или передаются в соответствующие учреждения определенным лицам, а в случае непригодности — уничтожению.

Например: приговором Каратальского районного суда Алматинской области от 17 октября 2014 года в отношении Е. по части 1 статьи 287 УК, вещественные доказательства: рыба, а именно: 14 особей рыбы вида — карась; 7 особей рыбы вида — сом обыкновенный; 8 особей рыбы вида — жерех и 20 особей вида — сазан — конфискованы в доход государства.

Вещественные доказательства: аккумулятор черного цвета, мощностью 12 вольт, электронный прибор черного цвета с проводами синего и черного цветов, а также сачок, упакованные в пакет № 6; резиновая лодка марки «Уфинка», зеленого цвета; резиновые сапоги — 2 пары; 4 удочки, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств Каратальского РОВД — также конфискованы.

Есть факты, когда отдельными судами допускаются ошибки при разрешении судьбы вещественных доказательств.

Так, по делу И., Т., С, А. (Северо-Казахстанская область) следователем М. грузовой автомобиль марки «ЗИЛ ММЗ-4502» признан вещественным доказательством. В протоколе упрощенного досудебного производства при описании обстоятельств преступного деяния указано о том, что данное транспортное средство было использовано при совершении преступления.

Суд, разрешая судьбу транспортного средства, признал возможным возвратить автомашину его владельцу — И., мотивируя принятое решение принятием подсудимым мер к полному возмещению причиненного материального ущерба, а также запретом, предусмотренном законом, на применение конфискации имущества при условном осуждении.

Вместе с тем, судом не были учтены разъяснения, содержащиеся в пункте 26 вышеназванного нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан (предметы и устройства, орудия, с помощью которых незаконно совершался отстрел зверей, лов рыб, порубка деревьев, а также использовавшиеся при этом транспортные и плавучие средства должны признаваться вещественными доказательствами и как орудия преступления подлежат конфискации в доход государства).

 

5. Как часто по делам данной категории дела прекращаются и почему?

Согласно данным базы ЕАИАС в 2014 году из 314 оконченных дел, прекращено 45 дел или 14,3%.

Основанием для прекращения дел об экологических преступлениях явились Закон Республики Казахстан «Об амнистии в связи с двадцатилетием государственной независимости Республики Казахстан» от 28 декабря 2011 года № 521-IV (далее — Закон об амнистии) и применение статьи 67 УК (примирение сторон).

 

6. Как часто при рассмотрении дел встречаются факты, когда органами предварительного следствия нарушаются нормы закона и как на них реагируют суды?

По фактам обнаружения недостатков, допущенных органами предварительного следствия, судами выносились частные постановления.

Согласно разъяснениям пункта 7 нормативного постановления Верховного Суда за № 11 от 19 декабря 2003 года «О практике вынесения судами частных постановлений по уголовным делам», частное постановление не должно содержать общие формулировки и фразы. В нем указывается конкретное нарушение закона, лица, их допустившие, выявленные судом причины и условия, способствовавшие совершению правонарушения, также доказательства, на которых основаны выводы суда.

Частное постановление должно быть законным, обоснованным и постановлено на всесторонне, полно и объективно исследованных обстоятельствах дела, так как в соответствии с частью 6 статьи 387 УПК оно является обязывающим документом, влекущим правовые последствия.

Суды в основном правильно выносили частные постановления на выявленные нарушения, допущенные в досудебном производстве.

Районный суд № 2 Тайыншинского района Северо-Казахстанской области 15 июля 2014 года вынес частное постановление в адрес начальника следственного управления Департамента внутренних дел по Северо-Казахстанской области и прокурора Аккайынского района.

Основанием для вынесения частного постановления послужило то обстоятельство, что сотрудниками полиции вместо осмотра места происшествия фактически был произведен обыск. Нарушение органом уголовного преследования требований уголовно-процессуального закона повлекло за собой признание таких доказательств, как протокол осмотра места происшествия, предметы, изъятые при осмотре, заключение судебно-биологической экспертизы, которые в соответствии со статьей 116 УПК недопустимы.

По этому же делу 30 сентября 2014 года апелляционной судебной коллегией по уголовным делам Северо-Казахстанского областного суда вынесено частное постановление в адрес прокурора Северо-Казахстанской области, в котором обращено его внимание на ненадлежащее выполнение прокурором Аккайынского района возложенных на него обязанностей по надзору за следствием и при изучении данного дела, поступившего в прокуратуру с обвинительным заключением.

Основанием для вынесения частного постановления послужило то обстоятельство, что старшим следователем СО Аккайынского РОВД К. не был разрешен вопрос о судьбе автомобиля — внедорожника «TOYOTA PRADO» и прицепа для транспортировки снегохода. По мнению апелляционной коллегии, внедорожник и прицеп являлись необходимым вспомогательным условием и средством для производства незаконной охоты, в связи с чем следователь обязан был разрешить вопрос о судьбе внедорожника и прицепа в порядке, предусмотренном статьей 121 УПК.

Выявленные апелляционной инстанцией нарушения уголовно-процессуального закона были оставлены без внимания прокурором района при предании обвиняемых суду, на что было указано в частном постановлении.

Вынесение частных постановлений оказывает положительное влияние на совершенствование деятельности органов дознания и предварительного расследования, прокурорского надзора, способствует формированию уважительного отношения к праву, предупреждению преступлений и правонарушений.

 

7. Как часто данная категория дел рассматривается в вышестоящих инстанциях, какие нарушения допускаются судьями и как они исправляются?

Согласно данным сводной базы статотчетов ЕАИАС за 2014 год в апелляционном порядке обжалованы и опротестованы приговоры в отношении 8 163 лиц, из них по экологическим преступлениям в отношении 17 лиц или 0,2% от всех обжалованных и опротестованных, что свидетельствует о надлежащем качестве рассмотрения этих дел.

По результатам рассмотрения отменено 2 приговора.

За 2014 год в кассационном порядке обжалованы и опротестованы приговоры в отношении 7 446 лиц, из них по экологическим преступлениям в отношении 10 лиц или 0,1% от всех обжалованных и опротестованных. По итогам рассмотрения отменено 2 и изменено 3 приговора.

В апелляционном порядке рассмотрено 2 дела.

Так, постановлением Павлодарского районного суда от 11.11.2014 г. X. на основании части 2 статьи 76 УК и статьи 4 Закона «Об амнистии в связи с двадцатилетием государственной независимости Республики Казахстан» от 28 декабря 2011 г. освобожден от уголовной ответственности по статье 290 УК.

Уголовное дело по обвинению X. прекращено.

Иск прокурора Павлодарского района в интересах государства к X. о взыскании материального ущерба в размере 467 200 тенге оставлен без рассмотрения.

Органом уголовного преследования X. предъявлено обвинение в том, что он в середине 2008 г. около 20 часов, находясь на территории реки Иртыш возле с. Заря Павлодарского района, умышленно, самовольно без надлежащего на то разрешения, незаконным путем добыл редкую водоплавающую птицу породы «кудрявый пеликан», занесенную в Красную книгу Республики Казахстан, причинив тем самым вред государству.

При апелляционном рассмотрении дела 24 декабря 2014 г. по частной жалобе представителя потерпевшего ГУ «Павлодарская областная территориальная инспекция лесного и охотничьего хозяйства» апелляционная инстанция указала, что по данному уголовному делу упрощенное досудебное производство проведено незаконно по следующим основаниям.

В силу ст. 190-1 УПК упрощенное досудебное производство по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, а также тяжких преступлениях осуществляется в случаях, если собранными доказательствами установлены факты преступления и совершившее его лицо, которое признает свою вину, не оспаривает доказательства, характер и размер причиненного вреда, по общим правилам УПК за изъятиями, установленными статьями соответствующей главы УПК.

Между тем органом дознания, которым окончено упрощенное досудебное производство по данному делу, не установлено место, время и событие преступления.

Указывая временем совершения середину сентября 2008 г., орган дознания исходил лишь из объяснения X., при этом никаких действий по установлению места, времени и события преступления не производил, что является неправильным и не соответствует требованиям закона. Согласно статье 24 УПК суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных для правильного разрешения дела.

Проведение по данному делу упрощенного досудебного производства незаконно также ввиду того, что X. оспаривает характер и размер причиненного вреда, оцененного самим органом дознания в 467 200 тенге.

Кроме того, органом дознания не приняты необходимые и достаточные меры к установлению и привлечению к ответственности лица, которое вместе с X. принимало участие в незаконном обращении с редким и находящимся под угрозой исчезновения видом птицы, в связи с чем и по данному основанию проведение по делу упрощенного досудебного производства является также незаконным, поскольку согласно части 2статьи 190-1 УПК упрощенный порядок досудебного производства не применяется в случае непризнания своей вины хотя бы одним из соучастников.

При таких обстоятельствах, апелляционная судебная коллегия пришла к выводу, что постановление суда 1-й инстанции о прекращении уголовного дела по обвинению X. по статье 290 УК, применение к нему акта амнистии с освобождением от уголовной ответственности и оставление иска прокурора без рассмотрения подлежит отмене, уголовное дело — направлению для производства предварительного следствия. Поскольку частью 10 статьи 285 УПК установлено, что дознание по делам о преступлениях, указанных в настоящей статье, то есть и по статье 290 УК производится, когда известно лицо, подозреваемое в совершении преступления, а по данному делу лицо, которое вместе с X. принимало участие в незаконном обращении с редким и находящимся под угрозой исчезновения видом птицы, не установлено.

Также коллегией обращено внимание на то, что при разрешении ходатайства прокурора о направлении данного уголовного дела на предварительное следствие судом первой инстанции допущено нарушение закона, а именно: в материалах дела имеется постановление суда от 11 ноября 2014 года об оставлении без удовлетворения ходатайства прокурора о направлении данного уголовного дела на предварительное следствие, тогда как в протоколе главного судебного разбирательства от 11 ноября 2014 года не указано об удалении судьи в совещательную комнату и вынесении указанного постановления. Напротив, на листе дела № 22 т. 2 отражено, что «выслушав участников процесса, председательствующий, совещаясь на месте, постановил в удовлетворении ходатайства прокурора отказать».

Поэтому судебная коллегия пришла к выводу, что при наличии таких существенных противоречий в двух судебных документах, подписанных одним и тем же судьей, нельзя признать, что судом первой инстанции принято законное решение по ходатайству прокурора.

К настоящему времени уголовное дело после проведения дополнительных следственных действий повторно в суд не поступило.

В кассационном порядке рассмотрено 5 дел.

Основными причинами изменений судебных актов является неправильное применение уголовного закона.

Так, на новое рассмотрение направлен приговор Панфиловского районного суда Алматинской области от 27 августа 2014 года в отношении Т. и Н., осужденных по пунктам «в, д» части 2 статьи 287 УК.

Доводы стороны защиты о том, что рыболовная сеть не принадлежит Н. и Т., что лов рыбы ими осуществлялся не в местах запрета и нереста, не были надлежащим образом проверены судом 1-й инстанции. Кроме этого, судом не дана оценка тому, является ли причиненный ущерб значительным и является ли способ вылова рыбы Т. и Н. массовым истреблением рыбы.

Из материалов дела усматривается, что стороной обвинения не были представлены и судом не были истребованы схемы, определяющие места запрета вылова рыбы и места нереста. Суд ограничился допросом специалистов С. и У, которые пояснили, что возможно такая схема есть в управлении рыбного хозяйства, но у них — не имеется.

Из постановления Правительства № 303 от 7 марта 2012 года «О введении ограничений и запретов на пользование рыбными ресурсами и другими животными, их частей и дериватов, установлении мест и сроков их пользования» следует, что введены ограничения и запрет на вылов рыбы на реке Или от устья реки Шарын до государственной границы с КНР.

Однако, входит ли в указанный участок место, где осуществлялась ловля рыбы осужденными, а именно, озеро Усек и приток реки Омба, документально ничем не подтверждено. В этой части суд взял за основу только показания специалистов, не подтвержденные никакими документами.

Между тем, выяснение данного вопроса имеет существенное значение для установления виновности или невиновности Т. и Н.

Не проверены судом также доводы о принадлежности изъятой рыболовной сети другим лицам.

Судом не дана оценка наличию по данному делу двух различных по содержанию обвинительных заключений, на что указывают в своей жалобе осужденные. Так, в обвинительном заключении, врученном обвиняемым, не указано о причинении ущерба государству, а в обвинительном заключении имеющимся в деле, сделана ссылка на причинение ущерба.

При таких обстоятельствах, кассационная коллегия пришла к выводу, что состоявшийся по делу приговор подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд 1-й инстанции в ином составе. При новом рассмотрении указанное дело отправлено для проведения дополнительного расследования, в суд повторно не поступило.

8. Рассматриваются ли дела об экологических преступлениях в надзорной инстанции?

В 2014 году надзорной коллегией Верховного Суда по существу рассмотрено 1 дело об экологических преступлениях.

9. Какие проблемные вопросы имеются в судебной практике по делам об экологических преступлениях?

При рассмотрении уголовных дел об экологических преступлениях, суды в основном правильно применяют уголовный закон при вынесении решений.

Проблемные вопросы правоприменительной практики основывались на законодательстве, действующем до 1 января 2015 года.

В частности, имела место конкуренция норм части 1 статьи 288 УК и части 2 статьи 298 КоАП. Однако в действующем с 1 января 2015 года уголовном и административном законодательстве противоречия в этой части устранены.

Одним из проблемных вопросов, неоднозначно решаемых в судебной практике, является судьба транспортных средств, оружия, используемые для незаконной охоты, но принадлежащие лицам, не принимавшим участия в преступных действиях. Указанные предметы признаются орудиями преступления, которые в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона подлежат конфискации в доход государства.

Вместе с тем, при подобном принятии решения нарушается право собственности иных лиц, не виновных в преступных действиях.

Надзорная судебная коллегия
по уголовным делам Верховного Суда

Запись опубликована в рубрике Официальные ответы, Статьи, Судебные акты с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *