Приговор в отношении Турекельдиева С.М., Еркеева Б.Ш., Дудукалова Г.И., Калмыкова А.А., Ткаченко О. А. – Окончание

Начало приговора

Продолжение приговора

По эпизоду АО «Ульбинский металлургический завод».

9 марта 2011 года директор ТОО «НПО «ВК-ЭКО» Мурзаев Н.В. заключил с АО «Ульбинский металлургический завод» (далее – АО «УМЗ») договор №06-03-11, чем обязался подготовить для АО «УМЗ» пакет документов для получения в КЭРиК МООС РК экологического разрешения на 2012 год.

24 августа 2011 года пакет документов, подготовленный инженером ТОО «НПО «ВК-ЭКО» Честных Р.С., был передан в АО «УМЗ», которые 26 августа 2011 года перенаправили их в КЭРиК МООС РК для получения экологического разрешения на 2012 год.

30 сентября 2011 года КЭРиК МООС РК отказал АО «УМЗ» в выдаче экологического разрешения в связи с неполнотой и недостоверностью материалов, представленных для получения экологического разрешения.

14 октября 2011 года АО «УМЗ», устранив совместно с ТОО «НПО «ВК-ЭКО» все причины, явившиеся основанием для отклонения заявки на получение экологического разрешения, повторно направил в КЭРиК МООС РК пакет документов для получения экологического разрешения на 2012 год.

14 ноября 2011 года КЭРиК МООС РК повторно было отказано АО «УМЗ» в выдаче экологического разрешения. После этого у Мурзаева Н.В. из-за повторного отказа в выдаче АО «УМЗ» экологического разрешения, появилось реальное опасение несвоевременно получить экологическое разрешение для АО «УМЗ», что могло повлечь для него самого или представляемого им АО «УМЗ» вредные последствия. В связи со сложившейся ситуацией, в период с 14 по 16 ноября 2011 года Мурзаев Н.В., будучи в г.Усть-Каменогорск, стал искать различные варианты для своевременного получения экологического разрешения для АО «УМЗ» и обратился к Ткаченко О.А., где у последнего поинтересовался о возможностях получения в КЭРиК МООС РК экологического разрешения для АО «УМЗ» на 2012 год. В свою очередь Ткаченко О.А. в качестве информации сообщил Мурзаеву Н.В. о том, что должностные лица МООС РК для выдачи природопользователям экологических разрешений требует взятку. Мурзаев Н.В., изначально не имевший намерение на передачу взятки, попросил Ткаченко О.А. узнать в КЭРиК МООС РК ситуацию вокруг выдачи экологического разрешения для АО «УМЗ». Далее Ткаченко О.А., находясь в г.Усть-Каменогорск, связался с Калмыковым А.А. и передал просьбу Мурзаева Н.В., на что Калмыков А.А. согласился. Ткаченко О.А., будучи в г.Усть-Каменогорск, неоднократно оказывая должностным лицам МООС РК посреднические услуги, сообщил Мурзаеву Н.В. требования по передачи взятки.

17 ноября 2011 года Мурзаев Н.В. находясь в г.Усть-Каменогорск, будучи поставленным в условия, при которых вынужден был согласиться на передачу взятки ради получения для АО «УМЗ» экологического разрешения, пришёл в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», где дал Ткаченко О.А. из личных сбережений денежные средства в размере 1.500.000 тенге для передачи их должностным лицам МООС РК в качестве взятки за выдачу АО «УМЗ» экологического разрешения на 2012 год.

Далее Калмыков А.А., узнав от Ткаченко О.А. о получении денежных средств от Мурзаева Н.В., попросил передать их в г.Усть-Каменогорске его знакомому Сагандыкову Т.Т., который в свою очередь не был осведомлён об их преступных действиях. В тот же день Ткаченко О.А., оставив себе из полученной от Мурзаева Н.В. сумму вознаграждения в размере 250.000 тенге, попросил Можаева Е.А. передать Сагандыкову Т.Т. остальную сумму взятки в размере 1.250.000 тенге. В свою очередь Можаев Е.А., будучи не осведомленным о преступных действиях Ткаченко О.А., в тот же день исполнил просьбу последнего и передал в помещении ТОО «Лаборатория-Атмосфера» Сагандыкову Т.Т. денежные средства в сумме 1.250.000 тенге. Сагандыков Т.Т., исполняя просьбу Калмыкова А.А., оставил из вышеуказанной суммы денежных средств 250.000 тенге для последующей передачи их Калмыкову А.А., а остальную часть в размере 1.000.000 тенге с помощью и от имени своего знакомого Баирканова К.Н. зачислил на банковский счёт №KZ1784905US900163991 в АО «Нурбанк».

Подсудимый Турекельдиев С.М. вину в предъявленном обвинении по эпизоду в получении взятки от АО «УМЗ» не признал и показал, что в октябре 2011 года он продал Калмыкову А. автомобиль «Ниссан Теана», за 33 либо за 35 000 долларов США. Оплата за автомобиль Калмыков производил тремя траншами: 02.11.2011 г. было перечислено на его карточный счет в АО «Народный банк Казахстана» 1 500 000 тенге; 17.11.2011 г. перечислено 1 000 000 тенге на его счет в АО «Нурбанк»; 24.11.2011 г. перечислено 2 368 000 тенге на его счет в АО «Нурбанк».

Как считает подсудимый утверждение органа обвинения о том, что перечисленные 17.11.2011 г. сумма в размере 1 000 000 тенге являются взяткой от АО «УМЗ» абсурдно, так как АО «УМЗ» не дважды отказывалось в выдаче разрешения, а трижды, причем третий отказ был 20.12.2011 г.. В связи, с чем он считает, что Калмыков А., с целью уйти от ответственности за совершение тяжких преступлений, оговаривает его, в результате чего действия Калмыкова А.А. следствием квалифицированы по менее тяжкой статье. Не помнит, обращался ли к нему в ноябре 2011 года Калмыков А. с вопросом, касающимся выдачи разрешения на эмиссии в окружающую среду для АО «Ульбинский металлургический завод». Взятку за выдачу разрешения на эмиссии в окружающую среду для АО «Ульбинский металлургический завод» не получал.

Подсудимый Калмыков А.А. эпизод по АО «Ульбинский металлургический завод» признал полностью и показал, что примерно в ноябре 2011 года с ним связался Ткаченко О. и сообщил, что в г.Усть-Каменогорск к нему обратился директор ТОО «НПЦ ВКО «ЭКО» Мурзаев, который попросил оказать ему помощь в получении для АО «Ульбинский металлургический завод» разрешение на эмиссии в окружающую среду. Со слов Ткаченко, ему стало известно, что Мурзаев является разработчиком пакета документов для получения указанного разрешения для АО «УМЗ». На тот момент Комитет экологического регулирования и контроля Министерства охраны окружающей среды Республики Казахстан уже неоднократно отказал Мурзаеву, точнее АО «УМЗ» в выдаче указанного разрешения по каким-то формальным основаниям. Ткаченко ему сказал, что Мурзаев уже не знает как быть, и до завершения 2011 года хочет гарантированно получить для АО «УМЗ» разрешение на эмиссии в окружающую среду на будущие годы. Поэтому со слов Ткаченко, Мурзаев был готов дать взятку руководству КЭРиК за выдачу разрешения. Поэтому Ткаченко попросил его переговорить с Турекельдиевым по вопросу выдачи АО «УМЗ» разрешения на эмиссии в окружающую среду за взятку. Он переговорил по этому вопросу с Турекельдиевым, который согласился выдать АО «УМЗ» разрешение на эмиссии в окружающую среду взамен взятки в размере 1.500.000 тенге, т.е. 10.000 долларов США. Об этом он сообщил Ткаченко. Через некоторое время Ткаченко связался с ним и подтвердил готовность Мурзаева дать вышеуказанную сумму в качестве взятки за получение разрешения на эмиссии для АО «УМЗ». Потом он пошел к Турекельдиеву и сообщил ему об этом. Турекельдиев ему сказал, чтобы деньги передали сразу. В ответ он сказал Турекельдиеву, что физически нет возможности сразу доставить деньги из г.Усть-Каменогорск, поэтому сообщил, что Ткаченко привезет эти деньги позже при рабочей командировке в г.Астану. На это Турекельдиев не согласился и сказал, чтобы деньги перечислили ему на счёт в АО «Нурбанк», номер которого ему в тот момент был известен. Также Турекельдиев предложил выплатить ему и Ткаченко вознаграждение за посредничество, каждому по 250.000 тенге и разрешил их взять из суммы взятки. После этого, он сообщил Ткаченко, чтобы он в качестве вознаграждения взял себе 250.000 тенге, а остальное передал его знакомому Сагындыкову Т.. Также он попросил Сагындыкова, чтобы он забрал у Ткаченко деньги, из которых отложил для него 250.000 тенге, а остальное перечислил на счёт Турекельдиева. Потом он от Ткаченко узнал, что деньги за выдачу разрешения получены. После этого 17 ноября 2011 года он отправил Сагындыкова к Ткаченко для того, чтобы забрать деньги. Через некоторое время Сагындыков сообщил ему, что сумму в размере 1.000.000 тенге перечислил на счёт Турекельдиева. Сагындыков оставил у себя 250.000 тенге для него в качестве вознаграждения за посредничество. В тот же день, при встрече на работе, он поставил Турекельдиева в известность о том, что на его счёт перечислили 1.000.000 тенге за выдачу разрешения на эмиссии для АО «УМЗ». В последующем Турекельдиев улетел в заграничную командировку. Затем где-то в середине декабря 2011 года Ткаченко начал интересоваться у него, когда будет выдано разрешение на эмиссии для АО «УМЗ». Поэтому поводу он переговорил с Турекельдиевым, который ответил, чтобы люди не переживали, т.к. всё находится под его контролем и разрешение по-любому будет выдано и АО «УМЗ» к началу нового 2012 года будет иметь такое разрешение. Об этом он сообщил Ткаченко. Затем 30 декабря 2011 года Турекельдиев сообщил ему, что нужно быстро исправить кое-какие моменты в документациях АО «УМЗ» для того, чтобы выдать им разрешение на эмиссии. От Ткаченко он узнал, что как раз в это время представитель АО «УМЗ» или Мурзаева находился в г.Астане. Поэтому он попросил своего подчиненного Агытаева Шахмардана проводить указанного представителя в КЭРиК, т.к. его там уже ждали для устранения замечания. После этого, он узнал, что Турекельдиев подписал для АО «УМЗ» разрешение на эмиссии.

Подсудимый Ткаченко О.А. касательно эпизода по АО «Ульбинский металлургический завод» признал полностью и показал, что 14-15 ноября 2011 года к нему в офис пришел Мурзаев Н.В., в кабинете также был Можаев Е.. Мурзаев Н.В. спросил, как обстоят дела у них с разрешениями для крупных предприятий. На что он ответил, что дела продвигаются туго, в качестве информации сказал, что зам.председателя КЭРиК МООС РК установил таксу за выдачу разрешений и требует с природопользователей 10 тысяч долларов США. Также сказал, что они тянем время, пытаемся выкрутиться, получить разрешение законным путем. Мурзаев Н.В. сказал, что ему уже несколько раз отказали, и что риск не получения разрешения в срок велик. Мурзаев Н.В. спросил, может ли он связаться с ним и узнать про заявку УМЗ, на что он ответил «подумает». Затем он позвонил Калмыкову А.А. и передал просьбу Мурзаева. Позже Калмыков позвонил и сообщил, что по АО «УМЗ» Турекельдиев подтвердил ставку 10 000 долларов США, если только на этой недели. Объяснив это тем, что Турекельдиеву надо ехать на Бали, и Турекельдиеву срочно нужны деньги. Он передал эти требования Мурзаеву. 17 ноября 2011 г. к ему в офис пришел Мурзаев и достал из портфеля 1 500 000 тенге, сказав при этом, что это за разрешение АО «УМЗ». После ухода Мурзаева, он позвонил Калмыкову и сообщил, что деньги по заявке АО «УМЗ» принесли. Калмыков через некоторое время перезвонил, и сказал, что Турекельдиев сказал, чтоб он оставил себе 250 тысяч тенге, а остальные передал в Астану, через Сагандыкова Т.. Он отсчитал 1 250 000 тенге и положил их сейфа. Позже он выехал из офиса по служебным делам, в это время к нему позвонил Сагандыков Т.. Так как его не было в офисе, он уточнил на месте ли Можаев Е., и узнав, что Можаев Е. на месте попросил его передать приготовленные для передачи деньги. Для чего и кому предназначались деньги, он Можаеву Е. не говорил. В декабре 2011 года к нему позвонил Калмыков и сказал, что Турекельдиев просит, чтоб представитель АО «УМЗ» связался с Нуртасбеком, так как к заявке есть замечания. Какие замечания он не помнит. После этого он передал эту информацию Мурзаеву. Далее накануне нового года Мурзаев интересовался у него, на счет разрешения по АО «УМЗ», в свою очередь он позвонил Калмыкову, Калмыков сообщил, что все подписано. Данную информацию он передал Мурзаеву.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля директор ТОО «НПО «ВК-ЭКО» Мурзаева Н.В. показал, что примерно в начале 2011 года был заключен договор между ТОО «НПО «ВК-ЭКО» и АО «Ульбинский металлургический завод» на разработку пакета документов для получения в Министерстве охраны окружающей среды РК разрешения на эмиссии в окружающую среду для АО «УМЗ». Согласно договору его предприятие обязано было разработать документацию необходимую для получения в МООС РК разрешения на эмиссии для АО «УМЗ». В оговорённые договором сроки, его предприятие передало все необходимые материалы в канцелярию АО «УМЗ». После этого АО «УМЗ» в предусмотренные экологическим законодательством сроки направило в полном объеме заявку с приложением разработанных его предприятием документов в МООС для получения разрешения на эмиссии в окружающую среду на будущие годы. Затем в установленный срок, который предоставляется сотрудникам МООС для проверки полноты представленных АО «УМЗ» документов, пришел отказ в выдаче разрешения на эмиссии с указанием замечаний. Ознакомившись с замечаниями МООС, как он считает, были не обоснованные и не соответствуют требованиям экологического законодательства. Не согласившись с замечаниями МООС, его предприятие подготовило для АО «УМЗ» проект письма-возражения с указанием причин не согласия с каждым замечанием и одновременно повторно приложило запрашиваемые МООС документы. Эти документы они официально направили в АО «УМЗ». Затем АО «УМЗ» направили соответствующее письмо-возражение в МООС. Спустя некоторое время из МООС пришел повторный отказ в выдаче разрешения на эмиссии для АО «УМЗ». При этом со стороны МООС были указаны новые замечания, в числе которых, требовалось сократить лимиты эмиссии в окружающую среду на тот объем, который соответствует дате подписания заключения ГЭЭ. Хотя как он считает, что данный вопрос не входил в компетенцию АО «УМЗ». Затем на замечания МООС снова было направлено письмо-возражение. После этого со стороны сотрудников МООС стали игнорироваться все их попытки связаться с ними для дачи объяснений по замечаниям и выяснения ситуации. В этой связи, на блог Министра охраны окружающей среды было направлено электронное письмо с указанием фактов незаконных требований МООС при рассмотрении вопроса о выдаче разрешения на эмиссии. После этого, он решил связаться с сотрудниками МООС через директора ТОО «Лаборатория-Атмосфера» Ткаченко О.А., т.к. на тот момент он знал, что Ткаченко имеет контакты с сотрудниками МООС. Примерно в середине ноября 2011 года он пришел в офис к Ткаченко и встретился с ним. При беседе он сообщил Ткаченко свою проблему, связанную с получением для АО «УМЗ» разрешения на эмиссии, а также поинтересовался, каким образом Ткаченко получает аналогичные разрешения для обслуживаемых предприятий. В ответ Ткаченко сообщил ему, что для выдачи решений на эмиссии МООС требует от предприятий 10.000 долларов США, в противном случае заявка предприятий на получение разрешений на эмиссии будет подписана с запозданием, что повлечет крупные штрафы. В тот день, он у Ткаченко попросил узнать положение дел по заявке АО «УМЗ» и ушел. Затем он известил сотрудника АО «УМЗ» Андрюшечкина о требовании МООС по выплате 10.000 долларов США за выдачу разрешения на эмиссии. Андрюшечкин сказал, что переговорит со своим руководством. После этого, у него была вторая встреча с Ткаченко. При этом он узнал, что люди из МООС готовы положительно рассмотреть вопрос выдачи для АО «УМЗ» разрешения на эмиссии, но требуют срочной оплаты ранее обозначенной суммы. Ткаченко сказал ему, что необходимо ускорить платеж, т.к. человек, который будет подписывать разрешение, улетает заграницу. После этого он стал перед дилеммой. С одной стороны АО «УМЗ» затягивало с ответом по переданной им информации, а МООС требовало срочную передачу денег. Поэтому он, находясь под давлением указанного требования МООС, вынужден был передать Ткаченко свои личные средства, а именно 1.500.000 тенге, за получение для АО «УМЗ» разрешения на эмиссии. Деньги он передал лично Ткаченко в его офисе. При этом он рассчитывал, что АО «УМЗ» вернёт в последующем ему деньги, переданные Ткаченко. Буквально через день, Андрюшечкин сообщил ему, что руководство АО «УМЗ» отказалось передавать деньги в МООС. После этого он понял, что АО «УМЗ» ему не вернет потраченные деньги, поэтому не стал никому предъявлять претензии. После этого, все контакты с МООС происходили через Ткаченко. В итоге со стороны МООС было выдано для АО «УМЗ» разрешение на эмиссии в окружающую среду только в конце декабря 2011 г. По договору с АО «УМЗ» он нес имущественную ответственность за невыполнение своих обязательств, а также обязан был заплатить им неустойку в случае срыва процесса получения разрешения на эмиссии в окружающую среду. Также имелась угроза регрессных претензий и требований к нему со стороны АО «УМЗ» связанные с возможными большими штрафами за эмиссии в окружающую среду без разрешения.

В судебном заседании, а также из материалов дела установлено, что уголовное дело в отношении Мурзаева Н. по ч.4 ст.312 УК РК было прекращено 3 апреля 2014 года на основании п.2 примечания ст.312 УК РК, согласно которому лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство взятки со стороны лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, либо приравненного к нему лица.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Честных Р.С. показал, что в 2011 году он занимался разработкой пакета документов для получения в МООС РК разрешения на эмиссии в окружающую среду для АО «УМЗ». Документы были подготовлены в августе 2011 года в соответствии с требованиями Экологического кодекса РК. 24 августа 2011 года документы в 2-х экземплярах были переданы в АО «УМЗ» для последующей передачи в МООС РК. Материалы поступили в МООС РК 31 августа 2011 года. 30 сентября 2011 года письмом КЭРиК МООС РК было отказано в выдаче АО «УМЗ» разрешения на эмиссии в окружающую среду на 2012 год. 4 октября 2011 года, не согласившись с причинами отказа в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду, он по собственной инициативе обратился на блог Министра МООС с вопросом №680. Примерно 12 октября 2011 года на блоге был размещен ответ на его вопрос. 14 октября 2011 года он подготовил формат письма в КЭРиК с указанием позиции о несогласии с решением об отказе в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду. Данное письмо было поддержано АО «УМЗ» и перенаправлено в КЭРиК с повторным приложением полного пакета документов заявки на получение разрешения на эмиссии в окружающую среду на 2012 год. При этом, каких-либо изменений в пакете документов не произошло. Только лишь был откорректирован план природоохранных мероприятий с учётом рекомендации КЭРиК. 14 ноября 2011 года письмом КЭРиК было повторно отказано АО «УМЗ» в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду. По сути, в письме четко не указывалась причина отказа. Письмо носило информационный характер. Как они сами догадались, причиной отказа было новое основание, а именно вроде бы требовалось сократить лимиты эмиссии в окружающую среду на тот объем, который соответствует дате подписания заключения ГЭЭ. Данное мероприятие по законодательству не входит в обязанности природопользователя, т.е. АО «УМЗ». Это компетенция КЭРиК. Поэтому как считает свидетель, данная причина отказа являлась незаконной, т.к. КЭРиК могло, и должно было само установить срок действия разрешения согласно дате окончания срока действия заключения ГЭЭ. В конечном итоге это так и произошло. Также к письму КЭРиК была приложена копия первоначальной заявки АО «УМЗ». 22 ноября 2011 года он опять подготовил формат письма в КЭРиК с указанием позиции о несогласии с повторным решением об отказе в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду. Данное письмо также было поддержано АО «УМЗ» и перенаправлено 23 ноября 2011 года в КЭРиК с повторным приложением заявки, копии согласования с СЭС программы производственного мониторинга и электронного носителя со всеми материалами заявки. При этом, в заявке были сокращены лимиты эмиссии до 28 ноября 2012 года, т.е. на день истечения срока действия ГЭЭ. 21 декабря 2011 года он от Ткаченко О. узнал, что в таблицах №3-5 заявки АО «УМЗ», направленной 23 ноября 2011 года в КЭРиК, на получение разрешения на эмиссии в окружающую среду, допущены арифметические ошибки в количестве запрашиваемых лимитов эмиссий. Должностные лица КЭРиК через Ткаченко просили срочно предоставить им исправленные таблицы. Поэтому он исправил указанные таблицы, а эколог АО «УМЗ» Андрюшечкин А. предоставил ему сопроводительное письмо АО «УМЗ» от 21 декабря 2011 года о направлении в МООС РК исправленных таблиц для того, чтобы он его отсканировал и выслал вместе с таблицами по электронной почте в КЭРиК МООС РК. После этого, он отсканировал сопроводительное письмо с таблицами и выслал их по электронной почте в КЭРиК. Примерно 31 декабря 2011 года он узнал, что для АО «УМЗ» подписано разрешение на эмиссии в окружающую среду. По поводу передачи директором ТОО «НПО «ВК-ЭКО» Мурзаевым Н.В. в 2011 году взятки для получения АО «УМЗ» разрешения на эмиссии в окружающую среду, ему ничего не известно.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Сидоров С.В. показал, что в 2011 году для подготовки пакета документов, необходимых для получения в МООС РК разрешения на эмиссии в окружающую среду, АО «УМЗ» заключило договор с ТОО «НПО «ВК-ЭКО». В августе 2011 года подготовленные документы были представлены в АО «УМЗ». Затем все документы были доставлены в МООС РК. Примерно через 1 месяц в АО «УМЗ» поступило письмо из МООС РК, которым было отказано в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду. После этого ТОО «НПО «ВК-ЭКО» занималось устранением замечаний МООС РК и формированием заявки и перечня, прилагаемых документов. Примерно в начале октября 2011 года в МООС РК повторно была доставлена заявка со всеми необходимыми документами, в т.ч. с устраненными замечаниями. Спустя 1 месяц в АО «УМЗ» поступило письмо из МООС, которым снова было отказано в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду. Далее опять повторялась предыдущая процедура. Затем примерно в середине ноября 2011 года он ушёл в трудовой отпуск. Поэтому очередную заявку на получение разрешения на эмиссии в окружающую среду со всеми прилагаемыми документами, в т.ч. с устраненными замечаниями, подписывал Слободин Д.Б. Спустя 1 месяц в АО «УМЗ» поступило письмо из МООС, которым опять было отказано в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду. Как ему известно, основания отказа были совершенно новые, т.е. ранее не указанные при первом и втором отказе в выдаче разрешения на эмиссии в окружающую среду. Тем не менее, новые замечания МООС опять были устранены и необходимые документы снова были направлены в МООС. После этого, в конце декабря 2011 года разрешение на эмиссии в окружающую среду для АО «УМЗ» было подписано МООС.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Хайрулла К.С. показал, о том, что в 2011 году непосредственно занимался рассмотрением заявки АО «УМЗ» на получение экологического разрешения на 2012 год. В деле №339, содержащем документы по заявке АО «УМЗ», на 2-м листе подшита копия письма АО «УМЗ» от 21 декабря 2011 года, адресованное в КЭРиК на получение экологического разрешения. На основании данной копии письма АО «УМЗ» было выдано экологическое разрешение. О том, что Турекельдиев С. за выдачу экологического разрешения для АО «УМЗ» требовал либо получил, взятку он не знает.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Можаев Е.А. показал, что примерно в ноябре 2011 года передавал деньги Сагандыкову Т., при этом точную дату не помнит. Он находился в офисе ТОО «Лаборатория-Атмосфера», к нему позвонил Ткаченко и сказал, что «сейчас подъедет Сагандыков Т., возьми в сейфе деньги в сумме 1.250.000 тенге и отдай их ему». Через некоторое время в офис приехал Сагандыков, он открыл сейф и передал Сагандыкову деньги в размере 1.250.000 тенге. Затем перезвонил к Ткаченко и сообщил ему об этом. За несколько дней до передачи им денег Сагандыкову, в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера» приходил Мурзаев. В кабинете вместе с ним находился Ткаченко. Мурзаев интересовался у Ткаченко, каким образом предприятия, которые обслуживаются их ТОО, получают разрешения на эмиссии в окружающую среду. В ответ Ткаченко говорил, что КЭРиК МООС РК сейчас выставил условия, согласно которым предприятия природопользователи для получения разрешения на эмиссии должны платить взятку в размере 10.000 долларов США. Также Ткаченко высказывал Мурзаеву свои возмущения по поводу данных условий. Затем Мурзаев говорил, что у него проблемы, связанные с получением разрешения на эмиссии для АО «УМЗ», т.к. несколько раз ему отказали в выдаче такого разрешения. После этого Мурзаев сказал, что будет думать относительно условий КЭРиК, и ушел. Какое решение в последующем принял Мурзаев, он тогда не знал.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Сагандыков Т.Т. показал, что помнит три факта перечисления денег на счета Турекельдиева. Первый раз, 2 ноября 2011 года он по просьбе Калмыкова А. получил у матери Калмыкова А. деньги в размере 1.500.000 тенге и перечислить их через филиал АО «Народный Банк Казахстана» на карточный счет Турекельдиева. Со слов матери Калмыкова, эти деньги предназначались на ремонт дома Калмыкова в г.Астане. Во второй раз, 17 ноября 2011 года к нему позвонил Калмыков А. и попросил заехать в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера» к Ткаченко О. и забрать у него деньги. Затем он созвонился с Ткаченко, Ткаченко сказал, чтобы он заехал в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», где мужчина по имени Ерлан отдаст ему деньги. После этого он поехал в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», где у мужчины по имени Ерлан, забрал деньги в сумме 1 250 000 тенге. Затем он позвонил Калмыкову, Калмыков сказал, чтобы он оставил у себя 250.000 тенге для него, а остальные 1.000.000 тенге перечислил на карточный счёт Турекельдиева в АО «Нурбанк», при этом сообщил номер счёта. После этого, он отсчитал 250.000 тенге для Калмыкова и поехал в филиал АО «Нурбанк» в г.Усть-Каменогорск для перечисления денег. В то время у него не было с собой удостоверения личности. Поэтому на крыльце банка он встретил бывшего коллегу Баирканова К. и попросил его оказать ему помощь, а именно перечислить от его имени деньги на карточный счёт одному человеку. Баирканов согласился. Затем они зашли в филиал АО «Нурбанк», кассир по электронной базе проверила владельца карточного счёта и сообщила данные, т.е. Турекельдиева. Затем кассир взяла у Баирканова удостоверение личности, а у него деньги в сумме 1.000.000 тенге. Потом кассир распечатала приходно-кассовый ордер и передала им для подписания. Ордер подписал Баирканов. Затем кассир передала квитанцию о принятии денег, которую взял он. В последующем, когда Калмыков приезжал в г.Усть-Каменогорск, он передал ему 250.000 тенге. В-третьи раз, деньги он перечислял 24 ноября 2011 года. К нему позвонил Калмыков А. и попросил взять у его матери Амерхановой Б. деньги в сумме 16.000 долларов США и перечислить их на карточный счет Турекельдиева. Со слов Калмыкова, он понял, что он собирается купить у Турекельдиева автомашину. Затем Калмыков направил ему «СМС» — сообщение с номером карточного счета Турекельдиева. После этого он получил у матери Калмыкова деньги, которые были в тенге на сумму 2.368.000 тенге, и перечислил их на карточный счет Турекельдиева.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Баирканов К.Н. показал, что 17 ноября 2011 года через филиал АО «Нурбанк» в г.Усть-Каменогорск перечислил на счёт Турекельдиева С. денежные средства при следующих обстоятельствах. 17 ноября 2011 года на улице он встретил своего бывшего коллегу Сагандыкова Т., который спросил, есть ли у него удостоверение личности. Он ответил положительно, на что Сагандыков Т. объяснил, что у него отсутствует удостоверение личности и попросил его оказать ему помощь, а именно перечислить кому-то на счёт деньги через филиал АО «Нурбанк». Он согласился. Они зашли в филиал АО «Нурбанк» Сагандыков Т. сообщил кассиру, что хочет перечислить деньги и сообщил номер счёта. Затем кассир попросила документ человека, который будет перечислять деньги. Он передал кассиру своё удостоверение личности. После этого, кассир попросил передать денежные средства. Сагандыков Т. передал кассиру деньги. Затем кассир распечатала приходно-кассовый ордер и передала его им для подписания. Ордер подписал он сам и вернул кассиру. При ознакомлении с ордером он увидел, что деньги перечисляются на имя Турекельдиева и составляют сумму 1 000 000 тенге. После кассир передала им квитанцию о принятии денег, которую забрал себе Сагандыков. Затем они ушли из банка. В каких целях перечисляются деньги для Турекельдиева, не знал.

Помимо показаний вышеуказанных свидетелей вина подсудимых Калмыкова и Ткаченко подтверждается следующими материалами уголовного дела: постановлением от 3 апреля 2014 года, где указано, что в отношении Мурзаева Н. уголовное дело по ч.4 ст.312 УК РК было прекращено на основании п.2 примечания ст.312 УК РК, согласно которому лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство взятки со стороны лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, либо приравненного к нему лица (том 36, л.д.106); документами дела №339 КЭРиК МООС РК (на 230 листах) по рассмотрению в 2011 году заявки АО «Ульбинский металлургический завод» на получение разрешения на эмиссии в окружающую среду на 2012 год, указанные документы дела №339 КЭРиК МООС РК приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

В ходе судебного заседания адвокатом-защитником Ким заявлено ходатайство о признании недопустимыми в качестве доказательств: постановление от 18.03.2014 о производстве выемки у Ткаченко О.А. денежных средств, полученных ранее от Турекельдиева С.(т.36, л.д.46); протокол выемки от 19.03.2014 г. о выдаче Ткаченко О.А. 250 000 тенге (т.36, л.д.47-48); протокол осмотра данных денежных средств от 19.03.2014 г. ( т. 36, л.д. 49-50); постановление от 02.04.2014 о производстве выемки у Калмыкова А. денежных средств, полученных ранее от Турекельдиева С.(т.36, л.д.92); протокол выемки от 03.04.2014 г. о выдаче Калмыковым А. 250 000 тенге и 2 500 долларов США (т.36, л.д.93-95); протокол осмотра данных денежных средств от 03.04.2014 г. ( т. 36, л.д. 96-98); постановление от 08.04.2014 г. о признании денежных средств вещественными доказательствами и приобщении их к уголовному делу (т.36, л.д. 99-100); деньги в сумме 250 000 тенге, выданные Ткаченко О. и деньги, выданные Калмыковым А. следствию в неизвестной сумме в тенге (по утверждению следствия 250 000 т.) и 2 500 долларов США.

Данное ходатайство подлежит удовлетворению частично по следующим основаниям.

В судебном заседании подсудимый Калмыков А.А. пояснил, что из 1 500 000 т., полученных от представителя АО «УМЗ» Мурзаева Н., он и Ткаченко О. оставили себе за посреднические услуги по 250 000 тенге, а оставшийся 1 000 000 тенге 17.11.2011 г. был перечислен на банковскую карточку Турекельдиева С. в АО «Нурбанк».

Далее Калмыков А. и Ткаченко О. пояснили, что выданные ими деньги органам следствия получены не от Турекельдиева С., что это совсем другие деньги, которые выданы следствию как «средства, нажитые преступным путем». Т.е. данные показания являются бесспорным свидетельством того, что выданные ими деньги к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств приобщены незаконно, т.к. они не являются предметом взятки.

В соответствии с ч.1 ст. 121 УПК РК, деньги могут быть признаны вещественными доказательствами по делу лишь в том случае, если они могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо опровержению обвинения, либо смягчению ответственности.

Деньги, выданные Калмыковым А. и Ткаченко О., по вышеизложенным причинам, таковыми не являются.

В соответствии с пп. 6) ч.1 ст. 116 УПК РК фактические данные должны быть признаны недопустимыми в качестве доказательства, если они получены от неизвестного источника, либо от источника, который не может быть установлен в судебном заседании.

Поскольку источник происхождения денег, выданных органам следствия Калмыковым А. и Ткаченко О. неизвестен, приобщенные к делу деньги должны быть признаны недопустимыми в качестве вещественных доказательств по делу.

Подсудимый Турекельдиев С.М. по данному эпизоду подлежит оправданию по следующим основаниям.

Так, Турекельдиев С. в судебном заседании пояснил, что деньги в сумме 1 000 000 т., перечисленные ему 17.11.2011 г. Калмыковым А., являются частью оплаты за автомобиль «Ниссан-Теана», приобретенный у него Калмыковым А. в октябре 2011 года за 33 000 долларов США. Оплата за данный автомобиль Калмыковым А. была произведена тремя траншами:

1. 02.11.2011 г. Калмыковым А. перечислено на карточный счет Турекельдиева С. в АО «Народный банк Казахстана» 1 500 000 тенге;
2. 17.11.2011 г. перечислено на карточный счет Турекельдиева С. в АО «Нурбанк» 1 000 000 тенге;
3. 24.11.2011 г. перечислено на карточный счет Турекельдиева С. в АО «Нурбанк» 2 368 000 тенге (т. 16, л.д. 176-179).

Таким образом, в общей сложности, в ноябре 2011 года, Калмыковым А. было перечислено Турекельдиеву С. 4 868 000 тенге, что, по состоянию на ноябрь 2011 года, составило ровно 33 000 долларов США (4 868 000 : 147,5 (по курсу Национального банка РК) = 33 000), т.е. стоимость автомашины. Данные перечисления денег подтверждаются материалами уголовного дела (т. 31, л.д. 101,105,106).

Заслуживают внимание доводы подсудимого и его защитника о том, что не случайно последняя перечисленная сумма не круглая, как первые две, а именно 2 368 000 тенге, потому что это остаток задолженности за приобретенный автомобиль.

Подтверждением того, что осенью 2011 года Турекельдиев С. действительно продавал автомобиль «Ниссан Теана», подтверждает сам подсудимый Калмыков.

В судебном заседании установлено, что 23.11.11г. АО «УМЗ» в третий раз была подана заявка, которая также была отклонена КЭРиК МООС РК письмом от 20.12.2011 г. и лишь после подачи заявки в четвертый раз — от 21.12.2011 г., было получено разрешение от 30.12.2011 г.

В ходе судебного разбирательства не добыто доказательств, свидетельствующих о том, что подсудимый Турекельдиев С. являясь должностным лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, через посредников Ткаченко и Калмыкова получил взятку путём вымогательства у Мурзаева, в крупном размере и неоднократно. Подсудимый Турекельдиев С. отрицают получение какой-либо взятки через посредников Ткаченко и Калмыкова от Мурзаева, более того, перечисленные на расчетный счет Турекельдиева С. денежных средств подтверждает факт продажи автомашины Калмыкову, который не отрицает факт приобретения данной автомашины у Турекельдиева С..

В соответствии с п. 17 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 15 августа 2002 года №19 «О судебном приговоре» в силу презумпции невиновности и в соответствии со статьей 17 УПК РК обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и должен быть подтвержден достаточной совокупностью достоверных доказательств.

Стороной обвинения не представлено доказательство того, что поступление суммы на банковский счет Турекельдиева С. связано со взяткой.

Органами уголовного преследования других доказательств, свидетельствующих о наличии вины Турекельдиева С. на получении взятки не добыто.

При таких обстоятельствах, подсудимый Турекельдиев С. подлежат оправданию по предъявленному обвинению по данному эпизоду за недоказанностью предъявленного обвинения.

Действия Калмыкова и Ткаченко органами следствия квалифицированы по ч.1 и ч.2 ст. 313 УК как посредничество во взяточничестве, то есть способствовании взяткополучателю и взяткодателю в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки, совершенное неоднократно. В соответствии с требованиями Нормативного постановления Верховного Суда РК по вопросам назначения уголовного наказания» при совершении одного преступления с квалифицирующими признаками, указанными в различных частях одной и той же статьи УК, деяние следует квалифицировать по одной части статьи, предусматривающей за совершение данного преступления более строгое наказание, с указанием всех квалифицирующих признаков.

В связи с чем, действия Калмыкова и Ткаченко необходимо квалифицировать по ст. 313 ч.2 УК.

Суд, оценивая все собранные органом уголовного преследования доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении доказательств в их совокупности, считает достаточным для разрешения дела с вынесением обвинительного приговора подсудимым.

Руководствуясь общими началами назначения наказания, предусмотренные ст.52 УК РК, суд учитывает как смягчающие, так и отягчающие ответственность и наказания обстоятельства.

При назначении наказания подсудимому Турекельдиеву С., суд учитывает обстоятельств дела, особо повышенную степень общественной опасности совершенных коррупционных преступлений.

Смягчающими вину и наказание обстоятельствами, суд для подсудимого Турекельдиева С. находит многолетний стаж на государственной службе, его возраст, отсутствие судимости, положительную характеристику по месту жительства и работы, состояние здоровья.

Отягчающих обстоятельств, суд в его деяниях не усматривает.

В силу вышеизложенных смягчающих доказательств назначая Турекельдиеву С. наказание в виде лишения свободы, суд приходит к выводу, что срок ближе к нижнему пределу, предусмотренный санкциями указанной статьи, будет достаточным для его исправления и предупреждения новых преступлений.

При этом суд считает необходимым назначить Турекельдиеву С. наказание за указанные преступления в виде лишения свободы.

В соответствии со ст. 48 УК РК, отбытие лишение свободы Турекельдиева С. подлежит в исправительной колонии общего режима.

Оснований для назначения наказания в порядке ст. 63, 55 УК РК суд, с учетом особой тяжести совершенного преступления, не находит.

Согласно п. 14 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 18 от 13.12.2001 года «О практике рассмотрения судами уголовных дел связанных с коррупцией» при назначении наказания виновным судом необходимо обсуждать вопрос о применении наказания в виде запрещения заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности.

Согласно ч. 1,3 ст. 41 УК РК лишение права занимать определенную должность состоит в запрещении занимать определенные должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной деятельностью и может быть назначено в качестве дополнительной меры наказания и тогда, когда не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. Суд с учетом совершения подсудимым тяжкого коррупционного преступления, считает необходимым назначить Турекельдиеву С. дополнительную меру наказания в виде лишения права занимать должности в государственных органах и органах местного самоуправления сроком на 3 лет.

При назначении наказания подсудимому Калмыкову А.А., суд учитывает обстоятельств дела, повышенную степень общественной опасности совершенного коррупционного преступления связанного с посредничество взятки.

Из материалов дела следует, что совершенное Калмыковым А.А. преступление хоть и относится к небольшой степени тяжести, но по своему характеру свидетельствует о повышенной степени общественной опасности, поскольку его преступные действия связаны с множественным оказанием посреднических услуг в крупных размерах.

В этой связи, с учетом повышенной степени общественной опасности совершенного преступления, суд в целях оказания действенных мер по предупреждению коррупционных преступлений полагает необходимым назначить Калмыкову А.А. наказание в условиях изоляции от общества.

Смягчающими вину и наказание обстоятельствами, суд для подсудимого Калмыкова А.А. находит отсутствие судимости, признание вины, положительную характеристику по месту жительства и работы, наличие и нахождение на иждивении малолетнего ребенка.

В силу вышеизложенных смягчающих доказательств, назначая Калмыкову А.А. наказание в виде лишения свободы, суд приходит к выводу, что наказание в виде реального лишения свободы, предусмотренный санкцией ст.313 ч.2 УК РК, будет достаточным для его исправления и предупреждения новых преступлений.

В соответствии со ст. 48 ч.5 УК РК, отбытие лишение свободы Калмыкову А.А. подлежит в колонии общего режима.

При назначении наказания подсудимому Ткаченко О.А., суд учитывает обстоятельств дела, повышенную степень общественной опасности совершенного коррупционного преступления связанного с посредничество взятки.

Из материалов дела следует, что совершенное Ткаченко О.А. преступление хоть и относится к небольшой степени тяжести, но по своему характеру свидетельствует о повышенной степени общественной опасности, поскольку его преступные действия связаны с множественным оказанием посреднических услуг в крупных размерах.

В этой связи, с учетом повышенной степени общественной опасности совершенного преступления, суд в целях оказания действенных мер по предупреждению коррупционных преступлений полагает необходимым назначить Ткаченко О.А. наказание в условиях изоляции от общества.

Смягчающими вину и наказание обстоятельствами, суд для подсудимого Ткаченко О.А. находит отсутствие судимости, признание вины, положительную характеристику по месту жительства и работы, наличие семьи и нахождение на иждивении троих детей.

В силу вышеизложенных смягчающих доказательств, назначая Ткаченко О.А. наказание в виде лишения свободы, суд приходит к выводу, что наказание в виде реального лишения свободы, предусмотренный санкцией ст.313 ч.2 УК РК, будет достаточным для его исправления и предупреждения новых преступлений.

В соответствии со ст. 48 ч.5 УК РК, отбытие лишение свободы Ткаченко О.А. подлежит в колонии общего режима.

Назначая наказания Еркееву Б.Ш. и Дудукалову Г.И., суд учитывает обстоятельств дела, данные о личности подсудимых и степень общественной опасности такого деяния.

Смягчающими вину и наказание обстоятельствами, суд для подсудимого Еркеева Б.Ш. частичное признание вины, наличие семьи, активное способствование раскрытию преступления и изобличение других участников преступления, и положительную характеристику по месту жительства и работы.

Смягчающими вину и наказание обстоятельствами, суд для подсудимого Дудукалова Г.И. наличие семьи, нахождений на иждивении детей и положительную характеристику по месту жительства и работы.

Назначая Еркееву Б.Ш. и Дудукалову Г.И. наказания в виде лишения свободы, по мнению суда, в силу совокупности вышеуказанных смягчающих обстоятельств дела, минимальный срок, предусмотренный санкцией указанной статьи, не может быть применен к ним ввиду чрезмерной строгости и данный вывод основан на следующем.

В соответствии с нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан от 30 апреля 1999 года «О соблюдении судами законности при назначении уголовного наказания» следует, что в соответствии со ст. 55 УК РК назначение наказания ниже низшего предела, установленного соответствующей статьей, (частью статьи) за совершение данного преступления допускается в случае установления исключительных обстоятельств дела, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а также при активном содействии участника группового преступления раскрытию совершенных группой преступлений. Исключительными обстоятельствами могут признаваться как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность.

При этом в указанном нормативном постановлении отражено, что само по себе совершение тяжкого или особо тяжкого преступления при наличии исключительных обстоятельств не является препятствием для назначения виновному наказания ниже низшего предела. При назначении наказания с применением ст. 55 УК РК рецидиве, опасном рецидиве и особо опасном рецидиве преступлений правила части второй статьи 59 УК не применяются.

Вышеуказанная совокупность смягчающих обстоятельств дела, свидетельствуют о положительном поведении Еркеева Б.Ш. и Дудукалова Г.И. до совершения преступления, поскольку они занимался общественно-полезным трудом, состоят в браке и имеют положительные отзывы от соседей, рабочего коллектива по месту жительства.

Анализ совокупности вышеуказанных смягчающих обстоятельств дела свидетельствуют о том, что они по своему содержанию существенно уменьшают степень общественной опасности совершенные Еркеевым Б.Ш. и Дудукаловым Г.И. преступления. С учетом вышеуказанных данных о личности, поведения до и после совершения преступления, суд признает их исключительными обстоятельствами по делу и считает возможным применения к ним положений ст.55 УК РК, а именно в части назначения наказания ниже низшего предела, чем предусмотрено санкциями ст. 312 ч.5 УК РК.

В соответствии со ст. 48 ч.5 п. «а» УК РК, отбытие лишение свободы Еркееву Б.Ш. и Дудукалову Г.И. подлежит в колонии строгого режима.

Судьбу вещественных доказательств разрешить в соответствии со ст. 121 УПК РК.

В ходе предварительного расследования по делу были проведены судебные экспертизы, на производство которых экспертным учреждением понесены затраты.

Данные расходы отнесены к процессуальным издержкам и в соответствии со ст. 176 УПК РК подлежат взысканию с подсудимых в солидарном порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 368-371, 375, 377-380, 384 УПК РК, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Турекельдиева Суюндика Мырзакельдиевича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 311 ч. 4 п.п. «а,в» УК РК, и назначить наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы с конфискацией всего ему лично принадлежащего имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В порядке ст. 41 УК РК Турекельдиева Суюндика Мырзакельдиевича лишить права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 (три) года.

Меру пресечения в отношении Турекельдиева С.М. в виде ареста оставить прежней до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислять с момента его фактического задержания, то есть с 24 февраля 2014 г.

Время предварительного заключения Турекельдиева С.М. с 27 февраля 2012 г. – по 02 октября 2012 г. (ранее находился под арестом) зачесть в срок отбытия наказания.

В соответствии со ст.62 ч.3-1 УК РК время содержания под домашним арестом со 02 ноября 2012 г. по 23 февраля 2013 г. засчитывать в срок наказания Турекельдиева С.М. в виде лишения свободы ареста из расчета два дня за один день.

Турекельдиева Суюндика Мырзакельдиевича признать не виновным по ст. 311 ч. 5 УК РК по эпизоду получения взятки от Еркеева Б.Ш. и Дудукалова Г.И. 10 ноября 2011 года и оправдать его по данной статье за недоказанностью участия в совершении преступления.

Турекельдиева Суюндика Мырзакельдиевича признать невиновным по п.п. «а, в, г» ч.4 ст.311 УК РК по эпизоду получения взятки от Мурзаева Н.В. 17.11.2011 года и оправдать по данной статье за недоказанностью участия в совершении преступления.

Еркеева Бауыржана Шакировича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 312 ч. 5 УК РК и с применением ст.55 УК РК назначить наказание в виде 5 (пять) лет лишения свободы с конфискацией всего ему лично принадлежащего имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения в отношении Еркеева Б.Ш. в виде ареста оставить прежней до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания Еркеева Б.Ш. исчислять с момента его фактического задержания, то есть с 14 ноября 2013 г.

Дудукалова Георгия Ивановича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 312 ч. 5 УК РК и с применением ст.55 УК РК назначить наказание в виде 5 (пять) лет лишения свободы с конфискацией всего ему лично принадлежащего имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения в отношении Дудукалова Г.И. в виде ареста оставить прежней до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания Дудукалова Г.И. исчислять с момента его фактического задержания, то есть с 28 ноября 2013 г.

Калмыкова Алмаза Амангельдиевича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 313 ч. 2 УК РК, и назначить наказание в виде 5 (пять) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения в отношении Калмыкова А.А. изменить с подписки о невыезде и надлежащем поведении на арест и взять под стражу с зала судебного заседания. Срок наказания исчислять с 13 ноября 2014 года.

Ткаченко Олега Александровича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 313 ч. 2 УК РК, и назначить наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения в отношении Ткаченко О.А. изменить с подписки о невыезде и надлежащем поведении на арест и взять под стражу с зала судебного заседания. Срок наказания исчислять с 13 ноября 2014 года.

Взыскать с Турекельдиева С.М., Еркеева Б.Ш., Дудукалова Г.И., Калмыкова А.А. и Ткаченко О.А. в солидарном порядке процессуальные издержки на проведение экспертиз в сумме 132 255 (сто тридцать две тысячи двести пятьдесят пять) тенге в доход государства.

Движимое имущество Еркеева Бауыржана Шакировича, а именно:

— находящиеся на банковских счётах ДБ АО «HSBC Банк Казахстан»: -KZ339490001003573390 в размере 7,54 американских долларов; -KZ069490001003573391 в размере 1 000 евро; — KZ499490001003573393 в размере 1 438 566,13 тенге; в размере 160,825.14 тенге, находящиеся на банковском счёте KZ1292618024R1640102 АО «Казкоммерцбанк»; в размере 766 321,98 тенге, находящиеся на банковском счёте KZ378003R0903110001/KZT АО «Темірбанк» — конфисковать в доход государства.

Движимое имущество Дудукалова Георгия Ивановича, а именно: — находящиеся на банковской карточке №4267381302344225 АО ДБ «Альфа-Банк»; находящиеся на банковской карточке №4294380004327840 АО «Евразийский Банк» — конфисковать в доход государства.

Недвижимое имущество Турекельдиева С.М., а именно:

— квартиру, расположенную по адресу: г.Астана, район Алматы, ул.А.Иманова, дом 9, кв.10, кадастровый номер 21:318:027:838:9:10 — конфисковать в доход государства.

Имущество Еркеева Б.Ш., а именно:

— автомобиль марки «Subaru Forester», 2008 года выпуска, гос. номер A 098 DCP, номер кузова JF1SH5LS59G008097, номер двигателя D401839 — конфисковать в доход государства.

Имущество Дудукалова Г.И., а именно:
— автомобиль марки «Chevrolet Captiva», 2007 года выпуска, гос. номер F 058 BON, номер кузова KL1CD26FJ7B112936, номер двигателя Z24SED010025 — конфисковать в доход государства.

Вещественные доказательства: денежные средства на сумму 1 850 000 тенге, изъятые у Калмыкова А.А., хранящиеся в филиале ГУ «Национальный Банка РК – обратить в доход государства; денежные средства в размере 250 000 тенге, изъятые у Калмыкова А.А., денежные средства в размере 250 000 тенге, изъятые у Ткаченко О.А. и 2 500 долларов США, изъятые у Калмыкова А.А., хранящиеся в филиале ГУ «Национальный Банка РК – обратить в доход государства.

Вещественные доказательства: бумажный белый конверт с текстом: «Материалы к заключению эксперта №2117 от 12.06.2012 года по у/д №12000005100010. В упаковке: один жёсткий магнитный диск, шнур соединения, три компакт-диска /подпись/ Крамарь С.А. 12.06.2012 г.»; почтовый белый конверт с текстом: «Пакет вещественное доказательство по у.д.№12000005100029 (образцы голоса Алимбаева, Алиева, Бекеева)»; бумажный белый конверт с текстом: «Пакет вещественное доказательство DVD-диск «Пирамида» предприятий согласно протокола выемки»; бумажный коричневый конверт с текстом: «1) Видеокассета с видеозаписью выемок документов от 09.04.2012 г. 2) Флешкарта с аудиозаписью разговора Дудукалова от 06.04.2012 г. 3) Флешкарта с аудиозаписью разговора Еркеева от 09.04.2012 г.»; бумажный белый конверт с текстом: «CD выписка по счету «Альянс Банк»; почтовый белый конверт с текстом: «Документы изъятые у гр.Кабдугалиевой А.К. от 09.04.2012 г.»; флеш-карта марки «Transcend CompactFlash 2 GB»; флеш-карта марки «Transcend microSDHC 8 GB»; флеш-карта марки «Transcend microSDHC 4 GB»; карточная красная коробочка с текстом: «Экспериментальные образцы голоса Турекельдиева и по телефонному тракту»; мини видеокассеты 3 штуки; бумажный коричневый конверт с текстом: «Вещественное доказательство по уголовному делу №12000005100010 в отнош. Турекельдиева диск DVD-R с записью протокола выемки от 24.02.12 г. у Калмыкова А.А.»; бумажный коричневый конверт с текстом: «Пакет вещественные доказательства по уголовному делу №12000005100010 по обвинению Турекельдиева С. по ст.ст.311 ч.5, 307 ч.4 УК РК DVD-диск Risheng уч.№128с. от 10.11.2011г., DVD-диск Risheng уч.№129с. от 11.11.2011г., DVD-диск Verbatim уч.№134с. от 21.11.2011г., DVD-диск Verbatim уч.№133с. от 22.11.2011г., DVD-диск Sony уч.№56с. от 17.02.2012г., DVD-R-диск Ritek с записью очной ставки между Турекельдиевым С. и Еркеевым Б., DVD-R-диск Ritek с записью очной ставки между Турекельдиевым С. и Ткаченко О., DVD-R-диск Ritek с записью очной ставки между Турекельдиевым С. и Калмыковым А., DVD-R-диск Ritek с записью проверки показания Калмыкова А., DVD-R-диск Ritek с записью проверки показаний Ткаченко О. Опечатал /подпись/ Тлеубаев Е.Т.»; прямоугольный кусок бумаги с рукописными записями с двух сторон следующего содержания: «Хаким Ескалиев (бывший прокурор ВКО) 705-465-22-55 Шмаль Роберт Александрович 701-111-94-54 Адвокат Анатолий 701-662-49-50» и «Желтоксан (Коллегия) 30 кв.4 П-р Богенбай Джангильдина Детский сад».; бухгалтерские документы ТОО «Алтай Кен-байыту», изъятые у Еркеева Б.Ш.; пропуск на имя Ткаченко О.А. и Еркеева Б.Ш.; документы филиала АО «Нурбанк» в г. Усть-Каменогорск, по факту зачисления денежных средств Баиркановым К.Н. на счет Турекельдиева; личное дело Турекельдиева С.М. на 89 листах — оставить на хранение при деле.

Вещественные доказательства: дело №122 на 336 листах по рассмотрению в 2011 году заявки филиала ТОО «Корпорация Казахмыс» — Угольного департамента «Борлы» на получение разрешения на эмиссии в окружающую среду на 2012-2014 годы; дело №339 на 230 листах по рассмотрению в 2011 году заявки АО «Ульбинский металлургический завод» на получение разрешения на эмиссии в окружающую среду на 2012 год; банковская карточка «Alfa-Bank» №4267381302344225 на имя Дудукалова Г.; банковская карточка «Eurasian Bank» №4294380004327840 на имя Дудукалова Г.; смартфон марки «IPhone», изъятые у Калмыкова А.А., хранящийся у Калмыкова А.А. — возвратить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован и опротестован в апелляционную судебную коллегию по уголовным делам суда г. Астаны через специализированный межрайонный суд по уголовным делам г. Астаны в течение 15 суток со дня провозглашения, а осужденными в тот же срок со дня вручения им копии приговора.

Председательствующий по делу,
судья: Мекемтас К.М.

Справка: приговор в законную силу не вступил.

Запись опубликована в рубрике Новости с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *