К вопросам о судебных расходах

Затрону два актуальных, на мой взгляд, вопроса: о возмещении расходов по оплате помощи представителя и о размере государственной пошлины.

Первый вопрос разрешается судами с оглядкой на разъяснение Верховного Суда в пункте 14 нормативного постановления № 9 от 25.12.2006 г., в соответствии с которым:

«В случае заявления чрезмерно высокой документально подтвержденной суммы расходов (платежным поручением либо квитанцией) по оплате помощи представителя, участвовавшего в процессе, суду необходимо руководствоваться критериями добросовестности, справедливости и разумности, предусмотренными пунктом 4 статьи 8 ГК и частью шестой статьи 6 ГПК.

Требования о взыскании расходов по оплате помощи представителя, могут быть заявлены и подлежат рассмотрению судом по конкретному делу до вынесения решения.»

При применении критериев, упомянутых в первом абзаце, судьи, по всей вероятности, охвачены рефлексией о заработной плате наемных работников, упуская из виду, что юридическое представительство — весьма затратный вид инициативной, самоокупаемой деятельности.

Поэтому полагаю, что ключевым в предложении будет слово «чрезмерно», означающее нарушение единства качественной и количественной определенности предмета.

Данная характеристика послужит нахождению справедливого размера компенсации «представительских расходов» выигравшей дело стороны, которая не разорит проигравшую.

При этом следует учесть, что назначение закона — охранять интересы лица, чье право нарушено, включая покрытие понесенных им разумных расходов, для чего судьи должны иметь представление о реальных ценах на рынке правовых услуг. Игнорирование этого обстоятельства не приведет ни к чему хорошему, кроме упадка юридической профессии.

Теперь о том абзаце нормативного постановления, где сказано, что требования о возмещении расходов на представителя должны быть заявлены до вынесения решения.

Нередко в договор об оказании юридической помощи стороны включают условие об оплате услуги в зависимости от результата (гонорар за успех), что иногда связано с отсутствием средств у доверителя, вместе с тем является справедливым и дает конкурентные преимущества эффективным специалистам.

Но в случае выигрыша дела и расчета с представителем, у доверителя, в связи с разъяснением Верховного Суда, возникает проблема возмещения этих расходов, так как в исковом порядке судебные издержки требовать нельзя.

Считаю, что процедуру следует привести в соответствие с процессуальным законом, применение которого по данному вопросу не представляет сложности.

Согласно подпункту 8) статьи 107 ГПК, к издержкам, связанным с производством по делу относятся расходы по оплате помощи представителя.

Частью 1 статьи 111 ГПК установлено, что стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение другой стороной понесенных ею расходов по оплате помощи представителя, участвовавшего в процессе, в размере фактически понесенных стороной затрат.

Как видим, в законе не указано, что связанные с делом расходы, понесенные стороной после вынесения судом решения, возмещению не подлежат.

Следовательно, должна быть применена аналогия процессуального закона, устанавливающая порядок компенсации поздних судебных издержек в рамках рассмотренного дела.

Посмотрим, как с этим обстоит у соседей, чей авторитет в области права умалить нельзя. Читаем в пункте 21 информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ № 82 от 13.08.2004 г.:

«Кодекс не исключает возможности рассмотрения арбитражным судом заявления о распределении судебных расходов в том же деле и тогда, когда оно подано после принятия решения судом первой инстанции, постановлений судами апелляционной и кассационной инстанций.»

С вопросом неразумного определения законодателем размера судебной пошлины приходится сталкиваться постоянно.

Налоговый орган, что называется на «пустом месте», начислил недропользователю плату за эмиссии в окружающую среду на сумму 10 млрд. тенге (много больше, чем его доход), от которой заявитель должен уплатить 100 млн. тенге госпошлины за право обжаловать уведомление в суд.

Кстати, гражданско-правовой спор на эту сумму был бы обложен госпошлиной в 300 млн. тенге, а если бы иск предъявила российская компания, то уплатила бы 50 млн. тенге, так как защищена соответствующим межгосударственным Соглашением от 24 декабря 1993 года.

Но проблема не в дискриминации, а в препятствии доступа к правосудию, поскольку исключена отсрочка уплаты чрезмерной госпошлины, верхний предел которой никак не ограничен.

Могут возразить — нужны средства в бюджет, на содержание той же судебной системы. Но нельзя же доводить дело до абсурда, хотя бы разнесите госпошлину по категориям дел ровнее.

К примеру, развод супругов сейчас стоит 519 тенге, — насмешка над институтом брака, — даже доверенность у нотариуса для участия в суде обойдется в 4 раза дороже. Суды завалены неимущественными спорами по цене для государства 866 тенге за дело. И вся фискальная нагрузка, как обычно, ложится на бизнес, — очередное нерациональное перераспределение ресурсов общества.

Амангалиев С., адвокат

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *