Принцип состязательности при рассмотрении земельных споров

Земельные споры всегда относились к сложной категории гражданских споров, и практика их судебного разрешения неоднозначна по сей день. Основной причиной этого является запутанность и несовершенство норм действующего гражданского процессуального законодательства, регулирующих вопросы состязательности и равноправия сторон по предоставлению доказательств суду.

В соответствии с закрепленным в Гражданско-процессуальный кодекс Республики Казахстан (далее — ГПК) принципом гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 1 ст. 13,ч. 1 ст. 15 ГПК). Этот принцип вытекает из п. 1 ст. 14 Конституции Казахстана, который гласит, что все равны перед законом и судом и поэтому является основополагающим принципом гражданского процесса. Поскольку данный принцип является конституционным и основополагающим, то его нарушение может привести к отмене судебного акта на основании ст. 23 ГПК. В соответствии с этим принципом все доказательства по спору должны быть собраны сторонами самостоятельно (и до суда, и во время суда) и представлены ими суду в подтверждение своих требований и возражений. Суд на основе представленных сторонами доказательств должен вынести свое решение. Это символизирует и чаша весов Фемиды — у кого больше доказательств, тот и выиграл спор!

Соответствующие предписания встречаются и в отдельных статьях ГПК. Например, ч. 2 ст. 15 ГПК указывает, что суд полностью освобожден от сбора доказательств по собственной инициативе в целях установления фактических обстоятельств дела. В ст. 65 и ч. 1 ст. 66 ГПК говорится, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Подп. 5) ч. 2 ст. 150 ГПК требует, чтобы в исковом заявлении были указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Исходя из этих положений ГПК иски по всем гражданским делам, поданные в суд без доказательств, следовало бы возвратить либо оставить без движения. Но ч. 1 ст. 154 ГПК, регулирующая возврат иска, не содержит права возврата иска, не подтвержденного доказательствами. Невозможно такой иск оставить и без движения, потому что в соответствии с ч. 1 ст. 155ГПК иск может быть оставлен без движения только при несоответствии его требованиям ст. 150 и подп. 1)-3) ст. 151 ГПК. А требование ГПК о необходимости указания в исковом заявлении обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, и доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, содержится в подп. 5) ч. 2 ст. 150 ГПК.

Из-за этого недостатка ГПК суды принимают все иски, независимо от наличия или отсутствия доказательств. После принятия такого «сырого» иска в производство суд не может потребовать от истца представления им соответствующих доказательств, поскольку приведенное выше предложение из ч. 2 ст. 15 ГПК, в котором говорится о том, что суд полностью освобожден от сбора доказательств по собственной инициативе в целях установления фактических обстоятельств дела, содержит продолжение, которое указывает на необходимость оказания судом содействия стороне в получении необходимых материалов.

Ссылаясь на данную оговорку, истцы одновременно с подачей иска и после принятия иска в производство «забрасывают» суды многочисленными и разнообразными ходатайствами о необходимости собирания судом доказательств, среди которых есть и необходимость истребования земельно-кадастрового дела, и запрос документов из архивов, и привлечение специалистов, землеустроителей, архитекторов, и выезд на спорное место с его осмотром и проведением замеров с помощью современных приборов, и проведение экспертизы и другие ходатайства. И… суды безоговорочно исполняют все эти «прихоти» истцов и осуществляют не свойственную им функцию по сбору доказательств.

Хотелось бы указать, что лишь одно это обсуждаемое предложение ч. 2 ст. 15 ГПК содержит в себе несколько противоречий. Полностью эта норма ГПК звучит так: «Суд полностью освобожден от сбора доказательств по собственной инициативе в целях установления фактических обстоятельств дела, однако по мотивированному ходатайству стороны оказывает ей содействие в получении необходимых материалов в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом».

Из первой части этого предложения следует, что все доказательства должны быть представлены стороной, вторая его часть требует от судов оказания содействия сторонам в получении доказательств, а третья часть указывает на необходимость получения этих доказательств по правилам ГПК.

Однако по правилам ГПК, судом могут быть истребованы только дополнительные доказательства и только в случае невозможности их самостоятельного получения стороной, которая (невозможность самостоятельного получения стороной доказательства) должна быть также подтверждена соответствующим доказательством. Эти требования содержатся в следующих статьях: ч. 1 ст. 47 ГПК — лица, участвующие в деле, имеют право заявлять ходатайства, в том числе об истребовании дополнительных доказательств; ч. 4, 5 ст. 66 ГПК — в случае, когда представление доказательств для сторон затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в истребовании доказательств. В ходатайстве об истребовании доказательства должны быть указаны причины, препятствующие самостоятельному получению доказательства.

Следовательно, по правилам ГПК, на которые ссылается третья часть приведенного выше предложения из ч. 2 ст. 15 ГПК, судом могут быть истребованы только дополнительные доказательства и только в случае невозможности их самостоятельного получения стороной. Однако на практике суды оказывают содействие сторонам в истребовании фактически всех доказательств без исследования указанных выше условий — о возможности истребования только дополнительных доказательств и т.д. И причиной этого являются помянутые выше противоречия ГПК, приводящие к затруднению разграничения действий суда и сторон по представлению и истребованию доказательств, а также неоднозначная судебная практика вышестоящих судов, которыми иной раз отменяются определения нижестоящих судов о возврате исков, не подтвержденных доказательствами, и решения, ввиду невыяснения нижестоящим судом всех обстоятельств дела, неистребования судом надлежащих доказательств со ссылкой на неполноту судебного следствия.

Вследствие всего этого нарушается основной принцип гражданского процесса — принцип состязательности и равноправия сторон, несоблюдение которого ведет к различной судебной практике, к волоките и длительным судебным разбирательствам.

В качестве примера приведу несколько гражданских дел из практики Карасайского районного суда. Так, гражданское дело по иску Айтбаевой, Фишман к Осиповой, ТОО «AS Group CO. LTD» и по встречному иску Осиповой об оспаривании прав на земельный участок было принято в производство суда в сентябре 2011 г. Решением суда первой инстанции основной иск был оставлен без удовлетворения, а встречный иск удовлетворен частично.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда изменено и вынесено новое решение об удовлетворении основного иска и отказе во встречном. Постановлением надзорной инстанции все судебные акты отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении решением суда основной и встречный иски были оставлены без удовлетворения, ввиду непредставления сторонами достаточных доказательств, позволивших бы вынести справедливое решение. Апелляционная инстанция отменила данное решение суда, самостоятельно собрала дополнительные доказательства в объеме двух томов и новым решением частично удовлетворила основной иск, а встречный оставила без рассмотрения. В итоге данное дело находилось в производстве судов и не могло найти своего разрешения более двух с половиной лет, а материалы дела из первоначальных нескольких листов выросли до шести томов.

Земельный спор между Нестеровым и Смагуловой идет с 2012 г. и до сегодня не нашел своего окончательного разрешения. Решением суда первой инстанции от 19 сентября 2012 г. иск Нестерова был удовлетворен, а встречный иск Смагуловой отклонен. По данному решению суда снесено жилье Смагуловой. Однако 10 декабря 2013 г. надзорная инстанция отменила это решение суда и направила дело на новое рассмотрение в районный суд. При новом рассмотрении иски сторон были оставлены без рассмотрения, а Смагулова подала новый иск к этим же лицам по этому же земельному участку. Решением суда от 23 июня 2014 г. иск Смагуловой оставлен без удовлетворения. Решение обжаловано, и дело в настоящее время находится в вышестоящей судебной инстанции.

Другой спор между соседями Кокановыми и Кулынтаевыми на земельный участок длился более 15 лет. На протяжении всего этого времени стороны периодически «закидывали» друг друга различными исками, которые оставались без разрешения. И только в 2012 г. решением суда взаимные исковые претензии были оставлены без удовлетворения. Причиной многолетнего спора соседей, переросших во вражду, явились незнание ими своих прав и неисполнение обязанностей по сбору и представлению суду нужных доказательств. Такой же «марафон» по судебному спору на земельный участок коснулся и соседей Кожух и Бажежа.

Основной причиной рассмотрения этих дел длительное время явилось нарушение принципа состязательности: ненадлежащая подготовка, в частности истцов, к предстоящим судебным разбирательствам, невыполнение ими нужных действий по досудебному сбору доказательств, предъявление ими вследствие этого «сырых» исков и по этой причине выполнение этих действий судом за стороны.

Следует отметить, что несоблюдение принципа состязательности из-за несовершенства действующего ГПК наличествует не только в делах обсуждаемой категории, но и в других судебных спорах во множественном характере.

В соответствии с п. 1 ст. 76 Конституции Казахстана задачей суда является защита прав, свобод и законных интересов субъектов права, которая реализуется на основе представленных сторонами доказательств, но не сбор этих доказательств судом и самостоятельное установление истины по делу независимо от позиции сторон. Сбор доказательств является работой адвокатов, к которым и следует изначально обращаться всем желающим судиться. Предварительное обращение к адвокату и представление суду вместе с иском всех необходимых доказательств привело бы к скорейшему разрешению и окончательному завершению любого гражданского, а не только земельного, спора.

Эти недостатки действующего ГПК, по нашему мнению, явились одной из главных причин принятия нового процессуального кодекса. Принцип состязательности и равноправия сторон является основной концепцией нового ГПК. По новому кодексу, все доказательства должны быть собраны и представлены суду истцами до принятия иска. Иски, поданные без доказательств, будут возвращены без права обжалования. Такие новеллы в законодательстве изменят представление истцов о работе судов и потребуют от судей иного подхода к вопросу принятия «сырых» исков. Возможно, в первое время будут жалобы от юристов-истцов, привыкших работать по старинке, о нежелании судей принимать иски, но в итоге они поймут, что требования судей были верными и что именно эти требования привели к правильному и скорому разрешению и завершению спора. Более всего многие споры будут разрешены и без суда в период собирания истцами доказательств, потому что граждане в последнее время подают иски в суд при малейшем возникновении спора, не разобравшись и не выяснив до конца сути проблемы. А при собирании доказательств такие истцы сами, без суда, убедятся в правоте ответчика и необоснованности своих притязании.

Соблюдение принципа состязательности и сбор истцами доказательств во исполнение этого по действующему и новому кодексу должно происходить следующим образом. Например, много исков по земельным спорам, по которым заявители просят признать недействительным земельный акт ответчика, указывая на наложение земельных участков сторон, возведение незаконного строения и т.д. Между тем земельные участки являются недвижимыми вещами, и в силу своих природных свойств физически не могут накладываться друг на друга. Не может земельный участок быть двухэтажным! Наложение земельных участков может иметь место только документально, но не фактически. Поэтому такие иски должны быть обоснованы не наложением земельных участков, а незаконным предоставлением права на один и тот же участок разным лицам, произведенным в результате незаконных действий должностных и иных уполномоченных лиц в этой сфере.

Предоставление права на земельный участок происходит в следующем порядке: 1) принятие к рассмотрению заявления о предоставлении права на земельный участок; 2) определение возможности использования испрашиваемого земельного участка по заявленному целевому назначению в соответствии с территориальным зонированием; 3) предварительный выбор земельного участка (при испрашивании земельного участка для строительства объектов); 4) подготовка заключения комиссией; 5) разработка и утверждение землеустроительного проекта; 6) принятие решения местным исполнительным органом о предоставлении права на земельный участок; 7) заключение договора; 8) установление границ земельного участка на местности; 9) изготовление и выдача идентификационного документа на земельный участок (п. 1 ст. 43 Земельного кодекса РК).

В соответствии с п. 3 ст. 44 Земельного кодекса РК в составе землеустроительного проекта уточняются площадь предоставляемого земельного участка, его границы и местоположение, смежные собственники земельного участка и землепользователи, а также обременения и сервитуты предоставляемого земельного участка.

Согласно п. 1 ст. 152 Земельного кодекса, государственный земельный кадастр представляет собой систему сведений о природном и хозяйственном положении земель в стране, о местоположении, целевом использовании, размерах и границах земельных участков, их качественной характеристике, об учете землепользования и кадастровой стоимости земельных участков, иных необходимых сведений. В государственный земельный кадастр также включается информация о субъектах прав на земельные участки.

Согласно п. 7 этой же статьи, единицей учета и хранения данных государственного земельного кадастра является земельный участок, выделенный в замкнутых границах, закрепляемый в установленном порядке за субъектами земельных правоотношений.

Согласно п. 2 ст. 155 Земельного кодекса, каждому земельному участку в целях определения местоположения (идентификации) присваиваются кадастровые номера.

Согласно п. 29 Правил ведения государственного земельного кадастра в Республике Казахстан, утвержденныхпостановлением Правительства РК от 20 сентября 2003 г. № 958, при ведении земельного кадастра каждому земельному участку, в целях определения (идентификации), присваивается кадастровый номер, индивидуальный, не повторяющийся на территории Казахстана, который сохраняется, пока участок существует как единое целое. Этим же номером идентифицируется и земельно-кадастровое дело.

Таким образом, из приведенных норм гражданского законодательства следует, что до выдачи земельного акта должен быть выбран земельный участок, рассмотрено и вынесено земельной комиссией положительное заключение, разработан и утвержден землеустроительный проект, вынесено акимом решение, заключен договор, установлены границы земельного участка, присвоен единственный кадастровый номер и только после всего этого выдан земельный акт. Земельный акт является конечным документом, подлежащим выдаче после множества перечисленных действий должностных лиц и государственных органов, а не в результате ошибочных (либо умышленных) действий, после чего и образуется документальное наложение земельных участков. Поэтому для признания недействительным земельного акта необходимо изначальное установление незаконности действий должностных лиц.

В соответствии с подп. 3 п. 3 ст. 151 Земельного кодекса третьи лица, права и законные интересы которых могут быть затронуты при проведении землеустройства, имеют право обжаловать неправомерные действия, затрагивающие их интересы в процессе землеустройства. Истцы должны предварительно либо одновременно обжаловать в порядке гл. 27 ГПК действия (бездействия) должностных лиц по предоставлению права на земельный участок. Действия (бездействия) должностных лиц-землеустроителей при определении возможности использования испрашиваемого земельного участка по заявленному целевому назначению, выборе земельного участка, установлении границ земельного участка, разработке и утверждении землеустроительного проекта, уточнении площади земельного участка, его границ и местоположения, смежных собственников земельного участка и землепользователей, а также действия должностных лиц по присвоению второго кадастрового номера на один и тот же земельный участок должны быть оспорены в судебном порядке и признаны незаконными. Только после этого следует требовать отмены земельного акта.

Между тем истцами данные действия, необходимые для подтверждения своей правоты, не выполняются, что в итоге приводит к неверному выбору способа защиты и предъявлению исков, не подтвержденных доказательствами.

Выяснение исковых обстоятельств и их самостоятельное установление судом противоречит принципу состязательности и ч. 2 ст. 49, ч. 2 ст. 219 ГПК, согласно которым суд не вправе по своей инициативе изменять предмет или основание иска, суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований.

В случае выбора истцами указанного способа защиты оспариваемых прав и установления судом факта незаконности действий (бездействий) должностных лиц при предоставлении права на земельный участок и присвоения второго кадастрового номера остальные вытекающие из указанных вопросов требования, в том числе об отмене земельного акта, были бы разрешены без затруднений для сторон и суда.

Необходимо добавить, что в соответствии с ч. 2 ст. 68 ГПК обстоятельства, которые по закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут быть подтверждаться никакими другими доказательствами.

Важную роль в соблюдении земельного законодательства играет государственный контроль. Задачи его состоят в выявлении и устранении нарушений законодательства республики, восстановлении нарушенных прав граждан и юридических лиц, соблюдении правил пользования земельными участками, правильности ведения земельного кадастра и землеустройства и выполнении мероприятий по рациональному использованию и охране земель (ст. 144 Земельного кодекса РК).

Государственный контроль за использованием и охраной земель осуществляют центральный уполномоченный орган и его территориальные органы, а также иные уполномоченные органы в пределах их компетенции.

Этот контроль осуществляется в форме проверки и иных формах. Государственный контроль путем проверки производится с участием собственников земельных участков, землепользователей, а в случае их отказа — без них, о чем делается соответствующая отметка в составленных по результатам обследований документах. Выявленные нарушения земельного законодательства оформляются актом с приложением чертежа полевого обследования, которые подписываются специалистами, проводившими эти работы, и передаются органу, в компетенции которого находится рассмотрение данного вопроса. Уполномоченными органами выявленные нарушения земельного законодательства рассматриваются в соответствии с их функциями в порядке, определенном законодательством страны об административных правонарушениях. Государственные инспекторы по использованию и охране земель осуществляют контроль за фактическим устранением нарушений земельного законодательства республики, а также за выполнением собственниками земельных участков и землепользователями указаний и предписаний должностных лиц, осуществляющих государственный контроль за использованием и охраной земель.

Указания органа, осуществляющего государственный контроль по вопросам использования и охраны земель в пределах его компетенции, обязательны для всех государственных органов, собственников земельных участков и землепользователей.

В соответствии с подп. 1, 2 п. 1 и подп. 2, 3 п. 2 ст. 147Земельного кодекса центральный уполномоченный орган организует и проводит государственный контроль за: законностью принятых решений местных исполнительных органов в области земельного законодательства с применением к нарушителям предусмотренных законодательных мер; правильностью ведения государственного земельного кадастра и мониторинга земель. Уполномоченный орган по контролю за использованием и охраной земель организует и проводит государственный контроль за: недопущением самовольного занятия земельных участков; соблюдением прав собственников земельных участков и землепользователей.

На основании подп. 1, 2, 3, 4, 6, 7 п. 1, подп. 1 п. 2 ст. 148этого же кодекса должностные лица, осуществляющие государственный контроль за использованием и охраной земель, имеют право: направлять в соответствующие органы материалы о нарушениях земельного законодательства республики для решения вопроса о привлечении виновных к ответственности; составлять протоколы (акты) о нарушениях земельного законодательства; выносить постановления об административном взыскании за нарушение земельного законодательства; подготавливать и предъявлять иски в суд по вопросам о возмещении ущерба в результате нарушения земельного законодательства, об отмене неправомерных решений, связанных с предоставлением земельных участков, а также об исполнении выданных должностными лицами органов, осуществляющих государственный контроль за использованием и охраной земель, предписаний по устранению выявленных нарушений земельного законодательства в случае их неисполнения в срок, указанный в предписании, либо ненадлежащего исполнения лицами, которым выданы эти предписания, и о взыскании штрафов с физических, должностных и юридических лиц; давать собственникам земельных участков и землепользователям обязательные для исполнения предписания по вопросам охраны земель, устранению нарушений земельного законодательства; приостанавливать промышленное, гражданское и другое строительство. Должностные лица, осуществляющие государственный контроль за использованием и охраной земель, обязаны своевременно принимать меры к нарушителям земельного законодательства страны.

В соответствии с подп. 12-1, 15 ст. 20 Закона РК от 16.07.2007 г. № 242 «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Казахстан» к компетенции уполномоченного государственного органа по делам архитектуры, градостроительства и строительства относятся: осуществление контроля и надзора за деятельностью местных исполнительных органов по делам архитектуры, градостроительства, строительства и государственного архитектурно-строительного контроля в части соответствующего выполнения функций, возложенных на них законодательством Казахстана; принятие решений о применении к нарушителям предусмотренных законодательных мер в связи с допущенными нарушениями и отклонениями от норм законодательства, государственных нормативных требований, условий и ограничений, установленных в сфере архитектурной, градостроительной и строительной деятельности.

Согласно п. 7 ст. 31-1 этого же закона, архитектурно-строительный контроль и надзор осуществляются в форме проверки и иных формах.

Кроме того, за нарушение земельного законодательства и за незаконное строительство ст. 137, 319 КоАП РК предусмотрены меры административного воздействия.

Следовательно, в соответствии с приведенными законами нарушение земельного законодательства и незаконное строительство должны быть установлены и подтверждены специально созданными для этого государством учреждениями, уполномоченными на выявление нарушений земельного и строительного законодательства, на реагирование и привлечение виновных лиц к ответственности. Поэтому истцы изначально должны обращаться в эти учреждения для установления факта нарушения их прав и интересов, земельного и строительного законодательства, должностные лица которых должны выехать на спорное место, истребовать и изучить необходимые документы, опросить участников спора и смежных землепользователей, провести соответствующие проверки и по итогам всего этого вынести предписания об устранении нарушений, а в случае неисполнения подать соответствующий иск об устранении нарушений закона и восстановлении прав заявителя.

Суд, как уже говорилось, имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан, он не может заменить функции адвокатов и указанных выше органов и самостоятельно устанавливать нарушения земельного законодательства, осуществляя сбор доказательств для сторон. Истцы должны собрать все доказательства, подтверждающие нарушения их прав, интересов, земельного, строительного законодательства путем обращения в соответствующие учреждения. А в случае отказа в выполнении этими учреждениями своих функциональных обязанностей истцам следует предъявить к ним иски по правилам гл. 27 ГПК о признании бездействий незаконными и понуждении к выполнению должностных обязанностей. И только собрав все доказательства, подтверждающие нарушение их прав, интересов и законодательства, истцы могут обратиться в суд.

Выполнение истцами действий по предварительному сбору доказательств для суда приведет к необходимости надлежащей подготовки к предстоящему судебному разбирательству, скорейшему разрешению спора, единой судебной практике и соблюдению основного конституционного принципа гражданского судопроизводства — принципа состязательности сторон.

Игиликов Назарбек Ерланович — судья Карасайского районного суда Алматинской области

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *