Защита права собственности путем освобождения имущества от ареста

Обращение в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста представляет собой специальный предусмотренный законом способ защиты прав лица, не являющегося должником в исполнительном производстве, на имущество которого судебный исполнитель незаконно наложил арест.

Собственник имущества, на которое наложен арест, согласно ст. 9Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее — ГК) имеет право в случае наложения ареста в порядке обеспечительных мер на имущество, не являющееся собственностью должника и не принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста.

При рассмотрении дел данной категории суды руководствуются нормами Конституции Республики Казахстан, ГК РК, Гражданским процессуальным кодексом РК (далее — ГПК), нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан (далее — ВС РК) № 2 от 24 марта 1974 г. «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста», законами Республики Казахстан «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество», «Об ипотеке недвижимого имущества», «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» и другими нормативными актами в зависимости от предмета спора.

Правилами подп. 2) ч. 2 ст. 279 ГПК предусмотрено, что в порядке гражданского судопроизводства не могут быть оспорены индивидуальные правовые акты, в отношении обжалования которых установлен иной судебный порядок.

В соответствии с подп. 1) ст. 247 ГПК производство по делу подлежит прекращению, если дело не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Суд применяет вышеуказанные нормы процессуального права, если фактически оспаривается постановление следователя о наложении ареста на имущество в рамках расследования уголовного дела о преступлениях, санкция которых предусматривает возможность применения альтернативного наказания в виде конфискации имущества.

В таком случае суд, применив правила подпункта 1) ст. 247 ГПК производство по делу прекращает со ссылкой на то, что дело не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Позиция суда правильная и обоснованная, так как такое заявление подлежит рассмотрению в порядке, установленном нормами Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан для обжалования решений должностных лиц органов уголовного преследования.

По данной категории дел значительную часть составляют споры о праве гражданском, связанные с принадлежностью имущества, на которое наложен арест судебным исполнителем в процессе исполнительного производства.

Решением суда города Актобе, оставленным без изменения в апелляционном и кассационном порядке, отказано в удовлетворении иска Кабакова А.Т. к Чуланбаеву У.Д., судебному исполнителю ГУ Департамент по исполнению судебных актов Актюбинской области, третьему лицу Гузову Ю.Г. об освобождении от ареста земельного участка в садоводческом коллективе «Облсельхозуправление», приобретенного им у бывшего собственника Чуланбаева У.Д. по договору купли-продажи.

Отказывая в иске, суд мотивировал решение тем, что согласно п. 1, подп. 2 п. 2 ст. 32 закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» на судебного исполнителя возложена обязанность по принятию мер по обеспечению исполнения исполнительных документов, в том числе наложение ареста на имущество должника.

По исполнительному производству о взыскании с Чуланбаева У.Д. в пользу Гузова Ю.Г. суммы 6 000 000 тенге постановлением судебного исполнителя наложен арест на спорный земельный участок, зарегистрированный за должником. Данное обременение зарегистрировано.

В соответствии с п. 2 ст. 118 ГК и ст. 7Закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации.

В силу подп. 4 п. 1 ст. 31 вышеуказанного Закона наличие обременения исключает государственную регистрацию права или иного объекта государственной регистрации.

Поскольку ко дню обращения истца с заявлением о регистрации права собственности на земельный участок он находился под обременением, то истец право собственности на этот участок не приобрел.

А согласно п. 2 ст. 240-6 ГПК иски об освобождении имущества от ареста могут предъявляться собственниками или лицами, владеющими имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного землепользования либо по иному основанию, предусмотренному законодательными актами или договором.

Хотя истец является добросовестным приобретателем спорного участка, однако отсутствие регистрации права собственности лишает его права на требование освобождения имущества от ареста.

Судами по отдельным делам принимаются решения об освобождении имущества от ареста по искам лиц, не являющихся собственниками.

Так, решением суда г. Актобе, оставленным без изменения в апелляционном и кассационном порядке, иск Бижановой А.Ш. к Мурзагалиевой Ж.К., АО «БТА Банк» «БТА Ипотека», третьему лицу ГУ Департамент по исполнению судебных актов Актюбинской области об освобождении имущества от ареста удовлетворен, недвижимое имущество в виде квартиры, расположенной в г. Актобе по ул. Макаренко, дом 5, кв. 14, освобождено от ареста.

В силу п. 4 нормативного постановления ВС РК от 16 июля 2007 г. «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище» покупатель, не совершивший государственную регистрацию жилища, признается его законным владельцем.

Установлено, что согласно нотариально удостоверенному договору купли-продажи Бижанова А.Ш. приобрела у Мурзагалиевой Ж.К. однокомнатную квартиру за 2 368 000 тенге.

Отчуждение жилья состоялось с разрешения залогодержателя АО «Казкоммерцбанк» и при этом покупателю известно, что залоговое право АО «Казкоммерцбанк» на недвижимость сохраняется.

Удовлетворяя требования заявителя, судебные инстанции пришли к выводу, что договор купли-продажи, заключенный между Бижановой А.Ш. и Мурзагалиевой Ж.К., никем не оспорен, имеет юридическую силу и Бижанова А.Ш. не является лицом, обязанным исполнять обязательства Мурзагалиевой Ж.К.

В обеспечение иска постановлениями государственных судебных исполнителей наложен арест на движимое и недвижимое имущество Мурзагалиевой Ж.К.

Решением суда г. Актобе с Мурзагалиевой Ж.К. в пользу АО «БТА Банк» «БТА Ипотека» взыскано 340 210 тенге задолженности.

По постановлению государственного судебного исполнителя ГУ Департамент по исполнению судебных актов Актюбинской области исполнительное производство о взыскании с Мурзагалиевой Ж.К. в пользу АО «БТА Банк» «БТА Ипотека» 340 210 тенге прекращено в связи с полным погашением задолженности, что не оспаривается представителем АО «БТА Банк» «БТА Ипотека» Таскинбаевым А.А.

При таких данных суды пришли к выводу о необходимости защиты прав истца как лица, владеющего имуществом на законном основании.

Судебная практика по делам об освобождении имущества от ареста, приобретенного третьими лицами по гражданско-правовым сделкам, которое в момент приобретения было свободным от притязаний третьих лиц, однако в момент регистрации прав имело обременение в виде ареста, весьма не однозначна.

Некоторые суды при вынесении решений об удовлетворении иска и освобождении имущества от ареста руководствовались п. 4 нормативного постановления ВС РК «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище», согласно которому право распоряжения жилищем у приобретателя возникает с момента государственной регистрации права собственности. Собственник, совершивший сделку по отчуждению жилища в установленной форме, не вправе впоследствии им распоряжаться, а покупатель, не совершивший государственную регистрацию, признается его законным владельцем.

Вместе с тем имеются решения об отказе в удовлетворении иска на основании того, что согласноч. 3 ст. 236 ГК в случаях, когда недвижимое имущество подлежит государственной регистрации, право собственности на него возникает с момента такой регистрации.

На наш взгляд, одним из основных принципов гражданского законодательства является принцип добросовестности при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участниками оборота. Закон в конкретных случаях ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно.

Между тем практика показала противоречия между «добросовестностью поведения» и «злоупотреблением правом». В вышеприведенных примерах беззащитным является законный владелец (добросовестный приобретатель) перед недобросовестным собственником, который до совершения сделки имел материальные и иные обязательства перед кредитором.

Полагаем, что для формирования единообразной практики необходимо дать разъяснение в нормативном постановлении того, что отсутствие государственной регистрации права собственности не всегда является основанием к оставлению иска добросовестного приобретателя имущества без удовлетворения, что при вынесении решения судам необходимо исходить из принципа добросовестности при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участниками гражданского оборота.

На действия (бездействие) судебного исполнителя при производстве ареста имущества в процессе исполнительного производства либо на отказ в совершении таких действий взыскателем или должником и другими лицами может быть подана жалоба, которая подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном статьей 240-5 ГПК.

Из данной нормы закона следует, что участниками исполнительного производства обжалование действий судебного исполнителя по аресту имущества должно рассматриваться в порядке особого искового производства.

Однако из практики видно, что требования должника нередко рассматриваются в исковом порядке без обжалования самих действий судебного исполнителя. Так, решением суда г. Актобе, оставленным без изменения в апелляционном и кассационном порядке, отказано в удовлетворении иска Уразовой Б.Ж. к частному судебному исполнителю Умаровой Ж.Б. об освобождении имущества от ареста. Установлено, что постановлением государственного судебного исполнителя возбуждено исполнительное производство о взыскании с Уразова Н.Ж., Уразовой Б.Ж. в пользу Байшуакова М.Ж., Байшуаковой Г.Н. суммы в размере 5 587 947 тенге. Должниками уведомление и требование об исполнении исполнительного производства в добровольном порядке не исполнено. Судебным исполнителем в ходе исполнительного производства наложен арест на домовладение должников.

Выводы суда о том, что действия частного судебного исполнителя по наложению ареста на имущество должника соответствует требованиям законодательства и обстоятельствам дела, являются правильными и сомнений не вызывают.

Вместе с тем истец на момент разрешения спора являлся должником по исполнительному производству и согласно нормам Закона РК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» вправе обжаловать действия (бездействие) судебного исполнителя.

В этой связи у судов имеются следующие проблемы и вопросы при рассмотрении дел данной категории.

В связи с внесенными 30 декабря 2011 г. изменениями и дополнениями в нормативное постановление ВС РК «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста» в порядке гражданского судопроизводства защита имущественных прав взыскателя, должника и третьих лиц осуществляется в порядке обжалования действий (бездействия) судебного исполнителя либо в исковом порядке.

На действия (бездействие) судебного исполнителя при производстве ареста имущества взыскателем или должником и другими лицами может быть подана жалоба, которая подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном статьей 240-5 ГПК.

Споры о праве гражданском, связанные с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматриваются в порядке искового производства (ч. 1 ст. 240-6 ГПК)»;

В связи с изложенным возникает вопрос, в каком порядке должны обращаться участники исполнительного производства в случае принятия мер обеспечения исполнения: обжаловать действия судебного исполнителя либо обратиться с иском об освобождении имущества от ареста?

Как показывает практика, правильным является не предъявление иска об освобождении имущества в порядке искового производства, а обжалование должником постановления судебного исполнителя и его действий по наложению ареста. Полагаем, данный вопрос необходимо урегулировать в нормативном постановлении.

Решением суда г. Актобе, оставленным без изменения в апелляционном и кассационном порядке, отказано в удовлетворении иска Мусиной М.Ж. к Кожабаеву А.Б., Кожабаевой А.М., Управлению дорожной полиции ДВД Актюбинской области, Департаменту по исполнению судебных актов Актюбинской области об освобождении имущества от ареста.

Установлено, что приговором суда г. Актобе, Кожабаева А.М. осуждена по п. «б» ст. 177 УК к лишению свободы сроком на 5 лет с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 169 УПК гражданские иски потерпевших удовлетворены, с Кожабаевой А.М. в пользу Жармухановой А.Х. и других взыскан материальный ущерб в общей сумме 33 868 870 тенге.

В ходе исполнения исполнительного документа в части взыскания материального ущерба наложен арест на долю подсудимой Кожабаевой А.М. в общем имуществе, в том числе на автомашину марки «Toyota Land Cruiser» 100 vx, 2005 г. выпуска, государственный номер D 080 LTM, зарегистрированную за супругом подсудимой.

В соответствии со ст. 264 ГК собственник вправе требовать устранения всяких нарушений его права, хотя эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Суды правомерно исходили из того, что истец Мусина М.Ж. не является собственником спорной автомашины.

В соответствии с действующим законодательством сделки по купле-продаже автотранспортных средств подлежат обязательному нотариальному удостоверению. Согласно сведениям уполномоченного органа на момент применения обременения арестованное имущество принадлежало супругу должника. Представленные истцом расписки в получении ответчиком денежных средств за автомашину не соответствуют требованиям допустимости и достоверности доказательств.

В соответствии со ст. 20 ГК гражданин отвечает всем имуществом, принадлежащим на праве личной собственности, праве долевой (общей, совместной) собственности. Арест может быть наложен и на долю должника в уставном капитале юридического лица. Арест может быть наложен на личные имущественные права должника.

Следовательно, оснований для признания истца собственником имущества и для освобождения его от обременения не имеется.

В производстве суда г. Актобе находилось гражданское дело по иску Бектлеуовой С.К. к ГУ Аппарат акима города Актобе, Департаменту по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (ДБЭКП) Актюбинской области об освобождении имущества от ареста.

Решением суда г. Актобе иск удовлетворен, имущество в виде земельного участка, принадлежащего истцу, освобождено от ареста, наложенного постановлением следователя ДБЭКП Актюбинской области.

Установлено, что истец Бектлеуова С.К. является собственником спорного недвижимого имущества.

Согласно п. 2 ст. 42 Земельного кодекса собственники земельных участков или землепользователи осуществляют принадлежащие им права на земельные участки по своему усмотрению, если иное не установлено настоящим Кодексом и законодательными актами республики.

Из постановления следователя ОРКДП СУ ДБЭКП по Актюбинской области следует, что арест на спорный земельный участок наложен на основании ст. 161, 202 УПК.

По содержанию указанных норм уголовно-процессуального законодательства в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества следователь или суд вправе наложить арест на имущество подозреваемых, обвиняемых или лиц, несущих материальную ответственность за их действия.

Из материалов уголовного дела следует, что истец не является подозреваемым, обвиняемым, подсудимым или лицом, обязанным исполнять гражданско-правовые обязательства по приговору суда, и не несет ответственности по его исполнению своим имуществом. Более того, спорное имущество в виде земельного участка не является предметом конфискации, поскольку не принадлежит осужденным.

Единственным основанием для ареста послужило принятие мер по обеспечению иска Акимата г. Актобе о признании сделки недействительной и возврате земельного участка, выбывшего из запасов земель г. Актобе, государству. Однако Акимат г. Актобе с таким иском в суд не обратился, зарегистрированное за истцом право собственности на земельный участок не оспаривается, более того, не определен процессуальный статус истца в уголовном деле, а потому суд принял решение об освобождении имущества от ареста.

Постановлением кассационной судебной коллегии Актю-бинского областного суда отменены судебные акты апелляционной судебной коллегии по гражданским и административным делам с оставлением в силе решения суда г. Актобе по делу по иску Мухангалиева Б.Г. к Налоговому управлению по г. Актобе, Департаменту юстиции Актюбинской области, Департаменту по исполнению судебных актов Актюбинской области, Мухангалиевой М.М., нотариусу Рыскулову Ж.Е. о понуждении зарегистрировать право на недвижимость и освобождении имущества от ареста.

Мухангалиев Б.Г. обратился в суд с иском, мотивируя тем, что на основании нотариально удостоверенного договора дарения Мухангалиева М.М. передала в дар истцу Мухангалиеву Б.Г. жилой дом 143 по улице Айтеке би в г. Актобе. При обращении в регистрирующий орган ему отказано в регистрации права собственности на недвижимость в связи с наложенным налоговым органом ограничением в распоряжении имуществом в счет налоговой задолженности.

Решением суда г. Актобе в удовлетворении искового заявления отказано.

Апелляционной инстанцией решение суда отменено с принятием нового решения об удовлетворении иска.

Кассационная коллегия, отменяя судебные акты апелляционной инстанции, мотивировала тем, что по результатам документальной налоговой проверки ИП Мухангалиевой М.М. доначислено по акту налоговой проверки и уведомлению о результатах налоговой проверки № 1370 от 30.03.2012 г. налоговая задолженность на общую сумму 32 958 865 тенге, из них основной налог в размере 17 871 035 тенге и пеня — 15 087 830 тенге.

Уведомление было вручено Мухангалиевой М.М., однако ответчиком уведомление не было исполнено в 30-дневный срок, в связи с чем в соответствии подп. 5 п. 2 ст. 607 Налогового кодекса ответчику выставлено уведомление о погашении налоговой задолженности электронным способом.

Согласно подп. 1 п. 1 ст. 613 Налогового кодекса в случае непогашения налоговой задолженности в течение десяти рабочих дней со дня получения уведомления о погашении налоговой задолженности налоговым органом производится ограничение в распоряжении имуществом налогоплательщика. Налоговым управлением вынесено решение об ограничении в распоряжении имуществом ИП Мухангалиевой М.М. в счет налоговой задолженности.

Также в соответствии со ст. 617 Налогового кодекса налоговым управлением по г. Актобе принято постановление об обращении взыскания на ограниченное в распоряжении имущество ИП Мухангалиевой М.М., расположенное в г. Актобе по ул. Айтеке би, 143, и которое согласно акту приема-передачи передано АО Компания по реабилитации и управлению активами для реализации в порядке ст. 618 Налогового кодекса.

Указанное постановление ответчиком Мухангалиевой М.М. не оспорено.

В соответствии с подп. 10, 11 ч. 1 ст. 637 Налогового кодекса по завершении налоговой проверки должностным лицом органа налоговой службы составляются акты налоговой проверки с указанием, подробным описанием, налогового нарушения со ссылкой на соответствующую норму налогового законодательства Республики Казахстан и результаты налоговой проверки, а по ч. 2 завершением срока налоговой проверки считается день вручения налогоплательщику (налоговому агенту) акта налоговой проверки.

Согласно ч. 1 ст. 638 Налогового кодекса, по завершении налоговой проверки в случае выявления приводящих к начислению сумм налогов и других обязательных платежей в бюджет органом налоговой службы выносятся уведомления о результатах налоговой проверки, которые направляются налогоплательщику (налоговому агенту) в сроки, установленные в соответствии со ст. 607 настоящего Кодекса.

К моменту совершения сделки ответчику было известно о начисленной сумме налоговой задолженности.

Согласно ч. 4, 5 ст. 8 ГК, граждане и юридические лица должны действовать при осуществлении принадлежащих им прав добросовестно, разумно и справедливо, соблюдая содержащиеся в законодательстве требования, нравственные принципы общества, а предприниматели — также правила деловой этики. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, направленные на причинение вреда другому лицу, на злоупотребление правом в иных формах, а также на осуществление права в противоречии с его назначением.

Однако кассационная коллегия пришла к выводу о недобросовестности действий участников сделки — об отчуждении имущества в целях уклонения от исполнения обязательств по погашению налоговой задолженности.

В силу ст. 118 ГК РК право собственности на жилище возникает с момента его регистрации в регистрирующем органе.

Поскольку право собственности на дом в регистрирующем органе за истцом в установленном законом порядке не зарегистрировано, то требовать освобождения имущества от ареста он не вправе. Действия налогового органа в ограничении распоряжения имуществом признаны правомерными.

Согласно п. 5-2 ст. 1 Закона «Об ипотеке недвижимого имущества» ипотечный жилищный заем — это ипотечный заем, предоставляемый в целях строительства жилища либо его покупки и (или) ремонта.

Статьей 57 Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» установлено, что обращение взыскания на заложенное имущество, за исключением недвижимости, являющейся обеспечением по обязательству ипотечного жилищного займа, допускается в целях удовлетворения требований взыскателя (взыскателей), не имеющего преимуществ перед требованием залогодержателя.

Из вышеуказанных норм закона следует, что обращение взыскания не допускается на недвижимое имущество, являющееся предметом ипотечного жилищного займа, целевым назначением которого является приобретение жилья.

Вместе с тем по искам банковских учреждений об освобождении от ареста квартир, жилых домов, являющихся предметом ипотечного жилищного займа, на которые арест наложен в ходе исполнительного производства по другим искам кредиторов к должнику, являющемуся залогодателем по ипотечному жилищному займу, суды принимают решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Свои решения суды мотивировали тем, что судебным исполнителем арест может быть наложен на любой вид имущества, принадлежащего должнику на праве собственности или являющегося его долей в общей собственности, за исключением имущества, указанного в ст. 61 Закона РК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» (предметы домашней обстановки, утвари, топливо, предназначенное для приготовления пищи и отопления жилого помещения семьи, транспортные средства, специально предназначенные для передвижения инвалидов и др.).

Вместе с тем согласно п. 9 нормативного постановления ВС РК «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста», если выяснится, что арест наложен на предметы, на которые по закону не может быть обращено взыскание, суд вправе освободить указанные предметы от ареста, с согласия истца, с учетом положений п. 2 ст. 219ГПК. В этой связи предлагаем дополнить п. 9 нормативного постановления и ст. 61 закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» нормой о включении недвижимости, являющейся обеспечением ипотечного жилищного займа, в состав имущества, на которое не может быть наложен арест.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *