О залоге имущественных прав

Имущественные права являются объектами гражданских прав, доля которых в составе имущества субъектов правоотношений в современный период существенно возросла. В связи с этим научный и практический интерес представляет исследование возможностей использования тех или иных имущественных прав в качестве предмета залогового обеспечения, правовой природы и особенностей залога указанных прав, а также правовых рисков, возникающих при залоге имущественных прав.

Предметом залога согласно ГК РК может быть любое имущество, в том числе имущественные права (требования) (п. 1 ст. 301). Вместе с тем правовое регулирование залога имущественных прав в законодательстве РК не осуществлено в достаточной мере. Указанному виду залога в ГК посвящены только несколько специальных норм, в частности: о допущении залога имущественных прав (п. 1 ст. 301), о залогодателе (п. 2 ст. 305), о прекращении залога имущественных прав (подп. 3 п. 1 ст. 322). При этом не все общие положения о залоге, предусмотренные в ГК РК, применимы к залогу имущественных прав. Так, согласно п. 2 ст. 301 ГК право залога может быть договором распространено на имущество, которое поступит в собственность или хозяйственное ведение залогодателя в будущем. Полагаем, что изложенная норма не применима к праву недропользования, которое поступит в будущем. При заключении такого договора он может быть квалифицирован скорее как условный или предварительный договор.

Некоторые нормы о залоге к залогу имущественных прав могут быть применимы по аналогии. Так, положения п. 2 ст. 314 ГК могут быть применимы к залогу имущественных прав только по аналогии с учетом особенностей предмета залога, поскольку нормы о гибели или повреждении относятся к вещам, а нормы о прекращении относятся к праву собственности или хозяйственного ведения.

Нормы, регулирующие залог отдельных видов имущественных прав, содержатся в специальном законодательстве. Так, залог права землепользования осуществляется в соответствии с нормами ЗК РК, залог права недропользования — в соответствии с нормами Закона РК от 24 июня 2010 года «О недрах и недропользовании» (далее — Закон о недрах), при залоге ценных бумаг применяются нормы Закона РК от 2 июля 2003 года «О рынке ценных бумаг» и т.д., залог права требования также имеет свою специфику, обусловленную особенностью предмета залога, и регулируется ГК РК и иными НПА.

Залог как способ обеспечения исполнения обязательств в доктрине гражданского права достаточно исследован. Однако вопросы залога имущественных прав и отдельных его разновидностей с учетом предмета залога в казахстанской научной литературе не нашли должного освещения. В российской литературе также отмечается, что теоретические аспекты залога имущественных прав разработаны крайне слабо, что отрицательно сказывается на качестве как нормативного регулирования, так и правоприменительной практики.

Имущественные права, являющиеся предметом залога, могут иметь вещно-правовую или обязательственно-правовую природу. В зависимости от правовой природы имущественного права залог такого права также имеет существенные отличия. В научной литературе выдвигались различные теоретические конструкции применительно к залогу права требования. Для объяснения сущности залога права требования были выдвинуты так называемые цессионные теории — условной цессии и ограниченной цессии. К цессионным теориям примыкает теория сингулярного правопреемства. Однако высказано мнение о том, что разбор теорий, пытающихся прояснить существо возникающих при залоге прав отношений, не позволяет принять какую-либо из них целиком, хотя многие освещают те или иные моменты. Обосновывается, что залог прав являет собой так называемое конститутивное правоприобретение. Этим термином оперировал Б.Б. Черепахин в работе «Правопреемство по советскому гражданскому праву». В российской литературе отмечается также, что действующее гражданское законодательство РФ допускает возможность использования прав требования (обязательственных прав) в качестве предмета залога. Однако механизм залога противоречив и неэффективен.

Залог имущественных прав, имеющих вещно-правовой характер, имеет свою специфику. В этой связи теоретические конструкции, относящиеся к залогу права требования, к залогу вещных прав не применимы. Согласно ст. 195 ГК РК, к вещным правам, наряду с правом собственности, отнесены: 1) право землепользования; 2) право хозяйственного ведения; 3) право оперативного управления; 3-1) право ограниченного целевого пользования чужой недвижимостью (сервитут); 4) другие вещные права, предусмотренные настоящим Кодексом или иными законодательными актами.

Вместе с тем необходимо отметить, что не все вещные права могут быть предметом залога. Так, нельзя признать предметом залога сервитутные права, поскольку сервитут не может быть самостоятельным предметом сделок, в том числе купли-продажи и залога. Сервитут может переходить к другим лицам лишь вместе с правом, для обеспечения которого установлен сервитут (ст. 73 ЗК РК, п. 3 ст. 70 Закона о недрах). Залог таких имущественных прав, как право землепользования, право недропользования, право хозяйственного ведения или право оперативного управления, имеет свою специфику. Так, залог права землепользования не допускается в случаях, когда совершение сделок в отношении земельного участка или права землепользования запрещено (п. 1 ст. 77 ЗК РК). Залог права временного долгосрочного землепользования в форме аренды земельного участка допускается на срок действия договора аренды. Залог права краткосрочного временного возмездного и временного безвозмездного землепользования не допускается (п. 3 ст. 77 ЗК РК). Для залога права недропользования или объектов, связанных с правом недропользования, требуется разрешение компетентного органа или местного исполнительного органа области, города республиканского значения, столицы в отношении общераспространенных полезных ископаемых (п. 4 ст. 36 Закона о недрах). При обращении взыскания на право недропользования или объекты, связанные с правом недропользования, переданные в залог, к участию в таких торгах допускаются лица, получившие разрешение компетентного органа или местного исполнительного органа области, города республиканского значения, столицы на участие в торгах (п. 1 ст. 41 Закона о недрах).

С учетом изложенного залог имущественных прав обусловлен спецификой предмета залога и может иметь существенные отличия. Однако на практике имеются случаи применения норм о залоге имущественного права, которые противоречат правовому режиму предмета залога и правовой природе залога имущественного права. Так, ТОО с разрешения компетентного государственного органа в качестве способа обеспечения обязательства по договору банковского займа передало в залог банку право недропользования на добычу общераспространенных полезных ископаемых и право землепользования, предоставленное в целях осуществления операций по недропользованию. ТОО не выполнило своих заемных обязательств, и в пользу банка состоялось решение суда о взыскании задолженности с ТОО. В связи с изложенным было возбуждено исполнительное производство, в ходе которого судебный исполнитель направил в акимат области постановление о запрете передавать, отчуждать имущество должника, в том числе право недропользования на добычу общераспространенных полезных ископаемых, а также выполнять иные действия по расторжению контракта на право добычи. Постановление никем не отменено. Вместе с тем в январе 2015 года акимат области в одностороннем порядке расторг контракт недропользования и отменил постановление районного акимата, согласно которому в пользу ТОО было предоставлено право землепользования для разработки месторождения сроком на 25 лет. В декабре 2015 года акимат района в связи с прекращением права недропользования вынесло постановление о прекращении права землепользования.

С учетом изложенных фактических обстоятельств возникает вопрос о правомерности наложения в исполнительном производстве такого обременения на право недропользования, как запрет на расторжение контракта, которое распространяется как на недропользователя, так и на местный исполнительный орган, с которым заключен контракт на недропользование. В Законе о недрах отсутствуют нормы, ограничивающие право компетентных государственных органов расторгать контракты на недропользование в одностороннем порядке в связи с тем, что право недропользования передано в залог и обеспечивает исполнение обязательства недропользователя. Более того, полагаем, что установление такого запрета лишало бы государственные органы права расторгать контракты при наличии оснований для их расторжения, в частности в связи с нарушениями обязательств, установленных контрактом на недропользование, которые не были устранены недропользователем после уведомления государственного органа о нарушении обязательств. К тому же такой запрет способствовал бы злоупотреблению со стороны недропользователей, которые передачей права недропользования в залог лишали бы компетентные государственные органы применять к такому недропользователю предусмотренные Законом о недрах последствия невыполнения обязательств.

В связи с изложенным полагаем, что запрет на расторжение акиматом области контракта на добычу общераспространенных полезных ископаемых в связи с передачей права недропользования в залог, наложенный в исполнительном производстве, противоречит правовому режиму права недропользования, предусмотренному Законом о недрах. Такой запрет не может быть установлен применительно и к другим контрактам на недропользование (на твердые полезные ископаемые, углеводороды и др.).

Вместе с тем возможность прекращения компетентным государственным органом в одностороннем порядке переданного в залог права недропользования существенно увеличивает риски заемщиков и тем самым снижает эффективность такого способа обеспечения обязательства, как залог права недропользования.

Так, согласно п. 3 ст. 72 Закона о недрах компетентный орган вправе в одностороннем порядке досрочно прекратить действие контракта в следующих случаях:
1) при неустранении недропользователем в указанный в уведомлении компетентного органа срок более двух нарушений обязательств, установленных контрактом на недропользование;
2) при передаче недропользователем права недропользования и (или) объектов, связанных с правом недропользования, в случаях, предусмотренных п. 1 и 3 ст. 36 настоящего Закона, без разрешения компетентного органа, за исключением случаев, когда такое разрешение не требуется в соответствии с п. 5 ст. 36 настоящего Закона;
3) при отказе в представлении либо представлении недостоверных сведений, предусмотренных в подл. 13-1) п. 1 ст. 76 настоящего Закона;
4) при выполнении менее чем на тридцать процентов в течение двух лет подряд финансовых обязательств, установленных контрактом на недропользование.

В п. 6 указанной статьи предусмотрено, что местный исполнительный орган области, города республиканского значения, столицы вправе в одностороннем порядке досрочно прекратить действие контракта на разведку или добычу общераспространенных полезных ископаемых при неустранении недропользователем в указанный в уведомлении компетентного органа срок более двух нарушений обязательств, установленных контрактом на недропользование.

Проблемы аналогичного характера возникают при залоге иных имущественных прав, которые могут быть прекращены в одностороннем порядке по требованию другой стороны, в том числе по требованию государственного органа. Вместе с тем подход законодателя к регулированию отношений по досрочному прекращению отдельных видов имущественных прав, переданных в залог, отличается. Так, согласно подл. 2) п. 3 ст. 81 ЗК РК, право землепользования может прекращаться по такому основанию, как досрочное прекращение договора аренды земельного участка или договора временного безвозмездного землепользования, за исключением случаев, когда земельный участок находится в залоге.

Из изложенного может быть сделан вывод о том, что в случае передачи в залог права землепользования, приобретенного на основании договора аренды, досрочное прекращение такого договора не допускается. При этом законодатель не ограничивает такой запрет только случаями досрочного прекращения договоров аренды по инициативе землепользователей. Запрет касается соответственно обеих сторон договора аренды земельного участка.

В описанном выше примере право землепользования, предоставленное недропользователю, находилось в залоге и было досрочно прекращено. В этой связи возникает вопрос о соответствии такого способа прекращения права землепользования, как расторжение договора аренды, положениям подл. 2) п. 3 ст. 81 ЗК РК. Полагаем, что право землепользования, предоставленное для целей недропользования, является правом, производным и вторичным по отношению к праву недропользования. Соответственно и прекращение права землепользования в этом случае путем расторжения договора аренды земельного участка нельзя признать неправомерным. Так, согласно п. 3 ст. 40 Закона о недрах, прекращение права недропользования является безусловным основанием прекращения права землепользования на земельный участок, предоставленный для целей недропользования.

Вместе с тем возникает вопрос о том, каким законодательством должны регулироваться отношения по прекращению права землепользования? Согласно п. 1 ст. 6 ЗК РК, земельное законодательство в Республике Казахстан основывается на Конституции Республики Казахстан и состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним нормативных правовых актов Республики Казахстан. С учетом изложенного целесообразно было бы в ЗК РК одним из оснований прекращения права землепользования, предоставленного для целей недропользования, признать прекращение права недропользования.

В российской литературе к основным критериям оценки эффективности обеспечения исполнения обязательств залогом и залоговым опционом различных видов имущественных прав отнесены следующие:
1) наличие установленного законом или договором условия об обязательном нотариальном удостоверении и государственной регистрации залога как сделки или об обязательной государственной регистрации наличия обременения имущественных прав залогом;
2) срок действия имущественного права должен быть не менее срока договора залога, поскольку только в течение установленного срока действия имущественного права залогодержатель имеет возможность удовлетворить свои требования через обращение взыскания на предмет залога;
3) отсутствие возможности досрочного прекращения переданного в залог имущественного права и наличие у залогодателя установленных законом правовых механизмов воспрепятствования утрате или прекращению своего имущественного права;
4) установленная законом возможность применения внесудебного обращения взыскания на заложенное имущественное право.

Вместе с тем, как уже отмечалось выше, передача такого права, как право недропользования в залог, не лишает компетентные государственные органы права досрочного прекращения права недропользования в одностороннем порядке по основаниям, предусмотренным в ст. 72 Закона о недрах.

Прекращение имущественного права, переданного в залог, в соответствии с ГК РК является одним из оснований прекращения залога. Так, согласно подл. 3) п. 1 ст. 322 ГК РК, залог прекращается в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным п. 2 ст. 314 настоящего Кодекса. Согласно п. 2 ст. 314 ГК РК, если предмет залога погиб или поврежден либо право собственности или хозяйственного ведения на него прекращено по основаниям, установленным законодательными актами, залогодатель вправе в разумный срок восстановить предмет залога или заменить его другим равноценным имуществом.

Восстановление предмета залога или замена его другим равноценным имуществом в вышеизложенной норме ГК сконструировано как право залогодателя. Более того, в п. 2 ст. 314 ГК РК указано только такое имущественное право, как право хозяйственного ведения.

В связи с этим возникает вопрос о применении изложенных положений ГК РК при прекращении иных заложенных прав, в частности права недропользования или права землепользования. Полагаем, что на основании норм ст. 5 ГК РК об аналогии закона и аналогии права положения п. 2 ст. 314 ГК РК могут быть применены в отношении иных имущественных прав, если это не противоречит законодательству. Тем более, что на это указывают положения подп. 3) п. 1 ст. 322 ГК РК, согласно которым залог прекращается в случае гибели заложенной вещи или прекращении заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным п. 2 ст. 314 настоящего Кодекса.

Замена права недропользования, переданного в залог, на иное имущество имеет свою специфику. При прекращении права недропользования, переданного в залог, полагаем возможным заменить его на другое право недропользования, но не на иное имущество, поскольку согласно п. 4 ст. 36 Закона о недрах полученный под залог права недропользования кредит должен быть использован на цели недропользования либо организации последующих переделов на территории Республики Казахстан, предусмотренных контрактом на недропользование, самим недропользователем или дочерней организацией со стопроцентной долей участия недропользователя в ее уставном капитале.

Проблема прекращения залога в связи с прекращением заложенного права является проблемой, которая характерна для многих правовых систем. Так, в п. 1 ст. 352 ГК РФ предусмотрено, что залог прекращается в случае прекращения заложенного права, при этом залогодатель вправе предоставить в залог иное имущество. В связи с изложенным достаточно интересной признается в литературе возможность «утраты» имущественного права по инвестиционному контракту, выступающего предметом залога, вследствие прекращения инвестиционного контракта. В связи с этим достаточно актуальными являются вопросы по замене предмета залога, по проверке правовых рисков, возникших с момента принятия имущества в залог или могущих возникнуть с учетом новых обстоятельств.

Таким образом, при залоге имущественных прав, помимо как общих, так и специальных норм о залоге, необходимо учитывать особенности предмета залога, его правовой режим, правовую природу залога имущественного права. В связи с неполнотой регулирования залога имущественных прав как ГК РК, так и специальным законодательством на практике возникает необходимость применения аналогии закона или аналогии права. При этом также необходимо исходить из особенностей предмета залога и существа возникающих отношений. На стадии заключения договора залога имущественного права для целей снижения правовых рисков, связанных с утратой предмета залога вследствие досрочного прекращения права в одностороннем порядке, целесообразно использовать другие способы обеспечения обязательства.
Изложенные проблемы залога имущественных прав, на наш взгляд, требуют совершенствования законодательства для установления более эффективного способа обеспечения исполнения обязательств и, безусловно, теоретических исследований как общих проблем залога имущественных прав, так и его особенностей, обусловленных спецификой предмета залога.

К. Ильясова

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *