При распространении недостоверных сведений

Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации является конституционным правом граждан. В соответствии со ст. 56 ГПК дела данной категории возбуждаются по искам граждан, организаций, а также иных лиц, имеющих право обращаться в суд за защитой прав и охраняемых законом интересов других лиц.

Основными нормативными правовыми актами, регулирующими судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации, являются Конституция, Гражданский кодекс, нормативные постановления Верховного Суда от 18 декабря 1992 года № 6 «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц», от 21 июня 2001 года № 3 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда».

В п. 1 нормативного постановления № 6 разъясняется, что следует понимать под распространением сведений, порочащих честь и достоинство гражданина или организации, которое включает в себя сообщение сведений в иной, в том числе в устной форме нескольким лицам или хотя бы одному лицу.

В судебной практике неоднократно рассматривался вопрос о том, стоит ли считать распространением таких сведений обращение лица в правоохранительные органы с заявлением, в котором указывается на совершение каким-либо лицом противоправных действий, а также сообщается мнение заявителя о лице, подозреваемом в совершении правонарушения. На протяжении длительного времени судебная практика расценивает такие обращения, как реализацию гражданином конституционного права на защиту своих прав и интересов. Выводы о том, что обращение в государственные органы, которые обязаны в силу закона проверять поступившую информацию, являются правом гражданина защищать свои права, а не распространением порочащих сведений.

Следовательно, разъяснение в нормативном постановлении разграничения пределов действия двух видов прав: на защиту себя и своих интересов и на защиту чести, достоинства, деловой репутации является, на наш взгляд, необходимым и актуальным для формирования правильной судебной практики.

В соответствии с пп. 1 ст. 187 ГК на требования о защите нематериальных благ и личных неимущественных прав исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами.

В соответствии со ст. 20 Конституции свобода слова и творчества гарантируются. П. 2 ст. 141 ГК предусматривает, что защита личных неимущественных прав осуществляется судом в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством. Ст.ст. 144, 145 и 146 ГК посвящены таким правам гражданина, как охрана тайны личной жизни, на собственное изображение и прав на неприкосновенность жилища. Таким образом, предусмотренное Основным Законом право лица на защиту чести и достоинства и судебный порядок защиты указанных прав свидетельствуют об ограничении средств массовой информации от злоупотребления этими правами.

Более детальное отражение этой нормы находят в Законе «О средствах массовой информации» от 23 июля 1999 года. Поскольку п. 4 ст. 143 ГК предусматривает, что требования гражданина или юридического лица о публикации опровержения либо ответа в СМИ рассматривается судом в случае, если орган массовой информации отказал в такой публикации либо в течение месяца не опубликовал, а также в случае его публикации суду необходимо проверить доводы истца о том, что он обращался в редакцию с просьбой опровергнуть сведения, но она в установленные сроки не рассмотрела его заявления, поэтому он обратился в суд.

Согласно п. 3 ст. 19 Закона «О СМИ» требование гражданина или юридического лица о публикации опровержения либо ответа в средстве массовой информации рассматривается судом, в случае если орган массовой информации отказал в такой публикации либо в течение месяца не произвел публикации, а также в случае ликвидации.

П. 2 нормативного постановления Верховного Суда от 18 декабря 1992 года предусматривает, что суды при рассмотрении гражданских дел, возбужденных по основаниям и в порядке, предусмотренном ст.ст. 141, 143 ГК, ст.ст. 24 и 152 ГПК, должны выяснять следующие основные вопросы: были ли распространены сведения, об опровержении которых предъявлен иск; порочат ли они честь и достоинство гражданина, репутацию организации; соответствуют ли эти сведения действительности.

Данная норма говорит о том, что для защиты чести, достоинства, деловой репутации гражданина предусмотрен специальный способ: опровержение распространенных порочащих сведений, и этот способ может быть использован, если есть совокупность трех вышеуказанных условий. Однако, как быть, когда сведения соответствуют действительности, но они выражены в оскорбительной форме и порочат истца, либо проверить сведения на предмет соответствия действительности невозможно, поскольку они носят оценочный характер, являются мнением, субъективным суждением ответчика. Возможно, эти вопросы необходимо решать на законодательном уровне. Если имело место воспроизводство информации, полученной из других источников, то данный источник привлекается в качестве ответчика, тогда обязанность доказывания соответствия действительности распространенных сведений переходит к этому ответчику. Государственные органы по своей сути могут быть подвергнуты критике в СМИ относительно того, как они исполняют свои обязанности и полномочия, поскольку их деятельность изначально является публичной. Поэтому в случаях, когда государственные органы считают, что опубликованные либо озвученные в СМИ сведения затрагивают их права и законные интересы, они могут выступить с ответом в том же СМИ, предложив иную оценку описываемых событий. Безусловно, этот вопрос нужно разрешать со ссылкой на Закон «О СМИ».

Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации законом не предусмотрен, но на практике имеет место практически по каждому делу. Учитывая, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. В судах бытует мнение, что возложение обязанности на ответчика по данной категории дел принесения публичных извинений приемлемо, поскольку согласуется с требованиями п. 12 действующего нормативного постановления «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц». Представляется, что такая трактовка является не совсем верной, так как в названном пункте постановления речь идет об обеспечении публичности объявления порочащих сведений, не соответствующих действительности (сообщение о вынесенном решении в печати, по радио, телевидении и т.д.).

В соответствии с п. 1 ст. 141 ГК лицо, личные неимущественные права которого нарушены, помимо мер, предусмотренных ст. 9 ГК, имеет право на возмещение морального вреда по правилам Гражданского кодекса. Размер компенсации морального вреда определяется по усмотрению суда, при этом представляется, что необходимо учитывать требования разумности и справедливости. Этот вопрос отражен в п. 13 нормативного постановления, где указано, что размер возмещения морального (неимущественного) вреда определяется при вынесении решения в денежном выражении в зависимости от характера сведения (обвинение в совершении преступных деяний, административно-правовых и гражданско-правовых правонарушений, аморальных поступков и т.п.), пределов их распространения. Суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы слова.

Самым сложным вопросом в практике судов является определение размера компенсации морального вреда. В п. 2 ст. 952 ГК даны примерные критерии определения компенсации вреда. В каждом рассматриваемом случае суд обязан мотивировать тот или иной размер. Представляется, что должна быть выработана практика взвешенного и разумного подхода всеми судьями к определению размера компенсации морального вреда.

При рассмотрении дел о компенсации вреда судам следует иметь в виду, что основания возмещения морального вреда отличаются по наличию вины, допустим, если вред причинен распространением сведений, порочащих честь и деловую репутацию, то он взыскивается независимо от вины причинителя, а в другом случае необходимо доказывать вину причинителя вреда. Вместе с тем судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства, деловой репутации (ст.ст. 141-143 ГК) от дел о защите других нематериальных благ, предусмотренных в ст.ст. 144-146 ГК, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже в случаях, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство, деловую репутацию истца.

Г. Абубакиров,
судья суда г. Актобе

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.
Понравилась статья - поделись в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *