Пресс-релиз от защиты Ташеновой А.Д. и Джакишева С.А. от 11 мая 2012 г.

В производстве специализированного межрайонного суда по уголовным делам Акмолинской области рассматривается уголовное дело по обвинению Ташеновой Алмаз Дулатовны и Джакишева Сайляубека Абильдаевича. Основанием возбуждения уголовного дела и одновременно основным доказательством, представленным финансовой полицией являются оперативно-розыскные материалы – негласная аудио-видео запись разговора между Ташеновой А.Д. и Джакишевым С.А.
В связи с этим защитой в качестве независимых специалистов был привлечен ряд независимых экспертов, а именно профессор Галяшина Е.И. (Россия, стаж работы в качестве эксперта более 30 лет), Зубов Г.Н (Россия, стаж работы 20 лет), специалисты Центра судебных экспертиз Урусов И.В.и Иванова В.М (Россия), специалист Московского центра экспертизы и оценки Нащекин А.И. (Россия), Директор Национального центра криминалистической экспертизы электронных носителей информации Каталин Григорас (США, стаж работы 18 лет), специалист-эксперт Крис Дженкинс (США).
Главным вопросом, поставленными защитой перед независимыми экспертами, было определение наличия следов монтажа или иных ситуативных изменений в видеозаписи, представленной финансовой полицией в качестве доказательства вины судей Верховного суда. Также защиту интересовало, насколько обоснованы сделанные ранее заключения казахстанских экспертов.
Независимые эксперты однозначно подтвердили, что видеозапись, представленная финансовой полицией в качестве доказательства, содержит признаки монтажа и неситуационных изменений именно на 31 минуте записи. При этом именно на 31 минуте записи Джакишев передает Ташеновой папку с документами и, по версии следствия, произносит фразу: «Алмаз, я принес, чтоб Вы изучили 70 тысяч долларов»! Так, например, профессор Галяшина Е.И. вынесла заключение, что исследованная ею фонограмма представляет собой «результат выборочной фрагментарной перезаписи и является видоизмененной копией первичной аудио/видеозаписи, полученной на записывающей системе «Оберег», и содержит ситуационно необусловленные артефакты, которые относятся к признакам монтажа и неситуационных изменений».
В соответствии с заключением специалиста Нащекина А.И. «в представленном на исследование файле…имеются признаки изменения первоначального содержимого записи на отрезке времени с 31 минут 01 секунд…».
Эксперты из США Каталин Григорас и Крис Дженкинс установили, что «при аналитическом прослушивании выявлено периодическое фоновое тиканье, которое соответствует находившимся в комнате часам; периодичность тиканья равна 2 секундам, то есть промежуток времени между каждыми двумя последовательными ударами равен 2 секундам; имеется две пары последовательных ударов, которые выпадают из 2-секундного ритма, при показаниях счетчика времени 31:17.64 и 31:18.39 — они отстоят друг от друга на 740 мс, что свидетельствует о цифровом монтаже аудиозаписи». На основании этого и других фактов они также пришли к выводу, что «представленный файл…не соответствует первичной аудио/видеозаписи или поразрядной копии первичной записи, полученной на записывающей системе «Оберег>версии 2, и содержит признаки нескольких повторных компрессий и монтажа».
Эксперты Иванова В.М и Урусов И.В, который так и не попал в зал судебного заседания, прождав три дня, дали заключение, что: «на моментае времени примерно 31:00 вероятно присутствует вставка, в виде наложения звуковых дорожек…обнаружен ситуационно не обусловленный разрыв фазы и разрыв спектрограммы фонограммы, данный факт может свидетельствовать о прерывности фонограммы…на спорной фонограмме, вероятно, присутствуют признаки монтажа в виде наложения звукового ряда и прерывность фонограммы».
Таким образом защита полагает, что предоставила суду не только все необходимые основания для признания записи-доказательства недопустимой и недостоверной, но и основания для принятия мер реагирования, в отношении лиц, осуществивших монтаж видеозаписи, что, по нашему мнению, должно быть квалифицированно как фальсификация доказательств и оперативно-розыскных материалов.
Кроме того, те эксперты, которые знакомы с правилами и методиками проведения судебных экспертиз в Республике Казахстан, также однозначно установили, что заключения казахстанских экспертов научно не состоятельны. Так согласно заключению профессора Галяшиной Е.И. заключения казахстанских экспертов «не обоснованы, выводы научно не состоятельны в части установленного дословного содержания разговоров на исследованных фонограммах, выявления признаков копии/оригинала и признаков монтажа. Полно и всесторонне исследования не проведены.
Существующие методики экспертного исследования фонограмм и видеофонограмм не были применены. Выявленные признаки не получили надлежащей экспертной оценки в соответствии с требованиями указанных выше методик, что повлекло ошибочность их интерпретации, и как следствие, ошибочность выводов о не обнаружении признаков монтажа и оригинальности видеофонограмм».
По мнению независимого эксперта Зубовa Г.Н установленное казахстанскими экспертами ГУ «Центр судебной экспертизы» Министерства юстиции РК дословное содержание разговора, записанного на видеофонограмме-доказательстве, имеет ряд несоответствий реально происходившему событию, которые заключаются в неполноте изложенного в заключении содержания разговора и ошибках распознавания слов и реплик. Установленные несоответствия обусловлены следующими причинами: неумелое использование казахстанскими экспертами пакета программ шумоочистки и повышения разборчивости речи, Примененные казахстанскими экспертами и изложенные в заключении методы исследования, не соответствуют ни одной из существующих методик исследования цифровых видеофонограмм и фонограмм и сложившейся международной экспертной практике. В связи с этим, по мнению Зубова Г.Н, несоблюдение экспертами существующих методик и методов исследования цифровых фонограмм по делу судей Верховного суда, свидетельствует о необъективности проведенного исследования и необоснованности вывода об отсутствии признаков монтажа и иных изменений звукового сигнала на фонограмме.
Именно по этим причинам казахстанские эксперты не смогли убедительно объяснить, что являлось предметом их исследования – оригинал записи или ее копия. Принимая во внимание тот факт, что во время следствия Ташеновой и Джакишеву неоднократно демонстрировались различные варианты видеозаписи и следователями СД АБЭКП РК на экспертизу были представлены «оригиналы» видеозаписи на разных носителях (компакт-диск и ноутбук), у защиты есть все основания полагать, что данная видеозапись не может являться допустимым и достоверным доказательством.
Более того, при изучении казахстанских экспертиз выяснилось, что следствием были грубо нарушены требования как Инструкции по производству судебных экспертиз и специализированных исследований в Центре судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан, так и Правил обращения с объектами судебной экспертизы, утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан. Так, материалы для проведения экспертизы (ноутбук с видеозаписью) был предоставлен экспертам в не опечатанном виде, хотя согласно требованиям законодательства Казахстана объекты судебной экспертизы помещаются в упаковку, исключающую возможность их повреждения, замены, изменений и обеспечивающую сохранение признаков и свойств, в силу которых они имеют значение объектов по делам и материалам, а также имеющихся на них следов. Кроме того, объекты судебной экспертизы необходимо упаковывать таким образом, чтобы во время транспортировки они не теряли своих свойств и формы, а также исключить возможность их фальсификации. Следователь при предоставлении объектов – аудио-, видеозаписей на экспертизу должен был предпринять меры к прекращению всех возможных манипуляций с конкретными объектами, содержащими информацию, необходимую для решения поставленных задач, а эксперты не имели права принимать их в таком виде на экспертизу.
Однако не смотря на данное требование заместителем начальника управления СД АБЭКП РК Амралинивым М.Т. как лицом, назначающим экспертизу не были предприняты меры исключающие возможность фальсификации видеозаписей. Напротив, как во время проведения экспертиз, так и после ноутбук, содержащий записи разговоров, активно использовался во время проведения других оперативно-розыскных мероприятий СД АБЭКП РК, что также запрещено законом. Поэтому теперь без надлежащего расследования практически не возможно установить, кто и когда пользовался данным ноутбуком и когда были внесены изменения в оригинал записи разговора. В связи с этим защита полагает, что у суда не должно остаться сомнений в отношении недостоверности экспертиз, проведенных экспертами ГУ «Центр судебной экспертизы».
Более того, как было установлено в суде показаниями свидетелей – следователя Амралинова М.Т., руководителя следственной группы Шакенова Д.В., видеозаписи разговоров Ташеновой и Джакишева, добытые в ходе оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела, в ходе предварительного расследования не были приведены в уголовно-процессуальную форму, т.е. не были проверены, исследованы, закреплены и оценены в качестве доказательств. Поэтому согласно требованиям УПК РК, Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и Нормативного постановления Верховного Суда «О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам>данные видеозаписи, добытые в результате оперативно-розыскных мероприятий не могут служить доказательствами по уголовному делу и подлежат исключению из числа доказательств.
Таким образом, защита считает, что, несмотря на все противодействия, и прозвучавшие в суде оскорбления в адрес независимых экспертов со стороны государственного обвинителя Каныбекова М.М., на сегодняшний день у суда есть все необходимые данные для определения степени допустимости и достоверности (а вернее сказать недостоверности) доказательств, представленных финансовой полицией.

Защита Ташеновой Алмаз Дулатовны
и Джакишева Сайляубека Абильдаевича
11 мая 2012 г.

Запись опубликована в рубрике Коррупция, Новости, Статьи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

9 Responses to Пресс-релиз от защиты Ташеновой А.Д. и Джакишева С.А. от 11 мая 2012 г.

  1. Тыкушак пишет:

    Защита уверена. Я уверен. А суд независим? Вообще органы могут работать только на признании, а подобного рода фальсификаты не только банально незаконны, но и отвлекают массу сил, средств и времени всех задействованных лиц, в том числе государственных служащих. И вот, что интересно, дорогой налогоплательщик, ты платишь зароботную плату тому кто тебе завтра состряпанным фальсификатом небо в клетку красит.

  2. Потерпевшие пишет:

    Подсудимые не увернутся от присяжных!
    Вся защита строится на формальной недопустимости обличающих их скрытой прослушки и видеозаписи, на которой, как они утверждают, сфальсифицирована 6-и секундная запись: «Алмаз, я принес 70 тыс.долларов, изучи» и на которой Джакишев передает Ташеновой Алмаз папку, а та немедля прячет в стол (почти рефлексное движение). На эту тему на сайте есть 28 страниц выступления и опроса российского эксперта Галяшиной. Кстати, в деле замешан интерес Российского бизнеса (Северсталь), причем, подключался даже Путина. И самое интересное, подсудимые незаконно способствовали и выносили решение в пользу российского бизнеса, за что их сейчас и судят .
    Но, эта запись 6 секунд и не нужна уже, господа!
    Подсудимые сами признали, что 9 раз сказали 70 тыс.долларов, а вот, вразумительного и достоверного объяснения, почему они так полюбили эту сумму и говорили о ней они не дали.
    Вернее, подсудимые придумали отмазку, что они говорили о 70 тыс.долларах якобы в связи с обсуждением дела Шакиргановой. Однако, эта отмазка провалилась.
    Внимание! В деле Шакиргановой эта сумма не фигурирует, что подтвердили документы и сама допрошенная в суде свидетель Шакирганова.
    А другого объяснения этой сумме подозреваемые не дают. Как говорится, приехали, с вещами на выход. Что было в переданной папке, подсудимые запутались и говорят по разному. Если бы сказали правду, то не запутались бы, но, знать, не хотят дать признательные показания.
    Чтобы осудить их, достаточно видеть записи с разговорами полунамеками, шепотом и с буквальным шептанием на уши, хотя в кабинете никого кроме двоих нет. Мы это видели в суде.
    Если ты не коррупционер, то чего шепчешся в пустом кабинете?
    Коррупционеры должны сидеть не в кабинетах, а в камерах!
    Потерпевшие .

  3. Потерпевшие пишет:

    Тыкушаку от капитана Жеглова: “Я сказал, Вор должен сидеть в тюрьме, и подбросил Кирпичу кошелек! И вся страна меня поддержала”. По судьям возразить Жеглову невозможно. Игорь поддерживает, я поддерживаю, а Тыкушак не поддерживает. Судьи не памятники, их давно сажать пора. Хорошо, что финпол сподобился и разблокировал статью 350 УК. Если финполицейского посадят, я буду носить ему передачи и поддерживать морально. —– Еще один потерпевший.

  4. Аладин пишет:

    Из нашего опыта и из решения Верховного суда Джакишев и его подопечная Нусупова по ст.350 УК должны сидеть уже три года назад.
    Вот это действительно недоработка финполиции и прокуроров.
    А Ташенова при этом посчитала важнее скрыть незаконное решение Джакишева, чем принять надзорную жалобу в последний день установленного срока.
    Пляшущие и тайно шепчущиеся на видео судьи должны это делать не в кабинете Ташеновой, а в камерах.

  5. чунчаки пишет:

    Тыкушаку от Чунчаки.
    Ты спрашиваешь, а суд независим?
    Отвечаю. Да, независим, пока Джакишев и Ташенова лет 15 будут в надежном месте.

  6. Александр пишет:

    Из нашего опыта и из решения Верховного суда Джакишев и его подопечная Нусупова по ст.350 УК должны сидеть уже три года назад.
    Вот это действительно недоработка финполиции и прокуроров!!!
    А Ташенова при этом посчитала важнее скрыть это незаконное решение Джакишева, чем принять надзорную жалобу в последний день установленного срока.
    Пляшущие и тайно шепчущиеся на видео судьи должны это делать не в кабинете Ташеновой, а в камерах.

  7. Юрист пишет:

    в точку угадал Нунчаки (чунчаки). Смотрите материалы дела, опубликованные на этом сайте. Там сами же подсудимыеь признались (вот тебе Тыкушак и милое тебе признание) и подробно расписали, как перед рассмотрением дела судьи, как правило, обсуждали со своими шефами- подсудимыми вопрос: а каким же должно быть ПРАВИЛЬНОЕ решение по делу?

  8. Факт пишет:

    Кроме 8 секунд, на которых зациклилась защита, на прослушках есть часы разговоров, которые подсудимые называют обобщением судебной практики. Обощение — это блеф, оно делается совем не так и без шепота, смотрите инструкции. Это были тщательное обсуждение двумя шепчущими заговорщикам как добиться нужного им решения суда. Не видит это только слепой и тот, кто не хочет видеть.
    Это же факт!

  9. Игорь пишет:

    Вот именно что сам давал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *