Приговор в отношении Сыздыкова Б.К., Айтукеновой Б.С., Кутербекова Д.К., Кубаева М.М., ?мірбаева Н.Б. (продолжение 5)

Эпизод 1. Разработка ТЭО автокоридора
«Западный Китай-Западная Европа» (ЗЕ-ЗК)

Допрошенный в суде подсудимый Сыздыков Б.К. свою вину по эпизоду разработке ТЭО автокоридора «Западный Китай-Западная Европа» (ЗЕ-ЗК) полностью не признал и показал, что в 2004 году он учредил ТОО «АзияМегаТранзит», и был его единственным учредителем и единственным директором до 08.06.2006 года. В ТОО «СПМК-19» он занимался развитием проектов по строительству объектов энергетики, а в ТОО «АМТ» параллельно он занимался разработкой концепции развития стратегических ресурсов транзитного потенциала Казахстана, были свои идеи, видение, это была его самостоятельная творческая работа. Директором ТОО «АМТ» был только до 08.06.2006 года, потом директором был назначен Дуйсенбинов, в томе 7 есть все материалы, подтверждающие это. Осенью 2006 года Указом президента был создан «ФУР Казына», как только он открылся Сыздыков Б.К. начал взаимное сотрудничество с этим фондом устойчивого развития по проекту электрификации железных дорог «Макат Кандыагаш». Как только осенью 2006 года он пришел по этому проекту «Макат Кандыагаш», он работал с ними весь 2006, 2007 годы, и еще начало 2008 года. Сыздыков Б.К. не вел никаких переговоров по ТЭО «ЗЕ-ЗК», так как не имел никакого понятия о том, что оно будет. То, что в тот период никто не обсуждал ТЭО, подтверждается показаниями всех свидетелей, кто здесь был. Обсуждались вопросы концептуального характера. Айтукенова Б.С. не могла участвовать в разработке вот этого предложения «АМТ», потому что оно было разработано в октябре 2006 года, и раньше этот проект назывался не «ЗЕ-ЗК», а имел первоначальное название «Юг-Запад», а с Айтукеновой Б.С. он познакомился прямо перед самым 2007 новым годом, а первый его договор с Айтукеновой Б.С. у него был летом 2007 года по проекту «Баутина Мангышлак».

25 января он был приглашен Суханкуловым на совещание межведомственной рабочей группы по проекту «ЗЕ-ЗК», которое проходило в министерстве транспорта и коммуникаций. Основная причина была в том, что Сыздыков Б.К. хотел обсудить свои предложения по проекту асфальта с применением серы, поделиться своими идеями по схеме финансирования. Когда уже совещание шло в течение 1,5 часов, практически, когда оно закончилось, забежал Кутербеков Д.К., «что решили, что обсудили», на этом совещание закончилось, все встали и ушли. Тогда с Кутербековым Д.К. у него даже не было возможности познакомиться. Билялова О. он знал раньше, он подтверждает его показания в части знакомства с ним по проекту ЛРТ Астана, проще говоря, это метро, но только не подземное, а наземное. Сыздыков Б.К. передал ему кое-какие документы по этому проекту, он изучал, написал отрицательное заключение, пренебрежительно отнесся к этому, как будто они дураки, он один умный, в таком духе. Но он был представителем европейского банка реконструкции и развития, поэтому хотелось наладить с ним отношения, поддерживать отношение, потому что Сыздыкова Б.К. больше интересовали связи с Европейским банком. Поэтому на встрече в МТК, когда они встретились, после 25 января он пригласил Билялова О. в офис «АМТ», который находился на Гребном канале. Когда он пришел в офис «АзияМегаТранзит» в январе – начале февраля 2007 года, Сыздыков Б.К. передал ему презентацию «АМТ» и отчет Всемирного банка по вопросам транзита, где проводился анализ всех транзитных коридоров по всему миру, и оказывается там конкретные проблемы, почему в мире так плохо в мире развивается транзит, от чего он зависит и так далее. О том, что Билялов О. в период марта-апреля приглашен в МТК для разработки технической спецификации, расчетов, Сыздыков Б.К. узнал из материалов уголовного дела. И о том, что он работал в «КазДорНИИ» у Тельтаева он не знал, и Билялов О. ему об этом ничего не говорил. Никакой концепции инвестмодели «ЗЕ-ЗК» с расчетами и обоснованиями Сыздыков Б.К. не мог предложить Омирбаеву Н.Б. и Кутербекову Д.К., Сыздыков Б.К. не знает вообще, о чем идет речь. В расчетах 310 миллионов тенге он не участвовал. На его очной ставке с Биляловым О., последний не подтверждает участие Сыздыкова Б.К. в расчетах стоимости.

В сентябре 2006 года Сыздыков Б.К. общался с Иманбековой А., директором ТОО «Сати Инвест». В 2006 году «Сати Инвест» было его субподрядчиком по ЛРТ по заказу акимата г. Астана. Он Кожубаева знал давно, еще когда тот работал в Министерстве транспорта. Когда в 2006 году работы заканчивались, Кожубаев сообщил ему, что уезжает в Англию на учебу, и вместо себя оставляет Иманбекову А., Сыздыков Б.К. с ней познакомился. С Иманбековой А. Сыздыков Б.К. обсуждал все свои идеи по электрификации железных дорог, интересовался ее мнением по проекту «Юг-Запад».

Сыздыков Б.К. так понимает, что разработкой конкурсной документации занималась Есенжолова, начальник отдела госзакупок, которую он вообще не знает, не общался с ней, не встречался, и только в суде увидел. О том, что принято решение о ТЭО, о том, что будет тендер, конкурс и так далее, он узнал, скорее всего, в начале мая. Это была общеизвестная, доступная информация и, скорее всего, он получил эту информацию от самой Иманбековой А., потому что она как бы проявляла заинтересованность участия в этом проекте, как компания «Сати Инвест». Но в тот момент Сыздыкова Б.К. этот проект не так уж интересовал, у него был свой проект «Макат Кандыагаш». В конце апреля – начале мая 2007 года, именно тогда его пригласили впервые на рабочее совещание, там были все руководители во главе с министром. Касымбек Ж.М. представил, вот такое-то поручение у них есть, Сыздыков Б.К. консультант МТК, который будет помогать в исполнении этого поручения, он как бы владеет этим вопросом, ваша задача оказать ему содействие. Тогда личного знакомства у него с министром не было. Это было официальное совещание. На следующий день они начали работать с департаментом стратегического планирования, Сыздыков Б.К. вытащил все свои ранние наработки, идеи у него были, начал все заново это прорабатывать. По ходу этой работы ему предоставляли рабочие места, предоставлялись по принципу, где есть рабочее место. Допустим. Есть свободное место в таком-то кабинете, он работал там, в другом кабинете – то там. И тогда он получил возможность доступа к информации, общения, все знали, что есть такое поручение, он приходил в МТК, иногда каждый день, иногда через день, раз в неделю, через неделю, то есть он же не был штатным работником. И когда говорят советник министра, это как бы не корректно, можно назвать советник министерства, консультант министерства, но, ни в коем случае не советник министра, что он знал Сыздыкова Б.К., лично пригласил, такого нем было. Допустим, Билялов О. свои документы подписывал как разработчик. Сыздыков Б.К. свой документ подписывал как советник. То письмо подписал как советник, это нарицательное какое-то значение, и никакого должностного, функционального об этом речи нет. А поскольку проект «ЗЕ-ЗК» курировал Кутербеков Д.К., это письмо Сыздыков Б.К. адресовал на его имя. И это нельзя интерпретировать как доказательство сговора с Кутербековым Д.К.

В подтексте обвинения, когда говорят «советник министра», «внештатный советник», что он якобы является внештатным советником министра Ахметова, имел некое воздействие на работников министерства транспорта и коммуникаций. Это полное несоответствие действительности, потому что на самом деле, его личные контакты с министром Ахметовым, их можно по пальцам пересчитать. Их было 3 или 4, и то при коллективном обсуждении докладов, может быть по этому поручению и другие. В период объявления тендера, в преддверии этого тендера по разработке ТЭО «ЗЕ-ЗК» он общался с Иманбековой А. Общение носило рабочий характер, как обмен информации. В последующем, Иманбекова сообщила ему о своем намерении участвовать в разработке инвестмодели. Если внимательно изучить конкурсные заявки первого тендера, то легко убедиться, что у ТОО «АМТ» не было намерений быть субподрядчиком инвестмодели ТЭО. Это доказывает, что у Сыздыкова Б.К. даже не было планов на участие в тендере. То есть в первом тендере, ни в одной из конкурсных заявок ТОО «АМТ» не фигурирует. В период второго тендера по версии следствия «Сыздыков Б.К. будучи в преступном сговоре с Омирбаевым Н.Б., Кутербековым Д.К. принял решение отменить первый конкурс, Сыздыков Б.К. перестал доверять Иманбековой А., затем заставил Комова Ю.К. взять на субподряд ТОО «АМТ». Он всегда говорил, что с Комовым Ю.К. его познакомила Иманбекова А., она же и договорилась с ним о тендере, субподряде без его участия. Также не подтверждает знакомства с Комовым Ю.К. в кабинете у Омирбаева Н.Б. Знакомство с Комовым Ю.К. произошло в офисе ТОО «Сати Инвест» по ул. Ауэзова, 120/1, о деталях этого знакомства он говорил во всех своих показаниях. Это было уже после подписания договора между «АМТ» и «КазДорПроектом», никаких встреч возле гостиницы «Алтын дала» не было и не могло быть. Никакого участия в подготовке конкурсной заявки на второй конкурс он не принимал, потому что в принципе все, что нужно было от него для формирования этой конкурсной заявки, оно уже было сделано при первом тендере, вот эти копии дипломов экспертов. Все остальное Дуйсенбинов А., как директор, печать находилась у него, все эти действия по подготовке конкурсной заявки у них осуществлялась напрямую с Дуйсенбиновым А. После того, как Иманбекова А. договорилась с Комовым Ю.К. о сумме 182,6 миллионов тенге, и Комов Ю.К. это подтвердил здесь, Сыздыков Б.К. никакого участия в сумме договора между ТОО «АМТ» и Комовым Ю.К. не принимал. Все переговоры по всем условиям договора и так далее вела Иманбекова А. сама без него. При этом, когда Иманбекова А. пришла и сказала, что договорилась с Комовым Ю.К. на сумму 186 млн. тенге, при этом как бы доля «Сати Инвест» 135 миллионов тенге, они с ней начали договариваться и остановились на 130 миллионах тенге, при этом разделение произошло следующим образом: юридический блок остался у него, а все остальное осталось у нее. Никакого участия Кожубаева в этом не было, при распределении денег между ТОО «Сати Инвест» и Комовым Ю.К. Его там рядом не было, он даже в Казахстане не присутствовал. Это было в августе, сентябре 2007 года. С Кожубаевым вопросы ТЭО «ЗЕ-ЗК» никогда не обсуждали, никогда по этому поводу с ним не встречался, не виделся. С Кожубаевым они начали сотрудничать после того, как тот вернулся из Англии, они начали работать по авиации. Что касается исполнения самого договора с «КазДорПроектом» с Комовым Ю.К., договор исполнен в срок, услуги оказаны качественно, претензий нет, все документы оформлены надлежащим образом, это все в материалах уголовного дела имеется. И никаких претензий как в «КазДорПроект», так и к «АМТ» не поступало.

Когда в 2004 году они создали «АМТ», то до 2006 года эта компания вообще ничем не занималась: ни одного контракта, ни одного движения денежных средств, вообще не действующая компания была. И первый контракт, который им удалось получить, это был субподряд у ТОО «Синерджи К», принадлежащего Сатарову. Они выиграли тендер в акимате Астана и он, ТОО «АМТ» взяло субподряд на разработку некоторых разделов технической спецификации. Вот тогда, первые 60 миллионов тенге ТОО «АМТ» заработало, и тогда появилась необходимость в найме бухгалтера для сдачи налоговой отчетности, ведение бухгалтерии и так далее, и тогда он познакомился с Сахметовой Г.М. Это было осенью 2006 года, скорее всего ноябрь месяц. Сахметова приходила к нему, помогала, но в штате ТОО «АМТ» она не состояла, у нее были и другие компании, с которыми она работала. Потом с 2007 года, когда пошли проекты в ТОО «АМТ», когда пошли серьезные обороты, тогда нужен был постоянный бухгалтер, и он принял ее на работу в штат ТОО. Фактически она работала с осени 2006 года, по приказу она пришла позже.

Сыздыков Б.К. просит суд полностью оправдать его по эпизоду разработке ТЭО автокоридора «Западный Китай-Западная Европа».

Допрошенная в суде подсудимая Айтукенова Б.С. свою вину по эпизоду разработке ТЭО автокоридора «Западный Китай-Западная Европа» (ЗЕ-ЗК) полностью не признала и показала, что никогда в жизни до настоящего времени она не занималась никакими заявками ни бюджетными, ни на финансирование, ни конкурсными документациями, и ссылка органа обвинения, которую он неоднократно по каждому эпизоду повторяет, дублирует в обвинительном заключении, что «Айтукенова Б.С. была юристом в МТК и поэтому имела такой опыт», она, по крайней мере, не корректная, а по большому счету – это откровенное искажение действительности. У нее были свои договорные отношения, гражданско-правовые с ее субподрядчиками и с ее заказчиком частной компанией. У Минтранса своя деятельность, что они делали, как они писали заявку, с кем согласовывали, физически она об этом знать не могла и не должна была знать. Не только из-за отсутствия подобного опыта работ, но и потому что никогда, ни один государственный орган не допустит частника к формированию такого документа, потому что подписывается под ним должностное лицо, и люди работающие, которые и здесь выступали, это люди взрослые, понимающие, которые принимают на себя всю ответственность, осознают ее, не первый день работают на государственной службе, это не вчерашние выпускники с дипломом, это люди, прошедшие большой трудовой путь. Со своей стороны она также не могла никому ни предлагать, ни вступать в какой-то преступный сговор, тем более с людьми, с которыми у нее чисто служебные, абсолютно уважительные рабочие взаимоотношения. Да, она была знакома и с Кутербековым Д.К. и с Омирбаевым Н.Б. по долгу своей работы. Ни в каком преступном сговоре она тоже не участвовала и не могла бы участвовать. У нее не было разговора ни с Омирбаевым Н.Б., нет разговора ни с Кутербековым Д.К., есть один разговор с Кубаевым М.М., но она даже этого не помнит. Допустим, по эпизоду ТЭО, все говорили и она говорит, и все подтвердили в суде, что Айтукенова Б.С. приходила только на период выполнения работ. Где и в какой момент она с кем-то сговорилась? Все ее посещения, и они это подтверждали здесь, более подробно она будет говорить об этом в другом эпизоде, они прямо, документально подтверждаются, она проходит, ни разу не появившись даже на этаже этого Комитета. И это подтвердили здесь и Аблалиев, и Беков и другие сотрудники Комитета автодорог, которые были допрошены в суде. Никто ее там не видел, ни на одном совещании, заседании, презентации либо встрече в любом формате, она не участвовала. Поэтому версия обвинения по данному эпизоду, что якобы Айтукенова Б.С. в каком-то преступном сговоре с должностными лицами, с Сыздыковым Б.К. некую концепцию подготовила, туда еще вписала нормативно-правовое обеспечение, она абсолютно не состоятельна, она противоречит всему: и тем же материалам дела, и показаниям свидетелей. И лживость и абсолютная нелепость этой версии она очевидна. Нет никакой концепции, не могла никому ничего предлагать, и нормативно-правовое обеспечение, как здесь пояснили специалисты, причем свидетели обвинения, а не защиты, что это было необходимо. Прежде всего потому что в это время была сама специфика этого проекта, на основании приказа министра экономики № 144, который именно позволял это делать. А о том, что это необходимо применить, достаточно подробно рассказал в своих показаниях Омирбаев Н.Б., Кутербеков Д.К.

Логически, хоть она не специалист в уголовном праве, она понимает так, что хищение это когда работы действительно не выполнены. Когда действительно есть деньги, которые ушли на работу, а работа осталась не исполнена. Но этого же здесь нет. Они слышали показания всех свидетелей, которые подтверждают, что работы все были выполнены. И для подтверждения этого не нужно никуда ходить. Нужно взять 17 томов и просто прочитать. Когда здесь был специалист Каиржанов – лингвист, она не считает, что профессионал, если он действительно профессионал, давать какую-либо не профессиональную оценку. Он этим и отличается от дилетанта. Профессионал никогда не позволит себе делать оценочные суждения оценочного характера в отношении той области знаний, где он не является специалистом. Мало ли что он там прочитал. Если она прочитала ТЭО, она ведь не стала дорожником, она же не рассуждает о видах покрытия, она же не рассуждает, правильно ли там было написано или не правильно. Зачем домысливать и после этого делать оценочные суждения. Именно это, к сожалению, при всем ее уважении к возрасту данного свидетеля, она вынуждена констатировать, что это абсолютное откровенное дилетантство.

По ТЭО. В начале сентября Сыздыков Б.К. предложил ей эту работу, поскольку к этому моменту они были уже знакомы. Она согласилась на эту работу, потому что, конечно, не только для нее, но и для любого юриста это была большая честь работать по международному проекту. Они заключили договор, и по условиям договора она задавала вопросы Сыздыкову Б.К., и он это подтверждал, в томе 28 на странице 228, там были ряд документов ТОО «АМТ», которые подтверждают, что действительно, первоначально сумма договора была больше, 17 с чем-то миллионов тенге, на которую они договорились по ее разделу – нормативно-правовому обеспечению. И она уже имея ввиду эту договоренность, не предполагая, что он будет изменен односторонне, она уже договорилась с ТОО «Тура 7» о том, что они часть работы выполнят за сумму меньшую, и у нее остается еще около 3 миллионов чистого дохода. Однако, когда к ней в офис пришел Дуйсенбинов, когда она сидела в здании «ЭйрАстана», и принес ей уже подписанный договор, там была сумма намного меньше. И она даже помнит, что по этому поводу у нее состоялся неприятный разговор с Сыздыковым Б.К., он объяснил, что так получилось. Поскольку договор уже был заключен, она никуда не могла деться, она не могла просто так взять и расторгнуть. Она выполняла свою часть работы, то, что касалось именно анализа казахстанского законодательства, и сравнительного анализа казахстанского законодательства с европейским. С Иманбековой А она встречалась на совещаниях уже по выполнению работ. Потому что ее заказчиком была не она, а «АМТ», и она туда сдавала работы. И с Иманбековой А. сталкивались чисто по работе, на этих совещаниях. Почему она субподрядчик «АМТ» должна искать других субподрядчиков ТОО «АМТ». Для этого есть заказчик, у него свой бюджет, и он сам ищет кому сколько дать, и кого нанять. Ни Кутербеков Д.К., ни Омирбаев Н.Б., никакие другие должностные лица Минтранса или вообще другие государственные органы не имели и не имеют отношения к ее предпринимательской деятельности, и когда она была ИП, и когда у нее было ТОО «ЛегалЭкспертКазахстан». Тем более они не имели и не могли иметь никакого отношения к ее договорным взаимоотношениям с ее заказчиком и с ее субподрядчиками. Это чисто ее гражданско-правовые отношения, в которые не вмешивались вышеуказанные должностные лица. И соответственно она как предприниматель не имела и не могла иметь никакого влияния на те действия, которые осуществлялись должностными лицами.

Она считает юридически ее взаимоотношения с ТОО «Тура 7», и как считает обвинение, что это обнальная компания, и что она обналичила, никакого отношения к данному процессу не имеет. Договор заключался с «Тура 7», работы выполнялись. Контакты, она не хорошо это помнит, но действительно было несколько визиток, которые ей дала Сахметова. Действительно это было так, потому что она искала субподрядчика. И она обзванивала, и в ответ на ее звонок одна компания ей ответила, это было ТОО «Тура 7» и был мужской голос. Позднее от них пришел молодой человек, которого она детально описывала, говорила кто он такой, как он пришел, и именно через него она получила контакты ТОО «Тура 7». Лично с Сулимой, тем более с Мирабовой Айтукенова Б.С. никогда знакома не была и их не видела. И они ее тоже, и они это подтвердили. А показания Сахметовой и Мирабовой она считает вообще не об этом. Из «Тура 7» ей принесли уже готовые свои версии отчета, который она потом дорабатывала, и делала как бы там остальную часть. Они не делали всю работу. Она хочет обратить внимание, что по договору с ТОО «Тура 7» четко написано, они выполняют не весь раздел. Там предмет договора звучит так, л.д. 166 том 11 — «консультационные услуги, связанные с подготовкой части раздела нормативно-правового обеспечения ТЭО». Она действительно была реально загружена работой, и по новой работе, допустим какой-то менее известный ей блок вопросов, допустим там таможенное законодательство, которое она знает хуже, чем транспортно-коммуникационное, с нуля ей его изучать было просто нереально, у нее не было на это времени. В этой связи она обратилась к ТОО «Тура 7, и работа была выполнена, и она была оплачена по факту.

Поэтому Айтукенова Б.К. просит полностью оправдать ее по эпизоду по разработке ТЭО автокоридора «Западный Китай-Западная Европа».

Допрошенный в суде подсудимый Кутербеков Д.К. по предъявленному ему обвинению по эпизоду по разработке ТЭО автокоридора «Западный Китай-Западная Европа» (ЗК-ЗЕ) свою вину полностью не признал и показал, что уголовное дело сфабриковано, сфальсифицировано сотрудниками финансовой полиции. ТЭО – это документ, описывающий технические, экономические и прочие аспекты будущего предприятия (проекта), с точки зрения руководителя, ответственного за реализацию будущего проекта. И к нему есть определенные требования, как это делается, как это разрабатывается. Есть утвержденный СНИП Агентством по делам строительства и госэкспертизы, и самое главное есть Правила, требования к составлению технико-экономического обоснования. Вообще это было в Программе 2001-2005 реконструкция автомобильной дороги, которая брала начало от Уральска-Актобе-Кызылорда-Шымкент-Тараз-Алматы. И должна была пройти просто реконструкция дороги. Для того, чтобы приступить к реконструкции любой дороги в обязательном порядке технология требования Министерства экономики, он называется сразу инвестиционный проект, необходимо представить первое – технико-экономическое обоснование. Когда разрабатывается ТЭО, то сразу определяется категория дороги, ширина полос, сколько полос, где она будет проходить. После этого на базе ТЭО разрабатывается проектно-сметная документация, это детальный проект. Соответственно, после этого только начинается процедура выделения денег. Без ТЭО не выделяются деньги на проектно-сметную документацию, без проектно-сметной документации не выделяются деньги на строительство. При этом в обязательном порядке ТЭО проходит государственную экспертизу, экономическую экспертизу, ПСД проходит только государственную, экологическую, санитарную и прочие. Соответственно, они должны были разработать ТЭО, они эту работу начали готовить, подавали заявки, но у государства средств не хватало на реализацию ремонта сразу всех дорог Казахстана, начать ремонт, а это дорога протяженностью более 3000 км, если идти до Саратова, до границы РФ.

В 2006 году Премьер-министр создал две структуры АО «Фонд Самрук» и АО «Казына». «Самрук» передали заводы, железные дороги, связь, авиацию, многое передали, в АО «Казына» передали все финансы, финансовые институты, в которые вошли Банк развития Казахстана, Инвестфонд Казахстана и так далее. И тогда Премьер-министр Ахметов Д.К. дал поручение «Казына», а многие опять путают и следователи, что «Самрук». Какое отношение имеет «Самрук», «Самрук» к дорогам вообще никогда не подходил, «Казына» этим занималась, это две разные существенные вещи на тот период. 18 октября 2006 года состоялось совещание у Премьер-министра, есть протокол, в нем говорится «принять к сведению информацию министра транспорта», потом поручение ФУР «Казына» о развитии автомобильных дорог в направлении «Юг-Запад». Вот тогда первое название и пошло «Юг-Запад». Это первое поручение. Далее, «определить АО «ФУР Казына» координатором и консультантом по финансовой части проекта развития казахстанской части транспортного коридора «Западная Европа – Россия – Казахстан – КНР – Юго-Восточная Азия», далее проект «Юг-Запад». «МТК и «ФУР Казына» совместно с заинтересованными государственными органами и институтами развития создать рабочую группу по вопросу реализации проекта «Юг-Запад». После этого, 4 пунктом, опять же Сыздыков Б.К., и все другие, почему они такие заявления делают, тот же Суханкулов, Сембина финпол не допрашивал, он был его заместителем руководителя этой рабочей группы. А какой-то Суханкулов, входил он в состав или нет, Кутербеков Д.К. сейчас даже не помнит, заявляет о том, что про ТЭО никогда речи не было, и сразу видно, что Сыздыков Б.К. об этом понятия никакого не имеет. Вот ответ на этот вопрос идет в пункте 4 протокола совещания «МЭБП обеспечить в 2007 году финансирование разработки ТЭО и ПСД». То есть, они должны были в один год разработать и ТЭО и проектно-сметную документацию.

Во исполнение поручения Премьер-министра 16.11.2006 года вышел приказ о создании межведомственной рабочей группы, в следующем составе: Кутербеков – руководитель группы, Сембин А.Б. — президент АО «Банк Развития Казахстана», заместитель руководителя рабочей группы, Омирбаев Н.Б., заместитель руководителя рабочей группы. Было два заместителя руководителя рабочей группы, который могли его заменить. Далее, в эту рабочую группу вошли: Беков, Аблалиев, Тумабаев, Жайжуманова А.А., она представитель Комитета Госкомимущества и приватизации, Манатаев Е.Е. директор департамента инвестиционных проектов «ФУР Казына», Омарова А.М. вице-президент АО «Банк развития Казахстана», Искалиев Г.Н., управляющий директор БРК, Бектепов М.Х., представитель БРК, и Жетенова А.К., все они работники Банка развития Казахстана. Никакого Сыздыкова Б.К., никаких других людей, в частности Айтукеновой Б.С., там близко не было, и они не ходили с этими документами, и не занимались этим проектом.

Проект Д50, про который говорил Сыздыков Б.К., это действительно программа, подготовленная бывшим министром транспорта. И когда появился этот проект «Юг-Запад», он предложил, «зачем строить одну дорогу, давайте рядом трубопровод, газ», что и сегодня идет, китайцы строят.

Если сопоставить две презентационные таблицы, которые были представлены на наше заседание рабочей группы, одно проходило 8 декабря, второе было подготовлено приглашение за подписью Кондрашкина, его заместителя на 25 января 2007 года, и тогда приглашались все члены рабочей группы для заседания. Кутербеков Д.К. не знает, какой материал Сыздыков Б.К. представил Суханкулову, он узнал, увидел это только в ходе судебного следствия. О том, что Сыздыков Б.К. какой-то материал передал Суханкулову, для Кутербекова Д.К. это было новостью. О том, что Сыздыков Б.К. автор этого проекта, для него это тоже новость.

Кутербеков Д.К. не отрицает, что пригласил Билялова О., дал поручение Кондрашкину подготовить заявку. На одном из заседаний, когда шло обсуждение именно по логистическим центрам и так далее, тот был представителем европейского банка, тот работал как консультант от них, и, соответственно, приходил. И он когда они познакомились, Билялов О. говорил, что он магистр транспорта, учился в Лондоне, и рассказывал как вот эти схемы действуют. Он объяснял Кутербекову Д.К., что такое спутниковая навигация и прочее. Именно он мне объяснял. Сыздыкова Б.К. Кутербеков Д.К. никогда не приглашал, он никогда его не видел до этого. В своих же показаниях Билялов О. говорит, что «я отвечаю за свои 200», давайте посмотрим на его расчеты. Про их дорогу он забыл, 200 миллионов тенге он рассчитывает на логистические центры, на все прочее, а на самое главное на реконструкцию дорогу нет. Так как этот проект очень сложный, и они впервые его делали, это они сами выдумали техническую спецификацию. Билялов О. был приглашен им, поэтому Кутербеков Д.К. его и трудоустроил в «КазДорНИИ», как советника, как консультанта «КазДорНИИ».

Когда они считали, они сказали, что дорога «ЗЕ-ЗК» обойдется бюджету в 269 миллиардов тенге, а она после ТЭО, когда посчитал тот же Комов Ю.К., она вышла на 860 миллиардов тенге. Потом, когда начали разрабатывать проектно-сметную документацию детальную, эта сумма сократилась, где-то 600-700 миллиардов тенге. В решении РБК сказано: «поддерживается. МТК подана заявка в сумме 309,1 миллионов тенге на финансирование разработки ТЭО «Инвестиционная модель международного транзитного коридора «ЗЕ-ЗК». При этом стоимость разработки ТЭО складывается из 110 миллионов тенге на разработку ТЭО реконструкции дороги, а оставшуюся сумму предлагается направить на привлечение консультантов для проработки следующих компонентов», и расписываются все компоненты, которые вошли. И если им утвердили 309,1, они объявили тендер на 309,1, не на 310, не на 320 или на 200. Им дали эту сумму, они на нее и ориентируются, они ориентировались на рынок.

Теперь относительно той записки, которую написал Сыздыков Б.К. Скорее всего, Сыздыков Б.К. написал эту записку на фоне того, что было поручение всем министерствам внести свои предложения конкретно. И эту записку Кутербеков Д.К. увидел, когда его спрашивали «вы знаете советника Сыздыкова Б.К.», он ответил, что не знает, ему его никто не представлял. По «ЗЕ-ЗК» Кутербеков Д.К. в глаза его не видел, и отношений у него с ним таких дружеских не было. Более того, в период, когда была концессия, были вопросы по разработке, почему Сыздыков Б.К. сейчас заявил, что Кутербеков Д.К. его выставил за дверь. Кутербеков Д.К. его по концессия выставил за дверь. Потому что он ни в одном документе не работал, не смотрел, и Кутербеков Д.К. не знал, что ТОО «АМТ» это его компания. О том, что ТОО «АМТ» это компания Сыздыкова Б.К., он узнал только в период, когда шла концессия. Он приглашал руководителя этой компании, и Сыздыков Б.К. тогда пришел и привез Джеймса Руни. А Сыздыкова Б.К. Кутербеков Д.К. просто прогнал на повышенных тонах из своего кабинета, это может подтвердить его помощник. С Айтукеновой Б.С. у него никогда дружеских отношений не было. Поэтому он еще раз хочет сказать, что даже не обратил внимания на это письмо. Там не написано же «советник министра транспорта». Это письмо поступило, Кутербеков Д.К. отписал его Омирбаеву, Аблалиеву, он же не отписывал Билялову О., Кондрашкину, потому что это не их функциональная обязанность, техническое задание. Если бы техническим заданием занимался бы Билялов О. или Кондрашкин, и тогда бы он отписал им. Но он отписал Омирбаеву, Аблалиеву, Бармакову, это они занимались подготовкой конкурсной документации. Вообще техническое задание они не должны были направлять в Министерство экономики на согласование. Они выдают такое задание в процессе объявления конкурса. О специалистах они в техспецификации написали, кто должен быть, какие ключевые эксперты, специалисты, и это же они назвали требования к команде подрядчика на исследовательские работы, а кроме этого есть дорожные работы, которые должны были сделать.

Кутербеков Д.К. подписал приказ о госзакупках, утвердил конкурсную документацию, и никаких разногласий, с чем-то сравнивать ему не надо было. Он единственное – проверяет все визы, есть ли визы его заместителей, начальников управлений, и их визы присутствуют. Дальше начинает работать конкурсная комиссия. Члены конкурсной комиссии были допрошены в зале судебного заседания, если Кутербеков Д.К. лоббировал чьи-то интересы, то тогда бы он где-то проявился бы, в части того, что дал бы поручение одному, второму. Приемка работ была, он подписывал платежные поручения, но не все, и после акта выполненных работ. Выполнялись работы, принимались, но про это больше скажет Омирбаев Н.Б., потому что он отвечал за окончательную приемку работ.

Кутербеков Д.К. не знает, какой ущерб государству он принес, что он украл. И еще такие суммы приводят. Он не понимает вот этого экспертного заключения, которое дают «КазЭксперт». А кто такой «Казэксперт» — это Билялов О. В заключении хочет сказать, что работы все выполнены, все сделано в строго соответствии с действующим законодательством. Никаких умыслов, никакой корыстной цели, сговора, создание какой-то группировки, в помине у него не было. И еще раз поясняю, сделана работа, выполнена в срок, качественно сдано. И сегодня эта дорога строится. Просит полностью оправдать его по данному эпизоду по разработке ТЭО автокоридора «Западный Китай-Западная Европа».

Допрошенный в суде подсудимый ?мірбаев Н.Б. свою пину в предъявленном ему обвинении по эпизоду по разработке ТЭО автокоридора «Западный Китай-Западная Европа» (ЗК-ЗЕ) полностью не признал и показал, что сама идея развития началась с идеи президента Татарстана Шаймиева в октябре 2005 года, предложение по формированию нового автодорожного маршрута «Санкт — Петербург – Вологда – Кострома – Киров, Казань – Екатеринбург, граница Казахстана. Затем в Министерство транспорта и коммуникаций поступает поручение Главы государства о принятии мер по развитию участка по проведению дорог по территории Республики Казахстан. Одновременно с этим Комитетом автомобильных дорог разрабатывалась отраслевая Программа развития автодорожной отрасли на 2005-2012 годы. И вся идея, которая вошла в ТЭО, она еще до создания ТЭО уже вошла основным разделом в Стратегию развития до 2015 года. Можно просмотреть эту Стратегию развития до 2015 года, которая все полностью расписывает, что должно предусматриваться в этой стратегии. 18 октября 2006 года ФУР «Казына» определяется координатором и консультантом по финансовой части данного проекта. Именно они производят анализ программ развития каждого региона, они просматривают, что на перспективу до 2015 года каждый регион планирует развивать. И на карте раскладывают, какие предприятия будут развиваться и создавать. И они на основе него делают перспективу развития регионов, связывают с дорогой, потому что это связывается, как и с экспортом, так и с импортом определенной продукции. В 2006 году создавалась рабочая группа по разработке технической спецификации, технического задания, это все отражалось после того, как координатором был определен «ФУР Казына», и им необходимо было идею «ФУР Казына» совместно с ними и другими государственными органами воплотить в жизнь.

Почему он спрашивал у Сыздыкова Б.К. давал ли он техническое задание Билялову О., потому что в своих первых показаниях он говорил, что передавал какие-то материалы, и ?мірбаев Н.Б. представлял, что Сыздыков Б.К. передал ему для основы ему, и по которым Билялов О. сказал, что до 70% переработал. Ведь переложить на деньги нужно было что-то, а просто взять под 200 миллионов тенге сделать что-то – это невозможно. Поэтому вначале была именно сама идея, техническое задание, что должно быть конструктивно, что оно должно представлять, и после этого уже перекладывалось в деньги. Это все было уже выполнено Биляловым О., оценено, ?мірбаев Н.Б. в этом процессе не участвовал. Даже здесь в судебном заседании было установлено, что в составлении расчетов и обоснования сумм денежных средств бюджетной заявки занималось управление бюджетного планирования под руководством Жарылкаганова, и при этом разработкой сметных расчетов по стоимости на 110 миллионов тенге занималась Таенова, расчет инвестиционной модели 199,1 миллионов тенге проводил Билялов О., который сам подтверждает в своих показаниях, подтверждается также показаниями, данными в суде Таеновой, Жарылкаганова, Абишева, что эти работы проводились только ими, и работу данного управления курировал не ?мірбаев Н.Б., как заместитель председателя Комитета, а другой заместитель председателя Кондрашкин. И именно Кондрашкиным 12 апреля 2007 года было подготовлено, подписано, а затем 13.04.2007 года направлено в Министерство экономики и бюджетного планирования отраслевое заключение на разработку технико-экономического обоснования в сумме 309,1 миллионов тенге. Более того, именно Кондрашкин, как курирующий заместитель председателя Комитета, в Министерстве экономики и бюджетного планирования обосновывал свои расчеты стоимости проекта. Об этом говорят свидетели Жарылкаганов, Абишев, Аблалиев, Сагиндыков, и они своими показаниями подтвердили это в суде. Сам Кондрашкин не отрицает, что заявкой занимался именно он, в составлении расчетов заявки на финансирование. И в обосновании его ?мірбаев Н.Б. никакого отношения не имеет.

Теперь по подготовке конкурсных документов. Сами конкурсные документы типовые. Эти документы у них никто не разрабатывает, они утверждены приказом, и они как бы передаются, там только сроки меняются. Вся загвоздка в приложениях к конкурсным документам. Вообще разработкой конкурсной документации занималась Есенжолова Гульдана, и она подтвердила это в суде. Приложения № 1 и № 2 были частично разработаны и подготовлены Аблалиевым и Керимкуловым, в технической части, которое стандартное, из года в год повторяется, и там ничего нового не нужно было изобретать. Работы исследовательского уровня полностью были подготовлены Биляловым О. Это все – подготовка конкурсных документов, спецификации, по функциональным обязанностям входили в обязанности ?мірбаева Н.Б., и он курировал эту отрасль. У него нет виз в технической спецификации, нет виз в конкурсных документах, но это не оттого, что он не был согласен с условиями, возможно, он был в командировке. Период 2006-2007 годы был настолько насыщенными, в нескольких местах одновременно шли строительные работы, и они всегда находились в разъездах. Далее, в ходе судебного заседания были опрошены все члены конкурсной комиссии: Аблалиев, Беков, Елеусиз, Есенжолова, секретарь конкурсной комиссии Маратов, все отрицают факт лоббирования им, как председателем конкурсной комиссии, чьих-то интересов, либо фактов давления на них с его стороны. На сегодняшний день итоги конкурса не отменены, что еще раз подтверждает их законность проведения и результатов.

ТОО «КазДорПроект» согласно протоколу по итогам второго открытого конкурса признано победителем в конкурсе, так как им была предложена наименьшая условная цена, 307 миллионов 900 тысяч тенге, что позволило сэкономить бюджетные средства на 1 миллион 200 тысяч тенге. Договор о государственных закупках, он стандартный, подписывается председателем Комитета и руководителем той организацией, которая вышла победителем. Работы по договору были выполнены в срок, что подтверждается актом приемки окончательных работ от 14.12.2007 года, и все это подтверждается показаниями свидетелей Аблалиева, Таеновой, Сагиновым, что работы все эти выполнены. ТЭО прошло все экспертизы, какие необходимы были. Помимо этого они еще получили заключение государственных органов, которые проанализировали и дали, что работа эта полностью выполнена. Все обвинение против ?мірбаева Н.Б. сфабриковано на показаниях Комова Ю.К. В обвинительном заключении на странице 132 указано, что «согласно детализации телефонных звонков 24.07 на абонентский номер Комова Ю.К. поступил входящий звонок с абонентского номера ?мірбаева Н.Б. в 20.34 часов. И на следующий день, согласно журналу бюро пропусков в МТК, 25 июля в 10.35 Комов Ю.К. зашел в здание МТК. Теперь по времени: в 10.35 он заходит в бюро пропусков, берет пропуск, показывает вещи на проходной, проходит, поднимается к ?мірбаеву Н.Б. По его версии, когда он приходит к ?мірбаеву Н.Б., последний вызывает Сыздыкова Б.К., тот приходит, ?мірбаев Н.Б. знакомит их, потом они там что-то общаются, выходят, и на все это у них 28 минут, когда уже Сыздыков Б.К. звонит Иманбековой А. Как за это время можно было все обсудить, и после всего этого Сыздыков Б.К. выходит и звонит Иманбековой А. на телефон.

В завершении ?мірбаев Н.Б. хочет сказать, что он является директором этого проекта «ЗЕ-ЗК». Он утвержден директором проекта «ЗЕ-ЗК» с самого начала приказом министра. Как директор этого проекта приказ доведен до всех международных финансовых институтов, и вся переписка с международными финансовыми институтами ведется через него. Этот приказ был подписан министром транспорта Кусаиновым, он не менялся Камалиевым, и до сегодняшнего дня он является директором этого проекта.

Относительно коррупционных действий предписание направлялось в Министерство транспорта и коммуникаций, все прекрасно и министры, и вице-министры, курирующие, ответственный секретарь, председатель Комитета должны были принять действенные меры по отстранению ?мірбаева Н.Б. от каких-либо действий, связанных с закупом, проведением работ по проекту. Ни один из этих руководителей не принял этого серьезно, потому что знают, как он относится к своей работе, и знают, что все, что было выдумано органами следствия, они ни одно не подтверждают.

Хочет заверить, что в хищении средств совместно с компаниями, в сговоре с лицами указанными и создания условий для хищения, он не участвовал. Он это говорил и в органах следствия, и хочет заверить здесь, что никогда он не участвовал, что все это выдумки следствия. Поэтому ?мірбаев Н.Б. просит его полностью оправдать по данному, единственному эпизоду его обвинения.

Допрошенный в суде свидетель Жайлашев Б.Ж. показал, что в 2006-2007 годах он работал в тот период и сейчас в АО «Банк развития Казахстана». В 2006-2007 годах он был начальником управления № 3 департамента проектного анализа. Со стороны Банка работали и участвовали, в то время, президент Сембин, директор департамента Бектепов, управляющий директор Омарова, и начальник управления Байбазаров. Встречи проходили в Министерстве транспорта и коммуникаций, там были представители МТК, Министерства экономики, Министерства финансов, и другие представители. Во встречах в первую очередь обсуждалась сама идея проекта, со стороны банка они участвовали по взаимодействию с международными финансовыми институтами. Он в то время участвовал в первых двух заседаниях, встречах, а потом по состоянию здоровья не мог, и в конце января 2007 года тоже поучаствовал на одном заседании. Во всех встречах, где он участвовал, присутствовал Сыздыков Б.К. На первой встрече Сыздыков Б.К. активно участвовал, показывал слайды. Он хорошо комментировал все эти бюджетные процессы. Присутствовали из МТК, Банка развития, ФУР «Казына». На втором совещании уже был обширный круг, участвовали представители из других министерств, были представители из финансовых институтов, Азиатский банк. Во второй встрече все понимали, что дальше двигаться по проекту без ТЭО нет смысла. Все понимали, что необходима разработка ТЭО проекта и после этого можно было более предметно разговаривать.

Допрошенный в суде свидетель Байбазаров Н.С. дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Жайлашева Б.Ж.

Допрошенный в суде свидетель Суханкулов К.Т. показал, что в то время он работал менеджером при департаменте инвестиционных проектов ФУР «Казына». Ими была подготовлена инвестиционная модель, которая носила концептуальный характер. В конце ноября начале декабря 2006 года передали в МТК. Он входил в состав рабочей группы от ФУР «Казына». Основной вопрос на совещаниях был поиск инвесторов на этот проект, то есть в тот момент было четкое указание искать инвесторов для них – ФУР «Казына» без предоставления госгарантий. Он помнит, что совещаний было не больше 2-х раз. Дело в том, что там предлагаются различные формы финансирования, в том числе государственно-частное партнерство, концессии по разным участкам, Всемирный банк и Банк конструкции и развития были заинтересованы в принятии участия. Вопрос был в том, что их интересовало, кто будет им гарантировать или оплачивать, за свои деньги они сделают, но где гарантия возврата денег, скажем так. В итоге, решение было такое, что без правительственных гарантий невозможно привлечь крупные инвестиции извне, и данный вопрос был передан МТК с концептуальной моделью. Сыздыков Б.К. подходил лично к нему по институциональной модели проекта и передал ему презентацию проекта и помогал в составлении письма от 15.12.2006 года. Переданную им Сыздыковым Б.К. инвестиционную модель проекта ФУР «Казына» направило в МТК. Этим письмом ФУР «Казына» передали саму концепцию, которая была презентована всем институтам развития. Презентовалась инвестиционная модель самого проекта в целом. На тот момент, в принципе, у них не было специалистов, соответственно они полностью полагались на внешних консультантов, коим являлся Сыздыков Б.К. Многие вещи оказывались при его плотном содействии. Фактически основным генератором идей по данному вопросу был Сыздыков Б.К. Он говорил Суханкулову К.Т., что стал советником МТК.

На заседаниях были представители Банка развития, Кутербеков Д.К., его заместитель Омирбаев Н.Б., и еще другие. В принципе показывали инвестмодель, т.е. как бы людям показали, что с инвестмоделью ФУР «Казына» ходит по институтам развития и привлекает инвесторов. Помимо этих совещаний, господин Сыздыков присутствовал на встречах с финансовыми институтами. Как известно, эта модель была разработана частной структурой – «АМТ», вроде бы называется. Она им показалась привлекательной, в плане того, что там было построено логично, и они уже использовали в дальнейшем при их работе с институтами развития.

Омирбаев Н.Б. поднимал вопрос о том, что согласно международным стандартам, практике, необходимо создание помимо самой дороги, как таковой, еще сопутствующие инфраструктуры, кафе, транспортно-логистические центры, систему таможенных постов, и так далее. Но этот вопрос не обсуждали. Возможно, если и было обсуждение ТЭО, то только концептуальное.

Допрошенный в суде свидетель Елеусіз М.Ж. показал, что в должности начальника управления контроля качества Комитета автомобильных дорог МТК РК работал с июня 2009 года. В период 2007 года работал начальником отдела нормативно-правового обеспечения и технической политики Комитета развития транспортной инфраструктуры МТК РК. В соответствии с приказом Председателя Комитета он являлся членом конкурсной комиссии. Потенциальными поставщиками при проведении повторного конкурса являлись ТОО «КазДорПроект» и АО «КазДорНИИ», которые подали заявки в установленные сроки. В связи с чем был повторный конкурс, ему не известно. При проведении конкурса присутствовали представители ТОО «КазДорПроект» и АО «КазДорНИИ». Замечаний по вскрытию конвертов и проведению конкурса от них не поступило. По итогам конкурса ТОО «КазДорПроект» было признано победителем в связи с соответствием квалификационным требованиям и предложением наименьшей ценой в размере 307 900 000 тенге. С Сыздыковым Б.К. лично не знаком. Сыздыков Б.К. работал в должности советника Министра транспорта и коммуникации РК Ахметова С.Н. в период с 2007 по 2008 годы. У Сыздыкова Б.К. был свой кабинет на 9 этаже, рядом с кабинетом пресс-службы Министра. Он сейчас не помнит, указывало ли ТОО «КазДорПроект» в конкурсной заявке субподрядные организации, которые будут участвовать в разработке ТЭО. ТОО «АзияМегаТранзит» ему знакомо понаслышке, оно с 2008 года выступает консультантом по сопровождению концессионных проектов в автодорожной отрасли. Представителем указанного ТОО являлась Айтукенова Б.С., которая выступала консультантом по правовым вопросам при реализации концессионных проектов. Других работников ТОО «АзияМегаТранзит» он не знает. Заявку по необходимой сумме денежных средств на разработку ТЭО проекта «Западный Китай-Западная Европа» подавал Комитет развития транспортной инфраструктуры, а кто конкретно рассчитывал суммы, он не знает. Возможно, этим занималось Управление бюджетного планирования, начальником которого был Жарылкаганов Б.А. С Кожубаевым Т., Иманбековой А., Джумабаевым Е., компанией Dewey& LeBoeuf, Александром Маланом, Дуйсенбиновым А. и компанией TASK не знаком.

Допрошенный в суде свидетель Беков А.А. показал, что в 2006-2007 годах он работал начальником управления Комитета развития транспортной инфраструктуры МТК РК. В 2006 году по поручению Премьер-министра была создана рабочая группа, приказом министра транспорта в составе ФУР «Казына», Банк развития Казахстана, МЭБП, Министерство финансов и МТК. Рабочая группа проводила ряд заседаний. Там в основном рассматривались вопросы о привлечении финансовых институтов на реализацию проекта. Также проведены были встречи с международными финансовыми институтами – это Азиатский банк, Европейский банк, Исламский банк, Всемирный банк развития. Также были встречи с Китайским банком развития и банками второго уровня. Сыздыкова Б.К. представили как советника министра то ли на аппаратном совещании, точнее сказать не может. Сыздыков Б.К. находился в министерстве, у него был свой кабинет. В первой межведомственной рабочей группе состоял и Беков. В декабре месяце 2006 года было письмо от ФУР «Казына» о том, что необходима инвестиционная модель. Единственное, что транспортно-логистические центры, объекты придорожного сервиса финансируются за счет частных инвестиций, остальная часть осуществляется за счет финансовых международных институтов, республиканского бюджета, а также с привлечением инвестиций. Их управление занималось чисто реконструкцией автодороги, она была рассчитана на 110 миллионов тенге. А 199 миллионов тенге появились, скорее всего, после письма ФУР «Казына», что должна быть создана полностью инвестиционная модель, т.е. должны быть все стороны охвачены. Где-то весной 2007 года Сыздыков Б.К. презентовал свою инвестиционную модель, и там все включалось: дорога, транспортно-логистические центры, спутниковая навигация. В целом транспортный коридор должен был соединить Китай и Юго-Восточную Азию, через Казахстан, через Центральную Азию и дальше Россию, и планировался большой грузопоток по этому коридору. Первоначально Сыздыков Б.К. принимал участие, когда были заседания в Банке развития, когда проходили заседания рабочей группы, тогда Беков не знал, кого представлял Сыздыков Б.К. – или Банк развития или еще кого-то. И после этого Сыздыков Б.К. был в Комитете. Он помнит, что Сыздыков Б.К. презентовал концепцию развития.

Лично ему Кутербеков Д.К. не давал поручения о лоббировании интересов кого-либо. Конкурсная комиссия сама принимала решения.

Вскрытие конвертов на конкурсе осуществляла конкурсная комиссия. Председателем комиссии был, вроде бы, Омирбаев Н.Б., конкурс проводился два раза: один раз не состоялся, потом провели второй раз.

Иманбекова А. была на субподряде у ТОО «КазДорПроекта», по институциональной части. Айтукенову Б.С. он знал, когда она работала в министерстве транспорта, заместителем директора юридического департамента. В заседаниях конкурсной комиссии она однозначно не участвовала. Потом уже в конце участвовала в совещании по обсуждению институциональной части. Айтукенова Б.С. вообще не участвовала в конкурсной комиссии. Она после уже, когда ТЭО было.

В начале рабочей группой обсуждались только вопросы финансирования проекта, а потом уже пришло предложение от ФУР «Казына», что необходимо уже разрабатывать ТЭО.

Допрошенный в суде свидетель Кондрашкин С.А. показал, что в 2006-2007 года он работал заместителем председателя Комитета развития транспортной инфраструктуры МТК РК. В его функциональные обязанности входило кураторство двух управлений: управления финансирования, бухгалтерского учета и отчетности, и управления бюджетного планирования. Что касается разработки ТЭО, ситуация там была изначально такая, в соответствии с программой развития автодорожной отрасли дороги входящие в данный коридор, подлежали реконструкции до 2012 года. В этой связи министерством была подготовлена бюджетная заявка на 110 миллионов тенге, и в январе 2007 года она была направлена в МЭБП, потом уже в конце марта начале апреля ему стало известно, что группа консультантов вышла в МТК с предложением о том, что в рамках этого проекта разработать инвестиционную модель, которая включает в себя создание транспортно-логистических центров, спутниковой навигации и еще целый ряд параметров, способствующих институциональному развитию данного маршрута и в целом автодорожной отрасли. Был проведен ряд совещаний у председателя комитета, у министра транспорта, на которых рассматривался данный вопрос. То есть была инициативная группа, которая инициировала этот процесс. Сначала было совещание у председателя Комитета, где рассматривали чисто общие вопросы, то есть не было никакой конкретики, в дальнейшем данная группа провела презентацию у министра транспорта и коммуникаций, и в ходе этого совещания была определена примерная сумма на разработку данного ТЭО 310 миллионов тенге. В дальнейшем к данной процедуре был привлечен консультант, который произвел расчеты на эту сумму, и в МЭБП была уже направлена обновленная заявка на сумму 309 миллионов. В компетенцию его управления входила подготовка бюджетной заявки и ее направление. А непосредственно расчетами занималось другое управление проектно-сметной документации, которое он не курировал, то есть на основании готовых расчетов они направляли заявку. Конкретная стоимость на 110 миллионов тенге была рассчитана работниками проектно-сметной работы, в частности господин Аблалиев возглавлял это управление, в дальнейшем эти расчеты были переданы в управление экономики и бюджетного планирования. Жарылкаганов и его подчиненные подготовили эту заявку, и они через министерство, через департамент финансового регулирования направили. Тогда это не был проект «ЗЕ-ЗК», а там были отдельные участки, которые входили в программу развития автодорожной отрасли. Тогда еще изначально заявки на проект «ЗЕ-ЗК» еще не было. Первая заявка была направлена еще в январе 2007 года на 110 миллионов тенге. Там не было заложено проекта «ЗЕ-ЗК», она направлялась в разрезе отдельных дорог, отдельных участков.

Кем инициировалась инициативная группа, он сказать не может, возможно, министром было решено провести такую презентацию, исходя из того, что у него было предложение от этой инициативной группы. Группу, насколько он знает, возглавлял Сыздыков Б.К., и с ним работали другие люди, консультанты: Билялов О.Н., были еще две девушки, которые подключились в процессе работы. Изначально основную работу делали два человека – это сам Сыздыков Б.К. и Билялов О.Н. На презентации Сыздыков Б.К. в целом описывал институциональное развитие, комплекс мероприятий, которые он хотел: создание транспортно-логистических центров, спутниковую навигацию, совершенствование законодательной и нормативной базы. Вот эти моменты он как бы рассказывал. Идея о институциональном развитии вне функций самого Комитета, комитет занимается непосредственно развитием автомобильных дорог, а институциональное развитие это более широкое понятие, оно выпадало из функций Комитета. Билялов О. был привлечен к этому потому, что он специалист в этой области, и было соответствующее поручение министра. Вообще Билялов О.Н. входил в команду Сыздыкова Б.К. Когда прошло совещание, на котором была озвучена эта сумма, т.е. министр дал соответствующее поручение председателю Комитета, т.е. председатель комитета Кутербеков Д.К. на этом совещании поднял вопрос о том, что Комитет не обладает квалифицированными специалистами, которые могут обосновать и делать расчеты по этой работе. В принципе так и было. На что министр дал соответствующее поручение, подключить Сыздыкова Б.К. и его людей. В этой связи, на следующий день в Комитет был приглашен Билялов О.Н., которому было дано поручение выполнить соответствующие расчеты на эту сумму. Билялов О.Н. не работал по составлению бюджетной заявки, Билялов О.Н. выполнил расчеты, расчеты отдали в управление бюджетного планирования, которое подготовило под руководством Кондрашкина бюджетную заявку.

Что касается суммы, на совещании господин Сыздыков Б.К. озвучил сумму, министр эту сумму поддержал. Изначально он поднял вопрос: в каком состоянии находится ситуация относительно заявки в министерство экономики, то есть председатель комитета доложил о заявке на 110 миллионов и как бы сообщил, что есть возможность на данном этапе эту заявку изменить. После чего министр сказал, что сумму поддерживает, и дал соответствующее задание Комитету подготовить заявку. Когда председатель комитета сказал, что Комитет не располагает людьми, которые способны выполнить эти расчеты, было поручение привлечь Сыздыкова Б.К. с его специалистами. Когда Сыздыков Б.К. делал презентацию, Кондрашкин С.А. считал, что он эту сумму уже просчитал, то есть не брал с фонаря, то есть какие-то его люди просчитали сумму. Но его предположения не оправдались.

По спутниковой навигации, транспортно-логистическим центрам – это была идея Сыздыкова Б.К., он ее выдавал за свою идею. 2 апреля он подписал заявку на 110 миллионов тенге, 12 апреля – на 309 миллионов тенге, т.к. в ТЭО была включена институциональная модель, которая не была предусмотрена в заявке на 110 миллионов тенге.

Кутербеков Д.К. представил сумму в 110 миллионов тенге – эта сумма чисто на программу развития автодорожной отрасли, то, что было заложено в Послании президента по проекту «Западная Европа – Западный Китай» то, что включает чисто на реконструкцию дороги. Эта заявка была готова к отправке. Кутербеков был готов направить заявку на 110 миллионов, и не больше. Но в силу известных событий – после совещаний об инициировании включении в ТЭО инвестиционной модели, проведения совещаний у министра, и соответствующего поручения Премьер-министра, заявка была изменена не по инициативе Кутербекова Д.К. Кутербеков Д.К. хотел инициировать заявку на 110 миллионов, у него эта заявка по инвестиционной модели никакой поддержки не находила. Проверить заявку на 309 миллионов тенге он не мог, т.к. он не специалист по институциональному развитию. На дорогу есть конкретный норматив, где можно посчитать чисто механически, то на институциональное развитие таких нормативов не было. Процесс был определенно творческий. Он считал изначально, что Сыздыков Б.К. со своими работниками просчитал, говорил не с фонаря, а говорил готовый расчет. У него не было таких оснований говорить о том, что кто-то собирается воровать, он вообще не верил до того, как началось следствие. Что касается халатности, наверное да, так как имеется факт хищения, и есть и его где-то недоработка. На тот момент он считал, что сумма обоснованна, у него не было возможности проверить эту сумму, то есть сумма не поддается каким-либо нормативам. Проверить эту сумму он не мог. Поэтому он считал, что эти люди, которые выполняют, они специалисты в своем роде, и они обосновали сумму.

По протоколу совещания у Премьер-министра от 18.10.2006 года было дано задание МТК и ФУР «Казына» совместно с заинтересованными государственными органами и институтами создать рабочую группу по реализации проекта «Юг-Запад»; МЭБП обеспечить на 2007 год финансирование на разработку ТЭО. Задание на разработку ТЭО без инвестиционной модели должно было включать саму реконструкцию дороги, экономические расчеты, экономическую целесообразность этой реконструкции, экологические моменты, маркетинговые исследования. Задание могло разработать само МТК.

Отраслевое заключение подписано Кондрашкиным С.А., так как это входило в его функциональные обязанности. Саму заявку подписал вице-министр Кусаинов, т.к. этот документ направлялся через департамент финансового регулирования. Расчеты на 200 и 110 миллионов, техническое задание были подготовлены Сыздыковым Б.К. и его специалистами, впоследствии этот документ дорабатывали Билялов О.Н. и Аблалиев. В техническом задании, он знает точно, основная часть, из которой он получил первую информацию, была подготовлена Сыздыковым Б.К. С кем он подготовил техническое задание, сам или привлекал кого-то, Кондрашкин не знает. Окончательная редакция технического задания, с учетом того, что представлено было Сыздыковым Б.К., доработана Аблалиевым и Биляловым О.Н., и направлена в Министерство экономики. Концепция, которую предлагал Сыздыков Б.К. по проекту содержала создание транспортно-логистических центров, совершенствование нормативно-законодательной базы, создание спутниковой навигации, и еще целый ряд вопросов по институциональному развитию.

Расчеты по бюджетной заявке были выполнены Биляловым О.Н., заявка подготовлена господином Жарылкагановым под его руководством, а Омирбаев Н.Б. имел отношение к некоторым документам, в частности, к техническому заданию, которое было приложено к бюджетной заявке.

Допрошенный в суде свидетель Жарылкаганов Б.А. показал, что в 2007 году он работал в управлении бюджетного планирования МТК РК, он был начальником управления, у него было два отдела. Что касается Сыздыкова Б.К., он его не знал, никогда с ним никаких дел не имел. Впервые, когда он его увидел, ему сказали о нем, как о советнике министра. В конце апреля состоялось решение РБК, где было озвучено, что продвигать МТК о привлечении займа, но окончательно решение принять после разработки ТЭО. Потом Кондрашкин С.А., его непосредственный курирующий заместитель председателя, вызвал его и сказал, что на эти подготовленные документы товарищем Биляловым О.Н., срочно сделайте сопроводку. Его работник, который непосредственно занимается этим вопросом, сделал сопроводку о направлении в Министерство экономики. Заявка ежегодно формируется еще до 20 января. В то время, такой дороги «ЗК-ЗЕ» не было. В начале года, когда они заявляли на все их дорожные проекты, вопрос о 309 миллионов тенге не стоял. После Послания Президента РК всю их заявку отклонили, и сказали, что эти дороги, которые они отдельно заявляли, будут входить в коридор «ЗК-ЗЕ». В заявке, которая составлялась Биляловым О., в документах, которые прилагались к заявке техническое задание, расчет на 1 листе на 309 миллионов тенге, составлялся Биляловым О.Н. А детальных расчетов, пояснений там не было. На 110 миллионов тенге был расчет, которые делали их сметчики, и на 199 миллионов тенге был расчет Билялова О.Н. на инвестиционную модель. В самом заключении записано 309 миллионов тенге. Он видел Сыздыкова Б.К. трижды: первый раз тот сидел напротив кабинета министра, Жарылкаганов спросил еще кто это, ему сказали, советник министра. Потом он видел его и рядом с ним стояла кореянка или казашка с рыжими волосами, Кондрашкин ему сказал, что ее зовут Аида, и Билялов О.Н. тоже был в кабинете у Кондрашкина. И еще один раз видел его в кабинете у председателя. Он подтверждает свои показания о том, что, когда Билялов О.Н. пришел к нему в кабинет с расчетами и просил завизировать, при этом Билялов О.Н. сказал, что руководство просит об этом, кто именно, не помнит, после того как, просмотрев представленные им документы, он сказал ему, что работники его управления расчетами не занимались, не знают, что такое модуль, спутниковая навигация и так далее, сказал, сам составляй, сам визируй, один экземпляр оставь у себя. На что Билялов О.Н. сказал, что из 309 миллионов тенге он докажет 200 миллионов, а что касается 110 миллионов по переработке ТЭО, то пусть доказывает КРТИ».
Допрошенный в суде свидетель Бубенеев Н.Ж. показал, что в 2007 голу он работал в Министерстве транспорта и коммуникаций в качестве специалиста. Разделы ТЭО проекта «ЗК-ЗЕ» он не изучал, Сыздыкова Б.К. не знает. Его начальником был Жарылкаганов. Он специалист подчиняется председателю Комитета автомобильных дорог и его заместителям. Подготовкой заявки на финансирование ТЭО, разработку ТЭО, занималось его управление, которое курировал заместитель председателя Комитета Кондрашкин С.А.

Допрошенный в суде свидетель Мейрбеков Е.Н. показал, что рабочие группы создаются по официальному запросу структурных подразделений. Возможно, его кандидатуру в состав рабочей группы давал его руководитель. В его обязанности в составе рабочей группы не входило заниматься приемкой актов выполненных работ.

Он помнит, была презентация ТЭО. Он думал, что это их касается в части пересечения автомобильной дороги с железнодорожными, но ввиду отсутствия этих технических деталей он уже дальше не стал участвовать, потому что это его не касалось. Когда он в первый раз участвовал в презентации ТЭО проекта «ЗК-ЗЕ», то для себя он уже тогда понял, что там нет вопросов, связанных с железной дорогой, и для себя сделал вывод, что вопросов, касающихся их компетенции, его отдела, в целом Комитета, нет.

Сыздыкова Б.К. он знал, как советника министра.

Допрошенная в суде свидетельница Винцюк Г.В. показала, что с 2007 года она работает в компании «Интеринж-Алматы». Сыздыкова Б.К. она знает, они работали вместе. По образованию Винцюк железнодорожница, занимается грузовыми железнодорожными перевозками, работая в АО, составляла сметы на предполагаемые объемы работ по проектированию в области строительства железнодорожного транспорта, к автодорогам она отношения не имеет. Ей на обозрение предоставлялась смета технико-экономического обоснования этого проекта. Дело в том, что этот файл как бы под ее именем. Возможно, ее смету кто-то взял для образца. Кто мог взять для образца или передать кому-то, она не представляет. Она Сыздыкову Б.К. эту сметы не передавала. Фамилии Билялов О.Н. или Кондрашкин С.А. ей не знакомы.

Допрошенный в суде свидетель Абишев А.А. показал, что в 2007 году он работал в Комитете автомобильных дорог управление планирования и экономического анализа. Непосредственно он работал в управлении планирования, его начальником был Жарылкаганов Б.А. В его обязанности входило формирование бюджетной заявки, то есть каждый год министерство готовит бюджетную заявку. Он составлял бюджетную заявку, и направляли в МЭБП. Билялов О.Н. работал у них 6-7 месяцев. Он не госслужащий, и в их кабинете он не сидел. У него был отдельный компьютер, он приходил, его начальник управления говорил, что Билялов О.Н. представит расчеты. Предоставленные Биляловым О.Н. расчеты Абишев А.А. не просматривал, потому что надо было быстро письмо направить. В январе месяце они готовили заявку на 110 миллионов тенге, там было по проектам, по участкам дороги. В апреле месяце заявка уже формировалась на 309 миллионов тенге. Ему непосредственно начальник управления сказал, что нужно отправить на 309 миллионов, в их числе были и те 110 миллионов тенге. Ему сказали, что Билялов предоставит приложения, а ему сказали подготовить сопроводительное письмо. Сыздыкова Б.К. он видел в Министерстве, а лично с ним не знаком. Управление Аблалиева предоставило им смету на 309 миллионов тенге, они ее направили. Он смету не проверял. Это в обязанности их управления не входит. Когда им предоставляют официально, значит, они за это отвечают. Все проходит через них только потому, что их управление сводное. Их задача собрать информацию и направить. ТЭО представляет собой предпроектную документацию. Сумму в 110 миллионов тенге рассчитало Управление нормативно-правового обеспечения, а на 200 миллионов тенге должен был Олжас Билялов. Сопроводительное письмо от 13.04.2007 года в адрес МЭБП готовил Абишев А.А., а подписал письмо Кусаинов. Он подписал это письмо у вице-министра Кусаинова, потому что последний их курировал.

Он собирал визы на сопроводительном письме. Кутербеков Д.К. не завизировал, наверное, не хотел, или не был согласен с расчетами. Билялов О.Н. расчеты стоимости работ на разработку ТЭО с пакетом документов передал ему через Жарылкаганова. Билялов О.Н. представил расчеты на сумму 200 миллионов тенге, и представил техническое задание, отраслевое заключение, подписанное Кондрашкиным С.А. О том, что в МЭБП для обоснования бюджетной заявки по выделению денежных средств на разработку ТЭО проекта «Западная Европа Западный Китай» ездили заместитель председателя Кондрашкин, и председатель Комитета развития транспортной инфраструктуры, он знает со слов Жарылкаганова. Был ли при этом сам Жарылкаганов там, он не знает.

Допрошенная в суде свидетельница Таенова Р.М. показала, что она имеет отношение только к составлению заявки на 110 миллионов. Аблалиев был ее непосредственным руководителем. На тот момент, когда она составляла смету, речи об инвестиционной модели не было, она составляла смету только на техническую часть, речь шла только о доработке имеющегося ТЭО. В то расчет были включены инженерная геодезия и расчеты по основной дороге. Конкретно там идет расценка на форсировку, работа с фотографическими материалами, расчет только по основной дороге, потому что на тот момент вошел в действие новый СНИП, нужно было доработать технологическую часть. Стадия ТЭО – это как бы традиционное ТЭО, типовое, где есть эти разделы, но основной раздел это технико-технологический раздел, на который есть расценки, на все остальное – нет.

Допрошенный в суде свидетель Сагындыков С.А. показал, что в начале 2007 году он работал директором департамента инвестиционной политики МЭБП РК. В рамках 4 программы была заявка на разработку ТЭО МТК на сумму 309 миллионов тенге. Сумма была большая, поэтому они вызвали представителей МТК. По данной заявке встречался с Кутербековым Д.К. и Кондрашкиным С.А., обсудили в общих чертах. Он спросил, почему такая большая сумма, из чего она складывается, какие компоненты, что в нее входит. Ему объяснили, что это дорога нового поколения, 6-ти полосная, что таких еще не строили, что будет спутниковая навигация, что будет рассматриваться концепция расположения транспортно-логистических комплексов, и работа очень сложная, с привлечением специалистов. Он сказал, хорошо. Дальше заявку рассматривали специалисты. В апреле он уже не работал. Проект был на контроле у Правительства, поэтому министерство «за» или «нет», в любом случае – вынесли бы.

В протоколе совещания у Премьер-министра от 17.04.2007 года говорится, «Министерству экономики и бюджетного планирования рассмотреть заявку на 310 миллионов и вынести». У них нет таких специалистов, которые могу сказать, что стоит дешевле, поэтому основной документ для них — это отраслевое заключение, и оно у них было, и не доверять этому заключению они не могли.

Допрошенный в суде свидетель Ахметжанов А.А. показал, что в 2007 году он работал начальником отдела по инвестиционным предложениям. По данному проекту у них шла бюджетная заявка, было протокольное поручение Премьер-министра о том, что нужно вынести заявку в сумме 310 миллионов на рассмотрение РБК. В заявке был более широкий круг вопросов, чем в установленных требованиях ТЭО. Там предполагалось в рамках будет проработана документация нормативно-правовая, даны рекомендации, чтобы привести, улучшить законодательные базы, что будет дорога «умная», спутниковая связь будет установлена, что это будет содействовать увеличению транзита и так далее. По этим моментам у них были вопросы, и они как бы озвучили своему руководству, что нашло отражение в республиканской комиссии о необходимости согласования с АИСом, МЮ по компетенции. Его вызвал к себе и.о. начальника управления, сказал, что пришел человек из Министерства транспорта пояснить по проекту. Фамилию сейчас он не помнит, он не называл, представил его как советника министра. Ахметжанов зашел в кабинет, советник там уже объяснял. Он практически перечислил то же самое, что было отражено в инвестиционном предложении. Потом когда этот человек ушел, он спросил у начальника, зачем его вызвали, в принципе, все это было в документации записано, и начальник сказал – сам не понял. Из подсудимых он знает вице-министра транспорта Кутербекова Д.К., и рядом с ним мужчина с усами, Сыздыков Б.К., похожий на того человека, который приходил.

Допрошенный в суде свидетель Телебай Б.Г. показал, что он в разработке ТЭО проекта «ЗЕ – ЗК» участия не принимал. И единственное, что он вспомнил, так как прошло три года, что приходил находящийся в зале суда подсудимый Сыздыков Б.К. и рассказывал про суть проекта. Это было в 2007 году в марте месяце, в общих чертах он рассказал про этот проект. Он представлялся сотрудником Министерства транспорта и коммуникаций, рассказывал, что дорога будет большая 6-8 полосная, «умная дорога», в общих чертах был разговор. При этом разговоре присутствовал начальник отдела Ахметжанов, Телебай Б.Г. пригласил его к себе. Сыздыков Б.К. сам представился ему помощником министра транспорта. К себе он его не вызывал. Он пришел к ним сам, при этом с ним ничего не обсуждалось, они его выслушали, потратили свое время и все. Из доклада Ахметжанова, возможно устного, он знал, что сумма в проекте завышена. Возможно, он говорил ему в общем по проекту. Сумма на одного человека 33 тысячи, это завышено, это его мнение, которое он нигде, ни в заключение, не говорил. За три месяца выплатить одному человеку 30000 долларов, он считает это много. Для них все проекты должны быть одинаковы, не должно быть где-то повышенное внимание, где-то пониженное.

Допрошенная в суде свидетельница Рыскулова Ж.К. показала, что весной 2008 года она работала в Агентстве по информатизации и связи, ведущим специалистом в отделе экономического анализа. Пришел документ, они рассмотрели и подготовили письмо, что в рамках их компетенции предложений не имеется. Они рассматривали письмо РБК по их компетенции. В заключении РБК было написано – принять и рассмотреть каждый по своей части. Так как они в области связи являются уполномоченным органом, соответственно в этой области им и нужно было согласовать.

Допрошенный в суде свидетель Бектасов Д-Е.Б. показал, что из РБК поступило письмо в адрес Министерства индустрии и торговли, руководством министерства был определен сводящим Комитет по инвестициям. В рамках положения Комитета не входит экспертиза каких-либо проектов. Их отраслевые департаменты дали свои заключения о том, что в компетенции других отделов не входили эти вопросы, указанные в письме РБК. Это вопросы не к Комитету торговли, и письмом они указали. Транспортно-логистические центры никакого отношения к Министерству индустрии и торговли не имеют.

Допрошенная в суде свидетельница Есенжолова Г.Д. показала, что в 2007 году она работала начальником отдела закупок и контроля за договорами Управления закупок и проектно-сметной документации Комитета развития транспортной инфраструктуры МТК РК. В ее обязанности входили разработка и утверждение конкурсной документации, согласование с руководителями, участвовала в качестве члена конкурсной комиссии. Сыздыкова Б.К. знает как советника министра МТК, лично с ним не знакома. Что касается ТЭО проекта «ЗЕ-ЗК» — она принимала участие в разработке конкурсной документации, в частности, сам текст конкурсной документации и все приложения, за исключением 1 и 2 приложения, то есть это перечень закупаемых работ и техническая спецификация. Председателем конкурсной комиссии был Сагинов, членами конкурсной комиссии были Аблалиев, Елеусиз, секретарем был Маратов. Техническая спецификация ею не разрабатывалась. Обычно за разработку технической спецификации и за перечень закупаемых работ отвечало Управление анализа проектно-сметной документации, в частности Аблалиев С.А. У нее таких полномочий не было, поскольку она не специалист в этой области. За сбор конкурсной документации, за ее своевременное утверждение отвечала она. Первое заседание конкурсной комиссии, ей кажется, было в июле 2007 года. На имя Кутербекова поступила служебная записка от советника министра Сыздыкова Б.К., в ней говорилось о том, что ТЭО должно содержать, то есть давались предложения. Она сейчас уже не помнит какие, данная служебная записка была отписана Кутербековым Д.К. заместителю председателя Омирбаеву Н.Б., а дальше она была отписана ей и ее начальнику управления. На основании этой служебной записки она стала готовить конкурсную документацию. А на счет технической документации она обратилась уже непосредственно к Аблалиеву. Она пояснила Аблалиеву, что поступила такая служебная записка. Он сказал, что будет ее дорабатывать, что ждет информацию от Сыздыкова Б.К.

Ее виза на конкурсной документации означает правильность составления приказа, состав членов комиссии и то, что к ним приложена конкурсная документация, разработанная в надлежащем виде. Аблалиев отвечает за 1 и 2 приложение, что они приложены к приказу. Бармаков – это ее начальник управления, он подтверждает ее действия. Елеусиз – отвечает за юридическую технику, а Сагинов как руководитель. Визы собирались для того, чтобы определить правомочность документов. Предметом закупа являлась разработка ТЭО. В соответствии с законодательством о госзакупках, дополнительные критерии – это критерии, которые не влияют на выбор поставщика, но могут влиять на условное снижение цены, благодаря которому можно выбрать более качественного подрядчика. Кутербеков Д.К. или Омирбаев Н.Б. не задавали ей вопросов о конкурсной документации, т.к. 16 мая было поручение и они пошли собирать согласование в государственных органах. Конкурсная комиссия провела все процедуры без нарушений. Два конкурса состоялось, потому что первый был признан несостоявшимся. Насколько она помнит, никто не соответствовал требованиям. Ей никто не давал никаких поручений относительно конкурса. Конкурсная документация утверждается первым руководителем заказчика либо лицом, исполняющим его обязанности. По госзакупкам председатель Комитета обязан был, как должностное лицо МТК, заключить договор с победителем конкурса. В 2007 году была проверка, были замечания по другим проектам, а по госзакупкам ТЭО проекта «ЗЕ-ЗК» замечаний не было.

Айтукенову Б.С. она знала заочно, потому что та работала у них заместителем директора юридического департамента. Она была много наслышана об Айтукеновой Б.С., как об очень квалифицированном специалисте.

Допрошенный в суде свидетель Керимкулов С.С. показал, что в 2006-2007 годах он работал в Комитете автомобильных дорог МТК РК, в управлении госзакупок и разработки ПСД главным специалистом, потом начальником отдела. В его обязанности входили подготовка документов на разработку ПСД, ТЭО, на госзакупки и принятие выполненных работ. Работал в управлении Аблалиева. Он принимал участие в разработке технической спецификации, готовили согласно нормам технической спецификации. Он также входил в состав межведомственной рабочей группы, в целом по проекту. Расчеты на 110 миллионов тенге – это они готовили корректировку ТЭО. На ТЭО на 309 миллионов уже готовили другие документы, он сейчас не помнит, кто готовил, но они рассматривали все. Он видел Сыздыкова Б.К., знает его как советника министра.

Айтукенова Б.С. по этому ТЭО работала, она презентовала правовое обеспечение ТЭО. Он видел ее, когда она когда ходила, защищались по выполненным работам. Билялов также ходил, давал советы, поправлял. Приемкой выполненных работ занимался непосредственно их отдел, сдавали промежуточные отчеты, и в конце общий. С Иманбековой А. он познакомился, когда она занималась экономической частью, когда она презентовала после конкурса. С Кожубаевым Т. он познакомился, когда «Сати-Инвест» презентовали документы, тогда он приходил вместе с Иманбековой А. Они презентовали экономическую часть. Там, в общем презентовал господин Комов Ю.К. И по отдельным разделам ИП «Айтукенов», и Иманбекова А. Отдельной презентации такой не было.

Допрошенный в суде свидетель Бармаков С.С. дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Керимкулова С.С.

Допрошенный в суде свидетель Аблалиев С.А. показал, что в 2007 году он работал в Комитете автомобильных дорог МТК РК, начальником управления нормативно-правового обеспечения и технической политики. В основном занимался научно-исследовательской работой, проектно-изыскательными работами. Сыздыкова Б.К. он знал как советника министра. Техническая спецификация была разработана на основе инвестиционной модели, которая прилагалась к бюджетной заявке МТК, в принципе они идентичны. Конкурсной документацией занимается управление государственных закупок, а они обычно давали только приложения № 1 и 2. В конкурсной документации много приложений было. № 1 – перечень закупаемых работ, техническая спецификация, типовой договор, таблица цен, и еще были документы согласно Правилам о госзакупках. Приложением № 1 – перечень закупаемых работ — занималось его управление. Туда входили нормативно-правовое исследование, маркетинговые исследования. Раньше они разрабатывали ТЭО только на короткой дороге, 60 км, максимум 100. Но это большой проект – около 3000 км. Насколько он помнит, техническая часть является шаблонной, они раньше задавали такое во всех ТЭО, а вторая часть исследовательского уровня, они были взяты из модели, которая была приложена к бюджетной заявке. Когда готовилась бюджетная заявка, там Билялов О. занимался этим, он собирал материалы, они собирали, и передавали ему документы, он все сводил, составлял схемы. Заявка на 110 миллионов тенге была их, составлена по типовому ТЭО и передана Билялову.

Научно-технический совет существует в Комитете, чтобы постоянно по всем проектам рассматривать проектные решения, обсуждать, дает какие-либо рекомендации. ТЭО «ЗЕ-ЗК» обсуждали. Обычно экспертиза требует обсуждения потому, что там план прохождения трассы и так далее, протокол должен быть. По данному проекту с Сыздыковым Б.К. встречались при обсуждениях, или он Билялову рассказывал. На обсуждениях, когда показывалась эта модель, цветная, тогда задавались вопросы, обсуждали активно, и Сыздыков Б.К. активно обсуждал, т.е. объяснял. Билялов работник «КазДорНИИ», их структурного подразделения. А был ли приказ на него, он не знает. У него не было таких людей, в Комитете не было таких людей, которые знали бы эту работу по подготовке бюджетной заявки, а Билялов О. знал эту работу, знал эти моменты. Он не думает, что это было нарушением, Билялов О. работал в рабочем порядке.

Сама модель она составлялась, ее надо смотреть комплексно, чтобы развить, т.е. призвать сюда трафик, получить выгоду, подход к этому проекту изначально был рассмотрен так, чтобы создать логистические центры, убрать все барьеры, то есть увеличить привлекательность этого коридора по сравнению с другими коридорами. И в Послании это было также отмечено, и создание таких центров приведет к преимуществу по сравнению с другими транспортными коридорами. И при обсуждениях концепции проекта «Западная Европа — Западный Китай» Сыздыков Б.К. пояснял исследовательские вопросы, так как по остальным вопросам Аблалиев у него не консультировался. Сумма 309.1 миллиона тенге складывалась – 110 миллионов тенге на разработку ТЭО, а остальные 199 миллионов тенге – для институционального компонента. Заявку на 110 миллионов тенге готовило его управление, а на 199 миллионов тенге расчеты готовил Билялов. Он ни от кого не слышал и сам не был свидетелем того, чтобы Кутербеков сказал: «Рассчитай на 200 миллионов, подгони расчеты, 110 миллионов у нас уже есть». Кутербеков от него не требовал дополнительно предоставление каких-либо расчетов. Омирбаев Н.Б. как руководитель, может быть, визировал эти расчеты. Техзадание и концепция – это разные документы. В технической спецификации только название поменялось, раньше оно называлось техническое задание. Техническая спецификация это и есть техническое задание, просто «шапку» поменяли. Транспортно-логистичсекие центры – это центры, склады для перевалки грузов, грузоперевозок по коридору. Спутниковая навигация – это для отслеживания грузов, для удобства пользования дорог, для отслеживания грузопотоков, где они находятся в сохранности или нет. Изучить необходимость их внедрения в ТЭО нужно было для того, чтобы улучшить привлекательность коридора, вот эти исследования, представили материал инвесторам, чтобы они были уверены в будущем этого проекта.

Кутербеков не имел права вносить какие-либо свои изменения или дополнения в договор, заключаемый с победителем конкурса. Протокол конкурсной комиссии является основанием для заключения и подписания договора. КРТИ, МТК не могли воздействовать на ТОО «КазДорПроект» в части привлечения его субподрядчиков, т.к. в его заявке конкретно указана его субподрядная организация. На выбор субподрядчиков ТОО «КазДорПроект» не влияли.

По оплате вначале разработчик ТОО «КазДорПроект» приносят акты выполненных работ в его управление, возглавляемое им. И вот эти их работы они обычно давали им в электронном варианте за день-два, и они выносили на обсуждения. На обсуждениях были специалисты структурных подразделений министерства, после одобрения которых, они начинают подписывать акты выполненных работ. Согласно заданию на генподрядчика возложено обязательство пройти госэкспертизу, экономическую, экологическую и санитарно-эпидемиологическую, и согласование в органах дорожной полиции. Экономическая экспертиза проводится Министерством экономики и бюджетного планирования.

Допрошенный в суде свидетель Маратов К.М. показал, что в 2007-2008 годах он работал ведущим специалистом, в основном работал секретарем конкурсной комиссии, собирал подписи членов конкурсной комиссии. При рассмотрении конкурсных заявок он не участвовал. При рассмотрении материалов какое-либо воздействие Кутербекова Д.К. или Омирбаева Н.Б., или других членов комиссии на него, как на секретаря конкурсной комиссии, не было. Проект договора с победителем конкурса готовит заказчик. Заказчиком по проекту «ЗЕ-ЗК» был Комитет развития транспортной инфраструктуры МТК. Кто готовил проект договора, он не знает.

Допрошенный в суд свидетель Тельтаев Б.Б. показал, что в 2006 году он являлся руководителем ТОО «КазДорНИИ». О конкурсе они узнали из официального объявления, бюллетеня по госзакупкам. Их институт участвовал в конкурсе, но этот тендер они не выиграли, прошел победителем «КазДорПроект». Принимать участие в этом тендере было коллегиальным решением, которое было принято в его кабинете.

Про ТОО «АзияМегаТранзит» он слышал, Иманбекову А. знает. Он познакомился с ней в здании Министерства транспорта и коммуникаций. Они запланировали, что в случае выигрыша эту работу она, в принципе, сможет выполнить для него.

ТОО «АзияМегаТранзит» давало им перечень специалистов, кто и что будет выполнять, и они уже в составе тендерной заявки уже имели договор намерения с этой компанией.

Он знает Сыздыкова Б.К. Когда тот был советником министра транспорта, они имели с ним один разговор о будущих крупных проектах, которые возможно будут. Такой разговор они имели с ним в кабинете. У него в кабинете он был только один раз, угловой кабинет.

На совещаниях слышал, что Сыздыков Б.К. являлся советником министра.

Допрошенные в суде свидетели Каганович Е.В., Оразымбетов А.А., Ершов О.С. дали показания, аналогичные показаниям свидетеля Тельтаева Б.Б.

Допрошенный в суде свидетель Комов Ю.К. показал, что в 2007 году он работал директором «КазДорПроекта» и участвовал в конкурсе по разработке ТЭО «ЗЕ-ЗК». Когда объявили тендер, у них отслеживают блок МТК два сотрудника, и почему-то этот тендер они пропустили. И об этом тендере он узнал от своего партнера французского инженера Матью. Когда он получил информацию из Франции и из России, он увидел, что у него для участия в конкурсе получается очень мощная команда. Это 22 специалиста, в том числе 13 специалистов из Казахстана, 5 из Франции, 4 из России. Причем по каждому пункту задания подбирался специалист, который имел огромный колоссальный опыт в этой области, имел опубликованные работы, если шел разговор о соглашении между Россией и Казахстаном, то специалист из России участвовал в подготовке таких документов, имел опубликованные работы, и так по каждому пункту. В итоге получилось очень мощная команда. И он думает, что в определенной степени было неожиданным, что на тендер вышел «КазДорПроект», имея такую мощную команду. Они подали заяывку нак участие в конкурсе. В конце июля ему позвонил господин Омирбаев Н.Б. и попросил, чтобы он срочно приехал в Астану. Утром он был у господина Омирбаева Н.Б. в кабинете. Тот ему предложил, чтобы он поменял партнеров. Но Комов Ю.К. не мог этого сделать, потому что партнеры есть партнеры, тем более партнеры, которых рекомендовали ему его большие друзья. Омирбаев Н. привел такой довод, говорит: срок проекта очень короткий, а людей, которых они рекомендуют, они имеют по этому вопросу уже наработки, и поэтому если ты их не возьмешь, ты просто не успеешь выполнить проект в срок. Комов Ю.К. сказал, ничего, постараемся, сделаем. Второй довод – Омирбаев Н. говорит: проект нужно будет согласовывать с другими министерствами и ведомствами, люди которые будут тебе помогать, они имеют в этой области связи, знакомства и это обеспечит успешное прохождение проекта в министерствах и ведомствах. Комов Ю.К. сказал: «Ничего, если мы хорошо сделаем работу, мы ее со всеми согласуем». И последний довод, против которого у него не было возражений – «тогда ты не получишь проект». Когда за спиной находятся люди, находится коллектив, и нужно, чтобы люди получали работу, он согласился. Омирбаев Н. не называл ни фамилии, ни фирмы и, Комов Ю.К. даже уверен, что Омирбаев Н. не знал этих фамилий, и в его миссию это не входило. В его миссию входило познакомить Комова Ю.К. с человеком, который скажет, какие фирмы и фамилии нужно включать, и кому сколько платить и так далее.

После этого господин Омирбаев Н. кому-то позвонил, и в кабинет буквально через минут 5-7 подошел господин Сыздыков Б.К. Комов Ю.К. его раньше не знал. Господин Омирбаев Н.Б. познакомил его с господином Сыздыковым Б.К., представил его как советника министра и сказал: «Вот, господин Комов, вы продолжаете работать». Они вышли с господином Сыздыковым Б.К. из кабинета Омирбаева Н.Б., спустились на первый этаж, и вышли на площадку перед МТК. Зашли в кафе, заказали чай, кому-то господин Сыздыков Б.К. позвонил, и буквально через 10 минут подошла Аида Иманбаева. Он сказал: «Вот, все дела будете иметь с Аидой, и продолжайте устанавливать контакт». Дальше он ушел, они с Аидой переговорили минут 5-7, обменялись визитками, номерами телефонов, и расстались. С Сыздыковым Б.К. у него еще была встреча в Министерстве, когда он делал какой-то доклад. Комов Ю.К. немного понимает в дорожном деле, и может сказать, что доклад Сыздыков Б.К. делал неудачно, не квалифицированно. Доклад касался оценки тендерных предложений, есть финансовое предложение, есть техническое предложение. То есть задача исключительно простая, но что Сыздыков Б.К. там говорил, трудно было понять. После разговора его с Иманбаевой А. его заместитель вылетел в Астану, подготовил тендерное предложение, которое было принято, и они по этому тендерному предложению получили проект. После этого к нему с договором на выполненные работы приехала Аида Иманбаева, она дала ему проект договора, чтобы он посмотрел, он обратил внимание на то, что состав работ, которые должны были выполнять его новые партнеры, отличался от технического задания. Она сразу согласилась – да, они это откорректируют. Следующий вопрос – был вопрос по стоимости. Она подала ему проект договора, стоимость была указана 197 миллионов 900 тысяч тенге, эта стоимость партнеров, его 110 миллионов тенге. Он сразу прикинул, а как выполняются требования по распределению объема работ между подрядчиком и субподрядчиком: 1/3 и 2/3, условия выполняются. Откуда появилась цифра 197 миллионов 900 тенге. В разговоре он понял, что в такой пропорции в техническом задании распределены работы и стоимости работ между «КазДорПроектом» и партнерами. Причем он хочет подчеркнуть один момент, что существует такое правило, что если превышается стоимость, заявленная хотя бы на одну тенге, то заявка аннулируется. Он стал уточнять по работам, перечислил виды работ, в ТЭО решаются две главные задачи: они должны подтвердить техническую возможность и экономическую целесообразность строительства объекта. Написано экономическая модель. Он спрашивает: «Вы знаете экономическую модель Всемирного банка «НDM-1V»?» — нет, если делается ТЭО и впоследствии предусматривается, что для этого ТЭО будет осуществляться строительство, реализация проекта и будут привлекаться международные финансовые институты, то оценка эффективности проекта должна быть сделана обязательно с использованием экономической модели Всемирного банка, версия 4. Эта версия для стран бывшего советского союза. Она говорит: «Мы не знаем этой модели». Он говорит: «Хорошо, мы эту работу сделаем, но тогда мы от Вас должны забрать какую-то часть денег». Она говорит: «Хорошо, посмотрим». Дальше следующий вопрос – это экспертизы. Они идут лидерами, должны сдавать на экспертизу и за это оплачивать, это еще 10 миллионов тенге. Значит, 15 миллионов тенге. Аида не могла принять, если она по составу работ сразу приняла решение, здесь она сказала, что не могу принять решение, давай подождем немного, я посоветуюсь, и они расстались. Через некоторое время она приносит договор и стоит не 197, а 183 миллиона тенге, т.е. 15 миллионов тенге она отдала в пользу «КазДорПроекта», отдала именно те работы, которые должны были выполнять партнеры, но отдали «КазДорПроекту.» Итак, получилось 125 миллионов тенге их доля, т.е. доля «КазДорПроекта». Начали работать, и они работали над этим проектом. 19 октября 2007 года он получаюет письмо из Комитета за подписью господина Кондрашкина о том, что он должен представить отчет о выполненных объемах работ и должен сдать этот отчет 20 октября. 19 октября он позвонил Иманбаевой Аиде, сказал, что нужно представить отчет, спросил, готовы ли они, могут ли представить информацию, она сказала, есть, что сейчас сбросят. В итоге, так и не сбросили. Они договорились, что придут к ней в офис, и она даст им эту информацию, и сказала, что рядом находится типография, что их отчет размножат, переплетут и сдадут. Итак, 20 октября утром они прилетели в Астану, пришли в офис Аиды. К сожалению, Аиды в офисе не оказалось, была там девочка, она отдала ему материалы, он посмотрел, откровенно говоря материалы были ненормальные, понятно было, люди торопились. Они взяли эти материалы и пошли искать типографию. Выйдя из офиса, буквально у здания он столкнулся с господином Сыздыковым Б.К. Это было 20 октября в 10.00 часов утра. Они поговорили буквально 2 минуты. После этого они пошли в типографию, размножили материалы, потом сдали, и их отчет там прошел. После этого, когда они выполняли объем работ, они представляли процентовки, надо сказать министерство их оплачивало им быстро.

ТЭО определило принципиальные проектные решения. Принципиальные проектные решения – это, прежде всего, прохождение трассы. Вот как раз по прохождению трассы они получили массу замечаний от Кутербекова Д.К.: как обойти населенные пункты, как пройти.

Комов Ю.К. инженер и привык четко формулировать название и задачи. Что такое инновационная модель, он не может сказать. Если бы он почитал техническое задание и увидел, что входит в эту модель, возможно бы и участвовал. Он называет вещи своими именами. Есть ТЭО, инновационной модели нет в дорожном деле, ее можно прицепить и так далее, но в принципе в ТЭО такой темы нет. Вот договор на субподряд на 183 миллиона тенге. Там написано – «транспортная модель, экономическая модель, финансовый анализ и так далее», вот эти работы, которые делал для них субподрядчик, и они оплачивались. И действительно экономическая модель сделана, но эта экономическая модель для корзины. Она для ТЭО не нужна, потому что для оценки ТЭО есть одна модель «НDM-1V» модель Всемирного банка, и если они хотят, чтобы впоследствии этот проект финансировался международными банками, Азиатским, Исламским, они должны оценить экономическую эффективность использования с помощью этой модели.

Допрошенный в суде свидетель Каримов С.М. дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Комова Ю.К.

Допрошенный в суде свидетель Дуйсенбинов А. показал, что в «АМТ» он пришел работать в 2006 году. Он попросил брата устроить его на работу, брат знал Сыздыкова Б.К. по каким-то старым делам, и он попросил его устроить Дуйсенбинова А. на какую-либо работу. Он выполнял небольшие поручения, переводы, помогал составлять презентации. Потом был какой-то период, когда Сыздыков Б.К. сказал, что ему по каким-то причинам некогда, какие-то вопросы он хочет перекинуть на него, по вопросам банка, по подписанию каких-либо документов, и в связи с этим он назначил его на должность исполнительного директора, и он согласился. По функциональным обязанностям его работа не сильно изменилась, даже если он подписывал какие-либо договора, решение самостоятельно он по ним не принимал, решение всегда принимал Сыздыков Б.К., либо по телефону, либо в офисе на Гребном канале, либо устно он говорил, и он подписывал. Дуйсенбинов А. сам не принимал самостоятельные решения по заключению договоров субподрядов, по перечислению денежных средств. Об участии ТОО «АМТ» в конкурсе по госзакупкам по разработке проекта «ЗЕ-ЗК» ему известно, что на субподряд бралась компания «Сати Инвест» во главе с Аидой Иманбековой, были договора какие-то. Он подписывал некоторые договора, сейчас не помнит какие именно. Суммы по договорам были большие. Он сейчас не помнит. На тот момент, когда он там работал, офис находился на «Гребном канале». В штате был он, помогала по каким-то бухгалтерским вопросам Сахметова, остальные были нанимаемые специалисты. Сыздыков Б.К. довольно часто появлялся в офисе. Всю финансовую работу ТОО «АМТ» контролировал Сыздыков Б.К. К примеру, по распечатке презентации, по оплате счетов, заплатить за переводческие услуги он мог сам подписать договора с предварительного согласия Сыздыкова Б.К. По выполненным работам по проекту «ЗЕ-ЗК» ему известно, что на субподряде у них была фирма ТОО «Сати Инвест», им высылали акты какие-то, и если Сыздыков Б.К. их одобрял, то Дуйсенбинов А. их подписывал. С Аидой Иманбековой его познакомил Сыздыков Б.К. Он представил ее как директора компании ТОО «Сати Инвест», Дуйсенбинов А. несколько раз ходил к ней в офис по ул. Ауэзова 40, где ресторан «Аладдин». Цель знакомства была, будем работать вместе по договору по проекту «ЗЕ-ЗК». Он в их работу не вникал. Они, ТОО «Сати Инвест» выполняли работы, и если Сыздыков Б.К. говорил, что все хорошо, то они подписывали договора, делали платежки. По суммам, по денежным платежам, которые были в контракте, договорах все обговаривалось, договаривалось с Сыздыковым Б.К., до него доходило только, чтобы подписать. С Биляловым Олжасом его познакомил Сыздыков Б. Билялов приходил несколько раз к ним в офис. Он сейчас не помнит, на какой именно проект, но он приходил, выполнял какую-то работу, и через несколько дней ушел, вроде бы, сотрудничество не состоялось. С Айтукеновой Б, его познакомил Сыздыков Б.К., она тоже приходила в офис. По проекту она оказывала юридическое сопровождение какое-то, а какое он не знает. Вся информация по проектам к нему спускалась от Сыздыкова Б.К. Если бы Сыздыков Б.К. не был бы доволен работой, Дуйсенбинов А. не подписывал бы договор, раз Сыздыков Б.К. говорил подписывать акты, значит, все шло нормально.

Насколько он помнит, все договора им получались уже в готовом виде либо от Сыздыкова Б.К., возможно и от Сахметовой Г. Сыздыков Б.К. обсуждал и готовился по проекту «ЗЕ-ЗК» осенью 2006 года.

Допрошенный в суде свидетель Кожубаев Т. показал, что он работает директором ТОО «СатиИнвест», которое было зарегистрировано в 2003 году в г. Астана. При регистрации ТОО он указал следующие виды деятельности ТОО – консалтинговые услуги в сфере инвестиционной деятельности, включая разработку ТЭО, проведение исследований, различного рода консультации, семинары и так далее, связанные с инвестиционной деятельностью государственной и частной. Штат ТОО у него менялся в зависимости от контракта, который они выполняли, от 3-х человек до 15. Иманбекова А. работала практически с самого начала с 2004 года. Между ТОО «АзияМегаТранзит» и его ТОО по первоначальному контракту сумма была на 30 миллионов тенге, но в результате определенных обстоятельств сумма была уменьшена до 15 миллионов тенге и оплачена со стороны «АзияМегаТранзит». При заключении контракта он находился на учебе в Англии, и все дела по этому контракту администрировались директором Иманбековой Аидой, и выполнение работ она осуществляла, руководство и ведение финансовой документации, с субподрядными работами, защита перед министерствами. С Айтукеновой Б. его познакомил Сыздыков Б.К., насколько он понял, она отвечала за юридические разделы работ, которые они осуществляли. С Сыздыковым Б.К. его связывали приятельские, деловые отношения.

По договору и финансовых взаиморасчетах между «Сати Инвест» и АМТ на сумму 125 миллионов тенге ему известно, что контракт был заключен Иманбековой А. с его согласия. Во время, когда шло обсуждение по телефону с Сыздыковым Б.К. и с Иманбековой А., Сыздыков Б.К. обозначил, что большая часть денег должна будет возвращена ему лично за вычетом тех фактических расходов, которые они согласуют позже. Сыздыков о том, что надо будет обналичить деньги сказал ему сразу, когда еще предлагал сотрудничество по проекту, и это было одно из условий сотрудничества.

Фактическое расходование у них было 5 субподрядчиков, в составе где-то около 30 миллионов плюс 9 миллионов их расходы, 39 миллионов тенге были фактические затраты, и остальное ему пришлось вытащить через определенные фирмы в виде наличности. 39 миллионов тенге – это непосредственно стоимость разработки тех разделов, за которые они отвечали в рамках контракта. Сыздыков Б.К. просил его вытащить часть денег через обнальную фирму. Он это просил по телефону через Иманбекову А. Работы выполняли 5 фирм, среди них была российская компания «Экспертный центр» — 8.3 миллионов, компания ТАСК около 3,7 миллионов, 7 миллионов Фест Бизнес консалтинг, 1 миллион – экологию делало ТОО «Баткеш», 10 миллионов ТОО «Аксис Бизнес Консалиинг». 86 миллионов тенге оставалось, из них 7 миллионов было потрачено на расходы по обналичиванию, 7 миллионов удержали для покрытия их рисков. Деньги обналичивали через ТОО «ЭлектроИмпексЛТД». Эту фирму он нашел через своего друга Ким В., который имел с ними какие-то контакты. С ними был заключен контракт, по е-майл переписывалось, потом через Ким В. они все это подписали, потом он слетал где-то в конце декабря 2007 – начале января 2008 года в Алмату, и там эти деньги получил у посредника. В Алмате деньги он взял наличными. Ким В. организовал обналичивание, а от лица «ЭлектроИмпекс ЛТД» был человек, который принес деньги. Потом он прилетел в Астану и передал деньги Сыздыкову Б.К. в его доме. На счет ТОО «ЭлектроИмпексЛТД» было перечислено 86 миллионов тенге. Из них 7 миллионов они оставили себе. 7 миллионов тенге он оставил себе, а оставшиеся 72 миллиона тенге передал Сыздыкову Б.К. Иманбекова А. лично от Кожубаева получила вознаграждение в наличном виде за свою работу. Она получила значительную сумму, где-то около 3 миллионов тенге, наверное. Оплату он произвел из средств, которые были заработаны компанией за период. Часть может быть из обналиченных, он сейчас не помнит. Все договора, фиктивные акты, счет-фактуры, платежные поручения, подписывала Иманбекова А. по поручению Кожубаева. Все выполненные работы от его субподрядчиков, субподрядчиков ТОО «Сати Инвест» также принимала она. Иманбекова А. занималась поиском подборов специалистов для проекта «ЗЕ-ЗК» по просьбе Сыздыкова Б.К. Речь идет в данном случае о том, что Сыздыков Б.К. занимался формированием проекта и формированием пакета субподрядчика, поэтому ему нужны были рабочие лошадки, которые эту работу сделают. И насколько Кожубаев понял, Сыздыков Б.К. обратился к Иманбековой А., у нее были на тот момент контакты соответствующие. Она в рамках своего контракта субподрядчиков и искала для исполнения контракта, то есть для Сыздыкова Б.К. Иманбекова А. самостоятельно принимала решения по финансам, по хозяйственной деятельности компании, по участию в тендерах, в целом, кого набирать на работу и так далее, она имела свободу. Они только ставила его в известность о своих действиях. Иманбекова А. подбирала специалистов для исполнения контракта для Министерства транспорта и коммуникаций, которую администрировал фактически Сыздыков Б.К. Иманбекова А., она исполнитель, насколько он понимает. Сыздыков Б.К. ее держал в качестве исполнителя. В данном конкретном тендере Сыздыков Б.К. был инициатором и исполнителем. Кожубаев может предположить, что «КазДорНИИ» решил выйти без Сыздыкова Б.К., и последний сломал тендер. Он говорит это предположительно, это обычная технология, которая используется. Можно надавить на всех членов комиссии.

Допрошенная в суде свидетельница Сахметова Г.М. показала, что в компанию «АзияМегаТранзит» она пришла работать в конце ноября 2007 года, когда она пришла, там работы были выполнены, она не знает там всех подробностей. Компанию «Сати Инвест» тоже знает уже позже, когда все документы собирала, проводила отчеты, тогда она только с ними познакомилась. По «Сати Инвест» работала Иманбекова Аида, она пару раз ее видела, когда забирала счета, договора и все. По «Тура 7» — у нее были взаимоотношения с ИП «Айтукеновой Б.С.». С Айтукеновой Б.С. ее познакомил Сыздыков Б.К., она знает ее как субподрядчика ТОО «АМТ», там было ИП «Айтукенов», и с тех времен она ее знала. Айтукенова Б.С. обращалась к ней провести счета-фактуры, как будто бы выполнялись работы. С ТОО «Тура 7» она познакомилась, она работала в компании консультантом по ведению бухгалтерского учета, и представитель этой компании приходила, она оставила ей свои телефоны, и сказала, что у нас очень много клиентов, и если нужны будут ее услуги по обналичиванию, дать их телефоны. Когда Айтукенова Б.С. обратилась к ней найти фирмы по обналичиванию денег, она спросила: «Вы же бухгалтер, есть ли у вас такие знакомые?». Тогда она дала телефон ТОО «Тура 7» Айтукеновой Б.С., которая сказала ей, что очень занята, и попросила Сахметову Г. заняться этим самой. Тогда она забрала договора, отвезла в офис ТОО «Тура 7», потом через пару дней она забрала эти подписанные договора, фискальные чеки, и отвезла Айтукеновой Б.С. Это было в декабре 2007 либо январь 2008 года. Она в пакете, в файле относила договора по просьбе Айтукеновой Б.С. Сахметова Г. позвонила к ней, сказала, что пришла от Оксаны. Поднялась, оставила документы, та сказала, что дня через два три нужно прийти и забрать. Через два-три дня Сахметова Г. пришла и забрала в файле документы, договора, чеки фискальные, там было на сумму около 15 миллионов тенге. Потом передала все это Айтукеновой Б.С. Денежные средства передавала Мирабовой, какую именно сумму не помнит, а сумма договора была на 15 миллионов тенге. Деньги передавались в качестве вознаграждения. За то, что выписывались чеки, за обналичивание. Документы по обналичиванию были с ИП, Айтукенова Б.С. попросила, она говорила, что она не успевает работы какие-то провести. Она и передала ей деньги для передачи 0вознаграждения. Она так и сказала ей, что деньги нужно передать за то, что обналичили деньги.

По проекту «ЗК-ЗЕ» она знает, что работы все выполнялись, у них в офисе лежали отчеты, они работали с «КазДорпроектом», все документы, счета она получала у бухгалтера, фамилию не помнит.

С «Сати-Инвест» договор был дан на 130 миллионов тенге, а фактически, как бы Сыздыков Б.К. говорил, что сумма договора будет меньше, на 125 миллионов тенге. Но фактически они этот договор переделали в 2010 году. Ей сказали, что сумма договора меняется, нужно поменять. Директора компании Иманбековой А. долго не было, а потом, когда Тимур Кожубаев появился, он позвонил ей, сказал, что документы нужно в порядок привести, приехал в офис, она ему показала этот договора, что там сумма должна быть на 125 миллионов тенге, далее они переделали.

После очной ставки с Мирабовой, она поехала в офис, Айтукенова Б.С. у адвоката была. Они там встретились, Сахметова Г. объяснила, что была очная ставка с Мирабовой, что она дала показания, что это было обналичивание. И у них должна была быть очная ставка с Айтукеновой Б.С., буквально час разница. И тогда она ее попросила, чтобы она отказалась от тех показаний, потому что они должны были задавать ей такие вопросы, на которые она должна была найти ответы, чтобы снять вину с Айтукеновой Б.С., чтобы как-то уйти, что был факт обналичивания. Потом так и произошло: она отвечала на вопросы, что это ее предположения, фантазии. Об этом ее просила Айтукенова Б.С.

Допрошенная в суде свидетельница Сулима О.И. показала, что ТОО «Тура 7» было открыто в мае 2007 года, они занимались выполнением работ, услуг и продажами. В штате ее ТОО были Мирабова, Кулахметова, Денисов и она. В сентябре 2007 года ее контрагент ИП «Морозов» обратился к ней с просьбой, что нужно было выполнить для ИП «Айтукенов» технические и экономические разработки по проекту «ЗЕ-ЗК». Она согласилась. Он сказал, что всю документацию он подготовит сам, все предъявит через ее компанию за определенные комиссионные, они с ним договорились, подписали договор. И уже в декабре месяце он пришел с актом выполненных работ, счета на эти выполненные работы, и сумма была 14 миллионов 600 тысяч тенге. Они выписали счет-фактуры, сами работы Морозов выполнил сам, он просто делал через ее фирму. Айтукенову Б.С. а не знает.

Допрошенная в суде свидетельница Мирабова Ю.В. показала, что она поступила на работу в ТОО «Тура 7» в июне-июле 2007 года в качестве менеджера. С Айтукеновой Б.С. она не знакома. Ее работа заключалась в том, что она составляла документы, и ее руководителем была Сулима Оксана. Все что она ей говорила, все то она и делала. Сахметову Гулю она знает, она пришла к ним в офис сделать услуги, оставила им договора, чтобы сделали услуги, и ушла. Ее начальница Сулима О. сказала: «Делай». Она начала делать документы, начала готовить к подписке, начала выбивать чеки, там сумма была большая. Потом Сахметова Г. пришла, оставила деньги, Сулима О. забрала 4% своих и все. И больше она ее не видела. Она сидела всегда в офисе, и при ней работы, связанные с нормативно-правовым обеспечением ТЭО «ЗК-ЗЕ» на сумму 14 миллионов тенге ТОО «Тура7» не выполнялись. В офисе ТОО «Тура 7» их было двое — Сулима О. и она. Сулима О. давала ей поручения – сходить в банк, сделать документы, пробить чеки, и она все делала. Она снимала деньги в банке. Она знает, что договор был на 14 миллионов 600 тысяч тенге, а по каким суммам чеки были, она сейчас не вспомнит. И она деньги по доверенности снимала. Помимо договоров, они еще делали акт выполненных работ, она выбила чеки, потом Сулима забирала эти акты, отвозила, потом привозила, пока она эти чеки пробьет, ей кажется 5-6 чеков было, она их выбила до конца. Потом Сахметова Г. пришла, деньги отдала, 4% Сулима забрала, она все ей отдала.

Допрошенный в суде свидетель Латыпов М.А. показал, что в 2007 году он работал в ТОО «Сати Инвест» экономистом. В ТЭО он делал экономический раздел. Они работали непосредственно с компанией «ТАСК», те делали финансовый раздел, маркетинговые исследования, то есть он пользовался их информацией, еще транспортную модель делала другая израильская компания, и он также пользовался их информацией для разработки своего раздела. В разработку сам непосредственно раздел, в соответствии с техническим заданием, в соответствии с требованиями ТЭО, около трех месяцев было потрачено времени, разработана экономическая модель с рассчитанными показателями, которые характеризуют экономическую обоснованность данного проекта. За работу им оплатили 500 тысяч тенге. С ним вместе по ТЭО работали Гульмира Абдиева и Лаура. Гульмира Абдиева делала зоны приграничной торговли, Лаура делала социальный раздел. Там еще финансовый был анализ, его делали израильтяне. Руководителем ТОО «Сати Инвест» в момент разработки ТЭО была Иманбекова Аида. Кожубаев в это время был в Великобритании на учебе.

Допрошенная в суде свидетельница Байнакова Л.Ж. показала, что в то время она сидела дома по уходу за маленькими детьми. Она работала один год в ТОО «Сати Инвест», участвовала в разработке ТЭО, в части социального анализа. Так как она была с ребенком, она брала задания в офисе, печатала его дома, привозила проект материала. Ее работа заключалась в том, что она брала информацию в определенных источниках, потом все это изучала, проводила анкетирование, обследование, печатала, анализ проводила, все это напечатала и сдала весь материал Аиде Иманбековой. Она за это вознаграждения не получала, т.к. она работала на заработную плату, у нее она ежемесячно была 60 тысяч тенге.
Допрошенный в суде свидетель Ахметов К.К. показал, что в 2008 году он работал начальником управления бюджетного планирования и государственных закупок Министерства транспорта и коммуникаций. Сыздыкова Б.К. он не знает. По разработке ТЭО они ежегодно составляли проект бюджета, исполнение, контроль, и у них ежегодно утверждался план государственных закупок. В приемке ТЭО по проекту «ЗЕ-ЗК» он не участвовал. Их ТЭО прямо не касается, но косвенно они подготавливают на основании данных, планируют бюджет из каждого департамента, из каждого комитета, прежде чем разработать ТЭО, они им дают рабочие документы, и их обязанность была просмотреть эти документы. Поэтому его включили в рабочую группу по контролю за ходом разработки ТЭО.
Допрошенный в суде свидетель Сагинов З.С. показал, что в 2009 году он работал председателем Комитета автомобильных дорог. На сегодняшний день ТЭО «ЗЕ – ЗК» они используют в своей работе, на основе этого ТЭО финансовые институты рассматривают сейчас заявки по участку «Алматы-Хоргос». В целом, насколько ему известно, в ТЭО были такие компоненты как спутниковая навигация, транспортно-логистические центры, эти компоненты были предложены «ФУР Казына», по этим компонентам была отдельная программа, а по логистическим центрам разработана новая программа, и по ней сейчас они работают.

Допрошенная в суде свидетельница Гонова С.А. показала, что он в 2007 году работала главным специалистом отдела анализа и программ департамента стратегического планирования и международного сотрудничества. Ее руководителем была Рахимбекова. Приказ № 168 от 12.10.2007 года ей знаком. Она участвовала в одном заседании рабочей группы, где была презентация по разработке ТЭО «ЗЕ-ЗК». Сыздыкова Б.К. она знала, как советника министра, или помощника министра. Это ей стало известно в августе-сентябре 2007 года. Ей Сыздыкова Б.К. как советника министра представила ее руководитель — директор департамента. Она сказала ей: «Иди к советнику, он поможет откорректировать доклад». К ней на исполнение поступил протокол президента, где одним из пунктов было поручение Министерству транспорта проработать вопрос создания мега-проекта развития единой системы транзита. Протокол по модернизации экономики № 01-7.2, апрельский протокол, точно не помнит. Там нужно было срочно исполнить, у нее в отделе никого не было, и директор посоветовал ей обратиться к Сыздыкову Б.К., чтобы написать быстро доклад. Они написали доклад, он подкорректировал, и все.

Допрошенная в суде свидетельница Фоменко О.К. показала, что с 2007 года и по настоящее время она работает в Министерстве транспорта и коммуникаций. В тот период ее департамент назывался департаментом стратегического планирования и международного сотрудничества.

Она входила в состав рабочей группы. В одном заседании она принимала участие, потом по мере того, что у нее был очень большой объем работы, она просто физически не могла принимать участие, и об этом она говорила на следствии. В приемке работ по ТЭО «ЗЕ-ЗК», как таковых, она участия не принимала.

Допрошенные в суде свидетели Тюлюбаев Д.М. и Абагулова Ш.К. подтвердили правильность изложенных ими в Сводном акте выводов.

Допрошенные в суде свидетели Хван К. и Соколов А.Е. подтвердили выводы, изложенные ими в заключении государственной экспертизы, выданной на ТЭО «ЗЕ-ЗК».

Допрошенные в суде эксперты Карсыбаева С.С. и Медеуова Н.Г. подтвердили выводы, изложенные ими в заключении эксперта № 809 от 15.03.2011 года повторной судебно-бухгалтерской экспертизы.

Допрошенный в суде эксперт Дюсенбаев О.У. показал, что подтвердил выводы, изложенные им в заключении эксперта № 3031 от 15.10.2010 года.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетеля Билялова О.Н. он показал, что в 2007 году занимался анализом технической спецификации проекта «Новая транспортная система г. Астаны» по найму ЕБРР и в это время познакомился с Сыздыковым Б.К. При очередной встрече он сказал, что у него имеется идея по развитию проекта «ЗК-ЗЕ» и что составил Концепцию по развитию данного коридора, и просил просмотреть документы, чтобы он изучил и дал оценку. Документ (Концепция) по коридору «ЗК-ЗЕ» содержал в себе идею по изменению нормативно-правовой базы, внедрению спутниковой навигации, логистических центров и изучению сырьевых баз на протяжении коридора. Изучив данный документ, он по нему выделил замечания. Замечания были в том, что под каждую идею у Сыздыкова Б.К. не было экономического и социального обоснования, отвечающего на вопрос целесообразности всей Концепции. Согласно идее Сыздыкова Б.К. вдоль коридора «ЗК – ЗЕ» должны быть построены транспортно-логистические центры, спутниковая навигация. Он сделал замечания по документу, в нем не было вопроса об экономической обоснованности необходимости всего этого комплекса, для чего оно необходимо государству и не было дальнейшего видения проекта. Вследствие чего он указал, что в его документе нет методики, нет разделов об изучении интенсивности транспортного потока, влияющего на принятие решения, и он ему расписал все свои замечания и выводы. Им были добавлены разделы: «транспортная модель», «экономическая модель», «маркетинговый анализ» и переданы обратно Сыздыкову Б.К. Эти разделы необходимы для расчетов необходимости предлагаемых решений. Через некоторое время Сыздыков Б.К. пригласил его для участия на презентации Концепции развития коридора «ЗК — ЗЕ» для того, чтобы при возникновении вопросов он мог тоже ответить и объяснить по своим добавленным разделам. Презентация Концепции проводилась в кабинете председателя КРТИ МТК РК Кутербекова Д.К., где Сыздыков Б. был докладчиком. На презентации также присутствовали работники КРТИ Умирбаев Н., Жарылкаганов Б., Кондрашкин С. и другие специалисты, а также работник АО «Самрук-Казына». Присутствующим на презентации работникам его представил Сыздыков Б.К. как магистра в области транспорта, закончивший ВУЗ в Лондоне. По окончании презентации у Кутербекова Д.К. возникли вопросы по транспортной модели и по спутниковой навигации. На его вопросы отвечал только Сыздыков Б.К., а он лишь в конце дополнил, что основная задача Концепции ответить на вопрос, нужно ли внедрение компонентов коридора-«спутниковая связь», «транспортно-логистические центры» и т.д. и не должны представлять собой просто исследования. То есть, после проработки вопросов: сколько денежных средств необходимо будет вложить, когда они окупаться и что это принесет. Он говорил, что они не могут согласиться на реализацию проекта пока не будет цифр по стоимости реализации транспортно-логистических центров, спутниковой навигации и т.д. Но Сыздыков Б. в ответ сказал, что реализация его Концепции необходима. Концепция Сыздыкова Б.К. по проекту «ЗК-ЗЕ» рассматривалась как отдельное видение по проекту. После презентации Концепции проекта Сыздыков Б.К. через несколько дней, попросил его подъехать к зданию МЭБП, где он сообщил, что были у вице-министра Супруна и что Концепция проекта «ЗК-ЗЕ» предварительно согласована и поддержана. В дальнейшем, Сыздыков Б.К. пригласил его уже на совещание, где Кутербеков Д.К. сказал, что о Концепции хорошо отозвался Министр, и обратвшись к Сыздыкову Б.К. поинтересовался сроком исполнения и сколько денежных средств для этого надо будет привлечь. Тогда Сыздыков Б. ответил Кутербекову Д.К., что для ответа на эти вопросы ему нужно один-два дня. Затем, Сыздыков Б. спросил у него, сколько стоит разработка транспортной модели проекта, на что он ответил около 1,0 млн. долларов США с исследованиями в течении трех лет. Через один или два дня, как и обещал Сыздыков Б., они собрались у Кутербекова Д.К., где Сыздыков Б. озвучил сумму в 300,0 млн. тенге на три года, то есть по 100,0 млн. тенге в год на разработку Концепции. Откуда он взял эту сумму ему не известно. И тогда работник Комитета Жарылкаганов Б. сказал, что на три года МТК РК не сможет запросить такую сумму, так как нет переходящего из года в год бюджета. Однако там же, он всем участникам совещания сказал, что иначе достоверного и качественного исследования по транспортной модели не будет, так как первый год исследований необходим для сбора данных, второй год — калибрация, третий год- установление достоверности проведенных исследований. В конце Кутербеков Д. сказал Умирбаеву Н., чтобы он сам переговорил с разработчиками текстовки Концепции — Сыздыковым Б.К., Иманбековой А. После этого, они все прошли в кабинет к Умирбаеву Н., где ему объясняли каждый раздел Концепции. На все вопросы Умирбаева Н. отвечал Сыздыков Б. и Иманбекова А., а он лишь по разделу «транспортная модель». От Умирбаева Н. были замечания в части выполнения работ по экологическому, социальному, институциональному разделах. Далее, Сыздыков Б. вновь обратился к нему с просьбой еще раз просмотреть разделы Концепции которые он сам разработал — «транспортная модель», «финансовая модель» и «экономическая модель». В предоставленном Сыздыковым Б. варианте технического задания на разработку ТЭО «Инвестиционная модель международного транзитного коридора «ЗК-ЗЕ» не было конкретных заданий и имелись фразы: «должно будет сделано», а я переделал техническое задание с применением фраз: «консультант выполнит», а также конкретизировал задания, в части «что должен конкретно сделать консультант». После доработки технического задания на разработку ТЭО «Инвестиционная модель международного транзитного коридора «ЗК-З Е» он данный документ в электронном варианте вернул Сыздыкову Б.К.

Он содержал в себе разделы в следующей структуре:
1. «Нормативно-правовое обеспечение» п.2.1
2. «Маркетинговые исследования» п.2.2
3. «Технико-технологический анализ» п.2.3
4. «Транспортная модель» п. 2.4
5. «Экономическая модель» п.2.5
6. «Финансовый анализ» п.2.6
7. «Социальный анализ» п 2.7
8. «Предварительная оценка воздействия на окружающую среду» п.2.8
9. «Институциональная схема» п.2.9
10. «Концессионная модель участка Алматы-Хоргос» п.2.10

При этом, Сыздыков Б. про реконструкцию и строительство автомобильной дороги «ЗК-ЗЕ» ему ничего не говорил и в его техническом задании этого не было. Название технического задания Сыздыкова Б.К. как «технико-экономическое обоснование инвестиционной модели…», так как исследования инвестиционной модели это само по себе не технико-экономическое обоснование. Отработанный документ он передал Сыздыкову Б. К. В апреле 2007 года Кутербеков Д. К. пригласил его к себе и в своем кабинете в присутствии заместителя Председателя Комитета Кондрашкина С. сказал, что в Министерстве одобрена сумма проекта равная 310,0 млн. тенге на разработку ТЭО, в том числе 110,0 млн. тенге на реконструкцию дороги. После чего Кутербеков Д. обратился к нему с вопросом как в международной практике рассчитывают стоимость консультантов. Он сказал, что берётся стоимость одного консультанта и рассчитывается сумма по человеко-месяцам. Тогда Кутербеков Д. попросил, чтобы он помог Кондрашкину С. оформить расчеты на указанную сумму. Они прошли вместе с Кондрашкиным С. к нему в кабинет, где он спросил имеется ли у него техническое задание на разработку ТЭО «Инвестиционная модель международного транзитного коридора «ЗК-ЗЕ», Кондрашкин С. вызвал к себе начальника Управления Жарылкаганова Б., у которого имелись сметные расчеты стоимости ТЭО на реконструкцию дороги на сумму 110,0 млн. тенге. Увидев сметные расчеты на 110,0 млн. тенге, он сказал Кондрашкину С. и Жарылкаганову Б., что работы на данные денежные средства не отражены в его техническом задании. Тогда ему было предоставлено готовое техническое задание, с включением работ по доработке ТЭО участков маршрутов автомобильных дорог. С учетом предоставленного ТЭО он приступил к расчетам стоимости исследовательских работ по разработке ТЭО, а именно начал считать, сколько консультантов необходимо и по какой цене. У него вышла определенная сумма денежных средств на исследовательские работы, но она была гораздо меньше чем 199,1 млн. тенге. Когда он считал стоимость работ Кондрашкин С. спросил у него откуда взялась сумма 310,0 млн. тенге тот ответил, что понятия не имеет откуда взялась данная сумма. Но в ходе дальнейшей работы, Кондрашкин С. попросил составить расчеты, чтобы они соответствовали сумме около 310,0 млн. тенге, что им и было сделано. Данные расчеты заключались в таблице с общей суммой в 309,1 млн. тенге в соответствии с предоставленным техническим заданием на 19 страницах. По ходу составления было решено включить в таблицу стоимость работ на 110,0 млн. тенге. По просьбе Жырылкаганова Б. в таблице была создана дополнительная графа «Расчеты МТК в соответствии со СНИПОМ в 110 млн. тенге». По истечении чуть более 30 минут он отдал документ в электронном варианте Жарылкаганову Б. После этого, Жарылкаганов Б. попросил его подписаться на документах, но он отказался и между ними был небольшой профессиональный конфликт. Хотя расчеты фактически не соответствовали действительности, и так как Кутербеков Д. сказал, что сумма определена и равна 310,0 млн. тенге он доказывать ничего никому не стал и его никто не спрашивал об этом. При составлении расчетов он только выразил свое мнение Кондрашкину С. что ТЭО «золотое», но он значения этому не придал. Кроме того, когда при составлении расчетов он обнаружил, что работы исследовательского уровня и технического уровня предусматривают проведение одинаковых работ он сказал об этом Кондрашкину С. или Аблалиеву С. но никто почему-то не обратил особого внимания на это. Умирбаев Н.У. должен был заметить, что разделы работ исследовательского уровня и разделы работ технического уровня повторяются, так как по определению интенсивности движения он именно ему объяснял когда тот задавал вопросы. При этом выполнение такого же вида работы было определено в работах технического уровня. Спустя небольшой промежуток времени его вызвал Кутербеков Д. с просьбой разъяснить ему механизм приведенных им расчетов, так как он направляется в МЭБП РК по вопросу рассмотрения бюджетной заявки МТК РК по проекту «ЗК-ЗЕ». В кабинете у Кутербекова Д. на его ноутбуке он объяснил ему механизм работы таблицы с расчетами. Кутербеков Д.К. видел в таблице, что стоимость отечественных специалистов отражена в 3000 долларов США с общим количеством 148 чел/мес, стоимость экспертов СНГ в 6500 долларов США с общим количеством 24 чел/мес, стоимость международных консультантов до 33 000 долларов США с общим количеством 12 чел/мес, административные расходы и переводчики/социологи. По данной таблице он ему объяснял как она работает. Также он ему объяснил, что при изменении стоимости консультантов и количества трудозатрат будет меняться стоимость работ. По обоснованности стоимости работ на сумму 309,1 млн. тенге Кутербеков Д. вопросов ему не задавал и он удалился. При проведении конкурса государственных закупок работ по разработке указанного ТЭО он предоставлял в АО «КазДорНИИ» и ТОО «КазДорПроект» свое резюме. В реализации проекта ТЭО он вообще не участвовал. По предоставленному на обозрение технической спецификации и техническому заданию на разработку ТЭО «Реконструкция международного транзитного коридора «ЗК-ЗЕ» имеются особенности и замечания, а именно раздел «определение и прогнозирование интенсивности движения» работ технического уровня технического задания и технической спецификации уже охвачен разделом «транспортная модель» работ исследовательского уровня. Раздел «экономическая эффективность проекта» работ технического уровня охвачен разделом «экономическая модель» работ исследовательского уровня. Раздел «финансовый раздел» работ технического уровня охвачен разделом «финансовый анализ» работ исследовательского уровня. Раздел «социальный раздел» работ технического уровня был охвачен разделом «социальный анализ» работ исследовательского уровня. Раздел «институциональный раздел» работ технического уровня был охвачен разделом «институциональный анализ» работ исследовательского уровня. Раздел «предварительная оценка воздействия на окружающую среду» работ технического уровня был предусмотрен разделом «предварительная оценка воздействия на окружающую среду» работ исследовательского уровня, за исключением пункта по ремонтно-восстановительным ресурсам и реабилитации. Раздел «маркетинговый раздел» работ технического уровня был предусмотрен разделом «маркетинговые исследования» работ исследовательского уровня. Большинство разделов технической спецификации и технического задания перекликаются между собой и предусмотрено выполнение работ практически по два раза. Не следовало включать разделы, которые дублируют между собой. Если какие-то вопросы не были включены в разделах исследовательского и технического уровня, то надо было выбрать один из уровней и дополнить задания. От работников МТК узнал, что Сыздыков Б.К. является советником Министра. Основным разработчиком Концепции был Сыздыков Б. У заместителя Председателя КРТИ МТК РК Умирбаева Н.Б. по вопросу разработки технического задания на разработку Концепции, а затем и ТЭО автокоридора «ЗК- ЗЕ» они с Сыздыковым Б.К. собирались не более двух раз по вопросам разработки технического задания, а именно по работам исследовательского уровня. Это было до подачи бюджетной заявки МТК РК на выделение 309,1 млн. тенге на разработку ТЭО. Умирбаев Н. задавал вопросы по разделам работ исследовательского уровня, на которые отвечал Сыздыков Б.К. Он также отвечал на вопросы Умирбаева Н. по транспортной модели.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетеля Абенова М.М. он показал, что является кандидатом физико-математических наук. С августа 2007 года временно не работал, встретил ранее знакомого Сыздыкова Б.К., последний узнав, что занимается поиском работы попросил поучаствовать в реализации проекта транспортно-коммуникационного комплекса по знакомым ему темам. После чего он передал ему резюме и нотариально заверенную копию диплома. Сыздыков Б. сказал, что сообщит о результатах конкурса государственных закупок, но он его после этого больше не слышал и не видел. Документ под № 76 – договор намерений от 01.08.2007 г. ему не знаком и видит его впервые. Подпись в данном договоре выполнена не им. Директора ТОО «АзияМегаТранзит» Дуйсенбинова А.К. и Бижанова Н. он не знает. Больше с Сыздыковым Б.К. отношений не имел.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетелей Айтбаева Е.Е., Николаевой Л.Г. и Киялбаева А. они дали показания, аналогичные показаниям допрошенного в суде свидетеля Тельтаева Б.Б.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетеля Бижанова Е.У. он показал, что с начала 2008 года по июнь-июль 2009 года работал директором ТОО «АзияМегаТранзит». По вопросу касательно заключения договоров субподряда ТОО «АзияМегаТранзит» с предприятиями по проекту «ЗЕ-ЗК» поясняет, что вообще никакого отношения к заключению договоров он не имел. Он лишь приезжал в назначенное Сыздыковым Б. время и подписывал указанные им документы. Решения по деятельности ТОО «АМТ» принимал сам Сыздыков Б., который является его родственником, а он лишь только был исполнителем. В начале 2008 года по просьбе Сыздыкова Б. он приехал в Астану. Где тот сказал, что ему предложили работу на госслужбу, для чего ему необходимо переписать учредительство ТОО «АМТ» на его имя. При этом тот ему сказал, что все документы он должен подписывать по его указанию. Как директор ТОО «АзияМегаТранзит» вообще никаких решений без Сыздыкова Б. он не принимал. Решения принимал только Сыздыков Б., а он был его исполнителем. Приезжал в офис ТОО «АМТ» расположенного ЖК «Номад» и подписывал все документы, какие именно не помнит. Чем занималось ТОО «АзияМегаТранзит» ему об этом ничего не известно. С Кожубаевым Т., Иманбековой А., Джумабаевым Е., компанией Dewey& LeBoeuf, Александром Маланом, Дуйсенбиновым А., компанией TASK, Айтукеновой Б. не знаком. Слышит их впервые. Когда он приезжал в офис ТОО «АзияМегаТранзит» он знал женщину по имени Гульден, которая занималась бухгалтерскими документами ТОО «АМТ». Кроме неё никого не знал. По предоставленным на обозрение листам формата А-4 с образцами подписей выполненными чернилами синего цвета на 10-ти листах пояснил, что подписи принадлежат ему. Подписывал, когда он был директором ТОО «АМТ», для чего не знает.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетельницы Жолдасовой Ж.А. она показала, что работает с 01.06.2009 года психотерапевтом. Касательно пациентки Иманбековой Аиды Сембековны поясняет, что она поступила к ним в отделение 30.07.2010 года с расстройством психогенной депрессии вызванной сильной психотравмирующей ситуацией и пациентка находится в состоянии тяжелой психогенной депрессии и проходит психо-фармакотерапии, т.е. с применением психотропных препаратов, антидепрессантов, транквилизаторов, нормотимиков.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетельницы Искаковой Ж.А. она показала, что индивидуальным предпринимателем «Искакова Ж.А.» работает с 22 апреля 2008 года. Основным видом деятельности ИП является подготовка маркетинговых и аналитических материалов по социально-экономическим показателям, с наличием табличных и графических материалов. В ИП «Искакова Ж.А.» с момента регистрации работает одна. С исполнительным директором ТОО «АзияМегаТранзит» Дуйсенбиновым А. или Бижановым Е.У. не знакома. Договор 2-1/07 от 05.07.2008г. с ТОО «АзияМегаТранзит» заключен примерно в июле-августе 2008г. по предложению Джумабаев Е. по разработке финансово-экономического раздела ТЭО по электрификации железнодорожных участков Актогай-Достык, Актогай-Мойынты, Актогай-Алматы. Выполненив, она передала в электронном носителе Джумабаеву Е. Она лично с представителями ТОО «АзияМегаТранзит» не знакома, подписание всех документов производилось через Джумабаева Ерлана. Также работников МТК РК она не знает. К проекту реконструкции автодороги «ЗК-ЗЕ» отношения не имеет. Почему в счет-фактуре № 2 от 01.12.2008 года на сумму 2 500 000 тенге и счет-фактуре №1 от 14.08.2008 года, выписанных от ИП «Искакова» в адрес ТОО «АзияМегаТранзит» указано наименование товара – «маркетинговый анализ, доработка ТЭО «ЗК-ЗЕ» она ничего не может сказать, потому что счет-фактуры составил Джумабаев Е. Счет-фактуру составил Джумабаев Е., так как с ТОО «АзияМегаТранзит» работал он, вел переговоры тоже он.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетельницы Познаненко О.В. она показала, что с начала 2006 года работает бухгалтером в ТОО «Электро-Импекс» учредителем и руководителем которого был Сахаренко С.А. по поручению которого вела бухгалтерию, сдавала налоговую отчетность, снимала с банковских расчетных счетов ТОО «Электро-Импекс» наличные денежные средства и передавала по его указанию различным неизвестным ей лицам, платила налоги и расходовала на различные нужды товарищества. Примерно в начале 2007 года Сахаренко С. перерегистрировал ТОО «Электро-Импекс» в органах юстиции и налоговом комитете на Леонтьеву Л.В и представил её как нового директора. В период с 2007 по 2009 годы Леонтьевой Л. За период с 2007 года по настоящее время штат ТОО «Электро-Импекс» составляет всего 2 человека, директор и она, больше никого не было. ТОО «Электро-Импекс» имеет всего два расчетных счета, один валютный, один тенговый в Казкоммерцбанке, других банковских счетов нет. В период 2007 года ТОО «Электро-Импекс» заключало договор с ТОО «Сати Инвест» на оказание консультационных услуг по разработке ТЭО автодороги «Западная Европа-Западный Китай» на сумму 86 000 000 тенге, кем именно не помнит. ТОО «Электро-Импекс» работы по оказанию консультационных услуг не проводились, согласно бухгалтерским документам ТОО «Электро-Импекс» никто не привлекался для исполнения данных видов работ. По данному договору на расчетный счет ТОО «Электро-Импекс» были перечислены денежные средства в сумме 86 000 000 тенге, из которых сумма в размере 71 000 000 тенге 28.12.2007 года были ею сняты чеком наличными по указанию Леонтьевой Л. и передала их некоему мужчине, который позвонит ей на мобильный телефон либо на 87015524057, 87056000060 и представится что он от неё и скажет где он будет стоять. После чего она пошла в банк сняла деньги и сразу после чего ей на её телефон поступил звонок с засекреченным номером и некий мужской голос ей сказал, что он от Леонтьевой Л. В. и ему необходимо у неё забрать деньги, где также сказал, где он стоит и за забором банка встретив мужчину среднего роста спортивного телосложения, скорее всего азиатской национальности, волосы темные примерно на вид 30-40 лет, она подошла к нему и передала деньги в пакете. Отдала такую сумму денег постороннему человеку без каких-либо подтверждающих документов потому что такие факты не единичны, и так как она часто снимает с расчетных счетов денежные средства и передает их различным людям которых ей указывает Леонтьева Л. В настоящее время ее местонахождение ей неизвестно.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетельницы Тулеулиной Ж.Г. она показала, что весной 2007 года зарегистрировала ТОО «KZ First Consulting Group» в департаменте юстиции г. Астаны для осуществления предпринимательской деятельности в сфере оказания консалтинговых услуг по экономическому направлению деятельности. Никого в ТОО она на работу не принимала, так как сама выполняла работы, и в случае необходимости заключала договора субподряда. Летом 2007 года сестра её подруги Комекбаева Жанара спросила у неё смогу ли выполнить работу по анализу телекоммуникационной составляющей проекта «ЗК-ЗЕ». Комекбаева Ж. дала ей контакты заказчика директора ТОО «Сати Инвест» Иманбековой А.С. По телефону она с ней созвонилась и встретились с Иманбековой А. в офисе ТОО «Сати Инвест» по ул. Ауэзова г. Астаны около ресторана «Алладин». При встрече Аида предоставила техническое задание по трем разделам технико-экономического обоснования проекта «ЗК-ЗЕ»: «анализ телекоммуникационных технологий», «анализ и планирование телекоммуникационной составляющей проекта», «анализ предоставляемых услуг по реализации телекоммуникационной составляющей проекта». Изучив полностью задание и посоветовавшись со специалистами она по истечении около 10-15 дней дала положительный ответ Иманбековой А. о готовности выполнить данное задание. 10 сентября 2010 года между ТОО «Сати Инвест» и ТОО «KZ First Consulting Group» был заключен договор субподряда № 10-07 на сумму 7 000 000 тенге. Из данного договора следовало, что ТОО «KZ First Consulting Group» выполняет анализ указанных разделов в срок до 30 ноября 2007 года. Для выполнения условий договора ею были привлечены специалисты в области телекоммуникационных технологий Шингисов Н. и данные второго человека не помнит, так как в основном общалась с Нуркеном. Работы были выполнены в срок. Работы были сданы на бумажном и электронном носителе. Они выполнили работы по анализу телекоммуникационных систем по всему периметру проекта «ЗК-ЗЕ» ими было предложено несколько вариантов технологических решений. В ходе выполнения работ она несколько раз являлась в МТК РК на рабочие совещания по выполнению разделов проекта «ЗК-ЗЕ». Перечисление денежных средств было произведено в сумме около 6 млн. тенге, за вычетом НДС, так как ТОО «KZ First Consulting Group» не является плательщиком НДС, на банковский счет ТОО. Когда она была на совещании в МТК РК по проекту «ЗК-ЗЕ» Умирбаевым было высказано множество замечаний по докладу Айтукеновой Б.С., которая докладывала по вопросам законодательства.

Запись опубликована в рубрике Новости с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *