Постановление по иску Цой У.Д. к Цой А.Г., Зулуфовой А.Г. о признании договора купли продажи и регистрации сделки недействительными

30 июля 2013 года                                                                                             город Астана

Надзорная судебная коллегия по гражданским и административным делам Верховного Суда Республики Казахстан в составе
председательствующего судьи Абдыкадырова Е.Н.,
судей Ноздрина В.В., Рыспековой Г.О., Сисеновой Н.У., Сулейменовой У.А.,
рассмотрев с участием начальника отдела Генеральной прокуратуры Республики Казахстан Ибраевой А.К.,
ответчика Цой Е.Г.
и его представителя Рахимбердиной А.К., представляющей также ответчика Губа В.Г. (доверенность от 11 апреля 2013 года),
в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Цой У.Д. к Цой А.Г., Зулуфовой А.Г. о признании договора купли продажи и регистрации сделки недействительными, определении доли в наследственном имуществе в денежном выражении, по встречному иску Цой А.Г. к Цой У.Д., Цой Е.Г., Цой В.Г. о признании состоявшимся соглашения о разделе наследственного имущества и по заявлению Цой А.Г. к Цой У.Д. об установлении юридического факта принятия наследства,
поступившее по ходатайствам Цой У.Д., Цой Е.Г., Губа (Цой) В.Г. о пересмотре в порядке надзора решения районного суда №2 Ауэзовского района города Алматы от 27 апреля 2012 года, дополнительного решения от 20 сентября 2012 года, постановления от 02 июля 2012 года, определения от 03 августа 2012 года и от 25 января 2013 года,

УСТАНОВИЛА:

Цой Улжан Дабибековна обратилась в суд с иском к Цой Андрею Геннадьевичу и Зулуфовой Анне Геннадьевне о признании договора купли-продажи половины жилого дома от 16 января 2006 года, заключенного между Цой А.Г. и Зулуфовой А.Г., его регистрации, об определении доли в наследственном имуществе в денежном выражении. Истец мотивировала свои исковые требования тем, что с 1986 года она состояла в зарегистрированном браке с Цой Геннадием Дмитриевичем, который скончался 31 июля 2005 года. После смерти покойного мужа открылось наследство в виде ? жилого дома в городе Алматы, микрорайон Калкаман -2, улица Ауэзова, № 119 (далее – спорный дом), и имущества, находящегося в г.Будапешт, Республика Венгрия. Наследниками умершего являются она сама, двое совместных с покойным детей — Цой Евгений Геннадьевич 1993 года рождения, Цой Вера Геннадьевна 1987 года рождения и двое детей покойного от первого брака — Зулуфова Анна Генадьевна 1971 года рождения и Цой Андрей Генадьевич 1975 года рождения. Учитывая сложности в оформлении наследства, находящегося в Венгрии, стороны решили, что наследники, проживающие в городе Алматы, а это дети от первого брака Зулуфова А.Г. и Цой А.Г., добровольно отказываются от наследства в Венгрии. После оформления наследства, находящегося в Венгрии, и его продажи все наследственное имущество, в том числе и половина спорного дома, должно было быть разделено между всеми наследниками поровну. В обеспечение исполнения данного решения истец выдала доверенность на имя Зулуфовой А.Г. на право распоряжения своей 12 долей спорного дома, принадлежащей на праве совместно нажитого имущества супругов. Однако ответчики, не дожидаясь решения вопроса принятия в наследство имущества, находящегося в Венгрии, 16 января 2006 года заключили договор купли-продажи указанной доли. Истец также ссылалась на то, что свою долю в спорном доме она не собиралась продавать и деньги за нее ни от кого не получала.

В последующем истец просила исключить требования в части признания недействительной регистрации оспариваемого договора купли-продажи и определения доли в наследственном имуществе в денежном выражении (заявления от 24 января и 26 марта 2012 года).

Цой А.Г. предъявил встречный иск к Цой У.Д., Цой Е.Г., Цой В.Г. о признании состоявшимся соглашения о разделе наследства, открывшегося после смерти Цой Г.Д., мотивируя тем, что после смерти отца между наследниками состоялось соглашение о разделе наследственного имущества, по которому имущество покойного, находящееся в Венгрии, переходит Цой У.Д., Цой Е.Г. и Губа В.Г., а ему дом в Алматы.

Также Цой А.Г. обратился с заявлением к Цой У.Д. об установлении юридического факта принятия наследства в виде ? части спорного дома с земельным участком, ссылаясь на то, что ? часть этого дома им приобретена по договору купли-продажи от 16 января 2012 года, а 12 часть — была им принята после смерти отца по соглашению наследников, с 2006 года он владеет, пользуется и несет бремя содержания данного дома.
Решением районного суда №2 Ауэзовского района города Алматы от 27 апреля 2012 года в удовлетворении иска Цой У.Д. отказано. Удовлетворены встречный иск Цой А.Г. к Цой У.Д., Цой Е.Г., Цой В.Г. о признании состоявшимся соглашения о разделе наследственного имущества после смерти Цой Г.Д. и его заявление к Цой У.Д. об установлении юридического факта принятия наследства.

Дополнительным решением районного суда №2 Ауэзовского района города Алматы от 20 сентября 2012 года постановлено: указать техническую характеристику принятого Цой А.Г. наследства после смерти отца Цой Г.Д. в виде ? домостроения, расположенного по адресу: г. Алматы, микрорайон Калкаман-2, улица Ауэзова, д. 119 общей полезной площадью 87,3, кв. м. в том числе жилой площадью -41,6 кв.м с земельным участком мерою 0,0647 га. Соглашение о разделе наследственного имущества после смерти Цой Г.Д., умершего 31 июля 2005 года, по условиям которого Цой У.Д., Цой Е.Г. и Цой В.Г. принадлежит наследственное имущество в Венгрии, а Цой А.Г. переходит наследство в Республике Казахстан в виде 1/2 домостроения, расположенного по адресу: г. Алматы, Ауэзовский район, микрорайон Калкаман-2, ул. Ауэзова д. 119, общей полезной площадью 87,3 кв.м в том числе жилой площадью -41,6 кв.м с земельным участком мерою 0,0647 га.

Постановлениями районного суда №2 Ауэзовского района г.Алматы от 02 июля 2012 года ввиду пропуска срока апелляционного обжалования возвращены апелляционные жалобы Цой У.Д., Цой В.Г. и Цой Е.Г.

Определением этого же суда от 03 июля 2012 года отказано Цой У.Д., Цой В.Г. и Цой Е.Г. в восстановлении срока апелляционного обжалования решения по настоящему делу.

Определением от 25 января 2013 года отказано Цой Е.Г. в восстановлении срока подачи апелляционной жалобы. Апелляционная жалоба ему возвращена.

Дело в апелляционном и кассационном порядке не рассматривалось.

В ходатайствах заявители просят отменить состоявшиеся по делу судебные акты и направить дело на новое судебное рассмотрение, указывая, что судом нарушены нормы материального права, а именно применен закон, не подлежащий применению; нарушены нормы процессуального права, поскольку дело рассмотрено в отсутствии надлежаще извещенных ответчиков по встречному иску. В результате указанных нарушений суд пришел к неверным выводам, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Доверенность Цой У.Д. была выдана общего характера на управление и распоряжение принадлежащей ей половиной спорного дома, на заключение всех разрешенных сделок. Такой текст доверенности как раз и подтверждает ее гарантийную функцию. Если бы Цой У.Д. имела намерение продать недвижимость, то доверенность была бы выдана только на продажу.

После смерти Цой Г.Д. его доля в доме как совместно нажитом имуществе супругов не была определена, не выделена в натуре, не была выделена и доля Цой У.Д., поэтому договор купли-продажи от 16 января 2006 года с определением доли истца в натуре незаконный. Цой У.Д. денежных средств за проданную долю в спорном доме не получала.

Дети от второго брака — Губа (Цой) В.Г., Цой Е.Г., также являющиеся наследниками спорного дома, не были надлежащим образом извещены о судебном заседании.

Заслушав Цой Е.Г., Рахимбердинову А.К., поддержавших доводы ходатайств, заключение прокурора Ибраевой А.К., полагавшей состоявшиеся по делу судебные акты отменить, производство по заявлению Цой А.Г. об установлении факта принятия наследства прекратить, в остальной части дело направить на новое рассмотрение, изучив материалы дела и проверив доводы заявителей, надзорная судебная коллегия считает ходатайство подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее — ГПК) основанием к пересмотру вступивших в законную силу судебных актов является существенное нарушение судом норм материального либо процессуального права.

При рассмотрении дела судом такие нарушения допущены.

Из материалов дела следует, что согласно свидетельству о заключении брака городским отделом ЗАГСа города Гурьева зарегистрирован брак между Цой Г.Д. и Цой У.Д. 31 июля 2005 года Цой Г.Д. скончался, о чем сделана запись № 15646 от 01 августа 2005 года Замоскворецким отделом ЗАГС Управления ЗАГС города Москвы.

В общей совместной собственности супругов Цой находился жилой дом в городе Алматы, микрорайон Калкаман -2, улица Ауэзова, № 119. После смерти Цой Г.Д. открылось наследство в виде ? части спорного домостроения.

Согласно договору купли-продажи от 16 января 2006 года, заключенному между Цой У.Д., от имени которой действовала Зулуфова А.Г., и Цой А.Г., последний приобрел половину спорного дома с прилегающим земельным участком.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска Цой У.Д., указал, что оспариваемый договор купли-продажи совершен в соответствии с законодательством. Истец, понимая смысл выдаваемой ей доверенности, имела право отменить данную доверенность, что ею не было сделано, поэтому суд пришел к выводу, что Цой У.Д. желала наступления последствий и понимала, что отчуждает свое имущество по доверенности.

Суд также указал, что предъявляя требование к Зулуфовой А.Г. и Цой А.Г. об оспаривании сделки купли-продажи, совершенной по доверенности, истец не оспаривает саму доверенность.

Суд сослался на то, что после смерти Цой Г.Д. открылось наследство в Республике Венгрия, где она вместе с супругом и детьми проживали с 1991 года. Данное наследство было принято ею и детьми, при этом Цой А.Г. и Зулуфова А.Г. не претендовали на это имущество. Последовательность действий истца, а именно выдача доверенности на распоряжение имуществом в городе Алматы, и ее не оспаривание свидетельствует о том, что между наследниками было достигнуто соглашение о разделе наследственного имущества, открывшегося после смерти Цой Г.Д.

Суд первой инстанции также применил срок исковой давности по требованиям Цой У.Д.

Между тем, судом не приняты во внимание требования пункта 1 статьи 1041 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее – ГК), предусматривающего, что смерть участника общей совместной собственности является основанием для определения его доли в собственности и раздела общего имущества либо выдела из него доли умершего участника в порядке, установленном статьей 218 настоящего кодекса. В этом случае наследство открывается на долю умершего участника в общем имуществе, а при невозможности раздела имущества в натуре в отношении стоимости доли. В связи с чем заслуживают внимание доводы ходатайства Цой У.Д. о том, что в натуре ее доля в спорном доме не была определена и поэтому Зулуфова А.Г. не вправе была ее продавать. Определив самостоятельно, какие помещения в спорном доме принадлежат ей на праве совместно нажитого имущества супругов, а какие являются наследственным имуществом, Зулуфова А.Г. и Цой А.Г. нарушили как ее права, так и права ее детей.

Суд принял во внимание показания свидетеля Лустовой И.А. о том, что Цой А.Г. передал истцу денежные средства за ее часть спорного дома. Однако, в отзыве на исковое заявление Зулуфова А.Г. указывала, что денежные средства за долю в спорном доме не передавались, и исковые требования Цой У.Д. признала. Нотариус Увалиев А.И. , удостоверивший договор купли-продажи, показал, что денежные средства при заключении договора не передавались. Указанные доводы ходатайства не опровергнуты и также заслуживают внимание. Судом первой инстанции указанные противоречия по факту оплаты истцу денежных средств за проданную долю дома не устранены.

Суд первой инстанции, удовлетворяя встречные исковые требования Цой А.Г. о признании состоявшимся соглашения о разделе наследства, сослался на то, что наследники умершего еще в 2005 году достигли соглашения о разделе наследства Цой Г.Д., по которому спорное домостроение оставалось во владении Цой А.Г.

Суд, признав соглашение о разделе имущества состоявшимся в 2005 году, не установил конкретную дату его заключения. При этом суд принял во внимание показания свидетеля Лустовой И.А. о том, что встреча наследников в ее офисе состоялась 13 сентября 2005 года и то, что в этот же день Цой У.Д. выдала доверенность Зулуфовой А.Г. Однако, судом не дана оценка ее же показаниям о том, что документы на дом в тот период не были готовы.

Судом не исследовалось, не нарушает ли данное соглашение права двух несовершеннолетних детей: Губа В.Г., которая только 26 сентября 2005 года достигла совершеннолетнего возраста, и Цой Е.Г., 10 июня 1993 года рождения, имеющих в силу статьи 1069 ГК права на обязательную долю в наследстве.

Удовлетворяя заявление Цой А.Г. об установлении факта принятия наследства, суд исходил из того, что между наследниками состоялось соглашение о разделе наследства, он является собственником части данного домостроения по договору купли-продажи от 16 января 2006 года, после смерти отца вступил во владение наследственным имуществом.

Между тем с указанными выводами суда в ходатайстве заявители не соглашаются и утверждают, что судом применена норма материального права, а именно пункт 2 статьи 1072-1 ГК, введенная в действие только с 03 февраля 2007 года и не подлежащая применению в данном случае. На момент открытия наследства после смерти Цой Г.Д. 31 июля 2005 года законодательством предусмотрена презумпция принятия наследства и другие наследники не отказывались от принятия наследства. Указанные доводы заслуживают внимание.

Более того, судом первой инстанции при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Согласно части 1 статьи 129 ГПК разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания.

Пункт 2 указанной статьи ГПК предусматривает, что лица, участвующие в деле, извещаются заказным письмом с уведомлением о его вручении.

В силу гражданского процессуального законодательства рассмотрение дела судом в отсутствие стороны по делу допустимо только в том случае, если эта сторона надлежащим образом извещена о времени и месте судебного заседания.

Как усматривается из материалов дела Цой Е.Г. и Губа В.Г. в судебном заседании 27 апреля 2012 года при рассмотрении дела не участвовали. Данных о получении ими судебной повестки или извещений о том, что 27 апреля 2012 года будет рассматриваться данное гражданское дело, не имеется, а приобщенный к делу реестр почтовых отправлений заказным письмом на имя Цой Е.Г. и Губа В.Г. не свидетельствует, что направленные извещения приняты адресатами.

Как указал суд, ответчики надлежащим образом были извещены о месте и времени судебного заседания, однако данное утверждение нельзя признать состоятельным, поскольку не соответствует правовым нормам, содержащимся в статьях 129 – 130 ГПК.

Таким образом, доказательств того, что ответчики по встречному иску Цой Е.Г. и Губа В.Г. надлежащим образом извещены о рассмотрении дела в суде первой инстанции 27 апреля 2012 года, в деле не имеется.

Кроме того, одним из наследников покойного Цой Г.Д. является его дочь от первого брака Зулуфова А.Г., которая не была привлечена к участию в деле по встречному иску о признании состоявшимся соглашения о разделе наследства. Из материалов дела усматривается, что Зулуфова А.Г. была привлечена к участию в деле в качестве ответчика по иску Цой У.Д. о признании недействительным договора купли-продажи.

Таким образом, удовлетворяя встречный иск Цой А.Г. о признании состоявшимся соглашения о разделе наследства, суд первой инстанции разрешил вопрос о правах и обязанностях Зулуфовой А.Г., не привлеченной к участию в деле в качестве стороны, что является существенным нарушением норм процессуального права.

Более того, суд, объединив в одно производство иск Цой У.Д. и заявление Цой А.Г. об установлении юридического факта, несмотря на то, что по делу имелись сведения о наследниках Зулуфовой А.Г., Губа В.Г. и Цой Е.Н. не привлек их к участию в деле именно по заявлению Цой А.Г.

Из материалов дела следует, что Цой А.Г. 13 марта 2012 года обратился с заявлением об установлении факта принятия наследства в порядке особого производства, не указал в качестве заинтересованных лиц ни одного из наследников. А 02 апреля 2012 года просил рассмотреть данное заявление в порядке искового производства и указал ответчиком только Цой У.Д. Таким образом, суд допустил существенное нарушение норм процессуального права, разрешив вопрос о правах и обязанностях одной из наследников Зулуфовой А.Г., не привлеченной к участию в деле.

Допущенные существенные нарушения норм процессуального права, в части ненадлежащего извещения Цой Е.Г. и Губа В.Г. о дне слушания дела в суде первой инстанции, непривлечение их и Зулуфовой А.Г. надлежащим образом в качестве стороны по требованиям Цой А.Г. лишило их возможности участвовать в заседании суда и представлять свои объяснения по делу, что повлекло нарушение их конституционного права на судебную защиту на основе соблюдения принципов состязательности и равноправия сторон в гражданском судопроизводстве.

В соответствии с подпунктами 2) и 4) части 1 статьи 366 ГПК решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов жалобы в случае, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, и не извещенных о времени и месте судебного заседания, а также, если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Учитывая, что по делу допущены существенные нарушения норм процессуального права, дело следует направить на рассмотрение по существу в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду необходимо устранить допущенные существенные нарушения норм процессуального права, привлечь к участию в деле всех наследников, провести надлежащую досудебную подготовку, проверить доводы каждой из сторон, устранить противоречия по обстоятельствам дела и в зависимости от установленного принять законное и обоснованное решение.

Ввиду отмены решения суда с направлением дела на новое рассмотрение подлежат отмене дополнительное решение от 20 сентября 2012 года, а также постановления от 02 июля 2012 года, определения от 03 августа 2012 года и 25 января 2013 года.

На основании изложенного, руководствуясь подпунктом 2) части 4 статьи 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная судебная коллегия

ПОСТАНОВИЛА:

Решение районного суда №2 Ауэзовского района города Алматы от 27 апреля 2012 года, дополнительное решение районного суда №2 Ауэзовского района города Алматы от 20 сентября 2012 года, постановление районного суда №2 Ауэзовского района города Алматы от 02 июля 2012 года, определения районного суда №2 Ауэзовского района города Алматы соответственно от 03 августа 2012 года и 25 января 2013 года отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Ходатайства Цой У.Д., Цой Е.Г., Губа (Цой) В.Г. удовлетворить

Председательствующий: Е. Абдыкадыров
Судьи: В. Ноздрин
Г. Рыспекова
Н. Сисенова
У. Сулейменова

Запись опубликована в рубрике Судебные акты с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *