Приговор в отношении Кусманова К.М., Зиманова М.С., Аубакирова У.С., Юсупова Р.А.

24 января 2013 года                                                  город Алматы

Специализированный межрайонный суд по уголовным делам города Алматы в составе председательствующего судьи Аргимбаевой А.С., при секретарях судебного заседания М??аш Б., Ахметжановой М., с участием государственных обвинителей прокуроров управления прокуратуры города Алматы Смайлова А., Ертаева Б., подсудимых Кусманова К.М., Зиманова М.С., Аубакирова У.С., Юсупова Р.А., их защитников — адвокатов Алматинской городской и областной коллегии адвокатов Омарова М.С., Олейник А.Г., Гутаровой Н.М., Кунсеркина Ж.К., Косанова А.З., Устимирова Н.Д., защитников Зимановой Ж.Д., Аубакировой Ж.Б., Юсупова А.А., Кусмановой А.С., рассмотрев в открытом главном судебном разбирательстве уголовное дело в отношении

Кусманова Кайрата Майоровича, 09.11.1966 года рождения, уроженца г.Алматы, гражданина Республики Казахстан, казаха, с высшим образованием, женатого, работавшего до ареста директором ТОО «М?лдір — Меркурий», проживавшего до ареста по адресу: г.Алматы, пос.Алмалыбак, ул.Райымбека, 22, ранее не судимого,

содержащегося под арестом с 25 января 2012 года, получившего копию обвинительного заключения 07.11.2012 года, преданного суду по ст. 312 ч.5 Уголовного кодекса Республики Казахстан ( далее – УК РК),
Зиманова Мухтара Салыковича, 20.06.1951 года рождения, уроженца города Москвы Российской Федерации, гражданина Республики Казахстан, казаха, с высшим образованием, женатого, работавшего до ареста директором компании «Battal1, sro» г.Прага, Чехия, проживавшего до ареста по адресу: г.Алматы, ул.Жибек жолы, д.60, кв.27, ранее не судимого, содержащегося под арестом с 25 января 2012 года, получившего копию обвинительного заключения 07.11.2012 года, преданного суду по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б», 28 ч.4, 312 ч.5 УК РК,

Аубакирова Улана Сауытбековича, 30.01.1969 года рождения, уроженца пос.Панфиловский Илийского района Алматинской области, гражданина Республики Казахстан, казаха, с высшим образованием, женатого, работавшего до ареста директором ТОО «АDL group» г.Астаны, проживавшего до ареста по адресу: г.Алматы, ул.Гоголя, дом 49, кв.1, содержащегося под арестом с 25 января 2012 года, ранее судимого,
получившего копию обвинительного заключения 07.11.2012 года, преданного суду по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п.«б», 28 ч.4, 312 ч.5 УК РК,

Юсупова Руслана Ахметжановича, 28.06.1981 года рождения, уроженца города Алматы, гражданина Республики Казахстан, уйгура, с высшим образованием, холостого, не работавшего, до ареста проживавшего по адресу: г.Алматы, пос.Теректы, микр.Новостройка, прописанного по адресу: г.Алматы, мкр. Таугуль-1, дом 41, кв.2, содержащегося под арестом с 25 января 2012 года, ранее не судимого, получившего копию обвинительного заключения 07.11.2012 года, преданного суду по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б», 28 ч.4, 312 ч.5 УК РК,

У С Т А Н О В И Л:

27 апреля 2011 года Агентством по борьбе с экономической и коррупционной деятельностью (далее — АБЭКП РК) по результатам оперативной разработки возбуждены уголовные дела в отношении Кайрбаева Талгата Нурбековича, Отарбаева Бахыта Абикеновича и других лиц по ст.ст. 209 ч.3 п.«а,б», 235 ч.4 УК РК по факту совершения в составе организованного преступного сообщества экономической контрабанды товаров народного потребления через таможенные посты «Хоргос» и «Калжат».

29 апреля 2011 года Медеуским районным судом города Алматы заочно санкционирована мера пресечения в виде ареста в отношении разыскиваемого обвиняемого Кайрбаева Т.Н.

29 мая 2011 года Кайрбаев Т.Н. задержан на территории Объединённых Арабских Эмиратов и 15 июня 2011 года этапирован в учреждение ЛА-155/1 УКУИС г.Алматы по месту производства предварительного следствия.

Находясь в розыске, Кайрбаев Т.Н. с целью уйти от уголовной ответственности решил через близких родственников и друзей найти людей из числа высокопоставленных должностных лиц правоохранительных органов Республики Казахстан, которые, используя своё должностное положение и полномочия, смогут оказать содействие в отмене применённой в отношении него меры пресечения и прекращении уголовного преследования.

С этой целью Кайрбаев Т.Н. обратился к проживающим в г.Алматы родному брату Кайрбаеву Бекболату Нурбековичу, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство в связи с его розыском, и своему другу Кусманову К.М., с которыми он, находясь в розыске, а также после своего задержания поддерживал постоянную связь, в том числе по сотовому телефону.
Кусманов К.М. в конце мая – начале июня 2011 года, желая оказать помощь Кайрбаеву Т.Н., стал обращаться к своим знакомым, имеющим связи в правоохранительных органах Республики Казахстан, в том числе к доктору юридических наук, профессору, академику Национальной академии наук Республики Казахстан Зиманову С.З. и к своему знакомому Аубакирову У.С.

О желании Кайрбаева Т.Н. выйти на свободу с помощью своего брата, то есть лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова К.М. стало известно сыну Зиманова С.З. – Зиманову М.С.

Зиманов М.С. задался преступной целью хищения денежных средств семьи Кайрбаевых в особо крупном размере и, осознавая, что для успешной реализации своих преступных намерений потребуется помощь доверенных людей, для этого привлёк своего друга и знакомого Кусманова К.М. — Аубакирова У.С., а также безработного Юсупова Р.А., обещая обоим крупное денежное вознаграждение. Аубакиров и Юсупов, действуя из корыстных побуждений, с целью незаконного материального обогащения, согласились на предложение Зиманова М.С.

Реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение путём обмана денежных средств в особо крупном размере, Зиманов М.С., Аубакиров и Юсупов, вступив между собой в предварительный сговор, разработали совместный план преступных действий и распределили между собой преступные роли.

Согласно разработанному Зимановым, Аубакировым и Юсуповым преступному плану, предполагалось ввести брата Кайрбаева Т.Н. — лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова в заблуждение относительно имеющихся у них связей в государственных, в том числе правоохранительных органах Республики Казахстан, после чего обещая решить положительно вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н. озвучить сумму в размере 5 млн. долларов США как размер взятки, необходимой для передачи высокопоставленным должностным лицам из правоохранительных органах, за изменение меры пресечения Кайрбаеву Т.Н. и прекращение в отношении него уголовного преследования.

В случае согласия и передачи брата Кайрбаева Т.Н., лица в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова 5 млн. долларов США, из указанной суммы 1 млн.долларов США планировалось использовать в качестве взятки должностным лицам правоохранительных органов за изменение меры пресечения Кайрбаеву Т.Н., а остальные денежные средства использовать на собственные нужды, введя брата Кайрбаева Т.Н., лица в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова в заблуждение относительно суммы денежных средств, передаваемой в качестве взятки должностным лицам правоохранительных органов.

Спланировав совершение преступления и распределив свои преступные роли, Зиманов, Юсупов и Аубакиров приступили к совместной реализации преступного замысла, при этом распределив преступные роли между собой следующим образом:

Согласно разработанному плану, Зиманов, выступив организатором и одновременно исполнителем хищения денежных средств, выполнил следующие действия:

— путём уговоров и обещаний помочь Кайрбаеву Т.Н. склонил его брата лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова к даче взятки в размере 5 млн. долларов США высокопоставленным должностным лицам правоохранительных органов РК через Аубакирова, Юсупова и его самого;

— получил лично денежные средства, а также отдал Аубакирову и Юсупову указание о получении денежных средств от родственников и знакомых Кайрбаева Т.Н.;

— распределил между соучастниками хищения, незаконно полученные денежные средства;

— дал Юсупову указание о поиске людей, которые за значительное денежное вознаграждение смогут найти связи среди высокопоставленных должностных лиц и решить вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н.

Аубакиров выступил соисполнителем хищения денежных средств, для чего выполнил следующие действия:

— путём уговоров склонил брата Кайрбаева Т.Н., то есть лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова к даче взятки в размере 5 млн.долларов США высокопоставленным должностным лицам правоохранительных органов РК через Зиманова М.С., Юсупова и его самого;

— выступил связующим звеном между Кусмановым и Зимановым М.С., по указанию последнего получил от лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова денежные средства якобы для последующей передачи в качестве взятки;

— поддерживая постоянную связь с Кусмановым, с целью недопущения возникновения у последнего и у братьев Кайрбаевых каких-либо сомнений в возможности Зиманова М.С. и Юсупова помочь Кайрбаеву ТН.., ввёл Кусманова и лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, в заблуждение относительно совершаемых Зимановым М.С. и Юсуповым действий в пользу Кайрбаева Т.Н.

Юсупову, выступавшему также соисполнителем хищения денежных средств, была отведена особо активная роль в совершении преступления, согласно которой он выполнял следующие действия:

— путём уговоров и обещаний помочь Кайрбаеву Т.Н. склонил его брата, то есть лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова к даче взятки в размере 5 млн. долларов США высокопоставленным должностным лицам правоохранительных органов РК через Зиманова М.С., Аубакирова и его самого;

— по указанию Зиманова М.С. получил от лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова денежные средства, осуществлял их хранение, выполняя при этом функции «кассира»;

— одновременно осуществлял поиск людей, которые за значительное денежное вознаграждение могли установить связь с высокопоставленными должностными лицами в правоохранительных органах, которые за взятку в сумме 1 млн. долларов США, используя своё должностное положение и полномочия, решили бы положительно вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н. и прекращению в отношении него уголовного преследования;

— поддерживая постоянную связь с лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусмановым с целью недопущения возникновения у последних и у Кайрбаева Т.Н. каких-либо сомнений, ввёл обоих в заблуждение относительно размера необходимой взятки и совершаемых Зимановым М.С., а также другими лицами действий в пользу Кайрбаева Т.Н., имитируя при этом активную деятельность, направленную на скорейшее решение вопроса по его освобождению.

Вышеуказанные преступные действия совершались Зимановым М.С., Юсуповым и Аубакировым в период с июня 2011 года по 24 января 2012 года при следующих обстоятельствах.

Так, ближе к середине июня 2011 года Аубакиров и Зиманов М.С., встретившись в г.Алматы с Кусмановым, предложили ему свою помощь в решении вопроса по освобождению Кайрбаева Т.Н. и прекращению в отношении него уголовного преследования, о чём Кусманов, в свою очередь, сообщил при встрече брату Кайрбаева Т.Н., то есть лицу, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, а также по сотовому телефону самому Кайрбаеву Т.Н.

Зиманов М.С., Аубакиров и Юсупов ввели лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова в заблуждение относительно наличия у них связей в правоохранительных органах Республики Казахстан, и сообщили им, что размер взятки, которую необходимо передать высокопоставленным должностным лицам за оказание содействия в решении вопроса по освобождению Кайрбаева Т.Н. и прекращению в отношении него уголовного преследования, составляет 5 миллионов долларов США, из которых 3 миллиона долларов США должны быть переданы в качестве аванса, а остальные 2 миллиона долларов США – после выхода Кайрбаева Т.Н. на свободу.
О размере взятки в сумме 5 млн. долларов США, из которых в качестве аванса в сумме 3 млн. долларов США, озвученной Зимановым М.С., Юсуповым и Аубакировым, лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманов сообщили Кайрбаеву Т.Н., который, желая выйти на свободу и уйти от уголовной ответственности путём дачи взятки должностным лицам за совершение заведомо незаконных действий в его пользу, дал своё согласие на передачу требуемой суммы денежных средств.

Таким образом, Кайрбаев Т.Н., лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманов, предполагая, что Зиманов М.С. и его знакомые действительно могут посодействовать в решении вопроса по освобождению Кайрбаева Т.Н. и прекращению в отношении него уголовного преследования, согласились на выдвинутые Зимановым, Аубакировым и Юсуповым условия по передаче денежных средств. Не располагая всей суммой денежных средств, Кайрбаев Т.Н. и лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, обратились к Кусманову с просьбой оказать помощь в сборе необходимой суммы денег, на что последний, имея у себя в наличии крупную сумму денежных средств, согласился.

Склонив Кайрбаева Т.Н., лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова путём уговоров и обещаний к даче взятке в особо крупном размере, Зиманов М.С. и Юсупов начали осуществлять поиск лиц, имеющих связи среди высокопоставленных должностных лиц в правоохранительных органах, которые, используя своё должностное положение и полномочия, за взятку в сумме 1 млн. долларов США решат положительно вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н. и прекращению в отношении него уголовного преследования.

С этой целью Юсупов в июне 2011 года, предполагая, что у его знакомого — жителя г.Кызылорды Ембергенова Н.З. имеются связи в высших эшелонах власти, обратился к последнему с просьбой оказать содействие в положительном решении вопроса по освобождению Кайрбаева Т.Н. При этом, Юсупов сообщил Ембергенову, что готов передать должностным лицам взятку в сумме 1 млн.долларов США за положительное решение вопроса по освобождению Кайрбаева Т.Н. и прекращению в отношении последнего уголовного преследования. В случае положительного решения указанного вопроса Юсупов пообещал Ембергенову за посреднические услуги денежное вознаграждение в сумме 100 тысяч долларов США. Ембергенов согласился на предложение Юсупова способствовать в достижении и реализации соглашения о получении и дачи взятки. Однако, в последующем Ембергенов в ходе регулярных телефонных переговоров с Юсуповым вводил последнего в заблуждение, сообщая ему ложную информацию о совершаемых высокопоставленными должностными лицами действий по отмене применённой в отношении Кайрбаева Т.Н. меры пресечения в виде ареста.

15 июня 2011 года Юсупов, действуя в интересах и на стороне Кайрбаева Т.Н., получил в г.Алматы от лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, денежные средства в сумме 500 тысяч долларов США, которые он, доставив 16 июня 2011 года в г.Астана, передал неустановленному следствием лицу для последующей передачи должностным лицам в качестве взятки за совершение заведомо указанных действий.

В свою очередь, лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманов, будучи введёнными Аубакировым, Зимановым М.С. и Юсуповым в заблуждение, считая, что остальные денежные средства в сумме 2,5 млн. долларов США также будут переданы должностным лицам правоохранительных органов, решающим вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н., продолжали сбор денежных средств для их последующей передачи Зиманову М.С. и Юсупову, и впоследующем денежные средства передавались Юсупову лично лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, с участием Зиманова М.С. и Кусманова.

Так, Юсупов 20 июня и 01 июля 2011 года в здании Алматинского филиала АО «Казкоммерцбанк», расположенного по адресу г.Алматы, ул.Джандосова, 25 получил лично от лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, денежные средства на общую сумму 1 млн. 100 тысяч долларов США, которые затем хранились в арендованных Юсуповым сейфовых ячейках за №№0125 и 0151.

В июле 2011 года Зиманов М.С., достоверно располагая сведениями о суммах денежных средств, переданных лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, Юсупову и заведомо зная, что размер взятки, которую планировалось передать должностным лицам за действия в пользу Кайрбаева Т.Н., фактически составляет только 1 млн. долларов США, из которых 500 тысяч долларов США Юсуповым уже были переданы неустановленному следствием лицу для последующей передачи должностным лицам в качестве взятки за совершение заведомо указанных действий, реализуя свой умысел, направленный на хищение путём обмана чужого имущества в особо крупном размере, сообщил лицу, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманову о необходимости передачи ему лично очередной части взятки в сумме 1 млн. долларов США.

В июле 2011 года Кусманов собрал денежные средства в сумме 600 тысяч долларов США, которые в числе других денежных средств, собранных лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, передал в г.Алматы лично Зиманову М.С. на общую сумму 1 млн. долларов США.
27 июля 2011 года Зиманов М.С. часть полученных от Кусманова денежных средств в сумме 700 тысяч долларов США перечислил через Алматинский филиал АО «Банк Центр Кредит» на свой личный банковский счёт №CZ26 2700 0000 0022 4900 0005 в банке «UNICREDIT BANK CZECH REPUBLIC,A.S.» г.Прага Чешской Республики.

При этом, допуская возможность проведения сотрудниками правоохранительных органов специальных оперативно-розыскных мероприятий по прослушиванию телефонных разговоров, Зиманов М.С., Юсупов, Кусманов и Аубакиров в целях конспирации своих преступных действий при встрече обговорили и согласовали, что в последующих телефонных разговорах между собой они будут называть Кайрбаева Т.Н. «Шумным», сотрудников финансовой полиции – «фирмачами», а денежные средства — «согым», «пальцы».

Далее, Юсупов и Зиманов М.С., осознавая, что после передачи ими не установленному следствием лицу денежных средств в сумме 500 тысяч долларов США, предназначенных в качестве взятки, каких-либо действий, направленных на положительное решение вопроса по освобождению Кайрбаева Т.Н., фактически не совершается, понимали, что в этом случае Кусманов и лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, будут требовать от них возврата переданных им ранее денежных средств, и, не желая возвращать полученные денежные средства, в период с сентября 2011 года по 24 января 2012 года в ходе регулярных встреч и телефонных переговоров с Кусмановым и лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, вводили последних в заблуждение, сообщая им о ложных фактах встреч, телефонных звонков и других совершаемых высокопоставленными должностными лицами правоохранительных органов активных действий по освобождению Кайрбаева Т.Н.

В частности, Юсупов сообщал Кусманову заведомо ложную информацию об освобождении от занимаемой должности руководства ДБЭКП по г.Алматы, заинтересованности сотрудников КНБ РК и руководства Генеральной Прокуратуры РК в освобождении Кайрбаева Т.Н. и т.д.

В свою очередь, Зиманов М.С. и Аубакиров, не останавливаясь на достигнутом, продолжили реализацию преступного плана, направленного на дальнейшее хищение в особо крупном размере денежных средств Кайрбаева Т.Н., лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова.

С этой целью Зиманов и Аубакиров 23 сентября 2011 года встретились с Кусмановым и лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, в ресторане «Эспиранза» г.Алматы, расположенном по ул.Сейфуллина. В ходе встречи Зиманов М.С. и Аубакиров сообщили лицу, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманову о необходимости передачи им очередной части взятки в сумме 500 тысяч долларов США. По указанию Зиманова данные денежные средства в сумме 500 тысяч долларов США от Кусманова и лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, должен был получить Аубакиров.

Лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманов, будучи введёнными в заблуждение, полагая, что все переданные ими в июне-июле 2011 года денежные средства в сумме более 2 млн. долларов США получены высокопоставленными должностными лицами правоохранительных органов, требующими остальную часть взятки, доверившись словам Зиманова М. и Аубакирова У. о том, что денежные средства будут переданы Зимановым М.С. в г.Астана высокопоставленным должностным лицам, которые решают вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н., согласились с требованием Зиманова М.С., однако, не располагая всей суммой денежных средств, смогли собрать лишь 250 тысяч долларов США, из которых 150 тысяч долларов США собраны лично лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, а 100 тысяч долларов США Кусмановым.

28 сентября 2011 года Аубакиров, действуя по указанию Зиманова М.С., созвонившись предварительно с Кусмановым, около 14 часов встретился с ним в ресторане «Сохо», расположенном по адресу г.Алматы, ул.Казыбек би, 65, где последний передал лично Аубакирову собранные им и лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, денежные средства в сумме 250 тысяч долларов США.

Аубакиров, получив лично от Кусманова 250 тысяч долларов США, введя последнего в заблуждение, пользуясь его доверием, сообщил ему, что отвезёт денежные средства в г.Астана и передаст их Зиманову М.С. для дальнейшей передачи высокопоставленным должностным лицам, решающим вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н.

О получении от Кусманова указанной суммы денег, Аубакиров в ходе телефонного разговора сообщил Зиманову М.С., который разрешил Аубакирову использовать полученные им от Кусманова 250 тысяч долларов США на свои личные нужды. Распоряжаясь самостоятельно похищенными денежными средствами, Аубакиров часть полученных от Кусманова денег в сумме 22 723 000 тенге двумя частями 29 и 30 сентября 2011 года, обменяв их на тенге, внёс в кассу ТОО «КИСК «Казстройинвест» г.Астана в качестве финансовой помощи. Оставшиеся похищенные денежные средства Аубакиров использовал на другие собственные нужды.

Не останавливаясь на достигнутом, Аубакиров, действуя по указанию Зиманова М.С., реализуя умысел, направленный на хищение путём обмана чужих денежных средств, 08 октября 2011 года, созвонившись с Кусмановым, сообщил последнему о необходимости передачи остальной части взятки в сумме 250 тысяч долларов США, вновь мотивируя это тем, что Зиманов М.С. ранее передал высокопоставленным должностным лицам свои личные денежные средства в сумме 2 млн. долларов США в качестве взятки за содействие в пользу Кайрбаева Т.Н.

Однако, Кусманов, подозревая, что вопрос по освобождению Кайрбаева Т.Н. пока положительно не решается, сообщил Аубакирову, что оставшаяся часть денежных средств будет передана только после выхода Кайрбаева на свободу.

В свою очередь, Юсупов, выполняя особо активную роль в совершении преступления, продолжал вводить Кусманова и лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, в заблуждение относительно совершаемых им и другими лицами активных действий, направленных на скорейшее освобождение Кайрбаева Т.Н., желая получить дополнительную имущественную выгоду, 25 октября 2011 года попросил у лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, денежные средства в сумме 5 000 долларов США, сообщив последнему, что данные денежные средства необходимы для транспортных и других расходов лиц из г.Астаны, которые занимаются оформлением документов по освобождению Кайрбаева Т.Н.

Поверив Юсупову, лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, согласился передать указанную сумму денежных средств. В тот же день, Юсупов, реализуя свой умысел, направленный на хищение путём обмана чужого имущества, встретившись с лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, около дома №235 по ул.Гагарина, получил от последнего денежные средства в сумме 5 000 долларов США, из которых 3 тысячи долларов США зачислил на банкоматную карточку Ембергенова, а остальные 2 тысячи долларов США использовал на свои личные нужды.

Далее, в конце октября 2011 года Зиманов М.С., прибыв в г.Алматы, продолжая свои преступные действия, направленные на хищение денежных средств путём обмана, вновь потребовал от Кусманова передать ему остальные денежные средства. В свою очередь, Аубакиров, действуя по указанию Зиманова М.С., при разговорах с Кусмановым также сообщал последнему о необходимости передачи Зиманову М.С. денежных средств.

После чего, 23 ноября 2011 года Аубакиров, встретившись с лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, получил от последнего ещё 410 тысяч долларов США, которые с разрешения Зиманова М.С. также использовал по собственному усмотрению, сообщив при этом Кусманову, что указанные денежные средства переданы в качестве очередной части взятки должностным лицам за совершение заведомо незаконных действий в пользу Кайрбаева Т.Н.

Часть денежных средств, полученных Юсуповым Р.А. от лица, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и хранившихся в сейфовых ячейках Алматинского филиала АО «Казкоммерцбанк», была извлечена Юсуповым из ячеек в ходе посещения им сейфового депозитария 5, 7, 19 июля, 11 августа, 12 октября и 27 декабря 2011 года и использована им по собственному усмотрению. Оставшаяся часть денежных средств в сумме 646 900 долларов США, которыми Юсупов не успел распорядиться, была обнаружена и изъята сотрудниками финансовой полиции 25 января 2012 года.

Таким образом, Зиманов М.С., Аубакиров и Юсупов в период с июня 2011 года по январь 2012 года, действуя в группе лиц по предварительному сговору, с целью хищения денежных средств в особо крупном размере, путём уговоров и обещаний помочь Кайрбаеву Т.Н. в освобождении его из-под ареста с последующим избежанием от уголовной ответственности, склонили лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова к даче взятки должностному лицу в особо крупном размере через посредника для передачи должностным лицам правоохранительных органов РК за совершение заведомо незаконных действий в пользу Кайрбаева Т.Н., в связи с чем Кусманов совместно с лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, действуя по предварительному сговору группой лиц, дали взятку в особо крупном размере из требуемой вышеуказанными лицами суммы взятки в особо крупном размере для передачи должностному лицу через посредника за совершение заведомо незаконных действий в пользу Кайрбаева Т.Н., которую в вышеуказанный период получили Зиманов, Аубакиров и Юсупов таким образом путём обмана и злоупотребления доверием денежные средства на общую сумму 3 млн. 265 тысяч долларов США, что по официальному курсу Национального Банка РК эквивалентно 483 122 050 тенге.

При этом, общая сумма денежных средств, предполагаемых Зимановым М.С., Аубакировым У.С. и Юсуповым Р.А. к хищению, составляла 5 млн. долларов США или 739 850 000 тенге, однако по независящим от них обстоятельствам последние не смогли похитить полностью указанную сумму.

Подсудимый Кусманов К.М. в судебном заседании вину свою не признал и показал, что все свои показания, данные на предварительном следствии, он подтверждает, Кайрбаев Бекболат с целью оказания помощи своему брату Кайрбаеву Талгату в изменении ему меры пресечения обратился к нему, после чего он решил помочь им, так как Кайрбаев Т. является его другом, общались семьями. После этого он познакомил Кайрбаева Б. возле здания Академии наук с Зимановым М.С., Аубакировым и Юсуповым с целью найти адвоката и решить вопрос об изменении меры пресечения Кайрбаеву Т. на законных основаниях.

В дальнейшем со слов Кайрбаева Б. ему известно о том, что он, Бекболат, передал Зиманову, Аубакирову и Юсупову деньги для решения вопроса об изменении меры пресечения в отношении Кайрбаева Т. Однако сумму переданных им денег он не знает, сам он лично никому деньги не передавал и не собирал их для этих целей. В связи с затягиванием решения вопроса, Кайрбаевы стали обижаться на него, поэтому он морально давил на Зиманова и Аубакирова и требовал от них выполнения ими принятых на себя обязательств по изменению меры пресечения в отношении Кайрбаева Талгата, которые на протяжении 3-4 месяцев обещали ему выполнить свои обязательства, говорили: «завтра, послезавтра».

Свои личные деньги в сумме 160 000 долларов США он передал Аубакирову, но передача состоялась раньше, чем 28 сентября 2011 года, хотя действительно в этот день – 28 сентября он встречался в ресторане «Сохо» с Аубакировым. После дачи Ембергеновым показаний в суде он понял, что Ембергенов обманывал Юсупова по вопросу изменения меры пресечения в отношении Кайрбаева Т., а Юсупов обманывал Зиманова, Аубакирова и его, он же в свою очередь передавал содержание этих разговоров братьям Кайрбаевым.

Подсудимый Зиманов М.С. в судебном заседании вину свою не признал и показал, что мошенничества он не совершал и не склонял никого к даче взятки. Деньги ни у кого не брал и не кому не передавал в качестве взятки с целью изменения меры пресечения Кайрбаеву Т., несмотря на то, что в изменении меры пресечения Кайрбаеву Т. он был заинтересован, так как последний обладал большими связями и возможностями на казахстанско-китайской границе по логистике грузов.

27.07.2011 года он действительно перевёл наличные деньги в сумме 700 000 долларов США на свой счёт в банк в Праге, данные деньги принадлежали его отцу, который в это время уже болел, отец выделил долю в наследстве его сыну Ерболу.

В г.Алматы он находился периодически, занимался многими проектами, в частности, перевозкой груза и скота. В течение 20 лет он работает в транспортном бизнесе, разрабатывал проект по запуску поезда маршрутом из Чунцин СУАР КНР в Дуйсбург Германии. В марте месяце 2011 года был запущен первый контейнерский поезд по маршруту из Китая в Европу. В начале 2012 года разрабатывались проекты по доставке грузов из Европы в Казахстан с обратной загрузкой из КНР.

В следственном изоляторе он был избит заключенными, которые на следующий день сообщили ему, что сделали это по требованию сотрудников финансовой полиции, последние требовали от него признания в даче взятки председателю Сентар РК Мами К.М., который являлся учеником его отца и с которым он имел встречу по вопросу завещания своего отца, нотариально не заверенного. Для консультации по данному вопросу по рекомендации Мами он направлялся в Алматинский городской суд, когда был задержан сотрудниками финансовой полиции.

Подсудимый Аубакиров У.С., также не признавая свою вину, в судебном заседании показал, что его привлечение является абсолютным недоразумением. В г.Астана он заключил предварительный договор по субподряду электрофикации станции Костанай, в связи чем 25 января 2012 года он находился в г.Костанае, где разворачивал работы, то есть встречался с субподрядчиками, заказчиками, также отрабатывал зерновой проект. Ближе к обеду его остановили сотрудники дорожной полиции, вскоре к ним подъехали сотрудники финансовой полиции и сопроводили его в департамент финансовой полиции, где он имел беседу с начальником. После чего в сопровождении сотрудников департамента г.Костаная без наручников он прибыл в г.Алматы, а затем в здание департамента на ул.Барибаева.

В ходе состоявшейся беседы с сотрудниками финансовой полиции, в том числе с Абдрахмановым Талгатом, его просили сказать о том, что Зиманов М.С. дал взятку председателю Сената РК – Мами, спрашивали, подвозил ли он Зиманова к зданию Сената, были ли в портфеле у Зиманова деньги, требовали оговорить Зиманова. Пугали тем, что в противном случае он пойдет по тяжелой статье, вспомнили о его судимости за хищение, тогда как он был оправдан судом. Он действительно встречался с Зимановым и другими людьми, но не вникал в чужие разговоры.

Кроме этого, он желает дополнить, что занимался несколькими проектами, во-первых, зерновым проектом в направлении арабских стран и Ирана. Раньше он работал на железной дороге, тогда он познакомился с Зимановым Мухтаром, который работал в транспортном бизнесе и у него имелись возможности в этом бизнесе. В связи с чем он обратился к Зиманову, который обещал ему помочь с арендой вагонов, поскольку ощущалась их нехватка из-за большого урожая зерна, поэтому была проблема с логистикой.

Используя инструменты аккредитива, он бы смог без больших денег войти в большой бизнес. В целях реализации этого проекта он обратился к своему другу Кусманову Кайрату, который занимался животноводством и который поддержал его, предупредив его быть осторожным.

Таким образом Зиманов поддержал бы его в проекте по перевозке зерновых, а Кусманов профинансировал бы данный проект. Кроме этого, у него со знакомым Еркеном возник проект по перевозке горюче-смазочных материалов из Туркменбаши в Афганистан. Данный проект через его знакомого мог быть профинансирован со стороны москвичей, а его задача заключалась в решении логистики.

К даче взятки и к мошенничеству он не причастен, деньги брал в долг у друзей около 20 миллионов тенге, которые внёс в кассу ТОО «Казстройинвест» в качестве финансовой помощи.

В судебных прениях Аубакиров уточнил, что до 28 сентября 2011 года он получил в долг от Кусманова деньги в сумме 160 тысяч долларов США.

Подсудимый Юсупов Р.А. в судебном заседании, не признавая свою вину в предъявленном обвинении, показал, что ни мошеннических действий, ни подстрекательства к даче взятки он не совершал. 24 января 2012 года возле больницы в районе Калкаман, недалеко от дома его задержали и доставили в здание финансовой полиции, расположенной на пересечении улиц Гоголя -Барибаева, где с ним беседовали, а также вели допрос, в ходе которых на него со стороны сотрудников полиции в количестве примерно 6-7 человек было оказано психологическое и физическое давление. Среди них он запомнил только Потанина и Сыздыкова, которые оказывали на него психологическое давление, спрашивали про какие-то деньги, требовали дать показания, то есть оговорить Зиманова М.С., Мами. Говорили, что Зиманов создал организованную преступную группу, ударили его два раза по почкам. В связи с плохим самочувствием его не помещали в следственный изолятор, вывозили два раза в больницу.

В судебных прениях подсудимый Юсупов дополнил, что в начале 2011 года он через Балабаева познакомился с Ембергеновым, который представился Рауаном, как с человеком, который занимается нефтью, другими выгодными проектами и имеет хорошие связи.

В июне месяце Зиманов попросил его поехать в Астану, встретиться с Байкариным и передать ему 500 долларов США на организацию его дня рождения в г.Астана в кругу близких ему людей. 20 июня 2011 года Зиманову исполнялось 60 лет, но он не мог открыто праздновать юбилей, так как у него болел отец и он похоронил тещу. В г.Астана он познакомился с парнем по имени Роман, который в номере гостиницы, в которой он остановился, сфотографировал его лежащим на кровати на фоне муляжа из 100 долларовых купюр, которые Роман принёс с собой. По его просьбе Роман сфотографировал его также на его сотовый телефон.

В июне месяце 2011 года он также познакомился с Кайрбаевым Бекболатом, который искал людей для оказания содействия в изменении его брату ареста на домашний арест или под залог. Он вспомнил Ембергенова и связался с ним. Через несколько дней они встретились и Ембергенов сообщил ему, что за отмену ареста нужно будет заплатить 1 млн. долларов после освобождения и 100 000 долларов ему за посредничество, а пока он попросил 5 тысяч долларов за адвоката. Он встретился с Кайрбаевым Бекболатом и передал слова Ембергенова, на что Кайрбаев Б. согласился.

01 июля 2011 года Кайрбаев Бекболат передал ему в Банке деньги в сумме 700 тыс. долларов США, сказав, что остальные деньги он принесёт потом. Эти деньги находились в ячейке Банка. На его просьбу Ембергенов отвечал, что всё идет по плану, что адвокат всё готовит, есть договоренность со следствием или прокурором на изменение ареста. По просьбе Ембергенова он передал ему 450 000 тенге, которые, как и 5000 долларов, взял у родителей. Ембергенов не сообщал ему, через кого он собирается решить вопрос, единственно, он постоянно твердил, что решение будет принято на законных основаниях. Также он не называл ни имён, ни фамилий, несколько раз в беседе с ним Ембергенов называл кличку «Усатый». Он молодой, газет не читает, только в настоящее время он узнал, что так называют Масимова.

Кусманов всё время его теребил, поэтому он сообщил ему, что вопрос решается с Зимановым, который планировал запустить поезд из Китая в Европу. Однако Зиманов никакого отношения к отмене ареста не имеет, он только имеет интерес в самом Кайрбаеве Т., помощь которого в проекте Китай-Европа была бы существенной, также как и помощь его брата Бекболата, который работал начальником военной охраны на КТЖ и с которым была организована Зиманову встреча, он допустил малодушие, если и ссылался на Зиманова при разговорах с Кусмановым.

Несмотря на непризнание подсудимыми своей вины, их вина нашла своё подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами в их совокупности, в частности, показаниями свидетелей, материалами оперативно-розыскной деятельностью, легализованными в соответствии со ст.130 УПК РК, протоколами осмотра, изъятия денежных средств, документов, фототаблицами, заключениями судебных экспертиз и другими материалами дела.

Так, показания подсудимого Кусманова в части знакомства Кайрбаева Б.Н. с Зимановым, Аубакировым и Юсуповым именно в интересуемый следствие и суд период согласуются и с показаниями допрошенного в ходе предварительного следствия Кайрбаева Бекболата Нурбековича, который впоследующем скрылся от органов следствия, в связи с чем, в отношении него материалы дела выделены в отдельное производство, заочно санкционирована мера пресечения в виде ареста и он объявлен в розыск ( л.д.130-153 том 1). Из них следует, что Кайрбаев Талгат Нурбекович приходится ему младшим братом, находится в следственном изоляторе, в настоящее время ему предъявлено обвинение по ст.ст.209, 235 УК РК по уголовному делу, которое расследует Генеральная Прокуратура РК.

Примерно в августе 2011 года Кайрбаев Т.Н. позвонил на его сотовый телефон с номером 87017109307 и попросил встретиться с парнем по имени «Кайрат». Он спросил, что за Кайрат, по какому вопросу, на что Кайрбаев Т.Н. ответил, что он «Конник», то есть Кайрат, разводящий лошадей, сказал, что последний сам всё объяснит и назвал номер сотового телефона — 87011119505. Этого Кайрата он знал со стороны с февраля 2011 года, в первый раз встретился с ним, когда умерла их мать. Кайрат смуглый, худощавого телосложения, возраст примерно 40 лет, рост примерно 172 см, у него отсутствуют два передних зуба.

В августе 2011 года он со своего сотового телефона с номером 87017109307 позвонил на сотовый телефон Кайрата с номером 87011119505 и попросил его встретиться по просьбе Кайрбаева Т.Н. Тогда Кайрат пригласил его для встречи в ресторан «Алтын Адам» по ул.Шашкина между проспектом Аль-Фараби и ул.Тимирязева, на что он согласился.

Примерно в августе, в тот день либо на следующий день, точно не помнит, произошла встреча, на которой были только они. В ходе разговора Кайрат сказал, что поможет вытащить его брата Кайрбаева Талгата «чистым» из уголовного дела, возбужденного в отношении него, и предупредил, чтобы он ни к кому не обращался и все дела решит сам. Встреча длилась около 20 минут, на нее Кайрат приехал на автомашине марки «Тойота Тундра», государственный номер которой не помнит.

В августе 2011 года он несколько раз приносил передачи брату Кайрбаеву Т.Н. в здание ДБЭКП по городу Алматы, расположенному по ул.Жибек Жолы, 15, и когда представлялась возможность, разговаривал с ним. Он (брат) просил его снова встретиться с Кайратом и узнать, что происходит, через кого решается, и просил организовать с ним встречу, на что он согласился.

В августе 2011 года, по истечении 10-15 дней, после первой встречи, он позвонил Кайрату на вышеуказанный номер и спросил, как обстоят дела об освобождении брата, кто решает данный вопрос, и просил свести его с теми людьми, Кайрат согласился.

На следующий день Кайрат позвонил ему и назначил встречу у памятника Шокана Уалиханова, перед Академией Наук по ул.Шевченко, на пересечении ул.Конаева и проспекта Достык. Когда он пришел на встречу, Кайрат познакомил его с профессором Зимановым Мухтаром и молодым парнем по имени «Руслан». При встрече Кайрат, указывая на Зиманова Мухтара, сказал: «Этот человек знает Кайрбаева Талгата, он всё решает», на что Зиманов М. ответил на русском: «Вам всё объяснит Руслан, идите, поговорите», сам Зиманов ничего толком не сказал. Таким образом, Зиманов и Кайрат остались одни, а его Руслан отвёл в сторону.

Руслану примерно 30 лет, по его словам, не женат, худощавого телосложения, светлокожий, рост примерно 170 см, азиатского типа, в основном, говорит на русском языке, полные данные не знает, если встретит, узнает. В ходе разговора Руслан сообщил, что вопрос с его братом решится, просил ни к кому не обращаться и не пытаться решить вопрос самостоятельно, т.к. правоохранительные органы могут за ним следить. Другими словами, он как бы проинструктировал его. После созванивался с Кайратом по телефону, в ходе разговора, кроме того, что «всё двигается, решится, ждите», последний ничего не говорил.

Примерно в сентябре 2011 года Кайрат позвал его в кафе «Космос», где познакомил с парнем по имени «Улан», назвав его братишкой. Улан, парень примерно лет сорока, невысокого роста, примерно 165 см, смуглый, худощавый, полные данные не знает, при встрече узнает. В ходе разговора при встрече Кайрат сообщил ему, что всё нормально, люди работают. Улан в разговор не вступал, разговаривал по другому телефону.

В ноябре 2011 года умер отец Зиманова Мухтара – Зиманов Салык. До этого он встречался с Кайратом много раз, он подъезжал к его дому и рассказывал всё тоже, то есть «всё нормально, люди работают, всё двигается». По просьбе Кайрата, до смерти Зиманова С., встречался с Русланом в ресторане «Сохо» по ул.Советской, между улицами Фурманова и Панфилова, при встрече говорили про Зиманова М.: «Агашка там в Астане решает», на вопрос: «Что решает, как решает?», отвечали коротко: «Говорить нельзя, а то информация уйдет, всё нормально», толком ничего не говорили. Насчёт денег и стоимости решения вопроса ни Кайрат, ни Руслан, ни Зиманов, никто ничего не говорил. С Зимановым в следующий раз встретился в ноябре 2011 года у последнего дома, по проспекту Достык в городе Алматы, когда умер его отец, но в тот раз поговорить не удалось.

В декабре 2011 года, на сороковой день после смерти Зиманова С., Кайрат повёз его на место захоронения Зиманова С., на кладбище «Кенсай». Там снова встретились с Зимановым М., где он спросил у Зиманова о том, как продвигаются дела, он ответил, что, несмотря на трудности, всё потихоньку решается. Больше ничего не сказал.

В этот период времени они с Кайрабевым Талгатом общались только по телефону, т.к. он находился в следственном изоляторе. В течение 2-3 месяцев он связывался с ним с номера телефона – 87018845798. Другого номера нет. О том, что он узнавал от Кайрата, Зиманова М., Руслана, он сообщал Талгату по этому номеру. Кайрбаев Т., кроме того, как «встречайся, спрашивай, узнавай», ничего больше не говорил.

24 января 2012 года Кайрат позвонил ему и назначил встречу в вышеуказанном ресторане «Сохо», в 14 часов. Он пошёл на встречу, где встретился с Зимановым М. и Кайратом. В ходе разговора Зиманов М. сказал, что требуется немного времени, что до решения проблемы осталось совсем чуть-чуть и надо подождать. В это время Кайрату кто-то позвонил, после разговора они в срочном порядке куда-то уехали.

В ходе переговоров с Зимановым, Кайратом и Русланом разговоров об Отарбаеве Бахыте, об освобождении последнего от уголовной ответственности вместе с Кайрбаевым Талгатом, не было, об этом ничего не знает. В ходе переговоров об освобождении от уголовной ответственности Кайрбаева Т. с Зимановым, Кайратом и Русланом вопрос о деньгах не поднимался. Кайрбаев Т. не просил о сборе или передаче кому-нибудь денег, для того, чтобы освободиться от уголовной ответственности.

Кайрбаева Айгерим какого-либо отношения к данному вопросу не имеет, участие в переговорах она не принимала, об этом ничего не знает, он не разговаривал с ней об этом. Зиманов М., Руслан и Кайрат, через кого, каким образом, через какие чины уполномоченных государственных органов решается вопрос, ему не говорили (л.д.93-99 том 1, л.д.18-22 том 14).

Также показания подсудимого Кусманова. в части неоднократных встреч с Кайрбаевым, Зимановым, Аубакировым и Юсуповым, переговоров по телефону между собой и смс-сообщений согласуются с легализованными в установленном законом порядке материалами оперативно-розыскных мероприятий, а именно результатами наружного наблюдения, фототаблицами, на которых зафиксированы встречи Кайрбаева Б.Н. с подсудимыми и встречи подсудимых между собой в период времени, начиная с 08.09.2011 года по 17.10.2011 года ( л.д.79-180 том 2).

Согласно заключению судебно-криминалистической (портретной) экспертизы № 4705 от 19 июня 2012 года, на представленных на исследование фоторепродукциях, полученных в ходе наружного наблюдения с фотоснимков, изображены Юсупов Р.А., Кайрбаев Б.Н., Зиманов М.С., Аубакиров У.С. и Кусманов К.М. (л.д.68-81 том 17).

К показаниям Кайрбаева Талгата Нурбековича, данным им в судебном заседании, в той части, что по вопросу своего освобождения и изменения меры пресечения он ни к старшему брату, ни к Кусманову не обращался, денежных средств через них никому не передавал для решения вышеуказанного вопроса, суд относится критически, поскольку опровергаются совокупностью материалов дела.

Из исследованных в судебном заседании доказательств: показаний свидетелей, подсудимого Кусманова К.М., телефонных разговоров между подсудимыми, а также Кайрбаевыми, смс – сообщений, договоров аренды сейфовых ячеек Кайрбаевым Б.Н. и Юсуповым от 20 июня 2011 года и от 01 июля 2011 года, дополнительных соглашений к ним, карточек регистрации абонирования индивидуального сейфа, а также снимков с видеозаписи сейфового депозитария и других материалов дела следует, что именно в интересуемый следствие и суд период имели место встречи, переговоры, сбор, передача денежных средств для решения вопроса об изменении меры пресечения в отношении Кайрбаева Т., который содержится в следственном изоляторе по обвинению в экономической контрабанде товаров народного потребления через таможенные посты «Хоргос» и «Калжат».

Так, из показаний Кусманова К.М., данных им при дополнительном допросе в качестве обвиняемого от 12.06.2012 года, следует, что при очередной встрече с Кайрбаевым Бекболатом он пересказал ему состоявшийся между ним и Зимановым С.З. разговор. После этого он встретился с Аубакировым, с которым рядом был Зиманов Мухтар, они часто ходили вместе. Тогда они втроём хотели обсудить один бизнес-проект, который предложил Аубакиров. Их встреча происходила в пивном баре по ул.8 Марта – уг.Кирова, название бара он не помнит. Дату этой встречи он не помнит, но это было летом 2011 года. В ходе встречи они затронули тему, связанную с «хоргосским» делом, и он рассказал им, как обстоят дела у Кайрбаева Талгата. Через некоторое время ему позвонил Аубакиров, и они вновь встретились втроём в том же самом пивном баре. В ходе разговора Аубакиров и Зиманов Мухтар поинтересовались у него, нужна ли какая-нибудь помощь его другу Талгату. Он сказал, что непосредственно Талгату сейчас помогает Кайрбаев Бекболат, который переживает за брата. Он сказал им, что если они могут чем-то помочь, то он может их познакомить с Бекболатом, на что Аубакиров и Зиманов согласились.

Позвонив Кайрбаеву Б.Н., он предложил ему встретиться с сыном академика Салыка Зиманова, то есть с Мухтаром, который, возможно, сможет ему чем-то помочь. Кайрбаев Б.Н. согласился и все они встретились около здания Академии наук по ул.Шевченко-Кунаева. Он приехал туда и увидел Аубакирова, Зиманова Мухтара и рядом с ними был ещё один незнакомый ему ранее парень, который представился Русланом, фамилию которого Юсупов он узнал только в ходе следствия. Кайрбаев Б.Н. ждал его неподалёку, позвав которого, он познакомил его с остальными.

Между ними завязался разговор, Аубакиров начал спрашивать у Кайрбаева Б.Н., как обстоят дела у Талгата. В этот момент он отошёл в сторону, так как ему кто-то позвонил на телефон, а через десять минут он вообще уехал оттуда, оставив Кайрбаева Б.Н. наедине сАубакировым, Зимановым Мухтаром и Юсуповым. Поэтому дословное содержание их разговора он не знает.

Через некоторое время ему позвонил Кайрбаев Б.Н. и спросил, кто такой Мухтар, с которым была встреча, есть ли у него какие-то связи и насколько он влиятельный. Он ответил, что Мухтар — это сын уважаемого академика Салыка Зиманова и что он является генералом. На этом их разговор закончился.

Затем от Кайрбаева Б.Н. ему стало известно, что Аубакиров, Зиманов Мухтар и Юсупов взялись ему помогать. Кайрбаев Б.Н. ему сказал, что они дали деньги за то, чтобы Кайрбаев Талгат вышел под домашний арест или под залог. Со слов Кайрбаева Б.Н., общая сумма составляла около пяти миллионов долларов США. Кому конкретно Кайрбаев Б.Н. дал денежные средства, в какой сумме и когда именно, он не знает. Кто конкретно давал деньги, Кайрбаев Б.Н. или кто-то другой, он также не знает. Сумму взятки он впервые услышал от Кайрбаева Б.Н., кому предназначалась взятка, он не знает.

От Кайрбаева Б.Н. или от его других родственников денежные средства, предназначенные в качестве взятки за действия в пользу Кайрбаева Талгата, он не получал. Денежные средства, предназначенные в качестве взятки за изменение меры пресечения Кайрбаеву Талгату, он никому не давал. Из каких денежных средств Кайрбаевым Б.Н. передавалась взятка, т.е. источник происхождения этих денег ему неизвестен. Он знаком с дочерью Кайрбаева Т. – Айгерим. С ней он обсуждал вопросы, касающиеся изменения меры пресечения Талгату, но сумму взятки он ей никогда не озвучивал. С Зимановым Мухтаром, Аубакировым и Юсуповым вопросы, касающиеся изменения меры пресечения Кайрбаеву Талгату за денежное вознаграждение он не обсуждал.
(л.д.28-32 том 25).

Из дополнительного допроса подсудимого Кусманова от 22.08.2012 года следует, что дальнейшие события, имевшие место после знакомства Кайрбаева Б.Н. с Зимановым и Аубакировым, он узнавал от Кайрбаева Б.Н. и Аубакирова, которые однако, о конкретных вещах ему ничего не говорили. В конце июня 2011 года он со слов Кайрбаева Б.Н. узнал о том, что Зиманов М. и Юсупов за определенную сумму хотят решить вопрос его брата положительно. В подробности он не вникал, так как не хотел вмешиваться. Позже от Кайрбаева Б.Н. он узнал, что определенная сумма передана Зиманову и Юсупову, однако тот не говорил ему о сумме и дате передачи денег и кому лично, а также не говорил, кто именно передавал.
(л.д.28-31 том 28).

В данных вышеприведенных показаниях в присутствии защитников – адвокатов Олейник А.Г. и Омарова М.С. подсудимый Кусманов не отрицает факты встреч Кайрбаева Б.Н. с Зимановым М.С., Аубакировым и Юсуповым для разговоров в целях решения вопроса об изменении меры пресечения в отношении содержащегося под стражей Кайрбаева Т., сбора и передачи сумм денежных средств Зиманову и Юсупову. Вместе с тем в приведённых показаниях Кусманов преследует цель скрыть своё участие в совершенном преступлении, а также уменьшить роль каждого из участников преступной группы, хотя совокупность исследованных в судебном заседании доказательств свидетельствуют об активной роли каждого из участников данной группы, в том числе и самого Кусманова.

Свидетель Утелбаева А.О., бухгалтер-кассир Алматинского филиала АО «Казкоммерцбанк», в судебном заседании подтвердила факт посещений сейфового депозитария банка Кайрбаевым Б.Н. и Юсуповым. При этом свидетель пояснила, что 20.06.2011 года Кайрбаев Б.Н. расторг с банком договоры аренды двух сейфовых ячеек. В тот же день банк заключил два трехсторонних договора аренды двух ячеек, принадлежавших ранее Кайрбаеву Б.Н. Согласно трехсторонним договорам аренды двух ячеек № 0125 и № 0151 с 20.06.2012 года их арендовали теперь два лица, то есть Кайрбаев Б.Н. и Юсупов. При этом по условиям договоров они могли попасть в сейфовый депозитарий и открыть ячейки только при совместном посещении.

По изъятым сотрудниками полиции карточкам регистрации абонирования индивидуального сейфа и по видеозаписям она может пояснить, что Кайрбаев и Юсупов 20.06.2011 года и 01 июня 2011 года совместно посещали сейфовый депозитарий банка. При этом 01 июля 2011 года при совместном посещении банка Кайрбаев и Юсупов расторгли два ранее заключенных договора аренды от 20.06.2011 года, то есть с 01 июля 2011 года единственным арендатором ячеек становился один Юсупов, а Кайрбаев больше к этим ячейкам доступ не имел.

По карточкам регистрации абонирования индивидуального сейфа следует, что Юсупов посещал депозитарий банка 05, 07 июля, 11 августа, 12 октября и 27 декабря 2011 года. После 27 декабря 2011 года Юсупов депозитарий банка не посещал. Впоследствии сотрудниками полиции ячейка № 0125 была обнаружена пустой, а в ячейке № 0151 были обнаружены и изъяты денежные средства в сумме 646 900 долларов США деньги.

Также просмотрев представленные судом фотоснимки с видеозаписи, свидетель Утелбаева показала, что 01.07.2011 года депозитарий банка Юсупов и Кайрбаев посетили совместно одновременно, при этом в руках у Кайрбаева находился полиэтиленовый пакет. Далее, по фотоснимкам видеозаписи видно, что при выходе Юсупова из кабинки № 1 данный пакет лежит сверху вместе с барсеткой на ёмкости для хранения, которую несет Юсупов.

Свидетель Туреева Г.Д. в суде подтвердила факт посещения Юсуповым депозитария банка 07.07.2011 года, которого она в тот день обслуживала.

Показания данных свидетелей подтверждаются протоколами выемки от 25.01.2012 года в Алматинском филиале АО «Казкоммерцбанк» из сейфовой ячейки № 0151, арендованной Юсуповым, денежных средств в сумме 646 900 долларов США, договоров аренды сейфовых ячеек Кайрбаевым Б.Н. и Юсуповым Р.А. от 20 июня 2011 года и от 01 июля 2011 года, дополнительных соглашений к ним, карточек регистрации абонирования индивидуального сейфа, из которых следует, что 20 июня 2011 года и 01 июля 2011 года Кайрбаев и Юсупов совместно посещали депозитарий банка, далее Юсупов посещал депозитарий банка 05 июля, 07 июля, 19 июля, 11 августа, 12 октября и 27 декабря 2011 года, осмотра видеофайлов со снимками сейфового депозитария (л.д.10-84, 104-150 том 16).

Согласно заключению судебно-портретной экспертизы №3862 от 26 апреля 2012 года, на фотоснимках, полученных с видеозаписей камерами наблюдения в Алматинском филиале АО «Казкоммерцбанк» от 20.06.2011 года, изображены Юсупов Руслан Ахметжанович и Кайрбаев Бекболат Нурбекович (л.д.41-50, том 17).

По заключению судебно-почерковедческой экспертизы №6462 от 20 августа 2012 года, тексты и записи (с указанием номера ключей сейфовых ячеек и касающиеся уголовного дела в отношении Кайрбаева Т.Н.), расположенные в некоторых листах бумаги, изъятых у Юсупова, выполнены им лично (том 17 л.д.99-122).

Свидетель Ембергенов Н.З. в судебном заседании с участием адвоката показал, что примерно в июне 2011 года он познакомился с Юсуповым, вскоре, в настоящее время дату не помнит, при встрече в г.Алматы с Юсуповым последний попросил его воспользоваться своими связями и изменить меру пресечения в отношении Кайрбаева, который по «Хоргосскому делу» находится в следственном изоляторе, за материальное вознаграждение в размере 1 000 000 долларов США, при этом за представительские услуги Юсупов предложил ему 100 000 долларов США. Он ответил, что постарается помочь.

Через два-три дня он сообщил Юсупову, что по интересующему его вопросу он должен выехать в г.Астана, Юсупов выдал ему для командировочных расходов 5 000 долларов США.

Прибыв в г.Астана, он встретился со своим знакомым по имени Асет, которому изложил суть проблемы, однако последний предложил ему не лезть в дело Кайрбаева.

По приезде в г.Алматы он встретился с Юсуповым и передал состоявшийся разговор с Асетом, однако Юсупов продолжал уговаривать его найти других людей и решить проблему Кайрбаева, на что он ответил Юсупову, что постарается.

Желая получить вознаграждение от Юсупова, он отправил ему смс- сообщение, в котором сообщил последнему, что имеются люди, которые смогут решить проблему по освобождению Кайрбаева, но нужно подождать. На самом деле никаких людей и действий для разрешения проблемы по освобождению Кайрбаева он не предпринимал.

Кроме 5000 долларов США, от Юсупова он также получил 450 000 тенге как оплату за представительские услуги. Свои показания, данные в ходе предварительного следствия, он подтверждает, при этом поясняет, что со стороны сотрудника финансовой полиции по имени Еркен оказывалось на него психологическое давление, однако претензий к нему в настоящее время он не имеет, несмотря на оказанное на него психологическое давление он подтверждает, что Юсупов за разрешение вопроса об изменении меры пресечения в отношении Кайрбаева предлагал 1000 000 долларов США.

Допрошенный в судебном заседании сотрудник финансовой полиции Асанов Е.Б. подтвердил обстоятельства своего выезда в г.Кызылорду по факту установления личности Ембергенова, который из анализа содержания смс- переписки на одном из сотовых телефонов, принадлежащих Юсупову, оказывал последнему содействие в решении вопроса по освобождению Кайрбаева Т. С целью фиксации преступных действий Ембергенова он от имени Юсупова с его номера стал переписываться с Ембергеновым. В ответ Ембергенов отвечал ему, что вопрос в отношении Кайрбаева Т. решается. Данная переписка велась до конца января месяца 2012 года, до получения санкции прокурора на обыск квартиры Ембергенова.

Перевод Юсуповым Ембергенову 3000 долларов США в тенге из полученных Юсуповым от Кайрбаева Б.Н. вышеуказанной суммы денежных средств – 5000 долларов США подтверждается банковской выпиской по счёту Ембергенова в АО «БТА Банк» и изъятым заявлением Юсупова от 25.10.2011 года о внесении им денежных средств в сумме 440 000 тенге (3 000 долларов США) на платежную карту Ембергенова в качестве материальной помощи непосредственно в тот же день после получения денежных средств от Кайырбаева, при таких условиях утверждение подсудимого Юсупова в судебных прениях о том, что переданные им Ембергенову деньги в сумме 5000 долларов США и 440 000 тенге принадлежат его родителям, в подтверждение чего стороной защиты суду была представлена копия договора купли-продажи квартиры от 28.09.2010 года, расценивается судом как способ защиты (л.д.134-144 том 25).

Из зафиксированного разговора между руководителем следственно-оперативной группы Потаниным С.А. и подсудимым Кусмановым, санкционированного прокурором города Алматы, изученного судом в совещательной комнате, следует, что Кусманов Потанину сообщил о том, что из полученных Зимановым в июле 2011 года от Кайрбаева и Кусманова денежных средств в сумме 1 миллиона долларов США денежных средств им (Кусмановым) лично были собраны 600 000 долларов США (л.д. 118-150 том 22).

Данный факт разговора, зафиксированного 16.05.2012 года с санкции прокурора негласным путём спецсредством «москит», подтвердил допрошенный в суде свидетель Потанин С.А., каких-либо нарушений при фиксации данного специального оперативно-розыскного мероприятия судом не установлено.

Факт получения подсудимым Зимановым денежных средств также подтверждается приходно-кассовым ордером от 27.07.2011 года на сумму 700 000 долларов США или 101 780 000 тенге и заявлением Зиманова М.С. о переводе указанной суммы денег на свой счёт №CZ26 2700 0000 0022 4900 0005 в банке «UNICREDIT BANK CZECH REPUBLIC,A.S.» (л.д.158-163 том 15).

Обстоятельства перевода Зимановым указанной суммы денег на счёт №CZ26 2700 0000 0022 4900 0005 в банке «UNICREDIT BANK CZECH REPUBLIC,A.S.» на своё имя в судебном заседании подтвердила свидетель Садвакасова Д.А. — специалист Алматинского филиала АО «Банк Центр Кредит» (л.д.166-167 том 15).

При таких обстоятельствах суд первой инстанции доводы подсудимого Зиманова о том, что данные деньги в сумме 700 000 долларов США выделены его отцом как доля в наследстве его сыну Ерболу, признаёт несостоятельными, к тому же из представленного им в суд рукописного текста завещания на 1 листе не следует о выделении какой-либо суммы денег или имущества указываемому лицу по имени Ербол и не соответствует установленным законом требованиям порядка его составления (л.д.119 том 14).

Материалами специальных оперативно-розыскных мероприятий в виде негласного прослушивания и записей переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств, санкционированных первым заместителем Генерального прокурора РК, а также прокурором города Алматы, в период с 26 августа 2011 года по январь 2012 года, которые представлены ДБЭКП по г.Алматы по запросу суда и исследованы судом в совещательной комнате, достоверно установлена виновность подсудимых в совершении вышеуказанных преступлений.

Заключениями судебно-фонографических экспертиз за №3817 от 25.05.2012 года, №3816 от 07.05.2012 года, №3818 от 29.05.2012 года, №3819 от 10.05.2012 года, №3820 от 22.05.2012 года, установлены дословное содержание телефонных разговоров между подсудимыми в период с сентября 2011 года по январь 2012 года, и принадлежность голосов им на исследуемых фонограммах переговоров, на прослушивание которых была прокурором дана санкция, из содержания которых следует речь о необходимости освобождения Кайрбаева Т.Н. из-под стражи и выполнения принятых на себя обязательств по положительному решению данного вопроса, о фактах сбора и передачи денежных средств тем или иным лицам (том 18 л.д.92-175, том 19).

Так, факт получения подсудимым Аубакировым 28.09.2011 года в ресторане «Сохо», расположенном по адресу: г.Алматы, ул.Казыбек би, 65, около 14 часов при встрече с Кусмановым денежных средств в сумме 250 000 долларов США, собранных им и Кайрбаевым Б.Н., подтверждается зафиксированными разговорами между подсудимыми Кусмановым и Аубакировым и данными наружного наблюдения, из которых, в частности, следует, что 28 сентября 2011 года в 13 часов 47 минут в летнем зале ресторана «СОХО» по ул.Казыбек би, 65 состоялась встреча Аубакирова с Кусмановым, где последний, вытащив из полиэтиленового пакета свёрток, передал его Аубакирову, о чём в судебном заседании подтвердили свидетели под псевдонимом №1 и №2, допрошенные в закрытом судебном заседании, личности которых судом была установлена (л.д.121 том 2).

Что касается указанных в сводке наружного наблюдения от 28.09.2011 года и протоколе допроса свидетеля №1 от 17.08.2011 года размеров передаваемого Кусмановым Аубакирову в ресторане «Сохо» свёртка, то несоответствие его размеров свидетель №1 в суде объяснил тем, что его пояснения следователь ошибочно отразил размеры свёртка, а он же сам при спешке невнимательно прочитал протокол своего допроса, по его мнению, указанный в протоколе размер 35*60*15 см более соответствует размеру полиэтиленового пакета, из которого одним из лиц, за которым велось наружное наблюдение, был извлечён и передан другому рядом находящемуся лицу свёрток, о размере которого он затрудняется ответить, также и в сводке указан не точный размер свёртка (л.д.121 том 2, л.д.152-154 том 25).

Непосредственно после получения указанных выше 250 000 долларов США Аубакировым 29.09.2011 года и 30.09.2011 года в кассу ТОО «КИСК «Казстройинвест» внесены наличные денежные средства на сумму 13 100 000 тенге и 9 623 000 тенге в качестве финансовой помощи, что подтверждается изъятыми в ТОО «КИСК «Казстройинвест» приходно-кассовыми ордерами №30 от 29.09.2011 года на сумму 13 100 000 тенге и №32 от 30.09.2011 года на сумму 9 623 000 тенге, а также протоколом собрания дольщиков ЖК «Гармония», гарантийным письмом, договором подряда (том 25 л.д.100-121) и показаниями свидетеля Смаиловой Д.Х., которая в судебном заседании, подтвердила вышеуказанный факт и пояснила, что денежные средства, которые внесены Аубакировым в кассу ТОО «КИСК «Казстройинвест», впоследствии были использованы на покупку лифтов в жилищный комплекс «Гармония», заказчиком строительства которого является данное товарищество, а генеральным подрядчиком – ТОО «ADL Group», директором которого является Аубакиров.

Доводы подсудимых Кусманова и Аубакирова о том, что деньги в сумме 160 000 долларов США были получены Аубакировым в долг от Кусманова из лично принадлежащих ему денег, не могут быть приняты судом во внимание как за достоверные, поскольку внесение данных денежных средств последовало после их непосредственного получения 28.09.2011 года в ресторане «Сохо» как части требуемой суммы денег.

Согласно протоколу осмотра изъятого при задержании Юсупова принадлежащего ему сотового телефона марки «Самсунг», в данном телефоне были обнаружены фотографии, созданные в телефоне именно в период, совпадающий после факта получения им от Кайрбаева Б.Н. 500 000 долларов США, то есть 15 и 16 июня 2011 года с изображением большого количества пачек долларов США и Юсупова Р.А., лежащего рядом с ними на кровати, то есть фотографии с изображением пачек долларов США были созданы 15 июня 2011 года, когда Юсупов находился в г.Алматы, а фотографии за 16 июня 2011 года, на которых изображён Юсупов лежащим на кровати рядом с большим количеством пачек долларов США, были созданы в то время, когда он находился в г.Астана, а именно в гостинице «Вокзал для двоих», расположенном по адресу г.Астана, ул.Тынышбаева, 2/1, с целью передачи не установленному следствием лицу для последующей их передачи должностным лицам в качестве взятки за совершение заведомо указанных действий в отношении Кайрбаева Т.Н. (том 15 л.д.93-97; том 23 л.д.65, 111-113).

Факт нахождения Юсупова 16.06.2011 года в г.Астана и встречи его со свидетелем Байкариным Б.Ж. в гостинице «Вокзал для двоих» подтверждается показаниями Байкарина Б.Ж., допрошенного в судебном заседании по ходатайству защитника Зимановой Ж.

Только после дачи свидетелем Байкариным данных показаний в суде подсудимый Юсупов признал факт своего нахождения 16.06.2011 года в г.Астана и встречи с последним.

Согласно заключению судебно-фототехнической экспертизы №2819 от 11 апреля 2012 года, на фотоснимках, полученных с мобильного телефона марки «Самсунг», принадлежащего Юсупову, самая верхняя купюра в пачке, зафиксированная крупным планом в средней части кадров, имеет реквизиты денежного знака США достоинством 100 долларов США (том 17 л.д.28-34).

При таких обстоятельствах, исходя из материалов дела, суд находит несостоятельным утверждение подсудимого Юсупова о том, что на запечатлённых в его телефоне фотоснимках денежные купюры в пачках являются фальшивыми.

Допрошенные в судебном заседании эксперты судебной видеофонографической экспертизы Джумагулова Б.Б., Габбасов М.С., Канапина А.К. подтвердили выводы вышеприведённых заключений проведенных ими судебно-фонографических экспертиз №3817 от 25.05.2012 года, №3816 от 07.05.2012 года, №3818 от 29.05.2012 года, №3819 от 10.05.2012 года, №3820 от 22.05.2012 года.

При этом эксперт Джумагулова Б.Б. в суде пояснила, что указание в заключении №3817 от 25.05.2012 года даты от 04.05.2012 года как отбора голоса Кусманова произошло, возможно, по ошибке, допущенной следователем, поскольку ответственность за предоставление вещественных доказательств на экспертизу, несёт лицо, вынесшее постановление о назначении экспертизы, ходатайств о предоставлении дополнительных материалов ею не выносилось.

О произошедшей возможной ошибке по фиксации даты на компакт-диске и указании экспертом о предоставлении образца голоса Кусманова от 04.05.2012 года в суде также показала допрошенная в качестве специалиста эксперт Готовко Н.Н.

Допрошенный в суде старший следователь СД АБЭКП РК Сыздыков Е.М. подтвердил факт допущения им технической ошибки при указании даты отбора образца голоса Кусманова от 04.05.2012 года вместо указания действительной даты от 15.03.2012 года.

В материалах дела имеется постановление о получении экспериментальных образцов голоса и речи и протокол получения образца голоса Кусманова от 15.03.2012 года, в которых имеются подписи самого подсудимого и его адвоката. В судебном заседании подсудимый Кусманов пояснил в этой части, что он действительно давал один раз согласие на отбор образца своего голоса, который был произведён, однако дату его производства он не помнит, при этом Кусманов подтвердил принадлежность своей подписи в постановлении и протоколе от 15.03.2012 года (л.д.3-4 том 18).

Суд считает, что допущенная следователем ошибка в датах отбора экспериментальных образцов голоса и речи подсудимого Кусманова не является основанием для признания заключений судебной видеофонографической экспертиз недопустимыми доказательствами, как об этом ходатайствует сторона защиты, поскольку данное нарушение не влияет на смысл содержания разговоров, являвшихся объектом экспертных исследований, сам факт отбора голоса Кусманова им не оспаривается.

Также допущенная экспертами в заключении судебной видеофонографической экспертизы №3816 от 07.05.2012 года по фонограмме №15, начинающаяся со слов: «Маке, салам алейкум» и заканчивающейся словами: «Давай», ошибка, выразившаяся в утверждении о том, что подсудимый Зиманов ведёт разговор с Кусмановым, хотя из смысла данной части разговора следует, что Зиманов вёл разговор с другим лицом, не является основанием для признания недопустимым заключения судебной видеофонографической экспертизы № 3816 от 07.05.2012 года в полном объёме, поскольку приведённый на страницах 27-29 незначительный текст разговора не относится к существу обвинения, к тому же остальная часть содержания разговора, зафиксированного на страницах с 12 до 27 и с 29 до 32, и принадлежность голосов на указанных фонограммах не оспаривается подсудимыми.

Представление фонограмм для использования в уголовном процессе осуществляется в соответствии с «Инструкцией организации проведения специальных оперативно-розыскных мероприятий» №16 с от 14.09.2010 года, согласно которой материалы, полученные в ходе проведения специальных оперативно-розыскных мероприятий с использованием специальных технических средств, в том числе записанных в цифровом режиме, направляются в экспертные органы по определению суда или поручению следователя в виде первой копии фонограммы на магнитной плёнке с указанием технических характеристик использованных средств и качества записи в упакованном и опечатанном виде, что имело место и по данному уголовному делу, в связи с чем доводы защиты о том, что на экспертное исследование представлены фонограммы не в оригинале, а в копии, суд не может признать существенным нарушением, влекущим признание заключений вышеприведённых экспертиз в качестве недопустимых доказательств по делу.

По заключениям судебно-фонографической экспертизы №2432/3.1 от 11 июня 2012 года и №3223/3.1 от 06.08.2012 года, на исследуемых фонограммах телефонных разговоров между подсудимыми признаков монтажа в пределах чувствительности и разрешающей способности аппаратно-программного комплекса не обнаружено (л.д.154-162 том 20, л.д.34-38 том 22).

В связи с состоянием здоровья, нахождением на листке временной нетрудоспособности обеспечить явку эксперта РНПЛ СЭ по Карагандинской области Похабова С.Н., проводившего указанную экспертизу, в суд не представилось возможным, причина его неявки судом признана уважительной, в связи с чем его показания, данные им в ходе предварительного следствия, были оглашены в судебном заседании, из которых следует, что он в своих исследованиях руководствовался научными апробированными методиками (л.д.39-41том 22).

Доводы защиты о признании приведённых заключений судебно-фонографической экспертизы №2432/3.1 от 11 июня 2012 года и №3223/3.1 от 06.08.2012 года недопустимыми доказательствами ввиду невключения применённой экспертом при исследовании методики в Государственный Реестр методики судебно-экспертных исследований Республики Казахстан являются несостоятельными, поскольку Закон «О судебно-экспертной деятельности в РК» не запрещает использовать методики, не внесённые в реестр, названные заключения даны квалифицированным экспертом Похабовым С.Н., имеющим стаж работы с 1997 года по специальности «судебно-экспертное видеофонографическое исследование», предупреждённым об уголовной ответственности по ст.352 УК РК за дачу заведомо ложного заключения, давшим заключения по результатам проведённых им компьютерного, визуального, аудитивного и электроакустического исследований представленных фонограмм.
Также из показаний эксперта Похабова следует, что в связи с тем, что упаковка объектов после первичной экспертизы была изменена, объекты были заново упакованы, судебно-фонографическая экспертиза им проведена по правилам производства первичной экспертизы, так как при назначении повторной же экспертизы необходимым условием является наличие и целостность упаковки и печатей экспертов, проводивших первичные исследования, данное условие отражено в Правилах производства повторной экспертизы.

Исходя из анализа материалов дела, суд считает, что также не является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, влекущим признание в качестве недопустимых доказательств, неотражение в протоколе осмотра от 14.04.2012 года 20 компакт-дисков и прослушивания фонограмм телефонных разговоров времени на перерыв при прослушивании, равно как и не установлено нарушений сроков рассмотрения материала КУЗ №57 от 11.01.2012 года (л.д.12-15 том 1, л.д.127-180 том 17).

В соответствии с п.3 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О практике применения законодательства, регламентирующего права и обязанности лиц, потерпевших от преступлений» № 2 от 24.04.1992 года, с внесёнными изменениями и дополнениями, лицо не может быть признано потерпевшим, если моральный, физический или имущественный вред наступил в результате добровольного согласия на причинение вреда (например, в случае обращения по поводу криминального аборта, при даче взятки и др.), что имело место по данному уголовному делу.

Согласно п.16 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О практике применения судами законодательства об ответственности за взяточничество» № 9 от 22.12.1995 года, с внесёнными изменениями и дополнениями, если лицо получает от взяткодателя деньги или иные ценности якобы для передачи лицу в качестве взятки, и не намереваясь этого сделать, присваивает их, содеянное им должно квалифицироваться как мошенничество. Когда же в целях завладения ценностями это лицо склоняет взяткодателя к даче взятки, то действия его, помимо мошенничества, должны дополнительно квалифицироваться как подстрекательство к даче взятки. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное лицо, которому предлагалось передать взятку.

Исходя из данных разъяснений приведённого нормативного постановления, оценив в совокупности материалы дела, суд считает, что действия подсудимого Кусманова правильно квалифицированы по ст.312 ч.5 УК РК как дача взятки должностному лицу через посредника за совершение заведомо незаконных действий, совершённая группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере, а действия Зиманова, Аубакирова и Юсупова правильно квалифицированы по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п.п. «б» и ст.ст.28 ч.4, 312 ч.5 УК РК, поскольку они, действуя в группе лиц по предварительному сговору с целью хищения денежных средств в особо крупном размере, путём уговоров и обещаний помочь Кайрбаеву Т.Н. в освобождении его из-под ареста с последующим избежанием от уголовной ответственности, склонили лицо, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство, и Кусманова к даче взятки в особо крупном размере должностному лицу через посредника за совершение заведомо незаконных действий, то есть совершили группой лиц по предварительному сговору подстрекательство к даче взятки должностному лицу в особо крупном размере через посредника за совершение заведомо незаконных действий и получили от указанных лиц путём обмана и злоупотребления доверием часть из требуемых денежных средств в особо крупном размере, остальную часть не смогли похитить по независящим от них обстоятельствам ввиду их задержания.

В то же время суд считает необходимым исключить из обвинения Зиманова, Аубакирова и Юсупова эпизод, связанный с освобождением за взятку высокопоставленным должностным лицам правоохранительных органов привлекающихся вместе с Кайрбаевым Т.Н. к уголовной ответственности братьев последнего – Кайрбаева Валерия Муратовича и Кажыбаева Мейрамбека Нурбекулы, а также Отарбаева Бахыта Абикеновича, поскольку обвинение в этой части органом уголовного преследования не конкретизировано, указываемые фигуранты не допрошены и в список лиц, подлежащих вызову в суд, не включены, кроме того, по данному эпизоду уголовное дело не возбуждено.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных подсудимыми преступлений, личности виновных, судимость Аубакирова, их поведение до и после совершенных преступлений.

В качестве обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность и наказание подсудимым Зиманову, Кусманову и Юсупову суд учитывает то, что они ранее не судимые, наличие на иждивении у Кусманова и Аубакирова малолетних детей, возраст Зиманова, положительные характеристики подсудимых.

Подсудимому Кусманову суд также учитывает его частичное признание вины.
Обстоятельств, отягчающих уголовную ответственность и наказание, судом не установлено.

Установлено, что органом уголовного расследования в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении в отношении Аубакирова не указано о совершении им преступления при соответствующем рецидиве, отсутствие же указаний на основания признания рецидива преступлений в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого или в обвинительном заключении согласно нормативному постановлению Верховного Суда Республики Казахстан «О применении судами законодательства о рецидиве преступлений» №8 от 25.12.2007 года является препятствием для признания судом рецидива преступлений при постановлении приговора, в связи с чем в действиях подсудимого Аубакирова судом рецидив преступлений не признан.

Наказание подсудимым следует назначить с конфискацией имущества, поскольку преступление совершено из корыстных побуждений и санкция статей Уголовного кодекса РК, по которым квалифицированы их действия, предусматривает дополнительное наказание в виде конфискации лично принадлежащего имущества или доли в совместной собственности с другими лицами.

С учетом тяжести преступления, суд считает необходимым назначить подсудимым наказание, связанное с изоляцией от общества.

В соответствии со ст.48 ч.5 п. «в» УК РК отбывание наказания подсудимым надлежит назначить в исправительной колонии строгого режима.

В срок отбытия наказания подлежит зачету время нахождения подсудимым под стражей на основании ст.62 УК РК и срок наказания исчислять с момента их фактического задержания, то есть с 25 января 2012 года.

В соответствии со ст.175 УПК РК с подсудимых подлежит взысканию процессуальные издержки за проведение судебно-криминалистических, судебной видеофонографических, почерковедческой, фототехнической экспертиз в сумме 664 623,46 (шестьсот шестьдесят четыре тысячи шестьсот двадцать три) тенге 46 (сорок шесть) тиына, в долевом порядке по 166155 (сто шестьдесят шесть тысяч сто пятьдесят пять) тенге 86 тиынов с каждого в доход государства.

В соответствии со 121 УПК РК подлежит разрешению судьба вещественных доказательств.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст.374-375, 378-380, 383, 384,
П Р И Г О В О Р И Л:

Кусманова Кайрата Майоровича признать виновным по ст.312 ч.5 Уголовного кодекса Республики Казахстан и назначить наказание в виде 11 (одиннадцать) лет лишения свободы, с конфискацией лично принадлежащего ему имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Зиманова Мухтара Салыковича признать виновным по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б», ст.28 ч.4, 312 ч.5 Уголовного кодекса Республики Казахстан и назначить наказание:

по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б» УК РК – 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст.28 ч.4, 312 ч.5 УК РК – 12 (двенадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества;

На основании ст.58 ч.3 Уголовного кодекса Республики Казахстан по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание в виде 13 (тринадцать) лет лишения свободы, с конфискацией лично принадлежащего ему имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Аубакирова Улана Сауытбековича признать виновным по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б», ст.28 ч.4, 312 ч.5 Уголовного кодекса Республики Казахстан и назначить наказание:
по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б» УК РК – 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества;
по ст.28 ч.4, 312 ч.5 УК РК – 11 (одиннадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества;
На основании ст.58 ч.3 Уголовного кодекса Республики Казахстан по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание в виде 12 (двенадцать) лет лишения свободы, с конфискацией лично принадлежащего ему имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Юсупова Руслана Ахметжановича признать виновным по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б», ст.28 ч.4, 312 ч.5 Уголовного кодекса Республики Казахстан и назначить наказание:
по ст.ст.24 ч.3, 177 ч.4 п. «б» УК РК – 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества;
по ст.28 ч.4, 312 ч.5 УК РК – 12 (двенадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества;
На основании ст.58 ч.3 Уголовного кодекса Республики Казахстан по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание в виде 13 (тринадцать) лет лишения свободы, с конфискацией лично принадлежащего ему имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения в отношении Кусманова, Зиманова, Аубакирова, Юсупова – арест до вступления приговора в законную силу оставить прежней.
Срок отбытия наказания исчислять с 25 января 2012 года.
Взыскать с Кусманова, Зиманова, Аубакирова, Юсупова процессуальные издержки за проведение судебно-криминалистических, судебной видеофонографических, почерковедческой, фототехнической экспертиз в сумме 664 623,46 (шестьсот шестьдесят четыре тысячи шестьсот двадцать три) тенге 46 (сорок шесть) тиына, в долевом порядке по 166155 (сто шестьдесят шесть тысяч сто пятьдесят пять) тенге 86 тиынов с каждого в доход государства.

В соответствии со ст.121 УПК РК по вступлении приговора в законную силу вещественные доказательства:

— денежные средства в сумме 646 900 долларов США, изъятые 25.01.2012 года из сейфовой ячейки №0151, арендованной Юсуповым Р.А. в сейфовом депозитарии Алматинского филиала АО «Казкоммерцбанк», хранящиеся в 3 отделе 2 УРЭФП ДБЭКП по г.Алматы, обратить в доход государства;

— 19 дисков с записями телефонных переговоров Кусманова К.М., Аубакирова У.С., Зиманова М.С., Юсупова Р.А., Сулейменова Е.К., Кайрбаева Б.Н., Кайрбаева Т.Н., Кайрбаевой А.Т., Зимановой Ж.Д. за период с 1 сентября 2011 года по 25 января 2012 года;

— флеш-карта «Transcend» формата «micro SD» уч.№32с с оригиналом видеозаписи разговора между Кусмановым К.М., Потаниным С.А. и Бердихановым А. от 27 января 2012 года и DVD-R диск «Miga» с копией видеозаписи указанного разговора;

— видеокассета «Panasonic» формата «Mini DV» уч.№35с с оригиналом видеозаписи разговора между Кусмановым К.М., Аубакировым У.С. и Зимановым М.С. от 3 февраля 2012 года;

— видеокассета «Panasonic» формата «Mini DV» уч.№37с с оригиналом видеозаписи разговора между Кусмановым К.М. и Аубакировым У.С. от 24 февраля 2012 года;

— флеш-карта формата «micro SD» уч.№38с с оригиналом аудиозаписи разговора Кусманова К.М. с Кайрбаевым Т.Н. от 4 марта 2012 года и DVD-R диск «MIGA+» с копией аудиозаписи указанного разговора;

— флеш-карта формата «micro SD» уч.№39с с оригиналом аудиозаписи разговора между Кусмановым К.М., Аубакировым У.С., Зимановым М.С. и Юсуповым Р.А. от 13 марта 2012 года и СD-R диск «Zikon» с копией аудиозаписи указанного разговора;

— флеш-карта формата «micro SD» уч.№40с с оригиналом аудиозаписи разговора между Кусмановым К.М., Аубакировым У.С. и Зимановым М.С. от 19 марта 2012 года и DVD-R диск «Ritek» с копией аудиозаписи указанного разговора;

— флешкарта «Transcend» формата micro SD уч.№43с с аудиозаписью разговора Кусманова К.М. с Потаниным С.А. от 16 мая 2012 года и DVD-R диск «RISHENG» с копией аудиозаписи указанного разговора;

— два компакт диска с видеозаписями посещения Юсупова Р.А. и Кайрбаева Б.Н. сейфового депозитарии я Алматинского филиала АО «Казкоммерцбанк» 20 июня, 1, 5, 7 июля, 11 августа, 12 октября и 27 декабря 2011 года — по вступлении приговора в законную силу хранить при уголовном деле;

— автомобиль марки «Peugoet 607» 2005 года выпуска, государственный регистрационный номер A 203 EPN, зарегистрированный на имя Зиманова М.С., находящийся на стоянке ДБЭКП по г.Алматы, два ключа и техпаспорт от автомобиля по вступления приговора в законную силу обратить в доход государства;

— диски с экспериментальными образцами голосов Аубакирова У.С., Зиманоа М.С., Кусманова К.М., Кайрбаева Б.Н., Кайрбаева Т.Н. и Кайрбаевой А.Т.;

— экспериментальные образцы фотоизображения Аубакирова У.С., Зиманоа М.С., Кусманова К.М., Кайрбаева Б.Н., Юсупова Р.А.;

— 8 минивидеокассет и 20 дисков с записями следственных действий;

— флешку фиолетового цвета, изъятая у Аубакирова; 3 паспорта, грин-карта США и вид на жительство в Чехии на имя Зиманова М.С., 2 банковские карточки Зиманова М.С. (UniCreditBank и «CSOB»); разрешение №Ю-28 от 04.08.2011 года на газо-травматический пистолет; паспорт Республики Казахстан, водительское удостоверение, военный билет на имя Кусманова К.М., разрешение на пистолет от 06.02.2009 года, 2 банковские карточки БанкаЦентрКредит на имя Кусманова К.М.; два ежедневника Зиманова М.С. бордового и чёрного цвета

– по вступлении приговора в законную силу хранить при уголовном деле;

— визитку компании «Battal» Зиманова М.С. по вступлении приговора в законную силу уничтожить;

— 2 ключа от сейфовых ячеек, арендованных Юсуповым Р.А. в Алматинском филиале АО «Казкоммерцбанк» по вступлении приговора в законную силу возвратить по принадлежности;

Сотовые телефоны:
— телефон марки NOKIA 2600c-2 черного цвета, IMEI 356062/03/072079/1, изъятый у Юсупова Р.А;
— телефон марки «SAMSUNG Dual SIM», черного цвета, IMEI 352301/04/339367/3, 352302/04/339367/1, изъятый у Юсупова Р.А.;
— телефон марки «SAMSUNG GT-C3010» черного цвета, IMEI 353098/04/040093/6, изъятый у Юсупова Р.А.;
— телефон марки «NOKIA 1202-2», черного цвета, IMEI 359745006111881, изъятый у Юсупова Р.А;
— телефон марки NOKIA Х1-01, IMEI 359034/04/523216/8, 359034/04/523217, черного цвета, изъятый у Кусманова К.М.;
— телефон марки «ZTE-C339», imei 268435459103894698, черного цвета, изъятый у Кусманова К.М.;
— телефон марки «NOKIA 1280», IMEI 358637/04/697092/4, черного цвета, изъятый у Кайрбаева Б.Н.;
— телефон марки «NOKIA 6700», imei 351999040092130 серебристого цвета, изъятый у Кайрбаева Б.Н.;
— телефон марки «Samsung GT-C5212i», imei 353233045320553, 353234045320551, черного цвета, изъятый у Кайрбаева Б.Н.;
— телефон марки NOKIA 1280, IMEI 355927/04/086826/2, черного цвета, изъятый у Ембергенова Н.З.;
— телефон марки «SAMSUNG GT-C5212i», imei 357150/04/241938/4, 357151/04/241938/2, изъятый у Ембергенова Н.З. — по вступлении приговора в законную силу хранить при уголовном деле;
— хранящиеся в камере хранения УТО ДВД г.Алматы: травматический пистолет марки «Лидер» ЯЕ 2004 1951 черного цвета, зарегистрированный на имя Кусманова К.М. и травматический пистолет марки «МР-79-9-ТМ Cal 9 mm PA 11 339 03297» с кобурой коричневого цвета, зарегистрированный на имя Юсупова Р.А. – по вступлении приговора в законную силу обратить в доход государства;
— 20 травматические патроны в количестве 20 штук калибра 10*32Т и патрон калибра «RWS 30-06», изъятые у Кусманова К.М., — магазин к пистолету марки «МР-79-9-ТМ Cal 9 mm PA 11 339 03297» с 8 патронами, изъятые у Юсупова Р.А. –по вступлении приговора в законную силу уничтожить;

— наручные часы из металла серого цвета марки «Rado Jubile swiss 025 180.0286.5», принадлежащие Зиманову М.С., находящиеся в камере вещественных доказательств ДБЭКП по г.Алматы, по вступлении приговора в законную силу обратить в доход государства;

— денежные средства в сумме 78 564 долларов США, изъятые по адресу: г.Алматы, пр. Достык 310 «б», находящиеся в сейфовом депозитарии филиала АО «Банк ЦентрКредит», хранящиеся в сейфовых ячейках, арендуемых ДБЭКП по г.Алматы, по вступлении приговора в законную силу обратить в доход государства;
— денежные средства в сумме 2 800 000 тенге РК; 780 Евро; 1680 российских рублей, изъятые по месту жительства Зиманова Салыка Зимановича по адресу: г.Алматы, пр. Достык 310 «б», находящиеся в сейфовом депозитарии филиала АО «Банк ЦентрКредит», хранящиеся в сейфовых ячейках, арендуемых ДБЭКП по г.Алматы, по вступлении приговора в законную силу возвратить Зимановой Меруерт.

— денежные средства в сумме 2060 долларов США; 152 300 тенге РК; 14 506 долларов США; 150 Евро; 2100 чешских крон; 1000 тенге РК, изъятые у Зиманова М.С., находящиеся в сейфовом депозитарии филиала АО «Банк ЦентрКредит», хранящиеся в сейфовых ячейках арендуемых ДБЭКП по г.Алматы, денежные средства в сумме 18 000 тенге РК; 1 доллар США, изъятые у Юсупова Р.А., хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ДБЭКП по г.Алматы; денежные средства в сумме 15000 тенге РК, изъятые у Аубакирова У.С., находящиеся в АО «Банк ЦентрКредит», хранящиеся в сейфовых ячейках арендуемых ДБЭКП по г.Алматы, по вступлении приговора в законную силу обратить в доход государства.

Приговор может быть обжалован и опротестован в апелляционном порядке участниками процесса в течение 15 суток с момента оглашения, а осужденными в тот же срок со дня вручения им копии приговора в Алматинский городской суд через специализированный межрайонный суд по уголовным делам г.Алматы.

Приговор изготовлен судьей в совещательной комнате компьютерным способом.

Судья                                           А.Аргимбаева

Запись опубликована в рубрике Судебные акты с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *