Приговор Казыбекбийского районного суда города Караганды от 30 июня 2014 года № 1-1/2014 в отношении Акшалова Т.М., Атагулова Т.М.

Казыбекбийский районный суд г. Караганды в составе председательствующего судьи Мурзабековой А.Б., при секретаре судебного заседания Байсмаковой М., с участием государственных обвинителей — прокуроров Управления прокуратуры Карагандинской области Жаканова М.И., Хамитовой Г. Х., защитников — адвокатов Сисимбаевой Л.И., Ефизова Р.Ф, Сулейменовой Г. Ж., защитника — адвоката потерпевших Кулжанова Г. Ж., потерпевшего Маженова А.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в здании суда в г. Караганде уголовное дело в отношении:

Акшалова Талгата Маратовича, 01.08.1970 года рождения, уроженца г. Астана, гражданина Республики Казахстан, по национальности казаха, русским языком владеющего свободно, в переводчике не нуждающегося, с высшим образованием, женатого, работающего в должности полковника полиции — старшего оперуполномоченного по особо важным делам в Министерстве Внутренних Дел Республики Казахстан в комитете по борьбе с наркобизнесом, ранее не судимого, проживающего по адресу: г. Астана, ул. Сауран, дом № 9 «а», квартира № 128, избранная мера пресечения «подписка о невыезде и надлежащем поведении» с 15.05.2013 года, копию обвинительного заключения получившего своевременно

по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст.  314 ч. 2, 28 ч. 3 — 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 28 ч. 3 — 259 ч. 2, 28 ч. 3 -308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 28 ч. 3 — 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан,

Атагулова Кенжетая Муратовича, 17.05.1972 года рождения, уроженца Карагандинской области, гражданина Республики Казахстан, по национальности казаха, русским языком владеющего свободно, в переводчике не нуждающегося, с высшим образованием, холостого, до задержания работающего в должности подполковника полиции — заместителя начальника УБОП ДВД Карагандинской области, ранее не судимого, проживающего по адресу: г. Караганда, ул. Лободы, дом № 3 «а», квартира № 3, избранная мера пресечения «арест» с 22.01.2013 года, копию обвинительного заключения получившего своевременно

по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст.  308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 259 ч. 2, 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 259 ч. 2, 308 ч. 4 п. п. «а, б», 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан, суд

УСТАНОВИЛ:

Подсудимые Акшалов Т. М., являясь должностным лицом — начальником УБОП ДВД Карагандинской области, и Атагулов К.М., являясь должностным лицом — оперуполномоченным УБОП ДВД Карагандинской области, в силу требований законов Республики Казахстан «Об органах внутренних дел Республики Казахстан», «Об оперативно-розыскной деятельности» призванных защищать права и свободы граждан от противоправных посягательств, предупреждать, выявлять и раскрывать преступления при осуществлении ими оперативно-розыскной деятельности, в группе лиц по предварительному сговору совершили ряд тяжких преступлений против интересов государственной службы, государственного управления, здоровья населения и существенно подрывающих авторитет государства, в связи с нарушением конституционных прав граждан с использованием власти и должностных полномочий, возложенных на них государством при следующих обстоятельствах:

22.12.2006 года Акшалов Т. М. приказом начальника ДВД Карагандинской области № 785 л/с назначен на должность начальника управления по борьбе с организованной преступностью ДВД Карагандинской области (УБОП ДВД области). В его функциональные обязанности входило руководство и персональная ответственность за деятельностью управления, а также за надлежащее исполнение возложенных на него задач и функций; организация профилактической работы с личным составом, выявление причин и условий, способствующих нарушениям дисциплины и законности; документирование преступной деятельности организованных преступных групп и сообществ, лидеров и «авторитетов» уголовно-преступной среды с применением оперативно-технических средств ОВД, других правоохранительных и специальных органов; изучение состояния организованной преступности в регионе, анализ обуславливающих ее факторов, разработка и реализация мер противодействия; реализация программ, комплексных планов, целевых операций и других мер, направленных на активизацию борьбы с организованной преступностью; изучение, обобщение и применение положительного опыта в сфере борьбы с организованной преступной деятельностью.

Атагулов К.М. приказом начальника ДВД по Карагандинской области № 195 л/с от 15.02.2007 года назначен на должность оперуполномоченного управления по борьбе с организованной преступностью ДВД Карагандинской области (УБОП ДВД области). В его функциональные обязанности входило организация работы по раскрытию особо опасных преступлений, разработке и разобщению преступных групп и сообществ, осуществление совместно с территориальными ОВД и другими правоохранительными органами оперативно-розыскных мероприятий по выявлению лиц, причастных к совершению особо опасных преступлений, организация работы по раскрытию «заказных» убийств, организация работы по обеспечению мероприятий в рамках защиты участников уголовного процесса, обеспечение своевременного и качественного разрешения поступающих в группу оперативных заданий, запросов и ориентировок из других ОВД, а также жалоб, писем и заявлений граждан.

С целью извлечения выгод и преимуществ для себя и организации, а именно с целью искусственного улучшения служебных показателей УБОП ДВД Карагандинской области по обезвреживанию членов организованных преступных групп, подсудимые Акшалов Т. М. и Атагулов К.М., распределив между собой роли, вступили в предварительный преступный сговор, направленный на задержание и подброс потерпевшим Маженову А.А. и Рахметову Д.А. наркотических средств.

Акшалов Т. М., являясь начальником УБОП ДВД Карагандинской области, взяв на себя функции организатора преступлений, для осуществления преступного замысла подписал письмо, с произвольно составленным исходящим номером 10/2-690 от 06.07.2007 года на имя начальника ОВД г. Балхаш Киякина Е.М. о том, что якобы в УБОП ДВД области с ККП МВД РК поступила информация о преступной деятельности активного члена ОПГ «Сагитова» Маженова А.А. и его связи Рахметова Д.А. и что они, находясь в г. Балхаш, якобы занимаются налаживанием связи наркотрафика между южным и северным регионами РК и сбытом наркотиков лицам, находящимся в местах лишения свободы, с просьбой оказать содействие в задержании с поличным Маженова А.А. и Рахметова Д.А.

Также подсудимый Акшалов Т. М., явно превышая свои должностные полномочия, не проверив информацию, якобы поступившую с ККП МВД РК, для организации задержания потерпевших Маженова А.А. и Рахметова Д.А. путем обращения с рапортом от 04.07.2007 года добивается у руководства ДВД Карагандинской области разрешение на выделение сотрудников ПСН «Арлан» Косолапова А.В., Хордина М.А., Пшонко В.Д. и Хамитжанова Э.З. для оказания ему содействия в проведении оперативно-розыскных мероприятий.

07.07.2007 года Акшалов Т. М. без официального приказа руководства ДВД Карагандинской области и оформления командировочных расходов вместе с подчиненными ему по службе — начальником отдела Рождественским Д.Н., оперуполномоченными Молдабековым А.Т. , Атагуловым К.М. и сотрудниками ПСН «Арлан» прибыли в г. Балхаш, где также по устному распоряжению Акшалова Т. М. были привлечены сотрудники ОБОП ГОВД г. Балхаш Джусупов М.С., Жунусбеков С.М. и Шымырбаев А.А.

При этом подсудимые Акшалов Т. М. и Атагулов К.М., заранее распределив роли, явно превышая власть и должностные полномочия, незаконно хранили при себе и перевезли в автомашине марки «Mercedes», государственный номер М077SDM под управлением Молдабекова А.Т. c целью сбыта наркотическое средство героин.

07.07.2007 года около 19.30 часов на автодороге возле дачного массива «Белый камень» г. Балхаш под руководством подсудимого Акшалова Т. М. сотрудниками ПСН «Арлан» Косолаповым А.В., Хординым М.А., Пшонко В.Д. и Хамитжановым Э.З. с применением физической силы, табельного огнестрельного оружия — автомата марки «АКС74У № 235347» и специальных средств — наручников БР, были задержаны потерпевшие Маженов А.А. и Рахметов Д.А., а также Толеуов Р.В., Сулейманов Б.У. и Ахметова Д.А., находившиеся в автомашине марки «Ауди А8», зеленого цвета, государственный номер А767 РРN под управлением Толеуова Р.В.

При этом подсудимый Атагулов К.М. при задержании, организованном подсудимым Акшаловым Т. М., действуя в группе лиц и по предварительному сговору, явно превышая власть и должностные полномочия, вопреки законным интересам службы, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и своего ведомства в виде искусственного улучшения служебных показателей по обезвреживанию членов организованной преступной группировки, тайно подбросил, незаконно хранившееся и перевезенное с целью сбыта наркотическое средство, лежащему на земле Маженову А.А. в левый карман, надетых на нем спортивных шорт, наркотическое средство — героин, массой 1,55 грамма, а также подбросил в левый карман спортивных шорт, лежащему на земле Рахметову Д.А., наркотическое средство — героин массой 1,31 грамма.

После произведенных подсудимым Атагуловым К.М. действий по указанию руководителя УБОП ДВД Карагандинской области — подсудимого Акшалова Т. М. были приглашены понятые Абеуов И.С. и Бекбенбетов М.У. для участия при фактически произведенном без санкции прокурора обыске потерпевшего Маженова А.А., а также понятые Казанин С.В. и Тен Р.В., находившиеся в нетрезвом состоянии для участия при фактически произведенном без санкции прокурора обыске потерпевшего Рахметова Д.А.

Кроме того, органом предварительного следствия подсудимый Акшалов Т. М. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 314 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, а именно в том, что подсудимый Акшалов Т. М., являясь должностным лицом — начальником УБОП ДВД Карагандинской области, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и нанесения вреда другим лицам, внес в официальный документ заведомо ложные сведения, а именно изготовил за своей подписью заведомо подложный документ — письмо с произвольно составленным исходящим номером 10/2-690 от 06.07.2007 года на имя начальника ОВД г. Балхаш Киякина Е.М., внеся в него заведомо ложные сведения о том, что якобы в УБОП ДВД области с ККП МВД РК поступила информация о преступной деятельности активного члена ОПГ «Сагитова» Маженова А.А. и его связи Рахметова Д.А. и что они, находясь в г. Балхаш, якобы занимаются налаживанием связи наркотрафика между южным и северным регионами РК и сбытом наркотиков лицам, находящимся в местах лишения свободы и просил Киякина Е.М. оказать содействие им в задержании с поличным Маженова А.А. и Рахметова Д.А.

В свою очередь, органом предварительного расследования подсудимому Атагулову К.М. также предъявлено обвинение по ст. 308 ч. 4 п. п. «а, б» Уголовного Кодекса Республики Казахстан, в том, что Атагулов К.М., являясь должностным лицом — оперуполномоченным УБОП ДВД Карагандинской области, 07.07.2007 года около 19.30 часов при задержании Маженова А.А. в районе дачного массива «Белый камень» г. Балхаша насильно вывел последнего обнаженным на всеобщее обозрение, тем самым превысил власть и должностные полномочия, а именно совершил действия, явно выходящие за пределы его прав и полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов гражданина с применением насилия и угрозой его применения, а также применением специальных средств.

Кроме того, органом предварительного расследования подсудимому Атагулову К.М. также предъявлено обвинение по ст. 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан, в том, что Атагулов К.М., являясь должностным лицом — оперуполномоченным УБОП ДВД Карагандинской области, 11.02.2008 года, при задержании Маженова А.А. по пр. Бухар-Жырау г. Караганды, подверг его избиению и тем самым превысил власть и должностные полномочия, то есть, совершил действия, явно выходящие за пределы его прав и полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, с применением насилия.

Исследовав в судебном заседании, представленные стороной обвинения доказательства по данному уголовному делу, суд пришел к выводу о том, что предъявленное подсудимому Акшалову Т. М. обвинение по ст. 314 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан и обвинение предъявленное подсудимому Атагулову К.М. по ст. ст. 308 ч. 4 п. п. «а, б», 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан не нашло своего подтверждения в судебном следствии.

Подсудимый Акшалов Т. М. в судебном заседании выразил свою позицию полным непризнанием своей вины, показал, что являлся начальником УБОП ДВД Карагандинской области и выполнял свои должностные полномочия в пределах своих функциональных обязанностей, действующих на июль 2007 года. Факт подписания им письма на имя Киякина в ОВД г. Балхаша № 10/2-690 от 06.07.2007 года не отрицает, однако поясняет, что регистрацией исходящей документации не занимался, текст письма не составлял и лично его не изготавливал. В нумерации исходящего документа могла произойти описка, поскольку последующее письмо, направленное им следователю СО ОВД г. Балхаш Рудиковой А.В. исх. № 10/4-491 от 09.07.2007 года, с учетом того, что 07.07.2007 года и 08.07.2007 года являлись выходными днями. Информация, указанная в письме, соответствовала действительности, на что в самом письме имеется ссылка на оперативную информацию, поступившую из ККП МВД РК. Материалы ОРД на Маженова А.А. и агентурное дело на ОПГ «Сагитова» органов следствия запрошены лишь в пределах Карагандинской области, тогда как по г. Алматы и Алматинской области имеются сведения о связи Маженова А.А. с «вором в законе» по кличке «Голова» — Серик Джаманаев. Письмо в конкретном случае не являлось официальным документом, поскольку не влекло каких-либо последствий для потерпевших, уголовное дело возбуждено по факту задержания Маженова А.А. и Рахметова Д.А. 07.07.2007 года и изъятием наркотических средств на основании рапорта, зарегистрированного в КУЗи. Акшалов Т. М. также показал, что действительно 07.07.2007 года находился в г. Балхаш с целью оказания практической помощи и решения вопросов материально-технического обеспечения отдела, а также присутствовал при задержании, однако лично сам никого не задерживал, физическую силу или спец средства не применял, досмотр задержанных лиц не проводил, вещественные доказательства не изымал, каких-либо указаний по возбуждению уголовного дела, регистрации в КУЗи, никому не давал. Никаких процессуальных и иных документов не составлял и не подписывал. Просит суд полностью его оправдать в связи с отсутствием в его действиях какого-либо состава преступления.

Подсудимый Атагулов К.М. в суде также выразил свою позицию полным непризнанием своей вины и показал, что обвинение, предъявленное ему, основано на предположениях и умозаключениях следствия, на показаниях заинтересованных свидетелей, имеющих существенные противоречия, которые не были устранены в ходе следствия. Кроме того, показал, что до 15.02.2007 года он работал в ОБОП по г. Джезказган, а с 15.02.2007 года он был назначен оперуполномоченным ОБОП по г. Караганды и в его функциональные обязанности входило обеспечение безопасности участников уголовного процесса, агентурно-оперативной деятельности, взаимодействие с другими органами. С Акшаловым Т. М. он ранее лично знаком не был, знал его лишь как руководителя УБОП, виделся с ним только на служебных совещаниях, никаких распоряжений или указаний от него не получал. 06.07.2007 года Рождественский Д.Н. сообщил ему, что по указанию начальника УБОП Акшалова Т. М. необходимо выехать в г. Балхаш, не посвящая его при этом в цель и детали выезда. 07.07.2007 года под утро он вместе с двумя сотрудниками ПСН «Арлан», кем именно не помнит и Молдабековым А.Т. на автомашине «Mercedes» приехали в г. Балхаш. Рождественский Д. Н. выехал на своей автомашине марки «БМВ». По приезду на въезде в г. Балхаш их ожидали Акшалов Т. М., Рождественский Д. и еще два сотрудника ПСН «Арлан», там также находились водитель Акшалова Т. М. — Колбасин А., Джусупов М.С. и еще сотрудники ОБОП г. Балхаш. В этот же день, ближе к вечеру, от Рождественского Д.Н. поступила команда Акшалова Т. М. и они на автомашине Молдабекова А.Т. и двумя сотрудниками ПСН «Арлан» прибыли в дачный массив «Белый камень», недалеко от пляжа. Сотрудники ПСН «Арлан» пересели в автомашину «ВАЗ-2110» и уехали. Там же он встретил Акшалова Т. М. и Джусупова М.С. и кто-то из них сказал о том, что будет задержание. После команды он на автомашине Молдабекова А.Т. проехали примерно 200 метров, где увидели, что автомашину марки «Ауди» подрезала автомашина марки «ВАЗ 2110», из которой выбежали четверо сотрудников ПСН «Арлан» и стали задерживать пассажиров автомашины «Ауди». К месту задержания ни он, никто другой не подходил, так как по инструкции ПСН в момент задержания никто не имеет права подходить до полного задержания. Поэтому он с Молдабековым А.Т. находились от места задержания примерно в 10-15 метрах, откуда он и наблюдал за задержанием. Он увидел Ахметову Д., которую знал по работе в ОБН, которая его также узнала и окликнула его по имени, тогда он вместе с Джусуповым М.С. отвели Ахметову Д. в сторону примерно на 15-20 метров от места задержания. Задержанные лежали рядом с задержанной автомашиной на земле, там же стояли понятые. Досмотр проводили сотрудники ГОВД г. Балхаш. Среди задержанных он также узнал Маженова А.А., которого знал по оперативным данным, как жителя района «Майкудук» по кличке «Асик» и как лицо, склонное к совершению преступлений. Других задержанных, кроме Ахметовой Д., он не знал, к задержанным он лично не подходил, ни в момент их задержания, ни после. Обнаженного ниже пояса Маженова А.А. он не видел. Об изъятии у задержанных наркотических средств ему стало известно после окончания их досмотра, так как на месте досмотра он не присутствовал, все время находился с Ахметовой Д. После проведения досмотра всех задержанных, доставили в Балхашский ГОВД. Как передавались материалы по досмотру, как они регистрировались, кому были переданы, где находились изъятые при досмотре вещественные доказательства, у кого и как передавались не видел и не знает. К вещественным доказательствам и материалам доступа никакого не имел. На следующий день выехал в Караганду. Предъявленное ему обвинение по обстоятельствам 11.02.2008 года подсудимый Атагулов К.М. также полностью не признает, отрицает факт задержания Маженова А.А. им и другими сотрудниками полиции, а также применение к Маженову А.А. физического и иного насилия. Гражданский иск Рахметова Д.А. не признает. Полагает, что обвинение основано на недопустимых вещественных доказательствах, искаженных специальным прокурором Бекзатовым К.К. Виновным себя не считает, просит полностью его оправдать.

Подсудимые Акшалов Т. М. и Атагулов К.М., дав произвольные пояснения, пользуясь правом, предоставленным им ст. 69 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан более давать показания, отвечать на вопросы суда и стороны обвинения отказались.

Несмотря на отрицание подсудимыми Акшаловым Т. М. и Атагуловым К.М. своей виновности, их вина в описанных в установочной части деяниях, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Потерпевший Рахметов Д.А. суду показал, что в ночь с 6 на 7 июля 2007 года к нему приехала его девушка Ахметова Д. и во время обеда, Ахметова Д. сообщила ему, что в кафе заходили ее бывшие коллеги — сотрудники полиции, одного из них она видела ночью на вокзале по приезду в г. Балхаш. 07.07.2007 года в момент, когда они собирались поехать на озеро, выходя из подъезда, Ахметова Д. вновь увидела сотрудников полиции, была удивлена и сообщила ему об этом. Предварительно созвонившись с Маженовым А.А., которого он знает с детства, они все вместе поехали на озеро, на пляж вблизи с дачным массивом «Белый камень». На озере они находились около 2-3 часов, где купались в спортивных шортах, в которых приехали. Его личные вещи — сотовый телефон, ключи находились в сумке у Ахметовой Д., а сотовый телефон Маженова А.А. лежал рядом на полотенце, так как карманы их спортивных шорт были без замков, и поэтому все их содержимое при купании могло оказаться в воде. Примерно около 19.00 часов, когда они уже стали собираться возвращаться с пляжа, они созвонились с Толеуовым Р.В., который приехал за ними на своей автомашине марки «Audi А8» со своим родственником Сулеймановым Б. Около 19:30 часов они впятером на указанной автомашине выехали с пляжа, где на автодороге возле дачного массива «Белый камень» их остановили. Началась стрельба, отчего, испугавшись, все пригнули голову, а когда подняли, то уже открывались двери и, их стали вытаскивать с автомашины, при этом наносили удары кулаками, ногами, прикладом автомата и всех уложили на землю, лицом вниз. От полученных ударов он периодически терял сознание и кто в этот момент к нему подходил, не может сообщить. После чего, когда его подняли и стали обыскивать, то нашли наркотик. Он никогда наркотические средства не употреблял, никакого отношения к ним не имел, полагает, что ему подложили наркотическое средство сотрудники полиции. Каким образом проводился обыск Маженова А.А. и что у него было изъято, он не видел, так как его первого осматривали, но так как Маженов А.А. возмущался, он понял, что у Маженова А.А. изъяли наркотики. На месте задержания никаких документов не оформлялось и их повезли в здание ОВД г. Балхаша, где ему объявили о возбуждении в отношении него уголовного дела по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан. Так с 7 июля по 12 декабря 2007 года, всего 159 дней, он незаконно находился под арестом. В последующем 15.07.2008 года постановлением прокуратуры г. Балхаша уголовное дело в отношении него прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. В судебном заседании потерпевший Рахметов Д.А. полностью поддержал свои показания, данные им ранее по обстоятельствам его задержания по уголовному делу, возбужденному в отношении него по ст. 259 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, а также данные в ходе предварительного следствия по настоящему делу. Кроме того потерпевшим Рахметовым Д.А. был заявлен гражданский иск к подсудимым Атагулову К.М., Акшалову Т. М. о солидарном возмещении материального ущерба в сумме 820 000 тенге и морального вреда в сумме 10 000 000 тенге. Однако в последующем в своем письменном заявлении, поданном в суд Рахметов Д.А. заявил об отсутствии претензий к подсудимым Акшалову Т. М. и Атагулову К.М., не желании привлекать указанных лиц к уголовной ответственности и прекращении уголовного преследования, поскольку виновными их не считает. Также Рахметов Д.А. заявил об отказе от гражданского иска, заявленного в рамках уголовного дела, в связи с отсутствием материальных претензий к подсудимым.

Так, потерпевший Маженов А.А. в суде показал, что он никакого отношения к наркотическим средствам не имел, никогда не состоял ни в какой преступной группе и никогда не имел судимости. Потерпевший полностью поддержал свои показания, данные им в ходе рассмотрения уголовного дела, возбужденного в отношении него по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан и в ходе предварительного следствия по настоящему делу. Об обстоятельствах его незаконного задержания от 07.07.2007 года показал, что в указанный день около 19.00 часов он вместе с Рахметовым Д.А. и Ахметовой Д. купались на озере на пляже вблизи дачного массива «Белый камень». Он и Рахметов Д.А. купались в спортивных шортах, окунувшись в озеро, они решили возвращаться, так как по их просьбе за ними приехали Толеуов Р.В. и Сулейманов Б.У.  Когда они впятером возвращались с пляжа в г. Балхаш на автомашине Толеуова Р.В. марки «Audi А8», вдруг им путь преградила автомашина марки «Ваз 2110», из которой выбежали люди в камуфляжной форме, в масках на лицах и с автоматами в руках. В их сторону прозвучало несколько выстрелов, все они испугались и пригнулись в автомашине. Он очень испугался, было не понятно, что происходит. Затем в грубой форме их всех стали бить и вытаскивать из автомашины, после чего уложили на землю рядом с автомашиной лицом вниз. Им стали наносить удары руками, ногами и прикладами автоматов. Ему надели наручники, руки находились сзади. При избиении он заметил, как один из сотрудников полиции в гражданской одежде, как позже узнал Атагулов К.М., стал обыскивать его карманы. В этот момент он хорошо видел и ощутил, как Атагулов К.М. что-то положил в левый карман его мокрых шорт. В этот момент Ахметова Д. сильно кричала «Что вы делаете?» и плакала. После чего были приглашены понятые, двое из которых были в нетрезвом состоянии, что он сразу заметил и лишь через 10-15 минут после их задержания у него изъяли наркотическое средство. Изъятое у него наркотическое средство упаковали, опечатали и там расписались понятые, однако он стал отрицать, что наркотическое средство ему принадлежит и отказался от подписи. За это сотрудники в масках вновь стали его избивать, при этом он узнал одного из спецназовцев — Хордина М.А. и сказал ему об этом. Затем с него насильно сняли шорты, он остался ниже пояса обнаженным, так как под шортами у него не было нижнего белья. После этого Атагулов К.М. взял его под руку и насильно вывел его к передней части автомашины на обозрение людям, наблюдавшим за происходящим. При этом в тот момент по дороге проезжали и проходили посторонние лица, но Атагулов К.М. продолжал морально издеваться над ним, высмеивать его, угрожал сфотографировать его обнаженным на сотовый телефон. Только через некоторое время ему сотрудники спецназа помогли надеть плавки Рахметова Д.А., так как он был в наручниках. На месте задержания ни один процессуальный документ не оформлялся, видеосъемка не проводилась. Он не говорил никому об обстоятельствах задержания, так как он не собирался никого привлекать к ответственности. Он лишь с самого начала отрицал принадлежность ему наркотиков, так как он их никогда не употреблял и отношения к наркотикам не имеет. На санкции прокурора он требовал провести в отношении него экспертизу, но ее не проводили по непонятной ему причине. Именно Ахметова Д. первая стала писать жалобы на действия сотрудников полиции во все инстанции. При этом Ахметова Д. на следствии утверждала, что она видела, как Атагулов К.М. подложил ему наркотики. Полагает, что изменение Ахметовой Д. показаний связано с оказанием на нее давления. Поскольку он на протяжении предварительного следствия и судебного следствия по уголовному делу, возбужденному по его незаконному задержанию и подбросу ему наркотического средства, находился под арестом. При этом его этапировали в г. Алматы, где допрашивали в качестве свидетеля по факту исчезновения журналистки, он не имел никаких контактов с Рахметовым Д.А., Ахметовой Д. и другими. Когда в суде в г. Балхаш не была установлена их вина, а затем дело прекратили в связи с отсутствием в его действиях и действиях Рахметова Д.А. состава преступления он поверил в правосудие и справедливость.

Кроме того, Маженов показал, что в один из дней февраля 2008 года скоропостижно скончался тренер Балтабеков И. и в тот день он, его брат Маженов Ш.А. и Сверчков Г. примерно в обеденное время на автомашине Сверчкова Г. поехали в дом умершего, по адресу: г. Караганда, пр. Бухар-Жырау 21 — 11. После чего, выразив соболезнования семье умершего, они выехали со двора указанного дома и поехали по пр. Бухар-Жырау. В момент, когда они проезжали около здания бывшего «Летнего театра» ныне «Театр им. Сейфуллина» их остановил сотрудник дорожной полиции в форменном обмундировании с жезлом. Сверчков Г. направился к нему с документами и, вдруг с разных сторон подъехало несколько автомашин, из которых вышли около 10 или 12 сотрудников полиции в гражданской одежде. Они с братом испугались, заблокировали двери автомашины, но сотрудники стали бить по автомашине и они были вынуждены открыть двери. Сотрудники полиции насильно вытащили его и брата Маженова Ш.А. из автомашины и стали наносить им удары руками и ногами по различным частям тела. Затем двое полицейских подняли его за руки, стали его удерживать, а Атагулов К.М. кулаками нанес ему 3-4 удара в область головы. После этого его, Маженова Ш.А. и Сверчкова Г. привезли в здание ДВД Карагандинской области, где их продержали около 30-40 минут, а затем отпустили. Несколько дней он находился дома у сестры, а 14.02.2008 года в связи с плохим самочувствием, так как у него болела голова и тело, он, попросив соседа Никонорова В.Е., помочь ему обратился за медицинской помощью в КГКП «Городская больница № 1». В больнице он обратился к ранее ему знакомому врачу Сайлауулы Г. , который осмотрев его, направил его в травмпункт, где с него сняли побои и поставили диагноз: «ушиб мягких тканей лица, головы и живота». Кроме того, потерпевший Маженов А.А. показал, что до 2012 года он не писал жалобы и не думал писать на незаконные действия сотрудников УБОП, но Атагулов К.М. не давал ему спокойно жить, каждый раз его провоцировал. Он также обратился в суд о возмещении ему морального вреда, в связи с незаконным его привлечением к уголовной ответственности и решением Октябрьского суда г. Караганды в его пользу взыскана сумма компенсации морального вреда, которая ему выплачена. Настаивает на осуждении подсудимых и на назначении им, предусмотренного законом, наказания.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Абдакасов А.С., показал, что с 20.01.2008 года он был назначен заместителем прокурора г. Балхаш, где работал по июль 2010 года. В ходе ревизии всех уголовных дел по которым не находилось логическое завершение, то есть при наличии лиц, по которым не было принято окончательное процессуальное решение, им были истребованы указанные дела. Поскольку в 2007 году уголовные дела в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. были возвращены Балхашским городским судом для производства дополнительного расследования, в марте 2008 года было принято решение о приостановлении уголовных дел, в связи назначением экспертиз. В ходе ревизии приостановленных уголовных дел, им были изучены материалы уголовных дел в отношении Маженова А.А. и Рахметова Ж.А.  Изучение указанных дел показало, что в действиях Маженова А.А. и Рахметова Ж.А. отсутствуют состав преступления, предусмотренного ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан. В связи с чем, были отменены постановления о приостановлении производства по уголовным делам и принято решение о прекращении уголовных дел. Основанием для принятия такого решения послужило то, что при возвращении уголовных дел на дополнительное расследование судом был указан ряд недостатков. Судом также установлено, что лица, проходившие по делу в качестве понятых в своих показаниях дали пояснения о том, что непосредственно в момент задержания обвиняемых и при изъятии наркотического средства, они не участвовали, так как были приглашены намного позже. Кроме того один из понятых являлся заинтересованным лицом, так как ранее проходил по другим делам, один и понятых состоял на учете в наркологическом диспансере. Дальнейшая перспектива указанных уголовных дел отсутствовала, поскольку имело место нарушением норм Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, а именно отсутствие понятых при задержании и изъятии наркотических средств, утверждения обвиняемых о том, что наркотическое средство подкинули им сотрудники полиции, то есть возникали объективные сомнения, которые толковались в пользу обвиняемых. После чего, он постановлениями от 15.07.2008 года прекратил уголовные дела в отношении Маженова А.А. и Рахметова Ж.А. за отсутствием в их действиях состава преступления. Указанные постановления были утверждены прокурором г. Балхаш и никем оспорены не были.

Свидетель Аскаров А.Т. суду дал показания аналогичные показаниям свидетеля Абдакасова А.С.  Кроме того, показал, что с 28.01.2008 года он был назначен прокурором г. Балхаш, где проработал до 19.06.2009 года. Уголовные дела в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.Р. по статье 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан находились на дополнительном расследовании длительное время. При осуществления контроля и надзора за такими делами, в июле 2008 года курирующий заместитель Абдакасов А.С. и помощники доложили ему о том, что дела не могут быть направлены в суд и необходимо принимать окончательное процессуальное решение. Им также были изучены постановления суда, которыми суд направил дела на дополнительное расследование, где были указаны нарушения уголовно-процессуального закона относительно привлечения понятых, осуществления досмотра и обыска, а также судом было принято решение об изменении меры пресечения с ареста на подписку о невыезде и надлежащем поведении в отношении подсудимых. Абдакасовым А.С. были вынесены соответствующие постановления, с которыми он полностью согласился и 15.07.2008 года им были утверждены указанные постановления о прекращении уголовных дел за отсутствием состава преступления в деяниях Маженова А.А. и Рахметова Д.А.

Допрошенный в суде свидетель Маженов Ш.А. показал, что он является родным братом потерпевшего Маженова А.А. и об обстоятельствах задержания 07.07.2007 года ему известно со слов брата. Также известно, что на его брата Маженова А.А. как до задержания, так и после постоянно оказывалось давление, Атагулов К.М. его постоянно преследовал. На свидетелей обвинения Сапаргалиева Е.Б., Астафьева Д.В. и Толеуова Р.В. также оказывается давление со стороны сотрудников УБОП. К нему также кто-то звонил со скрытого телефона и угрожали, также приходили по месту жительства их сестры и показывали его фото, поясняя соседям, что он член организованной преступной группы, что он вызывается в УВД. Сам он не обращался с заявлением о принятии в отношении него мер безопасности, но о том, что на него оказывалось давление, он обращался в различные инстанции. Полагает, что давление на него и свидетелей оказывают люди из окружения Атагулова К.М. и Акшалова Т. М., с целью склонить его и брата отказаться от обвинения. Свидетель Маженов Ш.А. также пояснил, что в период следствия по событиям 2008 года, ему неоднократно звонили и вызывали в полицию сотрудники Рождественский и Жаров. Также подтвердил, что к нему обращался Сагитов Е. с просьбой встретиться с Атагуловым К.М.  По обстоятельствам избиений его и его брата сотрудниками полиции 11.02.2008 года возле бывшего «Летнего театра» в г. Караганде свидетель дал показания аналогичные показаниям потерпевшего Маженова А.А. и показал, что их остановил сотрудник дорожной полиции, Сверчков Г. вышел и вдруг с разных сторон подъехало несколько автомашин, из которых вышли около 10 или 12 сотрудников полиции в гражданской одежде. Они с братом испугались, заблокировали двери автомашины, но сотрудники стали бить по автомашине и они были вынуждены открыть двери. Сотрудники полиции насильно вытащили его и брата Маженова А.А. из автомашины и стали наносить им удары руками и ногами по различным частям тела. Затем двое полицейских подняли за руки Маженова А.А., стали его удерживать, а Атагулов К.М. кулаками нанес ему несколько ударов. После этого его, Маженова А.А. и Сверчкова Г. привезли в здание ДВД Карагандинской области, где их продержали около 30-40 минут, а затем отпустили.

Свидетель Сверчков Г. Д. в суде полностью подтвердил свои показания, данные им в ходе предварительного следствия и суду показал, что в феврале 2008 года действительно возил братьев Маженовых на похороны умершего Балтабекова И., по адресу пр. Бухар Жырау г. Караганды. Когда выехали обратно возле «Летнего театра» их остановил сотрудник УДП. После чего, внезапно его автомашину перекрыли со всех сторон три машины и из трех автомашин выбежали около 10 человек в гражданской одежде и из его автомашины силой стали вытаскивать Маженова Ш.А. и Маженова А.А., положили их на землю и стали их избивать руками и ногами. Также он видел, как Атагулов К.М. наносил несколько ударов по лицу и туловищу Маженова А.А. После чего, продержав их в здании ДВД Карагандинской области несколько часов, их отпустили.

Допрошенная в суде свидетель Маженова Г. А. показала, что является родной сестрой потерпевшего Маженова А.А. и что в феврале 2008 года действительно к ней домой пришли в порванной одежде и избитые, то есть с телесными повреждениями, ее братья Маженов Ш.А. и Маженов А.А., которые рассказали, что их избили сотрудники УБОП ДВД Карагандинской области, но заявлять они никуда не будут. Также показала, что после задержания Маженова А.А. в г. Балхаше 07.07.2007 года, ее братья иногда обращались к ней, с просьбой зашить им карманы на одежде в целях безопасности, так как боялись, что им повторно могут подкинуть наркотики.

Свидетель Адилов Д.А. суду показал, что в 2007 году он работал заместителем прокурора г. Балхаш и в 2007 году в период исполнения обязанностей прокурора он решал вопросы о санкционировании ареста в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А., а также о признании законным несанкционированного обыска в квартире одного из задержанных, так как там было найдено вещество зеленого цвета. Однако в связи с тем, что с тех пор прошло значительное время он не помнит деталей и обстоятельств. При этом свидетель полностью поддержал показания данные им в ходе предварительного следствия по делу.

Допрошенный в суде свидетель Жушнов С.Б. показал, что в феврале 2008 года он узнал, что умер его тренер Балтабеков И., в связи с чем он с друзьями решил пойти к его родным и выразить соболезнования. Проходя мимо нынешнего театра им. «С. Сейфуллина» по пр. Бухар-Жырау, вдоль дороги, он увидел скопление людей и, заметил спецмашину УДП, при этом кто-то из присутствующих сказал, что это УБОП. В это время он заметил, что один из задержанных лежал на земле, а второй был его знакомый Маженов А., которого люди в гражданской одежде держали и наносили удары. Однако указать, кто именно наносил удары Маженову А.А., он точно не может. Увидев такое ему, перехотелось идти в дом умершего Балтабекова И. и он уехал домой.

Свидетель Алиев Е.Б. суду показал, что он вместе со своим знакомым Кузнецовым Е. в феврале 2008 года узнали о смерти Балтабеков И., в связи с чем, они поехали выразить соболезнования. Проходя мимо нынешнего театра им. «С. Сейфуллина» по пр. Бухар-Жырау, вдоль дороги, они увидели скопление людей, автомашину УДП, там была потасовка и, он заметил, что Маженов Ш. и Маженов А. лежали на земле во время как их избивали, при этом они никакого сопротивления не оказывали. Опознать, кто именно наносил удары, он не может, но как он понял сотрудники УБОП ДВД Карагандинской области.

Свидетели Ставила В.В., Шокейбасов А.С., Шмидт В.А. и Укпенов А.В. суду дали показания аналогичные показаниям свидетеля Жушнова С.Б. в части того, что они являлись очевидцами избиения Маженова А.А. сотрудниками УБОП в феврале 2008 года по пр. Бухар-Жырау г. Караганды. Однако свидетели по разному описывали обстоятельства избиения Маженова А.А., где в некоторых случаях утверждали, что братья Маженовы лежали на земле и им наносили удары ногами, а также, что серьезных ударов Маженову А.А. не наносили, поэтому не воспринимали указанное избиением, так как Маженова А.А. держали за руки двое и один из сотрудников УБОП нанес ему один удар по корпусу. Другие свидетели утверждали, что видели факт избиения, но кто именно наносил удары Маженову А.А., указать не смогли.

Свидетель Никоноров В.Е. суду показал, что он зимой 2008 года по просьбе Маженова А.А. возил его в больницу, где ему сняли побои. Маженов А.А. тяжело передвигался, под глазами были синяки, нижняя губа была опухшей, жаловался на боли, говорил, что его избили сотрудники полиции.

Допрошенный в суде свидетель Сулейменов С.С. показал, что летом 2007 года, когда он возвращался с рыбалки на своем автомобиле, возле дачного массива «Белый камень» в г. Балхаш он заметил скопление людей и возле передней части автомобиля он увидел своего земляка Маженова А., который стоял на дороге в футболке без нижнего белья, лицом к остановке, где дачники ждали автобус. Увидев, что Маженова А. держат люди в масках и в камуфляжной форме, а также рядом находятся люди в гражданской одежде, он испугался и не стал останавливаться. Приехав к себе домой в г. Балхаш, он позвонил к родственникам Маженова А.А.

Свидетель Катанцев В.М. суду показал, что в феврале 2008 года узнал, что умер его коллега — тренер Балтабеков И. В связи с чем, он приехал к его родным для того чтобы выразить свои соболезнования. Когда возвращался обратно, проходил мимо бывшего «Летнего театра», где вдоль дороги увидел скопление людей, спецмашину УДП и понял, что это сотрудники полиции. В это время он заметил, что двое мужчин лежали на земле и возле них находились люди в гражданской одежде. Увидев происходящее, он не стал останавливаться и прошел мимо. Через пару дней, когда хоронили покойного, он узнал, что в день смерти Балтабекова И., задержали Маженовых, с которыми он знаком по спортзалу.

Допрошенный в суде свидетель Хордин М.А. показал, что в 2007 года он являлся сотрудником ПСН «Арлан» ДВД Карагандинской области. 07.07.2007 года под руководством начальника управления УБОП области Акшалова Т. М., он с другими сотрудниками ПСН «Арлан» Косолаповым А.В., Хамитжановым Э.З. и Пшонко В.Д. выезжали в г. Балхаш, где около 19.00 часов они прибыли к дачному массиву, где их встретил Акшалов Т. М. и другие сотрудники УБОП. Акшалов Т. М. их предупредил, что лица, которых они должны задержать, могут быть вооружены. После чего они принимали участие по задержанию автомашины марки «Ауди» зеленого цвета и вытаскивали из автомашины пассажиров, среди которых была одна была девушка, которая стала сильно кричать. Она узнала сотрудников УБОП Атагулова К. и Молдабекова А.Е., которые ее увели в сторону. В момент, когда они задерживали лиц, находившихся в автомашине, вытаскивали из автомашины и уложили всех на землю, понятых еще не было. Свидетель не смог вспомнить все детали задержания, однако полностью поддержал свои показания данные им в ходе предварительного следствия.

Эксперт Котова Т. Л. суду показала, что 07.07.2007 года в 23:50 часов от сотрудника ОВД г. Балхаш к ней поступило два постановления о назначении судебной экспертизы по исследованию наркотических средств и к данным постановлениям были предоставлены пять пакетов по Рахметову Д.А. и семь пакетов по Маженову А.А.  Постановления были вынесены старшим оперуполномоченным ОБОП ОВД г. Балхаша Шымырбаевым А.А.  В представленных на исследовании семи пакетах, не были указаны фамилии понятых, а также у кого было изъято вещество, подписи не имелось, была написана фамилия Маженов. В пяти пакетах была написана фамилия Рахметов, где имелись подписи понятых и Рахметова. Все представленные пакеты были представлены единовременно с постановлениями, целостность упаковок нарушена не была. Исследование показало, что представленные вещества, в виде порошка завернутые в целлофановые пакетики, изъятые у Маженова А. и Рахметова Д., являются наркотическим средством — героин, вес составил 1,54 и 1,30 гр. Указанные целлофановые пакетики с героином, были очень плотно завязаны белыми нитками и не могли рассыпаться в кармане. Тем ни менее, в карманах шорт Маженова и Рахметова были найдены микронаслоения героина. При этом, шорты изъятые у Маженова А. были влажные, вода с них не бежала и в пакете воды не было, то есть шорты были влажные — ближе к сухим, изъятые у Рахметова шорты — сухие, что возможно обусловлено тем, что в летний период времени вещи могли быстро высохнуть, но с учетом особенности ткани, нитки, которыми были обвязаны наркотические средства были сухими. Кроме этого, эксперт показала, что героин очень хорошо растворяется в воде, при соприкосновении с водой он очень быстро переходит в состояние раствора. Если Маженов и Рахметов несколько часов активно купались в воде, имея пакетик героина в кармане, то пакетик развязался бы, и героин растворился бы, либо просто выплыл бы из карманов, поскольку карманы шорт парусятся и наполняются водой при купании. Однако в ходе исследования были обнаружены наслоения частиц наркотического средства.

В ходе повторного допроса эксперт пояснила, что наслоения под ногтями могут образоваться при непосредственном контакте с героином, при этом, должно быть большое количество героина и непосредственный контакт, например как при расфасовке. То есть, если просто взять руками наркотическое средство, наслоения под ногтями не образуются. Принимая во внимание, что наркотическое средство было тщательно упаковано, то в карманах не должно было быть наслоений. Проведение следственного эксперимента с применением мела находит нецелесообразным, поскольку мел не имеет аналогичных с героином свойств по растворяемости в воде, в таком случае лучше использовать димедрол. Также эксперт Котова Т. Л. пояснила, что при поступлении на экспертизу объекты исследования были упакованы, целостность упаковок не была нарушена, однако переупаковать можно было при условии, что понятые и задержанные находились в здании ОВД. Более того, как поясняла эксперт, форма упаковки, в которых находился героин, свидетельствует о том, что он был предназначен для реализации, так как из такой упаковки употреблять героин неудобно, он может рассыпаться, при этом в упаковках имелось от 10 до 15 употребляемых доз героина. Кроме того, наслоения частиц героина у Маженова А.А. обнаружены под ногтями обеих рук, тогда как, учитывая, что Маженов А.А. купался, то частицы героина из-под ногтевых пластин могли вымыться. При этом у Рахметова Д.А. наркотик был изъят из левого кармана, а наслоения обнаружены на смывах с правой ладони рук Рахметова Д.А.

Допрошенный в суде свидетель Косолапов А.В. суду дал показания аналогичные показаниям свидетеля Хордина М.А.  В частности сообщил, что на место задержания они прибыли по указанию начальника УБОП Акшалова Т. М., который предупредил их о том, что лица, которых они должны задержать, могут быть вооружены. При этом Косолапов пояснил, что руки задержанных были зафиксированы браслетами наручников за спиной.

Свидетель Молдабеков А.Т. суду показал, что они 06.07.2007 года вместе с Атагуловым К.М., Рождественским Д. и двумя сотрудниками ПСН «Арлан» выехали в командировку в г. Балхаш. При этом УБОП всегда используют при выезде в командировку ПСН «Арлан», но какие конкретные задачи были у них, и кого будут задерживать, ему не было известно. Руководителем командировки являлся Акшалов Т. М., которому он подчинялся. Свидетель Молдабеков А.Т. показал, что он, Рождественский, Атагулов и Акшалов находились в его автомашине и непосредственно в задержании Маженова А.А. и других они не участвовали, наблюдали со стороны. При этом Молдабеков А.Т. подтвердил, что задержанным одевали наручники, а также, что Ахметова Д. при задержании узнала его и Атагулова К.М. и потребовала объяснений.

Допрошенный в суде свидетель Сапаргалиев Е.Б. показал, что в феврале 2008 года умер тренер по боксу Балтабеков И., в связи с чем он вместе с друзьями Смагуловым Д.Т. и Астафьевым Д.В. на такси приехали к родным умершего для того чтобы выразить соболезнования, там же он видел братьев Маженовых и малознакомого парня по имени Гена. Спустя примерно 15 минут он услышал о том, что Маженовых задержали сотрудники полиции, тогда они направились в сторону бывшего летнего театра, где было скопление людей, несколько автомашин, в том числе спецмашина УДП. Когда они подошли ближе, примерно на расстоянии 50 метров, он увидел, что на земле лежал Маженов А. и его брат, которых избивали люди в гражданской одежде. Постояв несколько минут, он и его друзья Смагулов Д.Т. и Астафьев Д.В., уехали. Также сообщил, что ранее знал Атагулова К.М., как сотрудника УБОП, и его видел, а также об Атагулове К.М. рассказывали знакомые, лично с ним не сталкивался. Не помнит подробности, но помнит, что Маженова А.А. избивал именно Атагулов К.М.  В прокуратуре у следователя он также опознал Атагулова К.М. по фотографии. Кроме того, свидетель заявил, что ранее следователю прокуратуры давал более подробные показания под псевдонимом «Амангельдиев А.А.», так как он боялся и в отношении него и его друзей применялись меры безопасности, предусмотренные ст. 100 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан. Но поскольку полагают, что все равно узнают про них, они решили рассекретиться, о чем заявили в суде и обратились с соответствующими заявлениями.

Свидетели Астафьев Д.В. и Смагулов Д.Т. в суде дали показания идентичные показаниям свидетеля Сапаргалиева Е.Б.  При этом Астафьев Д.В. сообщил, что в ходе предварительного следствия давал показания под псевдонимом «Николаев Н.Н», а Смагулов Д.Т. суду сообщил о том, что давал показания под псевдрнимом «Рашидов Р.Р.» и они также видели как именно Атагулов К.М. избивал Маженова А.А. в день смерти Балтабекова И., опознали Атагулова К.М. по фотографии.

Свидетель Кузнецов Е.А. в суде показал, что никогда не документировался, то есть не имеет документа, удостоверяющего личность, но он прописан в г. Караганде и занимается сбором документов для документирования. Имеет свидетельство о рождении, а также протокол его опознания, где его опознают соседи, указанные документы он сможет представить суду позже. По вышеуказанным обстоятельствам свидетель не был допрошен в суде по обстоятельствам дела.

Допрошенный в суде свидетель Са?ит Е.?., допрошенный по ходатайству защиты показал, что является зятем тренера по боксу Балтабекова И., который скончался в феврале 2008 года. О задержании сотрудниками УБОП в день смерти его тестя братьев Маженовых он не слышал, так как был занят похоронами, ему об этом никто не говорил. Кроме того, свидетель пояснил, что он был ранее судим. С братьями Маженовыми он знаком, состоял с ними в приятельских отношениях, но не общается с ними около 4-5 лет. Чем занимаются братья Маженовы ему не известно. Также пояснил, что знает Акшалова Т. М., как руководителя УБОП, знает и Атагулова К.М., так как встречались ранее, но при каких обстоятельствах точно не помнит. Он действительно в период 2005 -2006 годов отбывал наказание в местах лишения свободы, но Атагулов К.М. к нему не приезжал, никто не обращался к нему для организации встречи с Маженовыми. Он лично Маженовым ничего такого не говорил, не предостерегал их, он никаких встреч между сотрудниками УБОП и братьями Маженовыми не организовывал, полностью отрицает такие события.

Свидетель Менжигитов Б.А. суду показал, что является врачом-травматологом в КГКП «Городская больница № 1», стаж работы 50 лет. Показал, что согласно сведений, указанных в амбулаторной карте 14.02.2008 года, к нему обращался Маженов А.А.  При его осмотре он видимых повреждений у Маженова А.А. не увидел. Указанные в амбулаторной карте данные о его состоянии указаны со слов больного. Маженов А.А. указывал на боли в грудной клетке, поскольку не было видимых изменений, он рекомендовал и направил его на рентгенографию грудной клетки, результат вписан в заключение. У больного имелась припухлость на веках, как описано в карте, кровоизлияния не было, если бы имело место, то было бы описано в карте. Больной жаловался на головные боли и отеки глаз, поэтому он также направил больного к невропатологу и окулисту. Обстоятельства и симптомы указываются со слов больного. Обычно при сильных ударах по лицу, бывают кровоподтеки, ссадины, в данном случае припухлость, если бы были ссадины и кровоподтеки, то он обязательно указал бы на это. Отеки на лице бывают от различных обстоятельств, например аллергический отек или с похмелья, отеки также возможны от ударов. Общее состояние больного, который сам пришел на прием, как правило, характеризуется как удовлетворительное, при этом при наличии ушиба грудной клетки затруднений при ходьбе не наблюдается. В амбулаторной карте указано на то, что у Маженова А.А. на скуловых областях сглаженность, то есть отечность, желтоватое окрашивание на веках левого глаза отеки. Болезненность со слов больного на покровах головы без видимых изменений, то есть никаких видимых кровоподтеков, синяков и иных видных ушибов не было установлено. Поскольку обстоятельства и симптомы указываются в медицинской карте со слов больного, но при отсутствии видимых изменений или если после обследования не установлены обстоятельства травм, доктор не исключает симуляцию, поскольку нередко пациенты симулируют.

Допрошенная в суде свидетель Катели С.Н. показала, что она является врачом-невропатологом и согласно медицинской карты амбулаторного больного к ней обращался Маженов А.А. 14.02.2008 года, указывая, что его беспокоят головные боли, по описаниям боли носили умеренный характер. В неврологическом статусе особенностей она не установила, то есть на основании симптомов, описанных больным, она сделала вывод, что данных, свидетельствующих о черепно-мозговой травме, не имеется. Поскольку жалобы были на головную боль, она рекомендовала обезволивающий препарат. В карточке устанавливается субъективный диагноз по жалобам больного, при наличии иной неврологической симптоматики, возможно, встал бы вопрос о наличии сотрясения, то есть черепно-мозговой травмы. В карточке также указано на осмотр окулиста, но были установлены только возрастные изменения. При осмотре волосистой части головы Маженова А.А. видимых изменений обнаружено не было. Ушиб мягких тканей головы, это очень легкий диагноз, поэтому состояние больного оценивалось удовлетворительно и никак не могло повлиять на его возможность самостоятельно передвигаться.

Свидетель Елеуова К.К. суду показала, что в 2008 году работала врачом-офтальмологом в КГКП «Городская больница № 1». В 2008 году к ней обратился Маженов А.А. с жалобами на головную боль. При этом у него был установлен диагноз «близорукость» со школьного возраста. Она проверила глазное дно больного, были сосудистые изменения, связанные с «ангипатией» или изменения сопутствующие «близорукости» со школьного возраста. Каких-либо травм, гематом, кровоподтеков, отеков и кровоизлияний у Маженова А.А. ею установлено не было. Обычно глазные повреждения от удара или от падения, проходят в течении недели, а поскольку Маженов А.А. обратился в течение трех дней это было бы видно и она все отразила бы в карте. Все, что касалось глаз и области на момент осмотра Маженова А.А. все было в норме, отеков она не установила.

Допрошенный в суде свидетель Жунусбеков С.М. показал, что в 2007 году он работал оперуполномоченным ОБОП ОВД г. Балхаш, непосредственным его руководителем был Джусупов М.С.  С утра с 07.07.2007 года ему стало известно о том, что начальник УБОП ДВД Карагандинской области Акшалов Т. М. с сотрудниками УБОП проводит рейдовое мероприятие по задержанию и у них была информация, что в город Балхаш прибыли члены ОПГ. Для задержания прибыли четверо сотрудников ПСН «Арлан», сотрудники УБОП Атагулов К.М., Рождественский Д. и еще, кто именно не помнит, на автомашинах «БМВ», ВАЗ 2110. Он с Шымырбаевым А.А. по указанию его непосредственного руководителя Джусупова М.С. около пяти часов выехали в район дачного массива «Белый камень», где нашли четверых понятых в районе озера из отдыхающих. Они представились и объяснили понятым суть дела, сообщили, что будет производиться задержание, наличие документов, удостоверяющих личность понятых они не проверяли. По национальности один из понятых был русским, один кореец и двое казахской национальности. Понятых посадили в автомашину и стояли вдоль дороги, недалеко от дачного массива. Ждали команду Джусупова М.С., который объяснил им, что как автомашина отъедет от берега, они будут производить досмотр и изъятие. Как только автомашина марки «Ауди» выехала с пляжа, они поехали за ней, а автомашина марки «ВАЗ 2110», в которой находились сотрудники спецназ, выехала перед «Ауди». Остановили автомашину, все выбежали из автомашины, произвели несколько выстрелов из автомата. Они ехали рядом в метрах 10-15 и видели, как спецназ задерживали пассажиров «Ауди», и положили задержанных на землю. Потом он с Шымырбаевым А.А. вышли и стали производить досмотр. На месте задержания, также были Акшалов, Атагулов, Рождественский и другие сотрудники УБОП, которые стояли на расстоянии. Непосредственно осмотр проводил Шымырбаев А.А., а он ему помогал, то есть опечатывал, упаковывал изъятые вещи. Экспертизу также назначал также Шымырбаев А.А., он лишь отнес материалы в дежурную часть, там зарегистрировали в КУЗи. Шымырбаев А.А. выдал ему постановления о назначении экспертизы и пакеты, которые он отвез на экспертизу. Результаты забрали уже после 24.00 часов. Кроме того, показал, что в районе задержания людей почти не было, остановки там не имелось и после изъятия у Маженова А.А. шорт, которые действительно были влажными, находившаяся там же девушка достала из пакета плавки и Маженов А.А. одел их. Лично он не видел, чтобы Маженов А.А. стоял обнаженным ниже пояса.

Свидетель Шымырбаев А.А. суду дал показания аналогичные показаниям свидетеля Жунусбекова С.М.  Также показал, что к моменту приезда их на место задержания Маженов А., Рахметов Д. и другие лежали на земле, но они видели момент задержания. Когда он проводил досмотр Маженова А.А., там также находились сотрудники спецподразделения «Арлан», которые находились рядом с каждым задержанным и сотрудники УБОП, но они не подходили к задержанным, а наблюдали со стороны. Непосредственно досмотр проводили он и Жунусбеков С.М.  Экспертизу также назначал он. В районе задержания людей почти не было, остановки там не имелось. Срезы с карманов шорт Маженова А.А. не было возможности произвести, насколько он помнит, были тупые ножницы. Шорты с Маженова А.А. снял он, так как Маженов А.А. добровольно не хотел снимать шорты. Так как Маженов А.А. сказал, что под шортами у него ничего нет, после того как сняли с него шорты, в течение двух или трех минут Маженова А.А. посадили в автомашину и дали одеть плавки. Лично он не видел, чтобы Маженов А.А. длительное время стоял обнаженным ниже пояса на всеобщем обозрении.

Допрошенная в суде в качестве свидетеля следователь Драчева О.Ю. показала суду, что допрос свидетеля Ахметовой Д.А. проводился в течение трех часов, переда началом допроса свидетелю были разъяснены ее права, свидетель предупреждена об уголовной ответственности. Сначала она давала показания в произвольной форме, а затем ответила на возникшие вопросы по факту задержания Рахметова Д.А. и Маженова А.А.  В протокол ею заносились все сведения, которые сообщались Ахметовой Д.А.  С ее слов также были составлены схемы о том, кто и где находился в момент задержания, затем Ахметова Д.А. прочла протокол, при этом во времени при ознакомлении Ахметова Д.А. не была ограничена. Ахметова Д.А. Во время допроса была спокойной. В протоколе допроса отражены достоверные сведения. Она, как следователь, не могла сама что-либо домыслить, добавить, так как не была на месте происшествия и не видела, что там происходило. Кроме того, Драчева О.Ю. сообщила, что Ахметова Д.А. звонила ей по телефону и сообщила, что опасается за своих близких, так как кто-то звонил ее родителям с угрозами. Указанные события произошли вскоре после ареста Атагулова К.М.  Ей было разъяснено о праве обратиться с заявлением о применении мер безопасности, однако Ахметова Д.А. отказалась. Другие свидетели, а именно понятые, участвовавшие при задержании, Казанин С.В., Бекбенбетов М.У., Абеуов И.С., то им также были разъяснены их права и обязанности, а также они были предупреждены об уголовной ответственности, они также свободно излагали свои показания. Она составляла протокол, в ходе дачи показаний задавались вопросы, уточнения, никакого давления на них не оказывалось. После чего протоколы зачитывались свидетелями, подписи ими проставлялись собственноручно.

Свидетель Кузембаева М.С. суду показала, что согласно журналу ордера № 7 за июль 2007 года по счету № 160, сотрудники УБОП Акшалов Т. М., Атагулов К.М., Рождественский Д., Молдабеков А. и сотрудники ПСН «Арлан» в командировку в г. Балхаш в июле 2007 года не выезжали, авансовые отчеты ими не сдавали, командировочные расходы им не начислялись и не выплачивались.

Допрошенный в суде свидетель Ембергенов К.М. в суде показал, что в 2008 году занимал должность оперуполномоченного отдела разработки преступных групп и сообществ УБОП ДВД. В 2007 году в г. Балхаше участия по задержанию Маженова А.А. и других не принимал. В 2008 году о задержании сотрудниками УБОП братьев Маженовых, не слышал. Вместе с тем, суду пояснил, что братья Маженовы состоят на учете, как члены ОПГ, и их знают как криминальные элементы, имеющие преступную связь с криминальными авторитетами. Маженовы известны как лица, представляющие оперативный интерес для ОВД. Кроме того, когда работал в Октябрьском ОП г. Караганды, лично задерживал Маженова А.А. по кличке «Асик» по подозрению в нанесении ножевого ранения, однако о результатах рассмотрения дела ему не известно.

Свидетели Миссалимов Б.В., Маненов Б.Ш. и Каскин Т. К. суду дали показания аналогичные показаниям свидетеля Ембергенова К.М., сообщив, что Миссалимов Б.В. в 2008 году работал в должности старшего оперуполномоченного УБОП ДВД области по ОВД, Маненов Б.Ш. начальником ОБОП по г. Караганды ДВД области, Каскин Т. К. начальником отдела по борьбе с особо опасными преступлениями УБОП ДВД Карагандинской области.

Допрошенный в суде свидетель Тулеубеков К.М. показал, что с 1998 года по 2012 год работал в должности начальника отдела разработки и разобщения преступных групп и сообществ УБОП ДВД области, ныне старший инспектор по особо важным делам ОВБ ДБЭКП по Карагандинской области. Свои показания, данные в ходе предварительного следствия, Тулеубеков К.М. не поддержал, и пояснил, что он лично не присутствовал и ему ничего не известно о задержании братьев Маженовых. Он никогда не слышал, что в 2008 году сотрудники УБОП задерживали Маженовых. Данные расхождения в показаниях свидетель объяснил тем, что поставил свои подписи, не читая протокол допроса.

Свидетель Рождественский Д.Н. суду показал, что в 2007 году принимал участие при задержании Маженова А.А. и других, так как в тот период работал в должности начальника отдела УБОП ДВД Карагандинской области, ныне начальник Управления УБОП ДВД Карагандинской области. Свидетель Рождественский Д.Н. показал, что в 2007 году, после задержания Маженова А.А. и Рахметова Д.А., сотрудники ПСН «Арлан» и УБОП к задержанным не подходили. Понятые находились возле задержанных с момента их задержания. Маженов А.А. ниже пояса обнаженным не стоял, с него шорты никто не снимал и в округе, кроме сотрудников полиции, посторонних людей не было, никакой транспорт вблизи места задержания не проезжал. Акшалов Т. М. не руководил данной операцией, а всего лишь контролировал действия сотрудников. В связи с чем не производилась видео фиксация при задержании Маженова А.А. и Рахметова Д.А. он не знает. Кроме того, свидетель показал, что с протоколом судебного заседания при рассмотрении уголовных дел в суде г. Балхаш он ознакомлен не был, что там указано ему неизвестно. Свидетель также сообщил, что Маженов А.А. является членом ОПГ, приближенным к криминальным авторитетам. Кроме того, свидетель Рождественский Д.Н. показал, что выезд в г. Балхаш осуществлялся для оказания практической помощи отделу ОБОП по г. Балхаш и проверки информации, полученной с ККП МВД РК, а не для задержания. Об обстоятельствах задержания братьев Маженовых в 2008 году сотрудниками УБОП ему не известно, полностью отрицает указанные обстоятельства, сообщив, что такого никогда не было, он никогда не слышал об этом.

Допрошенный в суде свидетель Сайлауулы Г. , показал, что в 2008 году он работал врачом-травматологом в КГКП «Городская больница № 1» и в его обязанности входило лечение стационарных больных. Знаком с Маженовым А.А., как с пациентом, так как ранее оперировал Маженова А.А. и его сына. Подтвердил факт обращения Маженова А.А. в 2008 году в городскую больницу и пояснил, что Маженов А.А. зашел к нему в ординаторскую и жаловался на головные боли. В ходе его осмотра у Маженова А.А. имелись ушибы, гематомы. В связи с чем, он его направил в травматологический пункт, тогда же со слов Маженова А.А. он узнал о том, что его избили сотрудники полиции.

Свидетель Бекбенбетов М.У. суду показал, что в июле 2007 года он вместе со своим свояком Абеуовым И.С., примерно в послеобеденное время, возвращались из профилактория, шли пешком в районе пляжа, недалеко от дачного массива «Белый камень» в г. Балхаш. Остановилась автомашина, из нее вышли сотрудники полиции в гражданской одежде, они показали служебное удостоверение и попросили их поучаствовать в качестве понятых при задержании подозреваемых. Их документы они не проверяли, так как у него не было собой документов, удостоверяющих личность, он позже их предоставил. Они дали свое согласие и все вместе, то есть двое сотрудников полиции, он и Абеуов И.С. на автомашине марки «БМВ» поехали в сторону дачного массива «Белый камень». Он не помнит точно, но сотрудники полиции им что- то разъясняли по поводу их прав. Остановившись в камышах возле дачного массива «Белый камень», они сидели и ждали, так как кто-то сказал, что подозреваемые купаются. Затем они поняли, что дали сигнал, так как они услышали выстрелы из автомата и кто-то сказал «Давай, давай, поехали». После чего подъехали к месту, где находились четверо сотрудников спецназ в масках и лежали четверо задержанных по обе стороны от задержанной автомашины, там еще было несколько автомашин, а также еще понятые, которые также ждали с ними. Сам момент задержания увидеть они не успели, так как, когда они подъехали, задержанные уже лежали на земле. Других сотрудников полиции он не видел, только задержанные и спецназ, также там была девушка, но она находилась на расстоянии около 50 метров и ее не подпускали. Когда они подошли, им сказали стоять и наблюдать. При них по очереди стали поднимать задержанных и осматривать. Осмотр проводили двое сотрудников, один из них был в резиновых перчатках. Помнит также, что у задержанных был травматический пистолет. Сотрудники полиции осмотрели карманы задержанных, нашли в целлофановом пакетике порошок серо-белого цвета, который упаковывали в целлофановый пакет, опечатали и там все расписывались, то есть он и Абеуов И.С.  Все было спокойно, особо никто не возмущался. Они постоянно наблюдали за происходящим, никуда на значительное расстояние не отходили. После окончания обыска все упаковали, в том числе изъятые шорты, ногти, еще ватные тампоны со смывами с рук, оформили бумаги, они также все расписались. Точно не помнит сам момент того, как снимали шорты с задержанного, было ли у него белье, подписывал ли задержанный документы. Насколько он помнит, после того, как у задержанных изъяли шорты, им почти сразу сотрудники полиции дали полотенце или другую одежду. По близости с местом задержания людей не было, остановка находилась примерно в метрах 300-400. В связи с тем, что прошло много времени с момента задержания, многие детали и обстоятельства свидетель не смог вспомнить, при этом показал, что при рассмотрении дела в суде в г. Балхаш в 2007 году он должен был давать правдивые показания, но в последующем, когда его допрашивала следователь, он многие вещи не помнил и она утверждала, что ранее он говорил так, с чем он соглашался и расписался в протоколе допроса.

Допрошенный в суде свидетель Абеуов И.С. суду дал показания аналогичные показаниям свидетеля Бекбенбетова М.У., показал в суде, что не помнит момент изъятия шорт у задержанных и чтобы они стояли обнаженными. Лично он не видел, чтобы подсудимые подходили к Маженову А.А. в момент, когда изымали наркотическое средство Маженов А.А. говорил, что это не его. Досмотр Маженова А.А. производили двое сотрудников полиции, один сам доставал из кармана, второй помогал ему. С показаниями, которые он давал в суде г. Балхаш, он не знакомился, следователь Драчева О.Ю. при допросе читала ему показания с компьютера, а затем распечатала и он, не читая, расписался.

Свидетель Казанин С.В. показал, что в 2007 году по просьбе сотрудников полиции г. Балхаш он и его знакомый Тен Р. принимали участие в качестве понятых при задержании Маженова А.А., Рахметова Д.А. и их попутчиков в дачном массиве «Белый камень» г. Балхаша. Они прибыли следом за автомашиной, сотрудников спецназначения, по пути следования видели происходящее. Казанин С.В. также показал, что от места задержания до остановки было очень далеко, кроме того, дорога была двухполосная, а задержанная автомашина была почти посередине, там еще несколько автомашин было, так, что другие автомашины и автобусы не могли проезжать. При изъятии шорт с задержанных видел, что один из задержанных сам снимал шорты, находился обнаженным не более пяти минут, а затем его посадили в автомашину, где ему дали одеть плавки. Также свидетель сообщил, что при его допросе следователь Драчева О.Ю. на него оказывала давление и диктовала, что надо говорить. Также свидетель пояснил, что в протоколе допроса, который печатала следователь Драчева О.Ю., подписи не его. Свои показания, данные в ходе судебного следствия по уголовному делу по обвинению Рахметова Д.А. и рассмотренному в 2007 году в Балхашском городском суде, он также не поддержал, показав, что на момент задержания они с Тен Р.В. спиртные напитки не употребляли, находились в трезвом состоянии, нигде никого не ждали, по близости камышей не было. После того как их пригласили сотрудники полиции участвовать в качестве понятых, они, дав свое согласие, сразу же поехали на задержание. Сам момент задержания они наблюдали в лобовое стекло автомашины, на которой приехали с сотрудниками полиции и другими понятыми.

Свидетель Мажитова Д.К. суду показала, что является заведующей отделением КГКП ОНД и выдала справку о том, что Казанин С.В. состоит на учете в ОНД. Свидетель пояснила, что в представленной ей на обозрение справке дата исправлена, однако в случае внесения изменений, они обычно ставят печать и обязательно оговаривают исправление. Поскольку такая запись в справке отсутствует, она не может пояснить, кем внесено исправление. Кроме того, свидетель показала, что Казанину С.В. поставлен диагноз: «Психическое и поведенческое расстройство в результате употребления алкоголя, «Синдром зависимости», что свидетельствует о том, что Казанин С.В. болеет алкоголизмом на протяжении около пяти или семи лет.

Допрошенный в суде свидетель Джусупов С.М., работавший в 2007 году в должности начальника ОБОП ОВД г. Балхаш, ныне начальник УБОП ДВД Мангистауской области, показал, что 07.07.2007 года в г. Балхаш приехал начальник УБОП ДВД области Акшалов Т. М. с сотрудниками УБОП и ПСН «Арлан». Также показал, что своим подчиненным Шымырбаеву А.А. и Жунуспекову С.М. все указания по задержанию Маженова А.А. и других давал он. Однако от кого он получал указания, в суде свидетель пояснить не смог, ссылаясь на то, что указания поступали от сотрудников УБОП, но от кого именно он не помнит. Показал, что сотрудники УБОП к задержанным не подходили, Маженова А.А. без одежды на показ не выставляли, в радиусе проведения задержания посторонних лиц не было и никаких автомашин не проезжало. Причастность Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. к задержанию Маженова А.А. и Рахметова Д.А. отрицает. Показания, данные им в ходе предварительного следствия, не поддержал, объяснив это тем, что он в это время болел и некоторые детали вспомнил позже. Со своими показаниями, данными им в ходе судебного следствия в 2007 году в г. Балхаш по уголовному делу по обвинению Маженова А.А., не ознакомлен.

Свидетель Ахметова Д.А. суду показала, что сотрудники УБОП ДВД области находились в момент задержания, а понятые прибыли позже, при этом от понятых исходил запах спиртного. Увидев Атагулова К.М., она стала кричать ему, так как знает, чем заканчиваются такие мероприятия. Услышав и узнав ее, к ней подошел Атагулов К.М. и отвел ее в сторону, куда к ним также подходил Джусупов М.С.  Акшалов Т. М. также находился там сразу с момента задержания и руководил задержанием. В то же время конкретные действия Атагулова К.М. и Акшалова Т. М. свидетель в судебном заседании не могла описать, при этом показала, что задержанных всех по очереди били сотрудники спецназа. Свидетель утверждает, что Толеуов Р.В. и Сулейманов Б.У.  не могли лежать на дороге, поскольку там ездили автомашины и проходили люди. Кто именно снимал шорты с Маженова А.А. и Рахметова Д.А. она не видела, но утверждает, что сами они шорты с себя не снимали. Маженов А.А. стоял перед автомашиной, нижняя часть его тела была обнаженной, при этом он не мог прикрываться руками, так как он был в наручниках. В таком же виде стоял и Рахметов Д.А., но ему дали прикрыться полотенцем. Мимо проходили посторонние лица, интересовались, что происходит, стояли женщины и громко разговаривали. Свидетель Ахметова Д. А. в категоричной форме отрицала употребление и нахождение в шортах Рахметова Д.А. и Маженова А.А. наркотических средств, так как когда они пошли купаться, Рахметов Д.А. и Маженов ВА.А. вынули все из карманов, а именно ключи, сигареты, сотовые телефоны и отдали ей. Купались они по очереди, так как на берегу постоянно ходили люди и нужно было присматривать за вещами. После того, как Маженов и Рахметов еще раз искупались, они выехали в г. Балхаш, но их почти сразу задержали на дороге. На месте задержания протокол не составлялся, видео фиксацию не производили. В суде свидетель Ахметова Д.А. полностью подтвердила свои показания, данные ею ранее в суде г. Балхаш и в ходе предварительного следствия, за исключением того, что она видела, как Атагулов К.М., нагнувшись над Маженовым А.А., осматривал карманы его шорт. Свидетель пояснила, что она подписала протокол допроса в ноябре 2012 года, не читая его, при этом она давала показания, а следователь печатала. В настоящее время не помнит события в подробностях, так как прошло много времени. При этом свидетель показала, что до настоящего времени опасается за жизнь и здоровье своих близких. С заявлением об обеспечении мер безопасности в ходе предварительного следствия она не обращалась. Однако обратилась с таким заявлением в Генеральную прокуратуру Республики Казахстан в ходе судебного следствия по делу, указывая, что на нее оказывается давление со стороны сотрудников прокуратуры и братьев Маженовых. По указанному заявлению свидетеля Ахметовой Д.А. судом были приняты меры безопасности, соответствующим постановлением суда.

Допрошенный в суде свидетель Киякин Е.М. показал, что в 2007 году работал в должности начальника ОВД г. Балхаш, ныне в отставке. В суде свидетель полностью поддержал свои показания, данные им в ходе предварительного расследования и показал, что вся поступающая в ОВД г. Балхаш корреспонденция, в обязательном порядке проходила регистрацию, затем визировалась им, а в его отсутствие кем-либо из заместителей. По предъявленному ему на обозрение письму № 10/2-690 от 06.07.2007 года, подписанному начальником УБОП Карагандинской области Акшаловым Т. М., пояснил, что указанное письмо не проходило регистрацию через канцелярию и им не визировалось. Утверждать о том, поступало ли это письмо в ОВД г. Балхаша не может, поскольку прошло значительное время, он уже не может помнить, так как возможно занимался другими делами. Полагает, что возможно сотрудники ОБН получали письмо и по своей халатности забыли зарегистрировать его, но, по его мнению, данное обстоятельство не может являться каким-либо нарушением. Кроме того, свидетель показал, что сотрудники ОБН ОВД г. Балхаша являются региональным подразделением и напрямую подчиняются УБОП Карагандинской области, свои действия могут согласовывать непосредственно со своим управлением, они могут выезжать для проведения оперативных мероприятий и на другую территорию.

Свидетель Кендирбаева А.Е., допрошенная в судебном заседании по ходатайству стороны защиты, показала, что она с августа 2008 по май 2009 года работала специалистом канцелярии прокуратуры. В ее обязанности входило регистрация поступающей и исходящей корреспонденции, в том числе и уголовных дел. Опись по уголовным делам она не составляла, уголовные дела поступали уже с описью, она лишь дополняла опись, вписывая наименование документов, которые ею подшивались к делу при отправлении уголовных дел. На представленной ей судом на обозрение описи по уголовному делу пояснила, что рукописный текст и подпись принадлежат ей, но саму опись она не печатала. В связи с чем она написала, что опись составлена ею, не может пояснить, так как прошло много времени. Поручения со стороны прокуроров о составлении описи никогда не давали, уголовные дела ею никогда не расшивались, так как в ее обязанности это не входит.

Допрошенный в суде свидетель Баисов Е.Х. показал, что в феврале 2008 года он узнал о кончине его знакомого Балтабекова И., к которому приезжал домой по адресу: пр. Бухар-Жырау г. Караганды, выразить соболезнования, а затем уехал организовывать похороны. После похорон он слышал от кого-то, что Маженов Ш.А. был задержан сотрудниками полиции.

Свидетель Баймурзин А.Х. суду показал, что в 2007 году работал в должности начальника УБОП Комитета криминальной полиции МВД РК, ныне работает заместителем начальника ДВД Жамбылской области. В период его работы в УБОП Комитета криминальной полиции поступала информация о том, что Маженов А.А. состоит в составе нескольких ОПГ и в ходе разработки «вора в законе» поступала информация о том, что Маженов А.А. занимается сбором денег для поставки продуктов и наркотических средств в места лишения свободы. Кроме того, в Комитет криминальной полиции поступала информация о причастности Маженова А.А. к наркобизнесу, которая направлялись в УБОП ДВД Карагандинской области. О принятых мерах и о результатах реализации поступавшей информации он не вправе сообщать ввиду секретности. Кроме того, свидетель показал, что начальник УБОП ДВД Карагандинской области имел полномочия давать указания территориальным отделам по борьбе с организованной преступностью, как в письменной, так и в устной форме. Письмо начальника УБОП ДВД Карагандинской области Акшалова Т. М. № 10/2-690 от 06.07.2007 года на имя начальника ОВД г. Балхаша Киякина Е.М. о привлечении сотрудников ОВД города Балхаша при задержании Маженова А.А. и Рахметова Д.А., по его мнению, должно нести гриф секретности, поскольку содержит сведения о преступной деятельности активного члена ОПГ «Сагитова» Маженова А.А. и его связи с Рахметовым Д.А., что относится к секретной информации и за указанное Акшалов Т. М. должен нести только дисциплинарную ответственность.

Допрошенный в суде свидетель Кабыкенов Д.Т. показал, что работает заместителем начальника Управления по борьбе с терроризмом ДВД Карагандинской области, в 2007 году занимал должность начальника организационно-аналитического отделения УБОП ДВД Карагандинской области. В период его работы систематически поступала информация, всего около 36 сведений о том, что Маженов А.А. является активным участником различных организованных преступных групп. В связи с чем, Маженов А.А. был постановлен на учет в УБОП и в отношении него были заведены два дела оперативного учета. Вопрос о постановки на учет Маженова А.А. был согласован с Комитетом криминальной полиции МВД РК, которые проверялись надзирающими органами прокуратуры, при этом нарушений законности установлено не было.

Свидетель Оспанов Е.Б. суду показал, что работает в должности начальника Управления ДВД Карагандинской области, с 2004 года по апрель 2007 года работал начальником отдела разработки преступных групп и сообществ УБОП ДВД Карагандинской области. Свидетель показал, что не помнит, подавал ли он рапорт о постановке на учет Маженова А.А., но в период написания рапорта он не являлся оперуполномоченным, а был начальником отдела. При этом сам рапорт не является основанием для постановки на специальный учет лица, так как рапорт направляется в Комитет криминальной полиции МВД РК для согласования и только после согласования лицо может быть поставлено на учет. Информация в отношении Маженова А.А. о том, что он состоит в связи с главой ОПГ, поступала систематически из разных источников. В отношении Рахметова Д.А. такой информации не поступало. Дела оперативного учета, заведенные в отношении Маженова А.А.  проверялись прокуратурой, однако акты реагирования не вносились, нарушений при постановке на учет не установлено.

Допрошенный в суде свидетель Карабеков Ж.К. показал, что с начала 2007 года по 2009 год работал в должности заместителя начальника УБОП ДВД Карагандинской области. В период его работы в УБОП ДВД Карагандинской области поступала информация о том, что Маженов А.А. является активным участником ОПГ, придерживается «воровских» традиций и занимается вымогательством, такая информация из ККП МВД РК действительно поступала, однако где она хранится в настоящее время, не может пояснить. Документальных доказательств о том, что Маженов А.А. является членом ОПГ и занимается вымогательством, не имеется, поскольку указанное, являлось информацией и подлежало проверке. Однако при проверке, в случае установления нарушений постановке на учет Маженова А.А. прокуратура вправе была вынести соответствующее постановление о прекращении оперативного учета.

Свидетель Калиев А.М., допрошенный в суде в присуствии своего адвоката Малюшенко Н.Н., полностью отказался от показаний, данных им в ходе предварительного расследования и пояснил, что он действительно является любителем рыбалки и у него имеется дачный участок. Однако 07.07.2007 года он не являлся собственником дачного участка в районе «Белый камень» в г. Балхаше, он действительно приобрел там участок, но значительно позже. Фактически он не мог видеть события, имевшие место 07.07.2007 года, поскольку возможно находился за пределами области или даже за пределами Республики Казахстан, поскольку в тот период времени занимался перевозками и часто выезжал. В прокуратуре г. Балхаш он действительно давал показания, однако указанные показания он давал под давлением, поскольку до его явки в прокуратуру к нему пришли два человека и сообщили, что если он дорожит семьей, ему нужно дать такие показания и он, опасаясь за свою жизнь и жизнь близких, вынужден был явиться в прокуратуру и дать такие показания. Показания следователю он давал со слов вышеуказанных людей, так как боялся. В настоящем процессе он утверждает, что не был в районе дачного массива «Белый камень» в г. Балхаш 07.07.2007 года и не мог ничего видеть. Осознает в полной мере свою ответственность за дачу ложных показаний и поэтому, пока не поздно, получив юридическую консультацию, принял решение сообщить суду правду в присутствии своего адвоката.

Допрошенный в суде по ходатайству защиты свидетель Ажмагамбетов О.Б. показал, что он по распоряжению прокурора области был закреплен за руководителем следственной группы Бекзатовым К. для оперативного сопровождения хода расследования дела. По указанию руководителя группы он выполнял его отдельные поручения по установлению очевидцев преступления, имевшего место 07.07.2007 года. В ходе выполнения отдельного поручения он выехал в командировку в г. Балхаш в район дачного массива, где проводил опрос, находившихся в этом районе, лиц. Проводил беседу с женщиной европейской национальности, проживающей там постоянно, которой оставил свои координаты и адрес прокуратуры г. Балхаша просьбой в случае установления лиц, возможно явившихся очевидцами указанных событий, обратиться в прокуратуру г. Балхаш. После чего, по истечению 2-3 дней в прокуратуру г. Балхаша пришел мужчина, который представился как Калиев А.М. и сообщил, что являлся очевидцем событий от 07.07.2007 года. Он его, Калиева А.М. видел впервые, с ним не беседовал, а сразу провел к следователю. При этом, он обратил внимание на то, что Калиев А.М. приехал на автомобиле марки «Джип» и даже поинтересовался у него об автомобиле. После чего, в рапорте руководителю группы он указал об исполнении отдельного поручения. Отдельное поручение и его рапорт не были зарегистрированы, поскольку исполнялись в порядке ст. 193 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, что не предусматривает регистрацию.

Допрошенная в суде свидетель Касымбаева А.А. суду показала, что 26.06.2012 года она была принята в отдел УБОП ДВД Карагандинсой области специалистом канцелярии, но фактически в указанной должности она проработала незначительное время, так как фактически являлась секретарем в приемной Ынтыкбаева А.К.  Вообще в УБОП она проработала с июня 2012 года по сентябрь 2013 года. Пояснить, каким образом была построена работа по регистрации входящей и исходящей корреспонденции, а также регистрации документов, носящих секретный характер по состоянию на 2007 год она не может. В своей работе она руководствовалась инструкциями и требованиями, предъявляемыми к регистрации документов, в том числе к секретным документам, действовавших на 2012 и 2013 годы.

Свидетель Байкенов К.Б. суду показал, что в период с 2000 по 2010 года работал в должности помощника прокурора г. Балхаш. Показал, что ему было известно о возбуждении уголовных дел в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан в 2007 году. Непосредственно он сам не занимался изучением этих дел, но в период расследования уголовных дел им выносилось постановление о законности произведенного обыска, которое было утверждено прокурором, а также он давал ответы на поступавшие жалобы адвокатов. Также после направления уголовных дел на дополнительное расследование он участвовал при вынесении постановлений о прекращении уголовных дел по реабилитирующим основаниям. Однако он не принимал сам никаких решений, дела не изучал, фактически он только печатал текст на компьютере, но точных обстоятельств по истечению значительного времени не помнит и пояснить не может.

Допрошенный в суде по ходатайству защиты свидетель Искаков Д., показал, что является следователем ДБЭКП по Карагандинской области и входил в состав следственной группы по данному уголовному делу, руководителем которой был Бекзатов К., указания которого для него были обязательными. Так, им было возбуждено уголовное дело в отношении Атагулова К.М. по событиям, имевшим место в феврале 2008 года. В ходе расследования им допрашивался свидетель Кузнецов Е.А., личность которого им была установлена, но каким образом, в настоящее время он не помнит. Показания свидетелей Астафьева Д.В., Сапаргалиева Е.Б., Смагулова Д.Т. по существу не отличались друг от друга, поэтому в целях экономии времени по составлению протокола, им проводилось копирование с протокола допроса одного свидетеля и вставлялся в текст допроса другого свидетеля, при этом в текстах допроса свидетелей он указывал только те обстоятельства, о которых говорили свидетели. Заблаговременно подготовленных текстов допросов не было. После чего указанные свидетели были ознакомлены с протоколом, после чего собственноручно расписались. Совпадения по времени, указанному в протоколах допроса свидетелей, объяснил технической ошибкой. Проверка показаний на месте с участием потерпевшего Маженова А.А., свидетеля Маженова Ш.А. и Сверчкова Г. Д., им проводилась после допроса в кабинете с выездом на место, но видеосъемка передвижения к месту происшествия не производилась, ввиду ее нецелесообразности, так как при допросе изначально указывалось конкретное место. В ходе расследования им также из медицинского учреждения был изъят журнал регистрации лиц, обратившихся за медицинской помощью, амбулаторная медицинская карта Маженова А.А.  В ходе осмотра документов установлено, что действительно 14.02.2008 года Маженов А.А. обращался в медучреждение с жалобами, при этом при осмотре изъятых документов никаких расхождений медицинской картой и записью в журнале не имелось и на то, что имелось наложение записи на заштрихованную, он не обратил внимания, так как такое штрихование имелось и на других листах журнала. В части установленного Маженову А.А. диагноза свидетель Искаков Д. показал, что до осмотра журнала и медицинской карты, он также допрашивал врача, проводившего осмотр Маженова А.А., поскольку ему был не понятен почерк в документах и в протоколе осмотра документов им были указаны сведения, указанные врачом. В дальнейшем, возбужденное им уголовное дело было направлено по подследственности в Управление специальных прокуроров, где расследовалось основное дело.

Эксперт Екижанова Н.Н., допрошенная в судебном заседании по проведенной судебно-почерковедческой экспертизе и участвовавшая при даче заключения № 828 от 07.04.2014 года, суду показала, что является экспертом в области почерковедения и ее стаж работы по специальности с 2000 года. Эксперт показала, что входила в состав экспертов, проводивших судебно-почерковедческую экспертизу по принадлежности подписей в протоколах допроса свидетелей Бекбенбетова, Джусупова, Абеуова и Казанина. Материалы были доставлены судебным приставом суда в упакованном и опечатанном виде и объекты были приняты другим экспертом. Экспертиза проводилась на основании постановления суда, требований законодательства и Инструкции «О порядке проведения судебно-почерковедческих экспертиз» за 2011 год и по решению руководителя экспертного учреждения, в связи с объемом, представленных на исследование материалов, была проведена комиссионная экспертиза в составе трех экспертов. При получении постановления суда о проведении экспертизы, они, в первую очередь, проводят сверку полученного материала с тем, что указано в постановлении. Объекты исследования и образцы подписей были подшиты в уголовное дело. Предоставленных судом образцов для проведения экспертизы было достаточно и у экспертов в ходе проведения исследований сомнений в том, что подписи в протоколах допроса принадлежат именно указанным свидетелям, не возникло. Все три эксперта выразили единогласное решение, при этом в случае разногласий иное мнение эксперта могло быть указано в заключении. В компетенцию экспертов не входит проверка порядка получения образцов подписей, при этом конкретных норм и методик, указывающих на обязательность отбора образцов подписей, в определенном количестве не существует. Для проведения экспертизы не имеет существенного значения временной промежуток образцов подписи, учитывается возраст и индивидуальные особенности, поскольку у человека, относящегося к одной возрастной группе, уже сформирован письменно-двигательный навык и не меняется. Из представленных образцов и объектов разрыв по времени не превышает 10 лет, что относится к незначительному разрыву по времени, значительным разрывом во времени признается разрыв 18-20 лет. Эксперт также показала, что исследование приостанавливалось из-за отсутствия экспериментальных образцов почерка и подписи свидетеля Джусупова М.С.  Несмотря на это, уже были определенные результаты по тем образцам, которые имелись, и поскольку дополнительные образцы так и не были представлены, производство экспертизы было возобновлено и окончено в пределах тех образцов, которые имелись в деле, то есть и без экспериментальных образцов Джусупова М.С. заключение было результативным, так как их отсутствие существенно не повлияло бы на выводы экспертов. Экспертами, проводился подробный сличительный анализ и, несмотря на то, что в поставленных судом вопросах не ставился вопрос об определении принадлежности почерка Джусупову М.С., эксперты пришли к выводу о том, что и почерк, и подписи принадлежат Джусупову М.С.  В ходе исследования у нее лично возникали вопросы по представленным образцам в отношении свидетеля Бекбенбетова в части определения вида образца, в связи с чем, для устранения неясности. Она обращалась с ходатайством к лицу, назначившему экспертизу -судье Яговец Ю.Н., которая заверила представленные образцы своей рукой, так как сам эксперт не определяет вид представленных образцов, поскольку все разъяснения по возникшим неясностям может дать только лицо, назначившее экспертизу. При этом в случае ее отказа экспертиза была бы проведена, так как указанное не могло повлиять на выводы, указанные в заключении. Новых материалов и образцов не представлялось, все было представлено изначально вместе с постановлением и с материалами уголовного дела. Кроме того, эксперт Екижанова Н.Н. по представленной ей на обозрение справке о постановке на учет в наркологический диспансер Казанина С.В. показала, что является экспертом в области почерковедения и не вправе давать заключений относительно технических экспертиз в части исправлений, однако ознакомившись с документом, сообщила, что невооруженным взглядом видно, что в документе имеет место исправление, но когда, каким образом, внесены исправления в ее компетенцию не входит, полагает, что назначение такой экспертизы не целесообразно и в ней нет необходимости, так как исправление в документе очевидно.

Переводчик Исманова Н.Я. в суде сообщила, что на основании приказа № 5 от 03.09.2012 года принята на работу в качестве переводчика с казахского, русского, узбекского, азербайджанского, таджикского, киргизского, молдавского, английского языков в ТОО «Караганда экспертиза», которое является дочерним предприятием Торгово-промышленной Палаты Карагандинской области. Ее знание указанных языков, а в частности казахского и русского языков, подтверждается дипломом № 102348 об окончании Узбекского Государственного Университета Мировых языков, а также сертификатами, в частности сертификатом № 000498 о прохождении курсов переводчиков и ведению делопроизводства на государственном языке, а именно знание казахского языка. Суду показала, что к ней обращался следователь управления специальных прокуроров для осуществления перевода с государственного, на русский язык ряда документов, который ею был произведен и представлен письменный перевод каждого документа, предоставленного ей, заверенный ее подписью.

Допрошенный свидетель Тлеубеков Т. допрошенный в суде по ходатайству защиты показал, что в июле 2007 года к нему в гости в г. Балхаш приехал его родственник Маженов А.А., которого он по его просьбе, вместе с его знакомыми Рахметовым Д.А. и Ахметовой Д. отвез на пляж озера Балхаш, неподалеку от дачного массива «Белый камень» г. Балхаш на своей автомашине и побыв там некоторое время он уехал, оставив их там. В момент нахождения их на пляже к ним подъезжал на автомашине «Мерседес» с семьей его знакомый, точного имени которого он не помнит. Ночью с 07.07.2007 года на 08.07.2007 года, под утро в квартиру, где он находился с братьями ворвались сотрудники полиции. Постучали в дверь, сказали это «Асик», он машинально открыл входную дверь, он сонный не понял, что произошло. Сотрудники полиции ворвались в квартиру, всех их положили на пол, братьев вытащили из кровати. Затем привели понятых, женщина следователь сообщила, что будет проводиться обыск в присутствии понятых. Сотрудников полиции было много, кто-то сказал, что приехало руководства с г. Караганды. Он и его браться стояли без одежды, также Маженов А.А. стоял в одних плавках, было видно, что его били, то есть у него были ссадины, он был в наручниках, а рядом с ним стояли сотрудники спецназ. Поскольку прошло много времени утверждать, что при обыске участвовали именно подсудимые Акшалов Т. М. и Атагулов К.М. он не может, так как точно не помнит, были ли они, но сотрудников полиции было много, но кто-то из сотрудников говорил, что Атагулов К.М. задержал Маженова А.А.

Свидетель Бекзатов К.К., допрошенный в судебном заседании показал, что является специальным прокурором Управления специальных прокуроров прокуратуры Карагандинской области. По данному уголовному делу в отношении Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. являлся руководителем следственной группы. Свидетель показал, что им применены меры безопасности по исключению доступа к анкетным данным и исключению их распознания в результате дачи показаний, предусмотренные ст. 100 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, в отношении пяти свидетелей по делу, обратившихся с соответствующими заявлениями. В связи с чем, указанные свидетели были допрошены под своими фамилиями, где показания не полные, изменены с целью их не распознания по данным ими показаниям, а также свидетели допрошены под вымышленными данными, под псевдонимами, где они не дали подробные показания, уличающие подсудимых. Эти показания были приобщены к материалам уголовного дела в отдельных запечатанных конвертах и вошли в обвинительное заключение. Трое из пяти свидетелей, в отношения которых применялась ст. 100 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, в суде добровольно рассекретились и открыто дали показания против подсудимого Атагулова К.М. по эпизоду 2008 года. Вместе с тем, местонахождение двоих свидетелей под псевдонимами «Горшков» и «Петрова» установить не представляется возможным, так как опрос родственников, указанных свидетелей, для установления их местонахождения положительных результатов не дал и обеспечить явку указанных свидетелей в суд не представляется возможным. Свидетель представил суду пояснения родственников, а также просил вскрыть конверты с показаниями свидетелей под псевдонимами «Горшков» и «Петрова» в совещательной комнате, в которых находятся настоящие показания свидетелей с их реальными анкетными данными. Кроме того пояснил, что очные ставки проводятся для устранения противоречий между обвиняемым, свидетелями, потерпевшими. Однако, Атагулов от дачи показания отказался, в связи с чем, указанные следственные действия им не проводились. Кроме того, свидетель показал, что, по его мнению, не является нарушением приобщение видеодисков с фиксацией допросов свидетелей в качестве вещественных доказательств по делу, а не как приложения к протоколам допросов и иных следственных действий, поскольку нормами уголовно — процессуального закона данные действия не запрещены. Также пояснил, что им было вынесено постановление о переквалификации действий подсудимых со ст. 348 ч. 3 Уголовного Кодекса Республики Казахстан на 308 ч. 4 Кодекса Республики Казахстан, поэтому дело не подлежит прекращению за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 348 ч. 3 Уголовного Кодекса Республики Казахстан. Кроме того, свидетель Бекзатов К.К. показал, что в отношении Маженова А.А. действительно имелось не отмененное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту получения им телесных повреждений, однако согласно ст. 37 п. п. 7, 8 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан указанная норма закона отнесена именно относительно возбуждения уголовного дела в отношении лица, а не по факту и, по его мнению, не применима в данном случае. На момент возбуждения уголовного дела в отношении Атагулова К.М. по ст. 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан, не имелось не отмененного постановления об отказе в возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица — Атагулова К.М.

Допрошенный в суде по ходатайству защиты свидетель Омаргалиев Р.С. показал, что уголовными делами в отношений Маженова А.А., Рахметова Д.А. он не занимался и не помнит, чтобы по указанным уголовным делам он лично принимал какие-либо процессуальные решения. Почему в постановлении заместителя прокурора г. Балхаш Абдакасова А. о прекращении уголовного дела в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. указано о том, что уголовное дело после направления судом на доследование находилось у него в производстве и отменено его постановление о приостановлении производства, он не знает.

Допрошенный в суде свидетель Кузбаков Н. показал, что является специальным прокурором Управления специальных прокуроров прокуратуры Карагандинской области — криминалист, по данному уголовному делу в отношении Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. он входил в состав следственно-оперативной группы. Так, в ходе предварительного следствия им были изучены материалы ОРД — дело оперативного учета в отношении потерпевшего Маженова А.А. и им составлена соответствующая справка по секретным материалам. Результаты изучения материалов показали, что статус потерпевшего Маженова А.А., как участника ОПГ, не вдаваясь в законность постановки его на специальный учет, по его мнению, определен необоснованно, поскольку в материалах отсутствовали достоверные данные, подтверждающие проверку информации, то есть исключающую недостоверность либо ложность сообщений и поступившей информации.

Свидетель Идрисов А., допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны защиты показал, что является следователем ДБЭКП по Карагандинской области и в 2012 году у него в производстве находилось уголовное дело по факту подброса наркотического средства в 2007 году в карманы шорт Маженова А.А. и Рахметова Д.А., а также по факту избиения Маженова А.А. в 2008 году сотрудниками УБОП ДВД Карагандинской области. В рамках указанного дела он проводил ряд следственных мероприятии. Им были допрошены свидетели Астафьев Д.В., Сапаргалиев Е.Б., Смагулов Д.Т. , в связи с тем, что Маженов А.А. сообщил о том, что они были очевидцами событий его избиения в 2008 году. Также день избиения братьев Маженовых совпадало с днем похорон известного в городе тренера Балтабекова И.  При проведении им следственных действий, а именно допроса свидетелей Астафьева Д.В., Сапаргалиева Е.Б., Смагулова Д.Т. и Ахметовой Д. не было заметно, что на свидетелей было оказано какое-либо давление, они вели себя спокойно, давали показания, об опасениях не сообщали. Постановление о направлении уголовного дела специальному прокурору согласовано с руководством и прокуратурой области, самостоятельно направить дело он не мог. Также свидетель показал, что в прокуратуре области состоялось совещание, где решались вопросы, касающиеся подследственности указанного дела и обсуждалось наличие доказательств по делу, где он на тот момент действительно высказывал свое мнение о том, что для предъявления обвинения на той стадии недостаточно доказательств, так как на тот период им еще не были допрошены основные свидетели по событиям 2007 года и насколько он помнит и сам Маженов А.А.

Согласно показаниям свидетеля Кузнецова Е.А., оглашенных в суде, следует, что Кузнецов Е. вместе со своим знакомым Алиевым Е. в феврале 2008 года узнали о смерти Балтабеков И., в связи с чем, они поехали выразить соболезнования. Проходя мимо нынешнего театра им. «С. Сейфуллина» по пр. Бухар-Жырау, вдоль дороги, они увидели скопление людей, автомашину УДП, там была потасовка и он заметил, что Маженов Ш. и Маженов А. лежали на земле во время их избиения, при этом они никакого сопротивления не оказывали. Опознать, кто именно наносил удары, он не может, но как он понял, сотрудники УБОП ДВД Карагандинской области. (т. 5 л. д. 90-91);

Из оглашенных в суде показаний свидетеля Хамиджанова Э.З. и просмотренной видеозаписи допроса указанного свидетеля следует, что понятых в момент задержания не было, они находились в автомашине вместе с оперативными сотрудниками и наблюдали за задержанием со стороны, когда именно подошли понятые, он не видел. Они ожидали, после команды они направились на автомашине «Ваз 2110» и перекрыли дорогу автомашине «Ауди», поскольку им сообщили, что в автомашине член ОПГ и они возможно вооружены, они определили с другими сотрудниками ПСН «Арлан», что он первым выйдет и будет стрелять в воздух. После того как они перерезали путь автомашине «Ауди», он стал стрелять в воздух, а другие сотрудники направились к автомашине и по одному вытаскивали из автомашины людей, всего было четверо мужчин и одна девушка и укладывали по инструкции на землю, лицом вниз, руки в замок за головой. Точно не помнит, были ли наручники, но возможно применялись и наручники. При задержании после Маженова А.А. из автомашины вывели девушку Ахметову Д., которая стала кричать, «Что вы делаете?», кто-то из сотрудников УБОП ее узнал, сказали, что она сотрудница полиции и ее отвели в сторону. Кроме того, свидетель в своих показаниях подтвердил, что с Маженова А.А. снял шорты сотрудник, производивший досмотр, но никто не издевался, обнаженными никого не водили. Для задержания было выбрано безлюдное место, никого из посторонних он не видел. После изъятия шорт, задержанные были сопровождены в автомашину, где им дали возможность одеться. Кроме того, свидетель Хамитжанов Э.З. при его допросе в ходе предварительного следствия показал, что им было известно, кого будут задерживать, а именно члена ОПГ Маженова А.А., о котором слышал ранее. После задержания, все задержанные были уложены на землю и сотрудники ПСН «Арлан» и он, в том числе осуществляли их охрану, которая не снимается до осуществления досмотра, охрана была снята только по команде старшего, которым был Акшалов Т. М.  (т. 4 л. д. 167-169, 170-174);

Показаниями свидетелей Толеуова Р.В. и Сулейменова Б.У. установлено, что 07.07.2007 года они приехали на пляж озера Балхаш возле дачного массива «Белый камень», чтобы забрать в город Маженова А.А., Рахметова Д.А. и Ахметову Д.  Перед отъездом Маженов А.А. и Рахметов Д.А. окунулись в воду и в мокрых шортах сели в автомашину. Около 19:30 часов, когда они на автомашине Тулеуова Р.В. марки «Ауди» выезжали с пляжа, их с применением огнестрельного оружия задержали сотрудники полиции. В ходе обыска у Маженова Р.В. и Рахметова Д.А. обнаружили наркотическое средство. Кроме того, свидетели показали, что в суде г. Балхаш они давали показания о том, что видели как до приезда понятых, сотрудник полиции Атагулов К.М. подложил в левый карман спортивных шорт Рахметова Д.А., лежащего на земле лицом вниз, прозрачный полиэтиленовый пакетик, который потом сотрудники полиции у него изъяли. Также свидетели Толеуов Р.В. и Сулейменов Б.У. в суде г. Балхаш давали показания о том, что, когда задержали, Сулейманова Б.У. били прикладом автомата, в полиции г. Балхаша они находились до утра, их допрашивали ночью, после чего он пролежал в больнице около десяти дней с телесными повреждениями. Толеуов Р.В. показывал, что ему угрожали тем, что заберут автомашину и признают соучастником. После этого они обращались с жалобами на действия сотрудников ПСН «Арлан» и сотрудников полиции, участвовавших при задержании. (т. 3 л. д. 31-33, 39-43, из уголовного дела в отношении Маженова А.А. т. 1 л. д. 23- 25, 190-191, 113-115, 220-221, уголовное дело в отношении Рахметова Д.А. т. 1 л. д. 85-86, 91-94);

Из оглашенных в суде показаний свидетеля Кадырманова Т. К., установлено, что в ходе рассмотрения уголовных дел в Балхашском городском суде в отношении Рахметова Д.А. и Маженова А.А., был установлен ряд нарушений, в связи с чем, по его ходатайству дела были направлены для производства дополнительного расследования. Кроме того, в ходе рассмотрения уголовных дел в суде выяснилось, что органами уголовного преследования отрабатывалась версия о причастности Маженова А.А. к похищению и убийству журналистки Омаршановой О.Ж,, так как Маженов А.А., находясь под следствием по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, был этапирован в ДВД г. Алматы, где пробыл около полутора месяцев. Также в материалах дела имелись сведения, что понятые по делу Рахметова Д.А., Казанин С. и Тен Р., не состоят на учетах в наркологии и психиатрии, тогда как в суде установлено, что и Казанин С. и Тен Р. являются лицами, страдающими алкоголизмом и Казанин С. с начала 2007 года состоит на учете с диагнозом «алкогольная эпилепсия», а из показаний свидетеля Ахметовой Д., указанные понятые в момент их привлечения к произведенным следственным действиям, находились в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, как следует из показаний свидетеля Кадырманова Т. К., данных им в ходе предварительного следствия, в суде г. Балхаш было установлено, что все понятые приняли участия лишь с момента начала осмотра живого лица, их права и обязанности им разъяснены не были. Указанные нарушения послужили основанием для заявления им ходатайства в суде о направлении дела для дополнительного расследования, а также о вынесении частного постановления в адрес ДВД Карагандинской области для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности. При этом вопрос о возможности фальсификации доказательств, создании искусственных доказательств обвинения в виде подброса наркотических средств Рахметову Д.А. и Маженову А.А., а также кто мог это совершить не входил в компетенцию суда и государственного обвинителя, судебное следствие проводилось в рамках обвинения, предъявленного Маженову А.А. и Рахметову Д.А.  (т. 3 л. д. 110-112);

Вина подсудимых Акшалова Т. М. в организации и Атагулова К.М. в фактическом участии в незаконном задержании и подбросе наркотических средств потерпевшим Маженову А.А. и Рахметову Д.А. нашла свое подтверждение также при оценке других объективных доказательств и подтверждается следующими письменными доказательствами:

— справкой о результатах изучения дел оперативного учета, заведенных в отношении Маженова А.А., подтверждающей отсутствие в делах оперативного учета какой-либо оперативной информации, поступившей из ККП МВД РК о фактах, изложенных в письме исх.№ 10/2-690 от 06.07.2007 года за подписью Акшалова Т. М., а также об отсутствии сведений о том, что Маженов А.А. занимается противоправной деятельностью в г. Балхаш, о не проведении соответствующих проверок и целенаправленной работы по поступившей информации и необоснованности определения статуса Маженова А.А. как члена ОПГ (т. 7 л. д. 71-72);

— справкой о результатах изучения ДОУ об отсутствии установленных нарушений законности в действиях УБОП ДВД Карагандинской области при постановке на учет Маженова А.А., поскольку основанием для заведения ДОУ и проведения оперативно-розыскных мероприятий явились сведения конфиденциальных помощников в соответствии с ведомственной Инструкцией, в которой также сообщается об отсутствии сведений о заведении дела оперативного учета в отношении Рахметова Д.А. (т. 7 л. д. 79);

— протоколами осмотра и дополнительного осмотра предметов и документов и фототаблицей к нему, в ходе которого осмотрены материалы уголовных дел № 07351603100278 в двух томах по обвинению Маженова А.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, № 07351603100277 в двух томах по обвинению Рахметова Д.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, (т. 7 л. д. 156-161, 162-176, т. 8 л. д. 198-107);

-копией рапорта начальника УБОП ДВД Карагандинской области Акшалова Т. М. на имя начальника ДВД Карагандинской области Кожахметову К.О. от 04.07.2007 года (т. 4 л. д. 115);

— протоколом осмотра архивных номенклатурных дел ДВД Карагандинской области, в ходе проведения которого осмотрены изъятые: журналы о регистрации приказов № 1/3 т. 12 и т. 13 за 2007 год, Ф. 13 оп. 1 архивные № 447, № 448, осмотром которых установлено, что за период с 19.06.2007 года по 26.07.2007 года приказов об откомандировании сотрудников УБОП ДВД Карагандинской области и ПСН «Арлан» в г. Балхаш в вышеуказанных архивных томах на хранении не имеется. (т. 6 л. д. 151-172);

— протоколом осмотра номенклатурных дел ДВД Карагандинской области, в ходе проведения которого осмотрены изъятые: тома № 2, 3, 4 наряда документов к журналу-ордеру № 7 по счету № 160 за июль 2007 года УФО ДВД Карагандинской области и журналы учета распоряжений ДВД Карагандинской области за 2007 год, Ф.15, Оп.1, архивные № 457, 458, инвентарный № 2236, свидетельствующие об отсутствии зарегистрированных распоряжений об откомандировании сотрудников УБОП ДВД Карагандинской области и ПСН «Арлан» в г. Балхаш и выплат командировочных расходов в г. Балхаш сотрудникам УБОП Акшалову Т. М., Рождественскому Д.Н.,, Атагулову К.М., Молдабекову А., а также сотрудникам ПСН «Арлан» Косолапову А.В., Хордину М.А., Пшонко В.Д., Хамитжанову Э.З. в июле 2007 года (т. 7 л. д. 1-8);

— положением о подразделении специального назначения «Арлан» ДВД Карагандинской области, утвержденного приказом МВД РК № 336 от 06.06.2006 года, согласно которого основными задачами подразделения являлось участие проведении в регионе спецопераций по задержанию вооруженных преступников, членов организованных групп, по освобождению заложников, пресечению террористических актов, отражению нападений на здания, помещения, транспортные средства или освобождению их в случае их захвата. Использование подразделения не по назначению, для выполнения других целей и задач категорически запрещено (т. 4 л. д. 109-114);

— протоколами осмотра места происшествия и фототаблицей к нему, а также произведенном с применением видеозаписи, в ходе проведения которых осмотрен участок автодороги возле дачного массива «Белый камень» г. Балхаш (т. 1 л. д. 147-148, 149);

— протоколами осмотра живого лица, протоколами производства смывов, срезов, протоколами задержания, протоколами личного обыска от 07.07.2007 года, в ходе проведения которых в присутствии понятых Казанина С.В., Тен Р.В. у задержанного Рахметова Д.А. при его личном досмотре из левого кармана шорт синего цвета был обнаружен и изъят целлофановый сверток прозрачного цвета с веществом серо-белого цвета, произведены смывы с ладоней рук, а также у задержанного Маженова А.А. в присутствии понятых Бекбенбетова М.У., Абеуова И.С. при производстве личного досмотра из левого кармана шорт белого цвета был обнаружен и изъят целлофановый сверток, прозрачного цвета с веществом серо-белого цвета, произведены смывы и срезы ногтевых пластин с правой и левой рук Маженова А.А. (т. 8 л. д. 6-9, 110-114);

— протоколом проверки и уточнений показаний на месте, проведенного с участием потерпевшего Маженова А.А., который в присутствии двоих понятых с применением видео фиксации показал место и уточнил в деталях обстоятельства его задержания, избиения, подброса ему наркотических средств 07.07.2007 года (т. 2.д. 79-83);

— заключением эксперта № 108/15.1 от 07.07.2007 года, согласно которого вещество, изъятое у Маженова А.А. и представленное на исследование, является наркотическим средством — героин, массой 1,54 грамм; в ногтевых пластинах обеих рук, левом кармане шорт, смывах с обеих рук, изъятых у Маженова А.А. и представленных на исследование, имеется в микроколличестве наркотическое средство — героин, массой менее 0,01 грамм (т. 5 л. д. 168-170);

— заключением эксперта № 109/15.1 от 07.07.2007 года, согласно которого вещество, изъятое у Рахметова Д.А. и представленное на исследование, является наркотическим средством — героин, массой 1,30 грамм; в левом кармане шорт и смывах с правой руки, изъятых у Рахметова Д.А. и представленных на исследование, имеется в микроколличестве наркотическое средство — героин, массой менее 0,01 грамм (т. 6 л. д. 6-7);

— заключением эксперта № 583 от 09.07.2007 года, согласно которому у Маженова А.А. были обнаружены кровоподтеки затылочной области, лобной области, правой височной области, ссадины правого коленного сустава, левого коленного сустава, левой стопы, правого плеча с переходом в правое предплечье, задней поверхности правого локтевого сустава, задней поверхности правого плеча, которые могли быть получены от действия твердых тупых предметов (рук, ног, прикладов автомата), в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении, и причинили легкий вред здоровью, как повлекшие кратковременное расстройство здоровья на срок не более 3-х недель (т. 6 л. д. 16-17);

— заключением эксперта № 584 от 09.07.2007 года, согласно которому у Рахметова Д. были обнаружены кровоподтеки на спинке носа с переходом на верхнее веко правого глаза, грудной клетки, живота, правого плеча, ссадины левого коленного сустава, правого коленного сустава, правого бедра, левой голени, правого локтевого сустава, правого предплечья, задней поверхности правого предплечья, задней поверхности левого локтевого сустава с переходом на заднюю поверхность левого предплечья, которые могли быть получены от действия твердых тупых предметов (рук, ног, прикладов автомата), в срок и при обстоятельствах указанных в постановлении, и причинили легкий вред здоровью, как повлекшие кратковременное расстройство здоровья на срок не более 3-х недель (т. 6 л. д. 25-27);

— заключением почерковедческой экспертизы № СПр/001 от 15.03.2013 года, выводами которой установлено, что подпись от имени Акшалова Т. М. в письме начальнику ОВД г. Балхаш, имеющееся в материалах уголовного дела № 07351603100277, выполнена самим Акшаловым Т. М. (т. 6 л. д. 98-101);

— материалами уголовных дел № 07351603100278 в двух томах по обвинению Маженова А.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, № 07351603100277 в двух томах по обвинению Рахметова Д.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, в частности постановлениями Балхашского городского суда от 12.12.2007 года о направлении указанных уголовных дел на дополнительное расследование, которыми бесспорно установлены допущение грубейших нарушений уголовно-процессуального законодательства, допущенных при задержании Рахметова Д.А. и Маженова А.А. и изъятии у них наркотических средств, указывающие на незаконность их привлечения к уголовной ответственности (т. 8 л. д. 87-94,.9 л. д 30-33); протоколами главного судебного разбирательства по указанным уголовным делам; постановлениями заместителя прокурора г. Балхаш Абдакасова А.С. от 15.07.2008 года о прекращении уголовных дел в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, в порядке ст. 37 ч. 1 п. 2 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан в связи с отсутствием в их действиях состава преступления (т. 8 л. д. 95-96, т. 9 л. д. 34-35);

— решением Октябрьского районного суда г. Караганды № 2-4700 от 02.07.2012 года об удовлетворении исковых требований Маженова А.А. к Администратору бюджетных программ 010, Резерв Правительства Министерства финансов Республики Казахстан о возмещении морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности органами уголовного преследования и прокуратуры и взыскании из государственной казны в пользу Маженова А.А. суммы компенсации морального вреда в размере 500 000 тенге (т. 7 л. д. 105-108);

— находящимся в материалах уголовных дел в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. по обвинению по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан письмом начальника УБОП Карагандинской области Акшалова Т. М. на имя начальника ОВД г. Балхаш Киякина Е.М. за исх. № 10/2-690 от 06.07.2007 года, согласно которого Акшалов Т. М., ссылаясь на поступившую с ККП МВД РК оперативную информацию, просит оказать содействие задержании с поличным активного члена ОПГ «Сагиев» Маженова и его связь с Рахметовым, занимающихся сбором металлопродукции, налаживанием наркотрафика между южным и северным регионами, а также осуществляющим «грев» наркотическими средствами лиц, находящихся в местах лишения свободы;

— протоколом осмотра письменной информации Акшалова Т. М. на имя следователя Балхашского ГОВД Рудиковой А., представленной для приобщения к материалам дела № 07351603100278 от 09.07.2007 года за исх. № 10/4-491 (т. 7 л. д. 176);

— протоколами осмотра предметов и документов ходе проведения которых, осмотрены DVD диски с записью следственных действий, а также журнал регистрации материалов и объектов по исследованию наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, приобщенные к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (т. 1 л. д. 152-153, т. 3 л. д. 105-106, 24-125, т. 4 л. д. 99-100, 134-135, 155-157, 178-179, т. 5 л. д. 22-23, 36-37т. 7 л. д. 54);

— заключением судебно-почерковедческой экспертизы № 828 от 07.04.2014 года выводами которой, установлено, что 1. записи «С моих слов напечатано верно мною прочитано.», расположенные на лицевой стороне 5-го листа протокола допроса свидетеля Казанина Сергея Владимировича от 26.11.2012 года, состоящим в описи на листах 150-154 тома 3 уголовного дела по обвинению Акшалова Т. М., Атагулова К.М., — выполнены Казаниным Сергеем Владимировичем, без признаков намеренного изменения почерка; 2. Подписи от имени Казанина С.В., расположенные: на строке: «Свидетель _______/Казанин С.В./», на строке: «Свидетель _______/Казанин С.В./» на лицевой стороне 1-го листа, на строке: «Свидетель _______/Казанин С.В./», под печатным текстом: «с первого задержанного» на лицевой стороне 2-го листа, под печатным текстом: «домой, в каком», под печатным текстом: «не больше.» на лицевой стороне 3-го листа, под печатным текстом: «и сотрудников», под печатным текстом: «Нет, не смогу.», под печатным текстом: «Где они стояли», под печатным текстом: «зачем стреляли.», под печатным текстом: «Рахметов Д., по отношению» на лицевой стороне 4-го листа, под печатным текстом: «Нет не могу,», под печатным текстом: «хорошие друзья.», под рукописной записью: «26.11.2012.» на лицевой стороне 5-го листа протокола допроса свидетеля Казанина Сергея Владимировича от 26.11.2012 года, состоящим в описи на листах 150-154 тома 3 уголовного дела по обвинению Акшалова Т. М., Атагулова К.М., — выполнены Казаниным Сергеем Владимировичем, без признаков намеренного изменения подписей; 3. Подписи от имени Абеуова И.С., расположенные: на строке: «Свидетель _______/Абеуов И.С./» на лицевой стороне 1-го листа, на строке: «Свидетель _______/Абеуов И.С. /», на строке: «Свидетель _____/Абеуов И.С./», под печатным текстом: «нижнего белья» на лицевой стороне 2-го листа, под печатным текстом: «отпустили домой, в каком», под печатным текстом: «нам подъехать» на лицевой стороне 3-го листа, под печатным текстом: «отказывал ли он», под печатным текстом: «Нет, не могу.», под печатным текстом: «Я не помню», под печатным текстом: «В настоящий», под печатным текстом: «Ответ:, справа от рукописной записи: «прочитано» на лицевой стороне 4-го листа протокола допроса свидетеля Абеуова Избасара Сейлхановича от 26.11.2012 года, состоящим в описи на листах 160-163 тома 3 уголовного дела по обвинению Акшалова Т. М., Атагулова К.М., — выполнены Абеуовым Избасаром Сейлхановичем, без признаков намеренного изменения подписей; 4. Подписи от имени Бекбенбетова М.У., расположенные: на строке: «Свидетель _______/Бекбенбетов М.У./», на строке: «Свидетель _______/Бекбенбетов М.У./», на лицевой стороне 1-го листа, на строке: «Свидетель _______/Бекбенбетов М.У./», под печатным текстом: «сотрудниками закончился» на лицевой стороне 2-го листа, под печатным текстом: «в каком часу», под печатным текстом: «подъехать прошло» на лицевой стороне 3-го листа, под печатным текстом: «сотрудников», под печатным текстом: «не смогу.», под печатным текстом: «они стояли», под печатным текстом: «остановки», справа от рукописной записи: «прочитан» на лицевой стороне 4-го листа протокола допроса свидетеля Бекбенбетова Мамбета Умербековича от 26.11.2012 года, состоящим в описи на листах 1-4 тома 4 уголовного дела по обвинению Акшалова Т. М., Атагулова К.М., — выполнены Бекбенбетовым Мамбетом Умербековичем, без признаков намеренного изменения подписей; 5. Подписи от имени Джусупова М.С., расположенные: на строке: «Свидетель _______/Джусупов М.С./», на лицевой стороне 1-го листа, на строке: Свидетель _______/Джусупов М.С./», на строке: Свидетель _______/Джусупов М.С./», под печатным текстом: «момента задержания», под печатным текстом: «предпринимательской деятельностью» на лицевой стороне 2-го листа, под печатным текстом: «подчиненные должны были», под печатным текстом: «Ответ: Прибывшую», под печатным текстом: «проведения рейдовых», под печатным текстом: «Руководителем», под печатным текстом: «из УБОП ДВД области» на лицевой стороне 3-го листа, под печатным текстом: «я слышу впервые.», под печатным текстом: «уже не помню.», под печатным текстом: «приехал они уже проводили», под печатным текстом: «сотрудники ОБОП ОВД г. », под печатным текстом: «Ответ: Не помню.», под печатным текстом: «марки «Ауди» в» на лицевой стороне 4-го листа, под печатным текстом: «Ответ: Не помню.», под печатным текстом: «Ответ: Не знаю.», под печатным текстом: «проводило досмотр задержанных.», под печатным текстом: «Ответ: Я не помню.», под печатным текстом: «Ответ: Должны были оформить», под печатным текстом: «Ответ: Я не знаю.», под печатным текстом: «Вопрос: Кем были сняты», на лицевой стороне 5-го листа, под печатным текстом: «Ответ: Я этого не помню.», под печатным текстом: «Ответ: Я такого не помню.», под печатным текстом: «Ответ: Я такого не помню.», под печатным текстом: «Ответ: Я этого не.», под печатным текстом: «Ответ: Не помню.», под печатным текстом: «интересовался, что происходит», под печатным текстом: «и на каком основании», на лицевой стороне 6-го листа, под печатным текстом: «интересовался, что происходит», под печатным текстом: «Ответ: Я этого не знаю», под печатным текстом: «Ответ: Не помню.», под печатным текстом: «не известно.», под печатным текстом: «начальника ОВД г. Балхаш», на лицевой стороне 7-го листа, под печатным текстом: «вопрос не могу.», под печатным текстом: «задержание именно Маженова», под печатным текстом: «пояснить не могу.», под печатным текстом: «Ответ: Я такого» на лицевой стороне 8-го листа, под печатным текстом: «действующего сотрудника», под печатным текстом: «какие показания я давал», слева от рукописной записи: «/Джусупов М.С./» на лицевой стороне 9-го листа протокола допроса свидетеля Джусупова Мэлса Сансызбаевича от 01.03.2013 года, состоящим в описи на листах 62-70 тома 4 уголовного дела по обвинению Акшалова Т. М., Атагулова К.М., — выполнены Джусуповым Мэлсом Сансызбаевичем, без признаков намеренного изменения подписей;

В соответствии с требованиями ст. 24 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан суды обязаны принять меры к всестороннему, полному и объективному исследованию всех обстоятельств дела, выявлять как уличающие, так оправдывающие подсудимого, а также отягчающие и смягчающие его ответственность обстоятельства. По каждому делу должна быть установлена направленность умысла обвиняемого, выяснены мотивы и цели совершенного им преступления, поскольку от этого зависит правильность юридической оценки.

В соответствии с п. 4 нормативного постановления Верховного Суда № 4 от 20.04.2006 года «О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам» при рассмотрении уголовного дела суд в соответствии со ст. 128 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан оценивает каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, при этом доказательство признается достоверным, если оно соответствует действительности.

По смыслу ст. 308 Уголовного Кодекса Республики Казахстан непосредственным объектом превышения власти или должностных полномочий является нормальная деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, а дополнительным объектом является честь, достоинство, свобода, здоровье человека, его конституционные права, другие права и законные интересы граждан, охраняемые законом интересы общества и государства.

При исследовании материалов настоящего дела и анализе наличия в действиях подсудимых состава инкриминируемых им преступлений, суд усматривает наличие непосредственного и дополнительного объектов преступления, последний из которых выражен в существенном нарушении конституционных прав и законных интересов потерпевших Маженова А.А. и Рахметова Д.А., имеет место в виде тяжких последствиях, а именно выражен в нарушении прав потерпевших на свободу, незаконном их задержании и нахождение каждого из них 159 дней в изоляции от общества, в связи с возбуждением в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. уголовных дел.

Оценка добытых и проверенных в судебном заседании доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности приводят суд к убеждению, что органом предварительного следствия бесспорно доказано наличие прямой причинной связи с наступившими для потерпевших Маженова А.А. и Рахметова Д.А. последствиями, что нашло свое подтверждение в совокупности доказательств по факту превышения власти и подброса наркотических средств потерпевшим, произошедшем 07.07.2007 года, о чем свидетельствуют организованное начальником УБОП ДВД Карагандинской области не основанное на достоверных и проверенных объективных данных задержание Маженова А.А. и Рахметова Д.А. и фальсификация вещественных доказательств, а именно, незаконно хранившееся и перевезенное подсудимыми, а затем сбытое, то есть подброшенное без воли последних наркотическое средство — героин.

С субъективной стороны преступления преступление характеризуется прямым или косвенным умыслом, при котором виновный осознает, что его действия явно превышают его должностные полномочия, он предвидит наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или государства желает их наступления, сознательно допускает или относится к ним безразлично.

При этом установление мотивов и целей в действиях субъекта, какими в данном случае суд усматривает карьеризм, ложное понимание подсудимыми интересов службы на квалификацию указанного преступления не влияют и могут учитываться судом лишь при назначении наказания.

В судебном следствии также бесспорно установлено, что подсудимые Акшалов Т. М. и Атагулов К.М. на момент совершения инкриминируемого им деяния являлись должностными лицами — представителями власти и в силу требований законов Республики Казахстан «Об органах внутренних дел Республики Казахстан», «Об оперативно-розыскной деятельности» были призваны защищать права и свободы граждан от противоправных посягательств, предупреждать, выявлять и раскрывать преступления при осуществлении ими оперативно-розыскной деятельности.

В рассматриваемом эпизоде преступлений, под незаконным сбытом наркотического средства — подбросом следует понимать противоправное физическое отчуждение наркотического средства лицом из собственного фактического владения в противоправное владение другого лица, в том числе и против желания и воли лица, в чье противоправное и незаконное владение они переходят.

При этом следует учесть, что эти действия производились для дальнейшего изъятия наркотического средства с целью привлечения лиц, в чье незаконное владение против их воли оно перешло к уголовной ответственности.

Тем самым, подсудимые Акшалов Т. М. и Атагулов К.М., преследуя цель незаконного задержания потерпевших Маженова А.А. и Рахметова Д.А., изъятия незаконного отчужденного ими же наркотического средства, с целью привлечения указанных лиц к уголовной ответственности, таким образом реализовывали умысел на еще одно тяжкое преступление, выразившееся в превышении ими власти и своих должностных полномочий.

Предоставленная подсудимым государством, в силу их должностных полномочий власть направлена на защиту законных прав и интересов граждан, пресечение и предупреждение такого рода преступлений, однако под руководством Акшалова Т. М. и фактическим выполнением действий, охваченных ч. 2 ст. 259 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, подсудимыми с объективной стороны совершены действия не только не входящие в их компетенцию, а действия явно выходящие за предоставленную им власть и полномочия, которые не вправе совершать ни одно должностное лицо, тем более призванное на защиту интересов граждан от подобных посягательств.

Прежде всего об указанном свидетельствуют стабильные показания потерпевшего Маженова А.А. и анализ первоначальных показаний Рахметова Д.А., которые с самого момента задержания отрицали принадлежность им, изъятого у них 07.07.2007 года наркотического средства — героин.

О незаконности задержания потерпевших, также свидетельствует, установленные судебно-медицинскими экспертами наличие у Маженова А.А. и Рахметова Д.А. телесных повреждений. Проведение задержания и досмотра с явными нарушениями норм Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, установленные также постановлениями Балхашского городского суда Карагандинской области от 12.12.2007 года, которое в части установленных нарушений имеет для суда преюдициальное значение.

Так, постановлениями суда от 12.12.2007 года установлено, что задержанные Маженова А.А. и Рахметов Д.А. находились в не поля зрения понятых с момента задержания и начала их обыска, при этом в нарушение ст. 86 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан понятым не были надлежащим образом разъяснены их права и обязанности.

Более того, как было установлено в ходе главного судебного разбирательства по уголовным делам, возбужденных в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. и нашло свое отражение в протоколах главного судебного разбирательства и в постановлениях суда г. Балхаш Карагандинской области от 12.12.2007 года, понятой Тен Р.В. являлся лицом зависимым от органов уголовного преследования, так как ранее сотрудничал с сотрудником ОБОП Балхашского ГОВД Барлановым А., по просьбе которого неоднократно участвовал в качестве понятого и статиста при проведении ими ОРМ по фактам наркосбыта. Тен Р.В. и Казанин С.В. в силу своего состояния на момент задержания не могли в полной мере осознавать фактический характер происходящего задержания и обыска, поскольку лично поясняли, что на момент задержания от 07.07.2007 года находились в нетрезвом состоянии. При этом, свидетели не отрицали наличие у каждого из них проблем с алкоголизмом, постановку их на диспансерный учет и наличие у Казанина С.В. диагноза «алкогольная эпилепсия», о чем полностью свидетельствуют, исследованные в суде материалы уголовных дел № 07351603100278 по обвинению Маженова А.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан и № 07351603100277 по обвинению Рахметова Д.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

Первоначальные показания потерпевших и свидетелей, в частности понятых Казанина С.В., Абеуова И.С., Тен Р.В., Бекбенбетова М.У., а также свидетелей Толеуова Р.В., Сулейманова Б.У. и Ахметовой Д., являвшихся непосредственными очевидцами задержания 07.07.2007 года, согласуются между собой с показаниями, данными ими в ходе главного судебного разбирательства в рамках уголовных дел, возбужденных в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А., с установленными в суде г. Балхаш обстоятельствами. Именно указанные показания потерпевших и свидетелей, по мнению суда, могу быть приняты как наиболее достоверные, поскольку они были даны ими непосредственно сразу после событий 2007 года. К изменениям в ходе предварительного следствия указанными свидетелями показаний по данному делу и в суде, суд относится в части критически с учетом истечения значительного промежутка времени с момента событий, изменением обстановки и с возможным оказанием на свидетелей давления.

И поскольку протокол главного судебного разбирательства согласно ст. 122 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан является одним из источников доказательств, поскольку отражает фактические данные, а в силу ч. 1 ст. 131 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан вступившее в законную силу решение суда по уголовному делу обязательны для всех государственных органов в отношении установленных обстоятельств и их правовой оценки, суд основывает свои выводы на протоколах главного судебного разбирательства и на постановлениях Балхашского городского суда Карагандинской области от 12.12.2007 года по уголовным делам в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А.

Изучение судом и анализ материалов ОРД свидетельствует об отсутствии нарушений законности в действиях УБОП ДВД Карагандинской области при постановке на учет Маженова А.А., так как основанием для заведения ДОУ и проведения оперативно-розыскных мероприятий явились сведения конфиденциальных помощников. Вместе с тем, в изученных материалах отсутствуют конкретные сведения и информация, подтверждающая занятие Маженовым А.А. противоправной деятельностью в г. Балхаш, документирование надлежащим образом соответствующих проверок и проведение целенаправленной работы, свидетельствующей о подтверждении информации, указанной в письме Акшалова Т. М. от 06.07.2007 года о том, что Маженов А.А. действительно вооружен, имеет при себе наркотическое средство и намерен сбыть его, находясь в г. Балхаш именно 07.07.2007 года, а также что Маженов А.А. представляет реальною угрозу для общества и имеются правовые основания для его задержания, что отражено в справках о результатах изучения дел оперативного учета, заведенных в отношении Маженова А.А.

Так, принимая во внимание, что факт участия лица в организованной преступной группе образует состав преступления, предусмотренный ст. 235 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, и подлежит доказыванию, однако в изученных материалах отсутствуют прямые доказательства участия Маженова А.А. в организованной преступной группе, сотрудниками УБОП ДВД Карагандинской области таких доказательств на дату, указанную в письме Акшалова Т. М. от 06.07.2007 года и на момент задержания от 07.07.2007 года документировано и добыто не было, суд приходит к выводу об отсутствии у сотрудников УБОП ДВД Карагандинской области законных и правовых оснований для задержания Маженова А.А., тем более для задержания Рахметова Д.А. 07.07.2007 года.

Кроме того информация, указанная подсудимым Акшаловым Т. М. в письме исх.№ 10/2-690 от 06.07.2007 года, а также в письме Акшалова Т. М. на имя следователя Рудиковой А. исх. № 10/4-491 от 09.07.2007 года носит секретный характер и распространена им в нарушение требований законодательства и ведомственных инструкций, однако обвинение по указанным основаниям Акшалову Т. М. предъявлено не было, а суд не праве выйти за пределы предъявленного подсудимому обвинения.

В свою очередь, заключения эксперта № 108/15.1 и № 109/15.1 от 07.07.2007 года, протоколы осмотра места происшествия, осмотра живого лица, протоколы производства смывов, срезов, протоколы задержания, протоколы личного обыска от 07.07.2007 года, протокол проверки и уточнений показаний на месте, проведенного с участием потерпевшего Маженова А.А., свидетельствуют об установлении факта обнаружения наркотических средств у Маженова А.А. и Рахметова Д.А.  При этом согласно заключения эксперта № 109/15.1 от 07.07.2007 года у Рахметова Д.А. наркотическое средство — героин было изъято в левом кармане шорт, где обнаружены микронаслоения героина, при том, что смывы проводились с обеих с рук Рахметова Д.А., в микроколличестве наркотическое средство — героин установлено со смывов левой руки Рахметова Д.А., что вызвало обоснованные сомнения в виновности Рахметова Д.А. при разбирательстве дела в суде.

По уголовным дела, возбужденным отношении потерпевших Маженова А.А. и Рахметова Д.А. по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан постановлениями заместителя прокурора г. Балхаш А.С. Абдакасова, утвержденных прокурором г. Балхаш А.Т. Аскаровым от 15.07.2008 года, производство по делам прекращено за отсутствием в действиях Маженова А.А. и Рахметова Д.А. состава преступления, что является реабилитирующим основаниям, исключающим виновность потерпевших, при этом вступивший в законную силу и не отмененный процессуальный акт органа ведущего уголовный процесс, также имеет для суда обязательную силу.

Поскольку виновность потерпевших Маженова А.А. и Рахметова Д.А. исключена вступившими в законную силу процессуальными актами и их невиновность подтверждена материалами уголовных дел, тогда как факты изъятия наркотических средств, а также незаконное задержание, применение физического насилия при задержании потерпевших Маженова А.А. и Рахметова Д.А., использование специальных средств и оружия и как следствие незаконное привлечение потерпевших имели место, а показаниями свидетелей — очевидцев задержания установлено, что именно подсудимый Атагулов К.М. до начала досмотра задержанных — фактически их обыска, подходил именно к задержанным Маженову А.А., о чем в своих показаниях поясняла свидетель Ахметова Д., и к Рахметову Д.А., о чем в своих первоначальных показаниях указывали Толеуов Р.В. и Сулейманов Б.У. и, нагнувшись над каждым из них с левой стороны, подложил в карманы шорт небольшие свертки, как в последующем стало известно, изъятое у потерпевших наркотическое средство — героин.

Суд при определений действий подсудимых как соучастников преступления по признаку совершения ими преступления группой лиц по предварительному сговору, проанализировал наличие выраженной в любой форме договоренности между организатором Акшаловым Т. М. и фактическим исполнителем Атагуловым К.М., а также наличие между подсудимыми сговора до начала совершения этих действий, то есть до выполнения преступления, а также обстоятельства того, что для совершения преступлений подсудимыми были объединены общие усилия, а действия каждого из соучастников являлись необходимым условием для совершения действий других соучастников, согласно предварительному распределению ролей, которые находятся в причинной связи с общими, наступившими от их деятельности, преступным результатом.

Поведение подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. до, во время и после совершения преступлений свидетельствуют о том, что их действия охватываются единым умыслом, согласованность их действий, как во время совершения преступления, так и после. При этом все действия подсудимых с момента подготовки к преступлению, посвящение остальных участников задержания в то, что у задерживаемых лиц имеется оружие и потерпевший Маженов А.А. является активны членом ОПГ, свидетельствуют о запланированном, согласованном между подсудимыми и другими лицами, не посвященными в истинные намерения подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М., совершить при задержании установленные преступные деяния.

Так, именно обращение Акшалова Т. М. с рапортом на имя начальника ДВД Карагандинской области Кожахметову К.О. от 04.07.2007 года о выделении сотрудников ПСН «Арлан» и их фактический выезд в г. Балхаш, обращение Акшалова Т. М. с письмом к начальнику ОВД Г. Балхаш от 06.07.2007 года об оказании содействия в задержании Маженова А.А. и «его связи Рахметова Д.А.», а также личное присутствие в момент задержания 07.07.2007 года Акшалова Т. М., инструктаж сотрудников ПСН «Арлан» о возможном наличии оружия у задерживаемых, а также фактические руководство операцией по задержанию под предлогом оказания им практической помощи и решения вопросов материально-технического обеспечения ОБОП г. Балхаш в выходные дни, по мнению суда, красноречиво свидетельствуют о действиях Акшалова Т. М., как организатора вышеустановленных преступлений.

При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что уголовно-наказуемое деяние подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. были полностью согласованы ими, были охвачены единым умыслом и без согласованных действий каждого из них, совершение преступлений было бы невозможно.

В свою очередь показания и доводы подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. не могут быть приняты во внимание судом, к указанным показаниям подсудимых, полностью отрицавших свою вину в инкриминируемых им деяниях, суд относится критически и оценивает их как способ подсудимых уйти от уголовной ответственности за совершение ими умышленных тяжких преступлений, поскольку их показания полностью опровергаются первоначальными и стабильными показаниями потерпевших и свидетелей, которые полностью соответствуют самой обстановке совершенных преступлений и подтверждены письменными доказательствами по делу, в связи с чем не вызывают у суда сомнений в их объективности.

Суд критически относится к доводам защиты о том, что ни подсудимым Акшаловым Т. М., ни подсудимым Атагуловым К.М. лично не применялись специальные средства, оружие или иное насилие при задержании потерпевших 07.07.2007 года, поскольку несмотря на то, что указанные спецсредства, оружие и физическая сила при задержании применялись сотрудниками ПСН «Арлан» и их действия были признаны правомерными в указанной части, суд прежде всего исходит из факта применения при задержании физического насилия, специальных средств и оружия, а также из того, что задержание с участием сотрудников ПСН «Арлан» было организовано именно Акшаловым Т. М. с целью подавить возможное сопротивление со стороны задерживаемых лиц, с предоставлением Атагулову К.М. возможности осуществить подброс наркотических средств Маженову А.А. и Рахметову Д.А.

Согласно п. 3 Нормативного Постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О квалификации неоднократности и совокупности преступлений» при совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными частями одной и той же статьи Уголовного Кодекса, предусматривающими разные квалифицирующие признаки, эти деяния в целом подлежат квалификации лишь по той части статьи, которая устанавливает более строгое наказание и охватывает квалифицирующие признаки.

Поскольку указанные действия подсудимых охвачены единым умыслом, имели место одномоментно, то есть задержание Маженова А.А. и Рахметова Д.А. производилось одновременно 07.07.2007 года в 19.30 часов в районе дачного массива «Белый камень» в г. Балхаш, подброс им наркотических средств не имеет разрыва по времени с задержанием и последующим изъятием наркотических средств, действия подсудимого Акшалова Т. М. следует квалифицировать не дважды по каждому из задержанных ст. 28 ч. 3 — 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 28 ч. 3 — 259 ч. 2, ст. 28 ч. 3 — 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 28 ч. 3 — 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, а единожды по ст. ст. 28 ч. 3 — 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 28 ч. 3 — 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан. Аналогично действия подсудимого Атагулова К.М. следует квалифицировать единожды по ст. 308 ч. 3 п. п. «а, б, в», 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

Таким образом, суд приходит к бесспорному выводу о виновности подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. в совершении преступлений против нормальной, регламентированной законом деятельности государственного аппарата и связанных с ней интересов государственной службы и государственного управления, а также против здоровья населения, жизни, чести и достоинства личности.

В связи с чем, полагает, что действия подсудимого Акшалова Т. М. по ст. ст. 28 ч. 3 — 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 28 ч. 3 — 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, как организация и превышение власти и должностных полномочий, повлекшие тяжкие последствия, совершенное с применением насилия, оружия и специальных средств, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и организации, а также как организация и руководство незаконным хранением и перевозкой с целью сбыта наркотического средства — героин потерпевшим Маженову А.А. общей массой 1,55 грамм и Рахметову Д.А. общей массой 1,31 грамм органами предварительно следствия квалифицированы верно.

Действия подсудимого Атагулова К.М. по ст. ст. 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, как превышение власти и должностных полномочий, повлекшие тяжкие последствия, совершенное с применением насилия, оружия и специальных средств, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и организации, а также как незаконное хранение и перевозка с целью сбыта наркотического средства — героин потерпевшим Маженову А.А. общей массой 1,55 грамм и Рахметову Д.А. общей массой 1,31 грамм органами предварительно следствия квалифицированы правильно.

Вместе с тем, органом предварительного следствия подсудимый Акшалов Т. М. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 314 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, а именно в том, что подсудимый Акшалов Т. М., являясь должностным лицом — начальником УБОП ДВД Карагандинской области, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и нанесения вреда другим лицам, внес в официальный документ заведомо ложные сведения, а именно изготовил за своей подписью заведомо подложный документ — письмо с произвольно составленным исходящим номером 10/2-690 от 06.07.2007 года на имя начальника ОВД г. Балхаш Киякина Е.М., внеся в него заведомо ложные сведения о том, что якобы в УБОП ДВД области с ККП МВД РК поступила информация о преступной деятельности активного члена ОПГ «Сагитова» Маженова А.А. и его связи Рахметова Д.А. и что они, находясь в г. Балхаш, якобы занимаются налаживанием связи наркотрафика между южным и северным регионами РК и сбытом наркотиков лицам, находящимся в местах лишения свободы и просил Киякина Е.М. оказать содействие им в задержании с поличным Маженова А.А. и Рахметова Д.А.

Предметом служебного подлога выступают официальные документы, то есть письменные акты, выдаваемые органом государственной власти, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей. Официальный документ, исходящий из правоохранительных и судебных органов, должен быть выражен в определенной форме — постановление, определение, судебный приказ, приговор, исполнительный лист и должен иметь специальные атрибуты. По мнению суда, письмо исх. № 10/2-690 от 06.07.2007 года, подписанное подсудимым Акшаловым Т. М. не может быть расценено как заведомо подложный документ, поскольку само по себе письмо не влекло за собой каких-либо правовых последствий для государственных структур. Факт изготовления именно Акшаловым Т. М. указанного письма опровергается показаниями свидетеля Каскина, показавшего, что именно он являлся исполнителем письма, факт произвольно присвоенного исходящего номера подсудимым Акшаловым Т. К. также установить невозможно ввиду уничтожения журналов регистрации исходящей корреспонденции по истечению сроков их хранения. Из находящегося в материалах уголовных дел в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. письма не усматривается его регистрация, как входящего документа в ОВД г. Балхаш. Уголовные дела в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. были возбуждены не на основании, рассматриваемого письма, а на основании рапортов, составленных по факту задержания, а также заключений эксперта. Следовательно, письмо от 06.07.2007 года, подписанное подсудимым Акшаловым Т. М., не приобретало характера официального документа, в связи с чем, не может быть признано предметом служебного подлога, предусмотренного ч. 2 ст. 314 Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что в действиях подсудимого Акшалова Т. М. отсутствуют объект и объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 314 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, то есть отсутствует состав преступления, в связи с чем, по указанному эпизоду Акшалова Т. М. следует оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 314 Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

В свою очередь, органом предварительного расследования подсудимому Атагулову К.М. также предъявлено обвинение по ст. 308 ч. 4 п. «а, б» Уголовного Кодекса Республики Казахстан, в том, что Атагулов К.М., являясь должностным лицом — оперуполномоченным УБОП ДВД Карагандинской области, 07.07.2007 года около 19.30 часов при задержании Маженова А.А. в районе дачного массива «Белый камень» г. Балхаша насильно вывел последнего обнаженным на всеобщее обозрение, тем самым превысил власть и должностные полномочия, а именно совершил действия, явно выходящие за пределы его прав и полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов гражданина с применением насилия и угрозой его применения, а также применением специальных средств.

По уголовному делу подлежат доказыванию события преступления, предусмотренные уголовным законом признаки состава преступления, подлежит установление лицо совершившее запрещенное уголовное деяние, другие обстоятельства, предусмотренные ст. 117 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, а также обстоятельства влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Так, из обстоятельств задержания от 07.07.2007 года установлен факт изъятия шорт у Маженова А.А., однако анализ показаний потерпевших, свидетелей, как понятых, так и сотрудников ПСН «Арлан» и других сотрудников полиции, участвовавших при задержании, свидетельствует о том, что шорты с Маженова А.А. были сняты проводившим досмотр Шымырбаевым, а не Атагуловым К.М., при этом из показаний свидетелей явствует, что некоторые из свидетелей вообще не видели потерпевшего Маженова А.А., обнаженным ниже пояса, а некоторые из них утверждали, что Маженов А.А. после изъятия шорт находился без нижнего белья не более 3-5 минут. При этом учитывая, незначительную ширину двухполосной дороги, и участие при задержании нескольких автомобилей, блокировавших задержанный автомобиль, значительное скопление сотрудников полиции, понятых, задержанных, отсутствие прямых свидетельств о том, что Маженов А.А. был выставлен нагим на всеобщее обозрение вызывает у суда объективные сомнения, которые не были устранены в судебном следствии и возможность их восполнения была исчерпана судом.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание требования ст. 19 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан п. 5 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О судебном приговоре», указанные сомнение должны быть истолкованы в пользу обвиняемого, в связи с чем, суд считает необходимым Атагулова К.М. по указанному эпизоду преступления оправдать в связи с недоказанностью его вины в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 308 ч. 4 п. «а, б» Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

Кроме того, органом предварительного расследования подсудимому Атагулову К.М. также предъявлено обвинение по ст. 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан в том, что Атагулов К.М., являясь должностным лицом — оперуполномоченным УБОП ДВД Карагандинской области, 11.02.2008 года, при задержании Маженова А.А. по пр. Бухар-Жырау г. Караганды, подверг его избиению и тем самым превысил власть и должностные полномочия, то есть, совершил действия, явно выходящие за пределы его прав и полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов гражданина с применением насилия.

Исследовав в судебном заседании, представленные стороной обвинения доказательства по данному эпизоду делу, суд пришел к выводу о том, что предъявленное подсудимому Атагулову К.М. обвинение по ст. 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан не нашло своего подтверждения в судебном следствии по следующим основаниям.

По смыслу ст. 19 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого, что также отражено в п. 5 Нормативного Постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О судебном приговоре».

Такие неустранимые сомнения были установлены судом при анализе показаний свидетелей по эпизоду от 11.02.2008 года, а именно свидетелей Сверчкова Г. Д., которые противоречат и не согласуются с показаниями потерпевшего Маженова А.А. и свидетеля Маженова Ш.А., в части того, что Маженова А.А., как и Маженова Ш.А., положили на землю и сотрудники полиции стали их избивать руками и ногами, тогда как потерпевший Маженов А.А. показал, что его удерживали двое сотрудников полиции, а Атагулов К.М. стал его избивать руками, нанося ему удары в область головы, лица и туловища. Также суду не представлены достоверные сведения, подтверждающие факт задержания и доставления 11.02.2008 года Маженова А.А., Маженова Ш.А. и Сверчкова Г. Д. в здание ДВД Карагандинской области.

Давая оценку показаниям многочисленных свидетелей Ставила В.В., Шокейбасова А.С., Алиева Е.Б., Шмидт В.А., Укпенова А.В., Жушнова С.Б. и Катанцева В.М. следует отметить, что никто из них не указывает на подсудимого Атагулова К.М., как лицо наносившее удары потерпевшему Маженову А.А.  При этом показания свидетелей противоречивы, поскольку часть из указанных свидетелей в судебном следствии утверждает о том, что Маженова А.А. били сотрудники полиции руками и ногами, когда он лежал на земле, часть утверждает, что один из сотрудников полиции нанес ему 2-3 удара в область лица, другие свидетельствуют о том, что Маженову было нанесено 2-3 удара в область торса, а также некоторые из них так и не приняли увиденное за избиение, поскольку видели как один из сотрудников полиции один раз несильно ударил Маженова А.А. по торсу, что не было расценено им как избиении, при этом никто из указанных свидетелей, несмотря на то, что утверждают, что лично знакомы с Маженовым А.А. не попытался вступиться за него и поспешно покинули место происшествия, а также никто из них не может с их слов описать и опознать сотрудника полиции, наносившего потерпевшему Маженову А.А., удары. В ходе предварительного следствия не были проведены очные ставки между указанными свидетелями, а также свидетелями и потерпевшим, в связи с чем устранить противоречия в их показаниях, в том числе и в судебном следствии, не представилось возможным, судом такие возможности исчерпаны.

Действительно, представленные суду журнал регистрации больных травмпункта от 14.02.2008 года, где под № 1870 зарегистрировано обращение Маженова А.А., а также медицинская амбулаторная карта Маженова А.А., показания свидетеля Никонорова В.Е. и врачей подтверждают факт обращения потерпевшего Маженова А.А. 14.02.2008 года с симптомами на головные боли, боли в грудной клетке и отеки глаз спустя три дня после, событий 11.02.2008 года. При этом анализ заключений судебно-медицинского экспертизы № 1354 от 31.07.2012 года и комплексной судебно-медицинской экспертизы № 207 от 28.12.2012 года, которыми каких-либо телесных повреждений у Маженова А.А. в виде ссадин, кровоподтеков, ран, переломов не установлено, а диагноз «Ушиб мягких тканей головы, лица, ребер» экспертами в учет не принимался, так как «ушиб» понятие клиническое и не отображает морфологическую картину конкретного повреждения и показаний свидетелей Менжигитова Б.А., Катели С.Н., Елеуовой К.К., указавших, что Маженову А.А. был поставлен субъективный диагноз исходя из жалоб больного, видимых повреждений, гематом, ссадин и ран установлено не было, при наличии таковых они были бы описаны в амбулаторной карте. При этом офтальмологом, осмотревшим глазное дно Маженова А.А. и установившей сосудистые изменения, показала, что никаких отеков и припухлостей у Маженова А.А. не имелось, сосудистые изменения имели место в связи с диагнозом «близорукость» со школьного возраста.

Кроме того, в суде нашли свое подтверждение доводы защиты о признании недопустимыми в качестве доказательств протоколы допросов свидетелей Сапаргалиева Е.Б., Астафьева Д.В. и Смагулова Д.Т. и данные ими в ходе предварительного следствия под псевдонимами «Рашидов Р.Р.», «Амангельдиев А.А.», «Николаев Н.Н.», обратившихся к суду с заявлениями об отмене, принятых в отношении них мер безопасности, предусмотренных ст. 100 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан.

Постановлением суда суд от 09.06.2014 года в отношении свидетелей Астафьева Д.В., Смагулова Д.Т. , Сапаргалиева Е.Б. отменены, принятые в соответствии со ст. 100 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, меры безопасности в виде «ограничения доступа к сведениям о защищаемом лице, исключения возможности опознания».

В соответствии с требованиями п. 14 Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан № 3 от 13.12.2013 года «О применении в уголовном судопроизводстве некоторых норм законодательства, регламентирующих вопросы защиты государственных секретов» не допускается вариативный допрос свидетелей под настоящим именем и под псевдонимом, что искусственно увеличивает объем доказательств по делу.

Так, при вскрытии конвертов с материалами в отношении свидетелей под псевдонимами «Рашидов Р.Р.», «Амангельдиев А.А.», «Николаев Н.Н.» судом установлен ряд документов, не включенных в опись уголовного дела, а именно наряду с заявлениями свидетелей, справкой, постановлением о применении ст. 100 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, протоколов допросов свидетелей, показания которых существенно отличаются от показаний в протоколах допроса свидетелей, данные ими под псевдонимами, в конвертах установлено наличие протоколов следственных действий, не вошедших в опись уголовного дела, в нарушение требований ч. 3 ст. 116 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, а именно протоколы опознания личности по фотографии. Согласно указанных протоколов свидетели Сапаргалиев Е.Б., Смагулов Д.Т. и Астафьев Д.В. в присутствии понятых указывают на единственно отличающуюся по одежде от трех остальных фотографий — на фотографию подсудимого Атагулова К.Т. , указывая на него как на лицо, которое в феврале 2008 года наносило 3-4 удара руками в область головы Маженова А.А., в момент, когда двое других сотрудников держали его за руки.

Протоколы допросов и протоколы опознания личности по аналогичным фотографиям, не вошедших в опись уголовного дела, находятся в конвертах с указанием на материалы в отношении свидетелей под псевдонимами «Петрова О.С.» и «Горшков И.И.» в отношении которых применены меры безопасности.

В соответствии с ч. 3 ст. 116 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан не могут быть положены в основу обвинения показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, заключения эксперта, специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, если они не включены в опись материалов уголовного дела.

Таким образом, принимая во внимание вышеперечисленные обстоятельства, исключение из доказательств протоколы опознания личности по фотографии, протоколы допроса свидетелей под псевдонимами, то есть наличие в делах вариативных допросов свидетелей Сапаргалиева Е.Б., Астафьева Д.В. и Смагулова Д.Т.  суд считает необходимым неустранимые сомнения в виновности подсудимого Атагулова К.М. трактовать в его пользу и признать Атагулова К.М. невиновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан по эпизоду от 11.02.2008 года в связи с недоказанностью его вины.

В соответствии с требованиями ст. 117 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан по уголовному делу обязательному доказыванию подлежат событие и предусмотренные уголовным законом признаки состава преступления, такие как время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. При этом в соответствии с требованиями ст. ст. 278, 379 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан предусмотрено, что в описательно-мотивировочной части обвинительного заключения должно содержаться описание преступного деяния.

Однако, поскольку государственные обвинители в судебных прениях, ссылаясь на невыполнение в ходе предварительного следствия и при составлении обвинительного заключения требований вышеуказанных статей, указание в обвинительном заключении о приобретении Акшаловым Т. М. и Атагуловым К.М. наркотического средства исключили, а суд согласно ч. 1 ст. 320 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан главное судебное разбирательство производится только в отношении подсудимого и в пределах того обвинения, по которому он предан суду, в связи с чем, суд не вправе выйти за рамки предъявленного обвинения.

Кроме того, доводы подсудимых и их защитников в части допущения в ходе предварительного следствия нарушений норм Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан при исследовании доказательств по делу нашли свое подтверждение, что установлено в судебном в следствии.

Как установлено в судебном следствии в основу обвинения положены протоколы допроса и дополнительного допроса Акшалова Т. М. от 15.02.2013 года и от 25.02.2013 года, допрошенного в качестве свидетеля, которые также явились предметом экспертного исследования в рамках проведения экспертного заключения № СПр/001 от 15.03.2013 года. Кроме того, в основу обвинения легли протоколы очных ставок, проведенных между свидетелем Атагуловым К.Т. с потерпевшим Маженовым А.А. и свидетелем Ахметовой Д.А., протоколы главных судебных разбирательств по уголовным делам в отношении Маженова А.А. и Рахметова Д.А. по обвинению по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики, где Атагулов К.М. и Акшалов Т. М. были допрошены в качестве свидетелей. Тогда как в силу ч. 3 ст. 116 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан показания, данные подозреваемым, обвиняемым в ходе его предварительного допроса в качестве свидетеля не могут быть признаны в качестве доказательств и положены в основу обвинения.

При таких обстоятельствах, усматривается нарушение норм Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, допущенных при расследовании уголовного дела, в связи с чем указанные показания, данные подсудимыми Акшаловым Т. М. и Атагуловым К.М. в качестве свидетелей подлежат исключению из числа доказательств по делу, а ходатайство защиты подлежит удовлетворению.

Также к материалам дела в томе 3 л. д. 159 приобщен запрос специального прокурора прокуратуры Карагандинской области Бекзатова К.К. главному врачу Карагандинского областного наркологического диспансера о предоставлении сведений, состоит ли на учете Казанин Сергей Владимирович, 04.07.1984 года рождения, если да, то с какого времени и с каким диагнозом. На оборотной стороне имеется запись — «Нарколог: состоит на учете с 01.05.2007 г. г. Балхаш», кроме того круглая печать врача Мажитовой Д.К.  При исследовании записи нарколога следует, что в цифре «5» имеется явное исправление. В ходе судебного следствия установлено достоверно, что в ответе главного врача Карагандинского областного наркологического диспансера, имеется исправление с 09 месяца на 01.05.2007 года, то есть на дату, указывающую, что Казанин С.В. на момент задержания 07.07.2007 года уже находился на учете в наркологическом диспансере.

Все эти обстоятельства подтверждают сомнительность данного документа и имеются основния для признания данного доказательства недопустимым доказательством в силу ст. 116 ч. 4 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, как доказательство, полученное с нарушением закона и не имеющим юридической силы.

В судебном следствии также установлено, что сторона защиты неоднократно обращалась с ходатайствами о проведении следственных действий, а именно проведении уточнений показаний на месте с участием свидетелей, проведений очных ставок и следственных экспериментов по делу, в удовлетворении которых было отказано, несмотря на то, что обвиняемые Акшалов Т. М. и Атагулов К.М. отказались от дачи показаний по делу, однако от иных проведения следственных действий обвиняемые не отказывались, более того их защитниками заявлялись такие ходатайства.

При этом в ходе предварительного следствия не предпринимались меры по устранению противоречий в показаниях свидетелей, не проводились соответствующие следственные действия, что еще в ходе предварительного следствия позволило бы исключить ряд противоречий, сократить число свидетелей и искусственно завышенное число доказательств по делу.

Так, приложения в виде фиксации на видео носители протоколов следственных действий, таких как осмотр места происшествии, протокол уточнения показаний на месте и протоколы допроса свидетелей, в виде 3 видео кассет «Panasonic» и 15 DVD дисков с записью следственных действий признаны в качестве вещественных доказательств, тогда как они отражаются в протоколах следственных действий и являются его приложением. По мнению суда, указанное также свидетельствует об искусственном увеличении числа доказательств по делу.

В связи с тем, что в ходе предварительного следствия при привлечении переводчика по делу не были истребованы документы, подтверждающие знание ею избранного по делу языка судопроизводства, так и государственного языка, судом были предприняты меры по устранению указанных нарушений принципа языка судопроизводства и у переводчика Исмановой Н.Я. истребованы диплом и сертификаты.

В ходе судебного следствия также установлены неточности указания номеров уголовных дел и дат вынесения процессуальных документов, что руководителем следственной группы объяснялось лишь как описки.

Поверхностно были допрошены свидетели по делу, где в протоколах ряда свидетелей имеются дословные совпадения показаний, что следователем пояснялось, как наложение одного текста на другой, поскольку показания свидетелей существенно не отличались в связи с экономией времени. При этом противоречия в показаниях свидетелей не выяснялись, соответствующие вопросы заданы не были.

Все вышеперечисленные нарушения норм Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, в частности основных принципов уголовного судопроизводства и требований ст. ст.  19, 23, 24, 26, 116, 117, 124, 127-129 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, препятствовали суду в своевременном рассмотрении дела по существу, поскольку для их устранения суд был вынужден направлять дополнительные запросы, допрашивать дополнительных свидетелей, специалистов, экспертов, а также приостановить производство по делу, в связи с назначением судебно-почерковедческой экспертизы.

На основании изложенного, суд считает необходимым вынести по делу частное постановление в адрес Генерального прокурора Республики Казахстан для принятия мер по устранению и предупреждению, допущенных в ходе предварительного следствия следователями следственной группы прокуратуры Карагандинской области грубых процессуальных нарушений.

Ходатайство защитника подсудимого Атагулова К.М. — адвоката Сулейменовой Г. Ж. о признании заключения эксперта № 828 от 07.04.2014 года и полученные в период приостановления производства по делу вне судебного заседания, без участия сторон, без вынесения судом соответствующего постановления, а именно условно-свободные, свободные и экспериментальные образцы почерка и подписи свидетелей Абеуова И.С., Казанина С.В., Бекбенбетова М.У. и Джусупова М.С. недопустимыми в качестве доказательств, суд не находит подлежащим удовлетворению, поскольку в главном судебном разбирательстве участникам процесса было предложено представить свои возражения, доводы и вопросы по ходатайству государственного обвинителя, такие вопросы и возражения суду представлены не были. Нарушений требований ст. ст. 311, 354 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан при назначении судом судебно-почерковедческой экспертизы судом не допущено, постановление Казыбекбийского районного суда от 28.01.2014 года о назначении п делу судебно-почерковедческой экспертизы участниками процесса обжаловано не было, вступило в законную силу.

Кроме того, доводы о нарушении требований ст. ст.  226, 229, 238, 239, 242, 245, 252 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан при назначении судом судебно-почерковедческой экспертизы постановлением от 28.01.2014 года суд находит необоснованными, поскольку нормы указанных статей не предусматривают вопросы назначения и выемки образцов для экспертного исследования в судебном разбирательстве, при этом в силу требований п. 1 ч. 4. ст. 245 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан руководитель органа судебной экспертизы по получении постановления о назначении судебной экспертизы и объектов исследования вправе самостоятельно решить вопрос и поручить производство конкретному эксперту либо комиссии экспертов, что имело место в рамках проведенной по делу экспертизы.

Кроме того, судом были истребованы документы, подтверждающие знание переводчиком Исмановой Н.Я. государственного и русского языка, также был привлечен переводчик Колбагаева А., которой осуществлен перевод ряда документов и устный перевод показаний свидетелей, допрошенных в суде. Требования ст. ст.  30 и 85 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан судом выполнены в полном объеме, оснований для удовлетворения ходатайства защитника о признании недопустимыми переводов, произведенных по делу не имеется.

Таким образом, рассмотрев каждое из заявленных стороной защиты ходатайств, удовлетворяя ряд ходатайств защиты о признании недопустимыми в качестве доказательств ряда процессуальных документов, не вошедших в опись по уголовному делу, полученных с нарушением процессуальных норм и исключив их из обвинения, суд находит ходатайства защиты о прекращении производства по делу, признании незаконными и ряда процессуальных актов предварительного следствия, ряда вещественных доказательств необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Вместе с тем, учитывая, что преступления имели место 07.07.2007 года, то есть с момента совершения преступления прошло почти семь лет свидетели, изменившие показания могли забыть существенные для дела обстоятельства, в связи с изложенным суд не находит ходатайство государственных обвинителей о вынесении частного постановления в адрес свидетелей Джусупова М.С., Абеуова И.С., Бекбенбетова М.У., Казанина С.В., Калиева Д., Ахметовой Д., Шымырбаева А. и Тулеубекова К., а также потерпевшего Рахметова Д. в связи с изменениями ими показаний не подлежащим удовлетворению.

Также по мнению суда, в судебном следствии не установлено фактов разглашения государственных секретов подсудимыми и свидетелями Рождественским Д., Молдабековым А., Каскиным Т. и другими свидетелями по делу, в связи с чем, суд не находит ходатайство государственного обвинителя о вынесении частного постановления в адрес свидетелей за разглашение государственных секретов подлежащим удовлетворению.

При назначении меры наказания суд согласно ст. 52 Уголовного Кодекса Республики Казахстан суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность подсудимых, а также смягчающие и отягчающие уголовную ответственность и наказание обстоятельства.

Суд учитывает поведение подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. до и после совершения им преступлений, а также, что Акшалов А.Т. и Атагулов К.М. ранее к уголовной ответственности не привлекались, судимости не имеют, характеризуются положительно. Суд также принимает во внимание позицию потерпевшего Рахметова Д.А., в своем письменном заявлении заявившего о том, что Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. виновными не считает, а также потерпевшего Маженова А.А., просившего назначить подсудимым, наказание, соразмерно содеянному, поскольку Акшалов Т. М. и Атагулов К.М. вину не признали, в содеянном не раскаялись, не принесли своих извинений, не предприняли никаких мер по возмещение, причиненного преступлением ущерба, в связи с чем, потерпевшие длительное время вынуждены были обращаться в правоохранительные органы, претерпевал неудобства и связанные с этим моральные страдания.

Смягчающими уголовную ответственность и наказание обстоятельствами в действиях подсудимого Акшалова Т. М., суд в силу ст. 53 Уголовного Кодекса Республики Казахстан признает личность подсудимого, положительную характеристику по месту жительства, наличие у него малолетних детей и отсутствие у него ранее судимости.

Отягчающими уголовную ответственность и наказание обстоятельствами в действиях подсудимого Акшалова Т. М. в соответствии со ст. 54 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, суд усматривает совершение преступления в группе лиц по предварительному сговору, совершение лицом, нарушившим присягу, совершение преступления сотрудником правоохранительных органов.

В силу ст. 53 Уголовного Кодекса Республики Казахстан смягчающими вину обстоятельствами в действиях подсудимого Атагулова К.М., суд признает отсутствие у него ранее судимости, положительную характеристику по месту жительства, наличие на его иждивении малолетнего ребенка, что в значительной степени снижает его общественную опасность и служит основанием для смягчения Атагулова К.М. наказания.

Отягчающими уголовную ответственность и наказание обстоятельствами в действиях подсудимого Атагулова К.М. в соответствии со ст. 54 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, суд усматривает совершение преступления в группе лиц по предварительному сговору, совершение лицом, нарушившим присягу, совершение преступления сотрудником правоохранительных органов.

При этом суд не может согласиться с доводами государственного обвинения о признании в качестве отягчающего обстоятельства в действиях Акшалова Т. М. и Атагулова Т. К. наступление тяжких последствий, поскольку наступление тяжких последствий охватывается фабулой ч. 4 ст. 308 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, в связи с чем не может быть признано отягчающим обстоятельством.

При этом учитывая, что Атагулов К.М. являлся оперуполномоченным, а Акшалов Т. М. являлся организатором преступлений, однако последнему указанное в виде отягчающего обстоятельства не вменено, суд считает необоснованным указание в действиях подсудимого Атагулова К.М. отягчающего обстоятельства — как особо активная роль в совершении преступления, в связи с чем находит указанное обстоятельство подлежащим исключению.

Кроме того, в судебном следствии не нашли своего подтверждения обстоятельства, указывающие на совершение Акшаловым Т. М. и Атагуловым К.М. преступления с издевательством или мучениями для потерпевшего, поэтому указанное также подлежит исключению, как необоснованное и не подтвержденное доказательствами обстоятельство.

При этом суд не находит оснований для постановления приговора без назначения наказания или освобождения от наказания, либо отсрочки отбытия наказания, а также оснований для применения в отношении подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. правил ст. ст.  55, 63 Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

На основании общих начал назначения наказания, по которому назначенное наказание должно быть достаточным для исправления и предупреждения новых преступлений, в силу ч. 3 ст. 52 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, принимая во внимание личность подсудимых Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. , учитывая общественную опасность преступлений, предусмотренных ст. ст. 308 ч. 4 и ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, поведение подсудимых до и после совершения ими преступления, влияние наказания на исправление осужденных, совокупность смягчающих и отягчающих обстоятельств и руководствуясь нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан № 15 от 19 октября 2001 года «О некоторых вопросах назначения наказания в виде лишения свободы», принципом социальной справедливости и восстановительного судопроизводства, при котором наказание не имеет своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства, при котором потерпевшим должен быть возмещен, причиненный преступлением ущерб, что имело место по настоящему делу, а именно согласно решения Октябрьского районного суда потерпевшему Маженову А.А. выплачена компенсации морального вреда в размере 500 000 тенге, а потерпевший Рахметов Д.А. хоть и указал об отказе от гражданского иска, такого права не утратил. Также с учетом установленных по делу обстоятельств и мнения потерпевших, суд находит справедливым, достаточным для исправления и предупреждения новых преступлений наказание в виде лишения свободы, в пределах санкции ст. ст. 308 ч. 4 и ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, действующих на момент совершения преступлений, а именно на 07.07.2007 год.

Поскольку в силу ст. 4 Уголовного Кодекса Республики Казахстан преступность и наказуемость определяется законом, действовавшим во время совершения этого деяния, независимо от времени наступления последствий, а в соответствии с нормами ст. 5 Уголовного Кодекса Республики Казахстан изменения в законодательстве в указанной части обратную силу не имеют, в связи с чем, подлежит применению закон, смягчающий ответственность и наказание.

Установленные преступления совершены 07.07.2007 года, когда санкция ст. 308 ч. 4 Уголовного Кодекса Республики Казахстан предусматривала наказание в виде лишения свободы сроком до десяти лет с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет, не предусматривавшей при этом нижнего предела наказания в виде лишения свободы.

Кроме того, ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан в редакции, действовавшей на 07.07.2007 года предусматривала наказание виде лишения свободы сроком от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой.

Согласно нормативного постановления Верховного Суда РК «О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, связанных с коррупцией» при назначении наказания виновным, судам необходимо в каждом случае обсудить вопрос о применении наказания в виде запрещения заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности. Принимая во внимание, что в данном случае, лишение права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности подлежит обязательному применению, суд считает необходимым назначить Акшалову Т. М. и Атагулову К.М. наряду с наказанием в виде лишения свободы лишение права занимать должности в правоохранительных органах сроком на пять лет.

Требования ст. 63 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, как правило могут быть применены к лицам, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, в прошлом не судимым. Применение условного осуждения к отдельным участникам преступлений иной тяжести допускается лишь в тех случаях, когда установлена второстепенная роль этих лиц, а также если данные, характеризующие личность виновного и обстоятельства, при которых совершено преступление дает основание для применения правил в виде условного осуждения, однако суд не находит таких оснований по делу и не находит возможным применение к подсудимым правил ст. 63 Уголовного Кодекса Республики Казахстан. Кроме того, суд полагает, что данная мера не может обеспечить достижения целей назначенного наказания.

Обсуждая вопрос назначения наказания в виде конфискации имущества Акшалову Т. М. и Атагулову К.М., суд прежде всего исходит из санкции ч. 2 ст. 259 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, в редакции по состоянию на 07.07.2007 года, не предусматривавшую конфискацию имущества обязательной, а также из установленных обстоятельств, а именно наличие у как у Акшалова Т. М., так и Атагулова К.М. на иждивении малолетних детей и отсутствие имущества, подлежащее конфискации, поскольку единственное жилье, одновременно являющее залоговым имуществом по ипотечным кредитным замам конфискации не подлежит. При таких обстоятельствах, суд считает возможным не применять в отношении Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. наказания в виде конфискации имущества.

Вместе с тем, принимая во внимание совершение Акшаловым Т. М. и Атагуловым К.М. тяжкого коррупционного преступления, связанного с превышением власти и должностных полномочий, предоставленных им государством в силу наличия у Акшалова Т. М. специального воинского звания «полковник полиции» и Атагулова К.М., имеющего специальное воинское звание «подполковник полиции», суд в силу ч. 1 ст. 50 Уголовного Кодекса Республики Казахстан считает необходимым лишить Акшалова Т. М. и Атагулова К.М., присвоенного им специального воинского звания.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 50 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, при разрешении вопроса о внесении представления Президенту Республики Казахстан о лишении Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. государственных наград, изучив обстоятельства дела и факт получения наград за законные действия по обезвреживанию преступных групп с риском для жизни, которые имели место после совершения инкриминируемых преступлений, что свидетельствует о законности их действий в период после совершения ими преступления, что учитывается судом при назначении наказания суд находит нецелесообразным обращение с таким представлением, в связи с чем ходатайство государственного обвинителя в указанной части также не находит подлежащим удовлетворению.

В связи с потупившими заявлениями, не явкой в суд и не поддержанием в суде Рахметовым Д.А., заявленного им гражданского иска, суд считает необходимым гражданский иск Рахметова Д.А. оставить без рассмотрения по основаниям п. 7 ст. 249 Гражданско-процессуального Кодекса Республики Казахстан, с оставлением за последним права обращения в порядке гражданского судопроизводства.

При определении вида исправительного учреждения суд руководствуется нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан «О судебной практике назначения видов исправительных учреждений лицам, осужденным к лишению свободы» и в соответствии с пунктом «б» ч. 5 ст. 48 Уголовного Кодекса Республики Казахстан для отбывания наказания Акшалову Т. М. и Атагулову К.М. суд определил исправительную колонию общего режима.

Судьбу вещественных доказательств разрешить в соответствии со ст. 121 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан.

В силу п. 7 ст. 175 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, следует взыскать с Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. в доход государства издержки, связанные с производством экспертизы, всего в сумме 14 599 тенге.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст.  368-371, 375, 376, 377-380, 381-382, 383-384 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Акшалова Талгата Маратовича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 28 ч. 3 — 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 28 ч. 3 — 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан и по ст. ст. 28 ч. 3 — 308 ч. 4 п. п. «а, б, в» Уголовного Кодекса Республики Казахстан назначить наказание в виде лишения свободы сроком 5 (пять) лет с лишением права занимать руководящие и иные должности в правоохранительных органах сроком на 5 (пять) лет, по ст. ст. 28 ч. 3 — 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан назначить наказание в виде лишения свободы сроком 6 (шесть) лет.

На основании ч. 3, 5 ст. 58 Уголовного Кодекса Республики Казахстан путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с лишением права занимать руководящие и иные должности в правоохранительных органах сроком на 5 (пять) лет с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима.

В силу ч. 1 ст. 50 Уголовного Кодекса Республики Казахстан Акшалова Талгата Маратовича лишить специального воинского звания «полковник полиции».

Акшалова Талгата Маратовича по предъявленному обвинению по статье 314 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан признать невиновным и оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Меру пресечения, избранную в отношении Акшалова Т. М. «подписку о невыезде и надлежащем поведении» заменить на «арест», взяв Акшалова Т. М. под стражу в зале суда.

Срок наказания Акшалову Т. М. исчислять с момента его фактического задержания.

Атагулова Кенжетая Муратовича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 308 ч. 4 п. п. «а, б, в», 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан и по ст. 308 ч. 4 п. п. «а, б, в» Уголовного Кодекса Республики Казахстан назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком 4 (четыре) года, с лишением права занимать руководящие и иные должности в правоохранительных органах сроком на 5 (пять) лет, по ст. 259 ч. 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан назначить наказание в виде лишения свободы сроком 5 (пять) лет.

На основании ч. 3, 5 ст. 58 Уголовного Кодекса Республики Казахстан путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет с лишением права занимать руководящие и иные должности в правоохранительных органах сроком на 5 (пять) лет с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима.

В силу ч. 1 ст. 50 Уголовного Кодекса Республики Казахстан Атагулова Кенжетая Муратовича лишить специального воинского звания «подолковник полиции».

Атагулова Кенжетая Муратовича по предъявленным обвинениям по статьям ст. ст.  308 ч. 4 п. п. «а, б», 308 ч. 4 п. «а» Уголовного Кодекса Республики Казахстан признать невиновным и оправдать в связи с недоказанностью его вины.

Меру пресечения, избранную в отношении Атагулова К.М., «арест» оставить прежнюю.

Срок наказания Атагулову К.М. исчислять с 22.01.2013 года.

Гражданский иск Рахметова Д.А. оставить без рассмотрения.

Взыскать с Акшалова Т. М. и Атагулова К.М. в соответствии с п. 7 ст. 175 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан процессуальные издержки за проведение экспертизы по делу, всего в сумме 14 599 (четырнадцать тысяч пятьсот девяносто девять) тенге в доход государства, пропорционально с каждого по 7 300 (семь тысяч триста) тенге по реквизитам: получатель Налоговый комитет по району им. Казыбек би г. Караганды, РНН 302000027759 Департамент Казначейства г. Астана, Код202101, БИК ККМFKZ2А ИИК-KZ2407015KSN0000000, КНП-979.

В порядке ч. 3 ст. 121 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, вещественные доказательства по делу: 3 видео кассеты «Panasonic» и 15 DVDдисков с записью следственных действий, стр. 2 с записями № 108 и № 109 от 07.07.2007 года из журнала регистрации материалов и объектов по исследованию наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, копию медицинской карты амбулаторного больного по ЦАХиТ на имя Маженова А.А. от 14.02.2008 года и копии стр.62-67 с записью № 1870 от 14.02.2008 года из журнала регистрации больных травмпункта КГКП «Городская больница № 1» хранить при деле; журнал регистрации материалов и объектов по исследованию наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, медицинскую карту амбулаторного больного по ЦАХиТ на имя Маженова А.А. от 14.02.2008 года, журнал регистрации больных травмпункта КГКП «Городская больница № 1», тома № 2, 3, 4 наряда документов к журналу-ордеру № 7 по счету № 160 за июль 2007 года УФО ДВД Карагандинской области, журналы учета распоряжений ДВД Карагандинской области за 2007 год, Ф.15, Оп.1, архивные № 457, 458, инвентарный № 2236, секретные материалы, материалы уголовных дел № 07351603100277 в 2-х томах и № 07351603100278 в 2-х томах возвратить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован и опротестован в апелляционную судебную инстанцию по уголовным делам Карагандинского областного суда через Казыбекбийский районный суд г. Караганды в течение 15 суток со дня провозглашения приговора, а осужденными в тот же срок со дня вручения копии приговора.

Судья  А.Б. Мурзабекова

Запись опубликована в рубрике Судебные акты с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *