Приговор в отношении Турекельдиева С.М., Еркеева Б.Ш., Дудукалова Г.И., Калмыкова А.А., Ткаченко О. А. — Продолжение

Начало приговора

Эпизод по ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен Байыту».

В ночь с 29 на 30 октября 2011 года из секции №3 хвостохранилища (накопитель), расположенного в селе Секисовка Восточно-Казахстанской области, принадлежащего ДТОО «Горнорудное предприятие «Секисовское» компании «Hambledon Mining Company Limited» (далее – ДТОО «ГРП «Секисовское»), произошел аварийный сброс в реки Волчовка и Секисовка производственных сточных вод, используемых ТОО «Алтай Кен-Байыту» при разработке, добыче и переработке полезных ископаемых, который продолжился по 4 ноября 2011 года, тем самым повлёк загрязнение окружающей среды и создал угрозу безопасности жизни и здоровью населения вышеуказанного села.

Эксплуатация указанной секции хвостохранилища осуществлялась вышеназванными аффилированными предприятиями без акта приемочной комиссии о вводе данного объекта в эксплуатацию, т.е. в нарушение п.1 ст.199 Экологического кодекса Республики Казахстан (далее – ЭК РК, действовавший до внесения изменений и дополнений Законом РК от 03.12.2011 № 505-IV). В силу п.3 ст.11 ЭК РК природопользователи обязаны соблюдать требования, установленные ЭК РК и иными нормативными правовыми актами Республики Казахстан. В соответствии с п.п.1 и 2 ст.225 ЭК РК использование природных водных объектов для сброса сточных вод без соответствующих экологических разрешений запрещается.

Случившееся на объекте ДТОО «ГРП «Секисовское» авария, повлекшее загрязнение окружающей среды и создавшее угрозу безопасности жизни и здоровью населения села Секисовка, стала общеизвестной, в т.ч. должностным лицам территориального департамента экологии, которые в соответствии с требованиями ЭК РК с 30 октября 2011 года приступили к подсчёту экономической оценки ущерба, нанесённого окружающей среде Восточно-Казахстанской области.

31 октября 2011 года исполнительный директор ДТОО «ГРП «Секисовское» Дудукалов Г.И., решил незаконным способом заблаговременно минимизировать размер экономической оценки ущерба, нанесённого окружающей среде, путём дачи взятки должностным лицам МООС РК. Дудукалов Г.И., реализуя свою преступную цель, прибыл в утреннее время в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», расположенный в г.Усть-Каменогорск по ул.Потанина, 35-51, где встретился с Ткаченко О.А. и при беседе попросил его связаться с должностными лицами МООС РК, которые за взятку помогут минимизировать экономическую оценку ущерба, нанесённого окружающей среде в результате аварийного происшествия.

Около 17:14 часов Ткаченко О.А. проинформировал Калмыкова А.А. об аварийном происшествии на предприятии ДТОО ГРП «Секисовское». После этого Калмыков А.А., попросил Ткаченко О.А. предложить Дудукалову Г.И. помощь в решении проблем, связанных с аварийным происшествием, за взятку.

Вечером того же дня Ткаченко О.А. встретился в г.Усть-Каменогорск с Дудукаловым Г.И. сообщил ему о наличии в МООС РК должностных лиц, готовых за взятку оказать ему помощь в минимизации экономической оценки ущерба, нанесённого окружающей среде из-за аварийного происшествия.

1 ноября 2011 года примерно в обеденное время, Дудукалов Г.И. в группе лиц по предварительному сговору с генеральным директором ТОО «Алтай Кен-Байыту» и одновременно председателем наблюдательного совета ДТОО «ГРП «Секисовское» Еркеевым Б.Ш., с целью дачи взятки должностным лицам МООС РК в особо крупном размере, пришли в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», где солидарно подтвердили Ткаченко О.А. свою готовность заплатить взятку должностным лицам МООС РК за помощь в минимизации экономической оценки ущерба, нанесённого окружающей среде в результате аварийного происшествия на объекте предприятия ДТОО ГРП «Секисовское». Ткаченко О.А. в свою очередь указанные намерения Дудукалова Г.И. и Еркеева Б.Ш. передал Калмыкову А.А.

2 ноября 2011 года около 11:19 часов Калмыков А.А. связался с Ткаченко О.А. и сообщил ему сумму взятки, в размере 20.000.000 тенге. В ходе беседы Ткаченко О.А. сообщил Калмыкову А.А., что предварительная экономическая оценка ущерба, нанесённого окружающей среде в результате аварийного происшествия на объекте предприятия ДТОО ГРП «Секисовское», может составить около 1.000.000.000 тенге. В ходе разговора Калмыков А.А. сообщил Ткаченко О.А. новую сумму взятки, которая составляла 200.000 долларов США, а также условия её передачи.

3 ноября 2011 года дообеденное время Ткаченко О.А., прибыв в совместный офис предприятий ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-Байыту», расположенный в с.Секисовка по ул.Новостроевская, 10, встретился с Дудукаловым Г.И. и Еркеевым Б.Ш., которым озвучил сумму взятки в размере 200.000 долларов США, подлежащую передаче должностным лицам МООС РК только лишь за помощь в минимизации экономической оценки ущерба, нанесённого окружающей среде из-за аварийного происшествия, а также условия её передачи, согласно которым сумму взятки необходимо было передать в два приёма по 100.000 долларов США. Там же Дудукалов Г.И. и Еркеев Б.Ш., преследуя и реализуя солидарную преступную цель, дали Ткаченко О.А. обоюдное согласие на передачу должностным лицам МООС РК озвученной им суммы взятки. При этом Еркеев Б.Ш. выразил желание встретиться с должностным лицом МООС РК, который непосредственно получит взятку и будут решать вопрос по минимизации экономической оценки ущерба, нанесённого окружающей среде от аварии.

После этого, в тот же день около 15:21 часов Калмыков А.А. попросил Ткаченко О.А. получить от руководителей предприятий ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-Байыту» не менее 20.000-30.000 долларов США в качестве гарантии выполнения ими соглашения о даче обусловленной суммы взятки. Ткаченко О.А. в свою очередь сообщил Дудукалову Г.И. и Еркееву Б.Ш. о необходимости передачи должностным лицам МООС РК 20.000 долларов США.

4 ноября 2011 года около 10:20 часов Ткаченко О.А. по приглашению Дудукалова Г.И. прибыл в совместный офис предприятий ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-Байыту», где Дудукалов Г.И. и Еркеев Б.Ш. дали обязательство до вечера того же дня передать гарантийную часть в размере 20.000 долларов США от обусловленной суммы взятки. Далее Еркеев Б.Ш. для передачи указанной гарантийной части от обусловленной суммы взятки, дал бухгалтеру ТОО «Алтай Кен-Байыту» Головиной С.В. указание о снятии с расчетного счета ТОО «Алтай Кен-Байыту» денежных средств в размере 3.000.000 тенге, составляющих сумму эквивалентную 20.000 долларов США.

Примерно в послеобеденное время Головина С.В., исполняя вышеуказанное поручение Еркеева Б.Ш., при этом не зная о его совместном с Дудукаловым Г.И. преступном умысле, сняла с расчетного счета ТОО «Алтай Кен-Байыту» в филиале АО «БТА Банк» в г.Усть-Каменогорск денежные средства в размере 3.000.000 тенге и около 17:00 часов в сопровождении Дудукалова Г.И. прибыла в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», где передала деньги в сумме 3.000.000 тенге Ткаченко О.А.

9 ноября 2011 года Еркеев Б.Ш. будучи в г.Усть-Каменогорск самостоятельно оценив 1 доллар США за 148 тенге (по курсу Национального банка РК на 9 ноября 2011 года 1 доллар США стоил 147,98 казахстанских тенге), собрал из личных сбережений и средств ТОО «Алтай Кен-Байыту» денежную сумму в размере 10.616.000 тенге и 8.000 долларов США, которые по его подсчётам являлись оставшейся долей в размере 11.800.000 тенге от первой части обусловленной суммы взятки, и составляли сумму эквивалентную 80.000 долларов США.

10 ноября 2011 года вышеуказанную сумму денежных средств Еркеев Б.Ш. по согласованию с Дудукаловым Г.И. около 13:00 часов привёз авиатранспортом из г.Усть-Каменогорск в г.Астана для передачи в качестве взятки должностным лицам МООС РК.

В тот же день около 15:00 часов Еркеев Б.Ш. вместе с Ткаченко О.А. посетили здание МООС РК, расположенное в г.Астане по ул.Орынбор, 8, где встретились с Турекельдиевым С.М., а также в последующем с Калмыковым А.А..

Далее около 17:00 часов Еркеев Б.Ш. находясь в г.Астана около ЖК «Нурсая», будучи в салоне автомобиля марки «Тойота Ленд-Крузер», принадлежащего ТОО «Атмосфера-Лаборатория», отдал Ткаченко О.А. денежные средства в размере 10.616.000 тенге и 8.000 долларов США для передачи должностным лицам МООС РК в качестве оставшейся доли от первой части обусловленной суммы взятки.

Около 17:30 часов этого дня Ткаченко О.А., находясь около кафе «Бон-Бон», расположенный в г.Астане по ул.Д.Кунаева, 14/1, передал Калмыкову А.А. денежные средства, полученные ранее от Дудукалова Г.И. в размере 3.000.000 тенге и в тот же день от Еркеева Б.Ш. в размере 10.616.000 тенге и 8.000 долларов США (по курсу Национального банка Республики Казахстан на 10 ноября 2011 года 1 доллар США стоил 147,91 казахстанских тенге), для дальнейшей передачи должностным лицам МООС РК, которые согласно самостоятельным подсчётам Еркеева Б.Ш. были эквивалентны 100.000 (сто тысяч) долларов США которые в сумме превышают 2.000 месячных расчетных показателей (МРП – 1.512 тенге) и являются взяткой в особо крупном размере.

По результатам подсчёта, территориальным департаментом экологии была установлена сумма экономической оценка ущерба, нанесённого окружающей среде из-за аварийного происшествия, в размере 1.429.090.229 тенге.

Подсудимый Турекельдиев С.М. вину в предъявленном обвинении не признал в полном объеме и показал, что ранее он работал заместителем председателя КЭРиК МООС РК, от Калмыкова А.А. узнал про аварию произошедшей 30 октября 2011 года на ДТОО ГРП «Секисовское», в этот период времени у них дома шли ремонтные работы, и Калмыков А.А. часто заходил к нему советоваться. Когда в очередной раз зашел Калмыков А.А. к нему, он сообщил ему, что встречался с Муташевым и рассказал ему про аварию, а также, что Кожамжаров и Бохаев вымогают с ДТОО ГРП «Сековское» взятку, угрожая в противном случае насчитать большой ущерб. Муташев вызвал его и поручил держать на контроле данный вопрос с аварией на ДТОО ГРП «Сековское». Затем Калмыков неоднократно сообщал ему информацию про должностных лиц, которые получают денежные средства у природопользователей.

Далее Калмыков сообщил, что руководство ДТОО ГРП «Сековское» готово рассказать реальную картину и подтвердить, что руководство Иртышского департамента вымогает у них взятку. По данной причине он 10 ноября 2011 г. принял у себя в кабинете Еркеева Б.Ш. и Ткаченко О.А., которые рассказали проблему по аварии на ДТОО ГРП «Сековское», говорили, что территориальный орган неправильно произвел расчет ущерба, на что он им сказал, что необходимо обраться в Комитет с письмом и комиссия разберется. После этого он уехал в г. Москву и затем в Индонезию о. Бали.

В период его нахождения в командировке комиссия рассмотрела обращение предприятия и пришла к выводу о том, что сумма ущерба в размере около 1,5 миллиарда тенге Иртышским департаментом экологии рассчитана правомерно и что необходимо провести аудит. По приезду из командировки Калмыков сообщил ему, что Муташев не доволен Калмыковым и еще нужно возвратить 20 тысяч долларов США, которые он взял ранее у ДТОО ГРП «Секисовское». На его вопрос «почему не возвращаешь», Калмыков сказал, что уже потратил их на подарки невесте, так как в начале декабря 2011г. Калмыков собирался второй раз жениться. Позже Калмыков сказал, что вернул деньги.

Подсудимый Калмыков А.А. вину в предъявленном обвинении по данному эпизоду признал в полном объеме и показал, что 31 октября 2011 года он пошел к Турекельдиеву С.М. для того, чтобы рассказать об аварии на ДТОО ГРП «Секисовское», т.к. на тот момент Турекельдиев как раз намеревался через него и Ткаченко О.А. получить от аффилированного предприятия ТОО «Алтай Кен-Байыту» взятку за выдачу разрешения на эмиссии в окружающую среду. Они с Турекельдиевым переговорили о ситуации, сложившейся на предприятии «Секисовское». Также он сообщил Турекельдиеву, что предприятие «Секисовское» является аффилированным с предприятием «Алтай Кен-Байыту». Турекельдиев, узнав об аварии, обрадовался тем, что появилась дополнительная возможность использовать эту ситуацию для извлечения ещё большей выгоды, нежели выгоду, которую он получил бы только за выдачу предприятию «Алтай Кен-Байыту» разрешения на эмиссии. Поэтому Турекельдиев стал интересоваться об ущербе, причиненном окружающей среде и других подробностях аварии, при этом поручил ему выяснить эти моменты и использовать их для получения выгоды. Турекельдиев указал, что предприятиям «Секисовское» и «Алтай Кен-Байыту», в связи с произошедшей аварией, дополнительно грозит приостановка и отзыв действующих разрешений на эмиссии в окружающую среду. Он сразу же сообщил Турекельдиеву, что уже попросил Ткаченко связаться с руководством предприятия «Секисовское» и узнать всю ситуацию, в там числе намерение руководства предприятия по решению проблем, связанных с аварией.

01.11.2011 года он по поручению Турекельдиева периодически связывался с Ткаченко, как по сотовому, так и по городскому телефонам для того, чтобы выяснить сумму ущерба, а также позицию руководства предприятий. В ходе разговоров Ткаченко сообщил ему, что со слов Дудукалова сумма ущерба составляет приблизительно 100 млн. тенге и он хочет её снизить до 15 млн. тенге. Всю информацию, которую получал от Ткаченко, он сразу же передавал Турекельдиеву.

02.11.2011 года с утра Турекельдиев сообщил ему сумму взятки, которую хотел получить от руководителей предприятий «Секисовское» и «Алтай Кен-Байыту» за решение их проблем. Со слов Турекельдиева сумма взятки составляла 20 миллионов тенге. Турекельдиев попросил его сообщить эту сумму взятки руководителям предприятий «Секисовское» и «Алтай Кен-Байыту» через Ткаченко. Тогда он спросил, что будет, если сумма ущерба окажется большой. Турекельдиев ответил, что в таком случае взятка должна составлять 200.000 долларов США, и он должен ориентироваться в пределах обозначенных им сумм взяток. Турекельдиев хотел получить взятку в два транша, т.е. сначала первая половина, а потом вторая, и при нормальном исходе обязательно отблагодарит его и Ткаченко за хлопоты, при этом сумму вознаграждения не называл. В тот же день он связался с Ткаченко и передал ему вышеуказанные условия Турекельдиева. Ткаченко сообщил ему, что сумма ущерба, причиненного предприятием «Секисовское» окружающей среде составляет около 1 млрд. тенге. Он сразу же, действуя по установке Турекельдиева, сообщил Ткаченко сумму взятки в размере 200.000 долларов США, которую руководители предприятии должен был передать Турекельдиеву за решение всех его проблем, возникших из-за аварии. При этом он сообщил Ткаченко, что из суммы взятки они получат своё вознаграждение за хлопоты. Однако на тот момент он не знал, когда и какую сумму Турекельдиев может им выплатить, поэтому сказал Ткаченко, что они получат деньги после передачи всей суммы взятки.

03.11.2011 года он также периодически созванивался с Ткаченко. В ходе переговоров Ткаченко сообщил, что сумма взятки определённая Турекельдиевым, а именно 200 000 долларов США, устроило руководство предприятия «Секисовское» и они готовы их передать за решение своей проблемы. Ткаченко еще сообщил, что руководители предприятия «Секисовское» хотят встречи с человеком из руководства Комитета экологии, который непосредственно будет решать их проблему. Об этом он сразу же сообщил Турекельдиеву и сказал, что если он хочет, чтобы руководители предприятия «Секисовское» дали ему взятку, то Турекельдиеву нужно встретиться с ними, потому что руководители предприятия «Секисовское» понимают, что решение их проблем не входит в его служебные полномочия, поэтому им недостаточно того, что он передает им слова Турекельдиева. Турекельдиев согласился встретиться с руководством предприятия «Секисовское». Далее Турекельдиев сказал ему, чтобы Ткаченко получил у руководителей предприятия «Секисовское» 20-30 000 долларов США в качестве задатка будущей суммы взятки и держал их у себя. В тот же день он сообщил Ткаченко, чтобы тот забрал у Дудукалова 20-30 000 долларов США в качестве гарантии передачи взятки и чтобы Дудукалов решил вопрос по передаче первого транша взятки в размере 100 000 долларов США в течение недели. На тот момент он думал, что Дудукалов Г.И. является единственным руководителем обеих предприятии.

04.11.2011 года Ткаченко сообщил ему, что забрал у руководителей предприятия «Секисовское» 20 000 долларов США. 9 ноября 2011 года Турекельдиев позвонил ему и сказал, чтобы он после работы зашел к нему домой, т.е. на чердак их общего дома. При встрече Турекельдиев показал ему документ с размером ущерба по предприятию «Секисовское». Узнав сумму ущерба (около 1,4 миллиарда тенге), он сам удивился, потому что Ткаченко называл ему совсем другую сумму. Турекельдиеву он тогда сообщил, что руководство предприятия «Секисовское» прибывает завтра в г.Астану для встречи с ним и передачи взятки. На что Турекельдиев сказал ему, чтобы он до его встречи с руководством предприятия «Секисовское» забрал у них сумму взятки.

10.11.2011 года утро он встретился с Ткаченко в кафе «Рафе», Ткаченко сообщил, что интересы предприятия «Секисовское» будет представлять руководитель предприятия «Алтай Кен-Байыту» Еркеев Б.Ш.. Это для него было неожиданностью, т.к. Еркеева он не знал. Он всегда был уверен, что интересы предприятий «Секисовское» и «Алтай Кен-Байыту» представляет Дудукалов. Потому что, ранее при переговорах с Ткаченко, они всегда под руководством предприятий «Секисовское» и «Алтай Кен-Байыту» имели в виду только Дудукалова. Потом он передал Ткаченко, что Еркеева примет Турекельдиев. Ещё сообщил Ткаченко, что Турекельдиев хочет получить взятку до встречи с Еркеевым в Министерстве. В тот же день, он попросил работника своего Департамента Агытаева Ш., чтобы он встретил Еркеева и Ткаченко, и провел их к Турекельдиеву. Агытаев так и сделал. Еркеев и Ткаченко были на приёме у Турекельдиева. После чего они зашли к нему. Лично Еркеева он тогда увидел впервые. Еркеев был доволен встречей с Турекельдиевым и говорил, что разговор состоялся продуктивно и что всё хорошо. Потом попрощались и они ушли. Затем в тот же день он с Ткаченко созвонились и договорились встретиться в кофейне «Бон-Бон» расположенный в ЖК «Нурсая». Он подъехал туда. Ткаченко был на своем джипе «Ланд Крузер» с водителем. Он вышел из своей машины, а Ткаченко стоял на улице. Затем Ткаченко сказал ему, «открой заднюю дверь машины». Он открыл дверь своей машины и Ткаченко положил туда бумажный пакет, при этом сказал, что там находятся деньги в размере 100.000 долларов США. После этого он с Ткаченко зашел в кофейню, где выпили кофе. В присутствии Ткаченко к нему позвонил Турекельдиев и поинтересовался об его местонахождении. Он ответил, что отъехал и попросил Турекельдиева подъехать домой пораньше. Затем он попрощались с Ткаченко, и сразу поехал домой, чтобы встретиться с Турекельдиевым. Турекельдиев приехал и в тот же вечер он с ним встретился на чердаке их общего дома, где он передал Турекельдиеву бумажный пакет с деньгами, полученный у Ткаченко. Затем Турекельдиев вытащил из пакета две пачки денег номиналом по 10.000 тенге, всего 2.000.000 тенге. В связи с тем, что у них дома производились ремонтные работы, Турекельдиев с одной пачки денег отсчитал 150.000 тенге и забрал их себе, при этом пояснил, что эти деньги он забирает за починку котла отопления. Оставшиеся 1.850.000 тенге Турекельдиев отдал ему и сказал, что это за его хлопоты. Потом они разошлись по своим квартирам. Через несколько дней Бохаев официально озвучил сумму ущерба, причиненного предприятием «Секисовское» окружающей среде. После этого Турекельдиев начал говорить ему, что из-за большой суммы ущерба, причиненного предприятием «Секисовское» окружающей среде, нужно увеличить сумму взятки до 100 млн. или 200 млн. тенге. В ответ Турекельдиеву он сказал, что он уже озвучил через Ткаченко руководителям предприятия «Секисовское» сумму взятки в размере 200.000 долларов США. Примерно через неделю Ткаченко сообщил ему, что руководители предприятия «Секисовское» недовольны тем, что со стороны Комитета экологии не принимаются никакие меры для уменьшения размера ущерба, причиненного окружающей среде. Об этом он сразу сообщил Турекельдиеву.

21 ноября 2011 года он узнал, что руководители предприятия «Секисовское» прибыли в Комитет экологии для проведения разбора по вопросу аварии. В тот день Турекельдиева на работе не было, т.к. он находился в заграничной командировке в г.Бали Индонезия и г.Куала-Лумпур Малазия. Он испугался, что руководители предприятия «Секисовское» могут пойти к Министру и сообщить о получении у них взятки, поэтому он сразу написал Турекельдиеву «СМС» сообщение о том, что он вернет руководителям предприятия «Секисовское» полученную от них сумму взятки. В тот же день, после совещания, ему позвонил Еркеев и от него он узнал, что он очень доволен результатами совещания. Однако он достоверно не знал, что именно наобещали Еркееву и Дудукалову в ходе совещания. Это совещание проводилось под руководством Алимбаева. Потом от Турекельдиева ему пришло «СМС» сообщение о том, что по результатам совещания принято решение, чтобы предприятие провело экологический аудит, и их деятельность или разрешение приостанавливаться не будет. Позже он от Ткаченко узнал, что Комитет по экологии направляет в Иртышский департамент экологии протокол данного совещания, т.к. об этом просили руководители предприятия «Секисовское». Он сам этот протокол не видел и не читал. Он на тот момент из слов Ткаченко понял, что на совещании разговор шел об одном, а в протоколе было написано совсем о другом.

Подсудимый Ткаченко О.А. вину в предъявленном обвинении по данному эпизоду признал полностью и показал, что утром 31 октября 2011 года к нему в офис пришел Дудукалов Г.И. и сообщил, что у них на предприятии произошла авария, а именно прорыв секции №3 хвостохранилища. Сказал, что авария серьезная и попросил найти людей государственных экологов которые будут контролировать процесс, связанный с аварией за вознаграждение, также попросил чтоб выделили опытного человека который бы со своей стороны посмотрел за ситуацией и проверил правильность действия экологов. На что он ответил, что подумаем.

В тот же день он по телефону сообщил Калмыкову А.А. об аварии на ДТОО ГРП «Секисовское». Калмыков А.А. сразу заинтересовался, и дал ему понять, что Турекельдиев С.М. за денежное вознаграждение поможет Дудукалову Г.И. в решении всех его проблем связанных с аварией. Калмыков А.А. попросил его связался с Дудукаловым Г.И. и переговорил с ним. Вечером того же дня он встретился в г. Усть-Каменогорске Дудукалова Г.И. и сказал, что люди готовые ему помочь в МООС РК, на что Дудукалов Г.И. ответил, что «Хорошо, но сначала нам надо остановить аварию».

На следующий день примерно в послеобеденное время 1 ноября 2011 г. к нему в офис пришли Дудукалов Г.И. и Еркеев Б.Ш.. Дудукалов Г.И. сказал, что они оба директора и отвечать им обоим. Они сказали, что авария еще продолжается, и они обеспокоены объемами сброса. Дудукалов Г.И. сказал, что по их подсчетам размер ущерба может составить в районе 100 млн. тенге, а их бы устроило 15-20 миллионов, и за это они готовы отблагодарить. Еркеев Б.Ш. сказал, что «ситуацию с аварией нельзя пускать на самотек, и надо, чтоб с первых дней все шло под контролем». В свою очередь он сказал, что «люди готовые им помочь в МООСе есть, решайте, раз авария у них серьезная, то она по любому будет на контроле в МООС РК». Однако Дудукалов Г.И. с Еркеевым Б.Ш. окончательного ответа не сказали. В тот день у него было несколько разговоров с Калмыковым А.А., где он передал желания Дудукалова Г.И. и Еркеева Б.Ш. по минимизации ущерба.

2 ноября 2011 года Калмыков А.А. позвонил к нему и сказал, что решение проблемы по аварии будет стоить 20 миллионов тенге, к этому времени он предположительно знал, размер ущерба около 1 миллиард тенге, о чем он сообщил Калмыкову А.А.. Калмыков А.А. в свою очередь назвал, сумму 200, как он тогда понял речь шла о двухстах тысячах долларов США. При этом Калмыков А.А. пояснил, что половина этих денег будет передана руководству Комитета, а из второй он получу вознаграждение. Калмыков А.А. попросил его, чтоб он связался с Дудукаловым Г.И. и сообщил ему указанную сумму в качестве взятки, также он попросил, чтобы Дудукалов Г.И. дал ответ до обеда следующего дня, то есть 3 ноября 2011 года.

3 ноября 2011 года до обеда предварительно созвонившись с Дудукаловым Г.И., он поехал в офис ДТОО ГРП «Секисовское», где встретился с Дудукаловым Г.И. и Еркеевым Б.Ш. и озвучил сумму взятки, которую им необходимо было передать людям из Министерства за решение вопроса по минимизации ущерба причиненного аварией. После того как они услышали сумму взятки, Дудукалов Г.И. с Еркеевым Б.Ш. начали размышлять кому им дать взятку, местным или Министерским. Затем Еркеев Б.Ш. высказал согласие. Далее они поинтересовались, кто будет непосредственно заниматься их вопросом. Он им ответил, что точно не знает, но кто-то из руководства КЭРК МООС РК. После этого Еркеев Б.Ш. сказал, что они согласны дать взятку в сумме 200 тысяч долларов США. Затем он уехал.

О состоявшемся разговоре он сообщил Калмыкову А.А. по телефону. Калмыков А.А. в свою очередь сказал, что нужно в качестве гарантии, чтоб Дудукалов Г.И. не отказался завтра от своих слов, чтоб он передал ему 20-30 тысяч долларов США до 17.00 часов следующего дня. А остальную сумму первого транша, (100 тысяч долларов США) до конца следующей недели, надо было привести в Астану. Все это он передал Еркееву Б.Ш. с Дудукалову Г.И.. Еркеев сказал, что хорошо, они переговорят с учредителями и в свою очередь он хочет встретиться с человеком с Министерства, кто будет решать их вопрос.

4 ноября 2011 года к нему позвонил Дудукалов Г.И. и попросил подъехать к ним в офис. В офис Дудукалов Г.И. с Еркеевым Б.Ш. сообщили, что 20 тысяч долларов США будут готовы к вечеру, также они интересовались, каким образом будут решаться их проблема. На что он ответил, что он передаст их вопрос людям из Министерства. Затем он уехал. Ближе к вечеру в этот же день к нему в офис приехал Дудукалов Г.И., вместе с какой-то женщиной, на его вопрос «кто – это?» Дудукалов Г.И. ответил, «У нас все по взрослому, это наш кассир» и сказал «Вот Олег Александрович – давай». После этого женщина открыла свою сумочку и достала целлофановый прозрачный пакет с деньгами и положила его на стол. Сквозь пакет было видно, что это казахстанские тенге, как он понял, это были деньги в эквиваленте 20 тыс. долларов США. Деньги он не пересчитывал и положил в сейф, в кабинете также присутствовал Можаев Е.А.. После этого Дудукалов Г.И. попросил женщину подождать на улице. Она вышла, после этого Дудукалов Г.И. сказал, что «Давай Олег звони, пусть начинают действовать». Затем Дудукалов Г.И. ушел, а он сообщил обо всем этом Калмыкову А.А..

9 ноября 2011 года он выехал со своим водителем Беломыцевым Д.И. на служебном автомобиле из г. Усть-Каменогорск в г. Астану. При этом он захватил с собой ранее переданные ему 20 тысяч долларов США. От Дудукалова Г.И. он узнал, что 10 ноября для встречи и передачи взятки в Астану прилетит Еркеев Б.Ш.. Утром 10 ноября он встретился с Калмыковым А.А. в кафе «Рафе», где он сообщил, что на встречу приедет Еркеев Б.Ш.. В свою очередь Калмыков А.А. сообщил, что встречаться с Еркеевым Б.Ш. будет Турекельдиев С.М.. Также он сказал, что Турекельдиев сказал, чтоб он забрал все деньги себе до захода в здание МООС РК. После этого Калмыков А.А. показал справку, в которой был посчитан размер ущерба от аварии в ДТОО ГРП «Секисовское». Как он понял это размер ущерба, который посчитали местные экологи. Также Калмыков А.А. сказал, чтоб он скинул на номер его сотрудника Шахмардана данные свои и Еркеева, для оформления пропуска, а также номер и марку машины для оформления пропуска на машину. После завтрака они разъехались.

В тот же день в районе обеда, он подъехал в аэропорт города Астана, для встречи Еркеева Б.Ш. По прилету Еркеева Б.Ш. сообщил, что привез остальную часть суммы. Он сообщил Еркееву Б.Ш., что после обеда их ждет Турекельдиев С.М.. Попрощавшись они договорились встретится в районе ЖК «Нурсая». Около 15.00 часов встретившись с Еркеевым, он попросил пересесть Еркеева Б.Ш. в его автомашину, так как пропуск был оформлен на его машину. Когда они подъехали к Дому Министерств, при выходе Еркеев Б.Ш. спросил, брать ли ему деньги с собой, он ответил, что нет. Они оформили пропуска, и зашли в МООС, где их встретил сотрудник Калмыкова по имени Шахмардан. Он проводил их к приемной Турекельдиева С.М.. Турекельдиева на месте не было. Прождав минут 5-10 они увидели, что в приемную заходит мужчина и на ходу начинает снимать одежду, они с Еркеевым поняли, что это Турекельдиев. Турекельдиев спросил кто они, на что они ответили, что из Секисовки, Турекельдиев сразу же пригласил их в кабинет. В кабинете Еркеев начал рассказывать про аварию, что его не устраивают действия местных экологов и он не согласен с их ними расчетами причиненного ущерба. Также Еркеев сказал, что согласно экологического кодекса к ним в первую очередь должны применить прямой метод возмещения ущерба, согласно 109 статьи экологического кодекса. Турекельдиев при них посмотрел экологический кодекс и ответил, что требования Еркеева законны. Затем Турекельдиев спросил о видении Еркеева о сумме ущерба, на что Еркеев ответил, что по его данным размер ущерба приблизительно составляет 15-60 миллионов тенге. Турекельдиев в это время посмотрел справку на столе. Однако Турекельдиев ничего не ответил. Потом Турекельдиев сказал, что специалисты МООС полностью разберутся в сложившейся ситуации, что вопрос о закрытие предприятия не стоит. В ходе беседы вопроса касательно приостановки действующего и выдачи нового разрешения вообще не было. Вся суть разговора сводилась к размеру ущерба и применение при ее подсчете прямого метода. Беседа длилась около 5-10 минут. В конце разговора Турекельдиев спросил у него «Кто я такой», он ответил, что представитель предприятия осуществляющий экологический мониторинг на предприятии ДТОО ГРП «Секисовское». После этого он с Еркеевым направились к выходу из кабинета, Турекельдиев провожал. На выходе прощаясь с ним, Турекельдиев спросил у него «Надеюсь Вы не пустые приехали?» на что он кивнул головой. После они прошли в кабинет Калмыкова А.А., который интересовался у Еркеева Б.Ш. доволен ли он встречей. На что Еркеев Б.Ш. ответил, что его полностью устроила встреча и что Турекельдиев решит их проблемы связанные с ущербом. Калмыков подписал пропуска и они пошли на выход. Когда они шли, он спросил у Еркеева, если его все устраивает, то «они поручили забрать у него деньги для последующей передачи Турекельдиеву». Еркеев сказал, что его все устраивает. В машине Еркеев из своей сумки из под ноутбука, достал бумажный пакет, с деньгами 80 тыс. долларов США он в свою очередь достал из бардачка 20 тысяч долларов США и положил их в пакет. Попрощавшись, они разъехались.

Затем он позвонил к Калмыкову А.А. и сообщил, что проводил Еркеева, Калмыков А.А. назначил встречу в кафе «Бон-Бон» в ЖК «Нурсая». Встретившись с Калмыковым, он передал 100 000 долларов США Калмыкову А.А.. В кофе как он понял, Калмыкову А.А. позвонил Турекельдиев и спросил где он. Калмыков сказал, что отъехал и скоро будет дома, просил его тоже поскорей подъехать. Затем попрощавшись, разъехались.

Подсудимый Еркеев Б.Ш. вину в предъявленном обвинении признал частично и показал, что во время проведения опытно-промышленных испытаний, в ночь с 29 на 30 октября 2011 года произошла авария на 3-ей секции хвостохранилища, расположенного в с. Секисовка, ВКО. В результате этого, сточные воды с этой секции, переполнив дренажный аварийный прудок, в количестве 17 350 м3 попали в ручей Волчовка, далее в р. Секисовка и осели в водохранилище «Водолей». В тот период времени, в эксплуатации находились пусковая, 1-ая и 2-ая секции, прошедшие госприемку. 3-я секция была построена и готова к госприемке. 31 октября 2011 г., он собрал всех руководителей обоих предприятий ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-байту» рассказал про аварию и объявил, что координацию всех ликвидационных работ по аварии он беру на себя. В тот период времени он работал в должности генерального директора ТОО «Алтай Кен-байту» и являлся исполнительным директором HambledonMiningplc, которой принадлежали ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-байту». Он являлся 1-м руководителем для ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-байту» в РК. С того времени, почти вся его деятельность, была направлена на скорейшую ликвидацию аварии и безопасность людей. Он постоянно находился в с. Секисовка до завершения ликвидационных работ, выехал в г. Усть-Каменогорск только на ночлег и поэтому 1 ноября 2011 г. он не приезжал и не мог приехать в офис Ткаченко, и не направлял к ним Дудукалова Г.И..

3 ноября 2011 г., в послеобеденное время к нему в офис пришел Ткаченко О.А. Разговор был про аварию, а также что необходимо делать в подобных случаях по экологии. Ткаченко О.А. сказал ему, что в МООС РК, узнав про Секисовскую аварию, стали требовать взятку. Ткаченко О.А. сообщил ему, что ситуация у них очень серьезная, МООС РК лично контролирует ситуацию с аварией и поэтому, они могут предъявить огромные экологические штрафы, что может привести к банкротству ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-байыту». Для того, чтобы это не произошло Ткаченко О.А. предъявил ему требование в передаче взятки в сумме 200 000 долларов США и что за эти деньги МООС сделает расчет экологического ущерба законно и обоснованно с минимальными потерями. Ткаченко О.А. сказал ему, что у предприятий выхода нет, т.к. МООС лично контролирует аварию и у них на востоке «всё схвачено», т.е. имеются хорошие связи во всех госструктурах, включая прокуратуру и правоохранительные органы. Ответ ему надо было дать до обеда. В случае отказа МООС незамедлительно направит своих проверяющих, которые получат задание от МООС «задавить» штрафами и проверками, вплоть до полной остановки предприятия. При этом, Ткаченко О.А. не объяснил, кто эти люди из МООС, а сама сумма 200 000 долларов США была озвучена им безоговорочным тоном и обсуждению не подлежала. Данное требование МООС, переданное ему Ткаченко О.А., он воспринял как вымогательство денег с предприятий и с него лично, это означало реальную угрозу закрытия предприятий, из-за огромного экологического штрафа, в связи с этим потеряют работу 650 человек. В связи с этим, в той напряженной ситуации из-за аварии, он был вынужден согласиться с требованиями МООС, переданными Ткаченко. Также Ткаченко О.А. сказал ему, что выплата должна быть в два транша: сначала до конца следующей недели выплатить 100 000 долларов США и после завершения всего, еще 100 000 долларов США. Он ответил, что ему нужно время для сбора денег. В тот же день, 3 ноября 2011 года, Ткаченко А.О. сообщил ему о передаче 20 000 долларов США, до конца следующего рабочего дня, т.е. 4 ноября 2011г. т.к. МООС РК требует это и тогда движение начнется с понедельника, а оставшиеся 80 000 долларов США до конца следующей недели, т.е. 11 ноября 2011г. На что он ответил Ткаченко, что если он примет их условия то, лично или через кого-нибудь передаст до конца дня 20 000 долларов США, с условием, что он сам лично встретится с людьми МООС РК, кто будет решать вопрос и кому предназначаются деньги.

4 ноября 2011 года, он дал задание бухгалтеру Головиной снять 3 000 000 тенге в банке и завезти эти деньги в ТОО «Лаборатория-Атмосфера» Ткаченко Олегу. Головина сказала, что не знает где находится офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», он подумал как быть и вспомнив, что в тот день, на утреннем совещании Дудукалов Г.И. сообщил, что будет в г. Усть-Каменогорске по производственным делам, в связи с чем ответил Головиной, что адрес офиса ТОО «Лаборатория-Атмосфера» ей покажет Дудукалов, при этом попросил последнего показать офис Ткаченко А.О. бухгалтеру Головиной. После обеда по рабочему телефону созвонился с Ткаченко О.А. и сказал, что сегодня его человек завезёт ему деньги, при этом, не объясняя, кто именно. В тот же день, он поздно вечером в г. Усть-Каменогорске случайно встретился с Ткаченко, который сказал, что деньги от него получил и, что он организует встречу с людьми из МООС в г. Астане в конце следующей недели, чтобы он не подумал, что он его обманывает, а он должен привезти оставшиеся 80 000 долларов США и сообщить дату своего вылета в г. Астану.

7 ноября 2011г. он сказал Дудукалову, что Ткаченко О. направит к ним своего специалиста, который поможет подсчитать сумму ущерба окружающей среде и с расчетами он и возможно и Дудукалов поедут в МООС РК г. Астана. Он через секретаря по рабочему телефону хотел сообщить Ткаченко О.А. о том, что он вылетает в г. Астану, но Ткаченко не было на работе. Тогда он попросил Дудукалова Г.И. сообщить Ткаченко О.А., что он вылетает в Астану. Так как, за столь короткий срок, он не мог собрать 80 000 долларов США, то часть денег в размере 5 800 000 тенге он взял подотчет с расчетных счетов АКБ, а также добавил свои личные сбережения в сумме 6 000 000 тенге, включая 8 000 долларов США. И к концу 9 ноября 2011 года он собрал 11 800 000 тенге, что составляло по курсу $1=148 т., почти 80 000 долларов США и с учетом переданных 3 000 000 тенге – 4 ноября 2011г., общая сумма составила 14 800 000 тенге или 100 000 долларов США.

10 ноября 2011 года утром в аэропорту г.Усть-Каменогорска Можаев Е. передал ему бумаги для Ткаченко О.А., там же Можаев Е. сообщил ему новый номер сотового телефона Ткаченко. В аэропорту г. Астаны его встретил Ткаченко О.А., он ему сказал, что все нормально, он привез деньги, там же он передал Ткаченко документы, которые ему через него передал Можаев Е.. В аэропорту его также встретил Болвачев Ю. и с ним он уехал в город. Он с Ткаченко О.А. договорились встретиться около 15 часов возле кафе в ЖК «Нурсая». К кафе Ткаченко О.А. подъехал на автомашине «джип», с водителем, он сел к ним в автомашину и они поехали в здание МООС РК. В машине Ткаченко сказал ему, что люди из МООС РК попросили, чтоб он до встречи с ними деньги оставил у него, т.е. у Ткаченко, после чего он передал ему деньги Ткаченко сказал, чтобы он их оставил на заднем сидении его автомашины, что он и сделал. Ткаченко достал из бардачка свернутый пакет с деньгами и сказал, что это те деньги, в размере 3 000 000 тенге, которые ему передала его бухгалтер в г. Усть-Каменогорске. Деньги, на общую сумму 14 800 000 тенге остались в машине, а их с Ткаченко О.А. провели на 3 этаж в приемную Турекельдиева С.М., о нем он узнал от Ткаченко О.А., что Турекельдиев С.М. заместитель председателя КЭРиК МООС РК. В приемную зашел Турекельдиев С.М. и спросил у них, кто они такие. На что они ответили, что из «Секисовки», тогда Турекельдиев С.М. пригласил их в кабинет. Ткаченко О.А. представил его Турекельдиеву С.М. как директора ТОО «Алтай Кен-байыту» и представителем ДТОО ГРП «Секисовское». Он рассказал Турекельдиеву С.М. про аварию, а Ткаченко О.А. сказал, что экологи ИДЭ ВКО хотят применить к «Секисовке» расчет ущерба косвенным методом, хотя по Экологическому Кодексу ст.109 в 1-ую очередь должен быть применен прямой метод расчета ущерба, для скорейшего устранения последствий аварии и недопущения ее впредь. Турекельдиев С.М. открыл Кодекс, прочитав ее, сказал, что их требования законы. Затем была свободная беседа, в ходе, которой Турекельдиев С.М. спросил у него сумму ущерба. Он ответил, что примерный расчет составляет минимально 15 млн. тенге и максимально 50-60 млн. тенге. Турекельдиев С.М. сказал, что никто просто так не собирается закрывать предприятие, и они разберутся. Выйдя из кабинета Турекельдиева С.М., Ткаченко О.А. провел его на 4 этаж в кабинет Калмыкова А.А. По пути, на сотовый телефон Ткаченко О.А. пришло «СМС», Ткаченко показал ему, там был текст — «Птичка в клетке», он понял, что это он в клетке и никуда уже от них не денется. Через некоторое время Калмыков А.А. пришел в свой кабинет, где уже находились он и Ткаченко О.А. С Калмыковым А.А. его познакомил Ткаченко О.А. и там же они обменялись номерами сотовых телефонов. Калмыков А.А. очень подробно расспрашивал про аварию и сумму ущерба. Пообещал ему, что в обиду их не дадут местным экологам, что уменьшит сумму экологического ущерба, решит вопросы с прокуратурой и еще много чего обещал. Между делом Калмыков показал ему факсовую копию с расчетом ущерба в 1,2 млрд. тенге. Поговорив около 40 минут они ушли.

11 ноября 2011 года, вернувшись в п. Секисовка, он получил копию справки о результатах проведения проверки Глубоковской прокуратурой с указанием суммы ущерба в размере 1,429 млрд. тенге. Он тогда этому удивился и решил ждать обещанных ему Калмыковым А., в присутствии Ткаченко О., действий от МООС РК по минимизации ущерба. 18 ноября 2011 года Дудукалова официально, из МООС вызвали на совещание в г. Астану. 21 ноября 2011 года они с Дудукаловым Г.И. участвовали в заседании комиссии КЭРиК МООС РК в г. Астана. Калмыков оформил пропуска на него и Дудукалова, при этом попросил никому об этом не говорить, боясь при этом, что его в чем-то заподозрят. На совещании, под председательством Алимбаева, присутствовали 6-7 человек, но ни Калмыкова А.А., ни Турекельдиева С.М. там не было. Комиссия КЭРиК выслушав их доводы по аварии, сказали, что им вышлют протокол этого совещания. В связи, с чем они с ТОО «Лабораторией Атмосфера» заключили договор на экологический аудит. После выхода с совещания он поблагодарил Калмыкова за оказанную услугу по выписке пропуска. Протокол совещания от 21.11.2011 года прошедшего в МООС РК по ГРП «Секисовское» так и не получили, а вместо этого прислали ответ КЭРиК от 29.11.11, о том, что действия сотрудников ВКФ ИДЭ по исчислению ущерба косвенным методом считать правомерными и что прямой метод они тоже применить могут. С ноября 2011 года ДТОО «ГРП Секисовское» начала судебные тяжбы с экологами ИДЭ ВКО. До конца ноября 2011 года он полностью погасил долг перед ТОО «Алтай Кен-Байыту». В этот период времени он понял, что совершил незаконное действие, связанные с дачей им денег, по требованию МООС РК.

6 февраля 2012 г. до обеда к нему в офис в с. Секисовка пришел сотрудник АБЭПК РК Сыздыков А.. Во время разговора он рассказал ему о вымогательстве взятки в размере 200 000 долларов США, из которых он 10 ноября 2011 года выплатил 100 000 долларов США. Там же, он написал добровольное заявление на имя председателя АБЭПК РК о вымогательстве у него взятки, и передал заявление Сыздыкову А.. После этого Сыздыков А. уехал в г.Усть-Каменогорск и вернулся после обеда со своим начальником Нургалиевым, которому он вновь повторил разговор с Сыздыковым. Затем они попросили его пригласить в с. Секисовку Ткаченко О. для проведения ими специальной операции по его заявлению и попросили назначить встречу с Ткаченко О. на 13 февраля 2012 года. 13.02.2012 года в офис прибыли Сыздыков А. и другие сотрудники, а также понятые. Запротоколировав, при понятых, все действия, они выдали ему «меченные» доллары США. Когда Ткаченко О. приехал в офис, то был напуган и в кабинете не хотел разговаривать, и попросил, чтобы они поговорили в другом месте. Тогда Ткаченко О. отказался от второго транша денег и уехал. 24.02.2012 года на основании его заявления было возбуждено уголовное дело. Просит освободить его от уголовной ответственности согласно Примечания №2 к статье 312 УК РК, т.к. он добровольно сообщил органам следствия о вымогательстве взятки в особо крупном размере.

Подсудимый Дудукалов Г.И. вину в предъявленном обвинении не признал и показал, что учредителем ДТОО «ГРП Секисовское» является компания «HambledonMiningltdcompang», которая в свою очередь является 100% собственностью головной компании «HambledonMiningplc». Основным видом деятельности ДТОО ГРП «Секисовское» является разведка и добыча золото-серебряных руд Секисовского месторождения. Товарная руда поставляется на ТОО «Алтай Кен-байыту», которое принадлежит компании «HambledonMiningplc», созданной в 2006 году. Генеральным директором в ТОО «Алтай Кен-Байыту» был Еркеев Б.Ш., который являлся и исполнительным директором «HambledonMiningplc» входя в состав совета директоров этой компании. В ночь с 29 на 30 октября 2011 года на третьей секции хвостохранилища ДТОО «ГРП Секисовское» до ввода его в эксплуатацию, в период гидравлических испытаний, произошла авария, в результате чего технологические воды попали через дренажную систему в ручей «Волчовка» и далее в речку «Секисовка». Хвостохранилище до 31 декабря 2011 года находилось на балансе и принадлежало ДТОО «ГРП Секисовское», но технологически хвостохранилище относится к производственной деятельности ТОО «Алтай Кен-байыту». 31 декабря 2011 года объект был передан ТОО «Алтай Кен-байыту», до этого времени взаимоотношения между предприятиями по оказанию услуг на хранение отходов были оформлены договором № 126(138) от 16 декабря 2007 года. На предприятиях ДТОО «ГРП Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-байыту» руководство и координацию всех ликвидационных работ по аварии и ее последствий взял на себя Еркеев Б.Ш., как исполнительный директор «HambledonMiningplc».

31 октября 2011 года, по приезду в п. Секисовку Еркеев Б.Ш. объявил, что руководство и координацию всех ликвидационных работ по аварии и ее последствий Еркеев Б.Ш. берет на себя, так как он является исполнительным директором компании «Hambledon Mining plc». Далее в тот же день утром он приехал в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера» так как это предприятие выполняло для предприятия ДТОО «ГРП Секисовское» разработку и согласование нормативных документов и рассказал Ткаченко О.А. о случившейся аварии, где также находился Можаев Е.А.. Он счел необходимым проинформировать директоров этой организации об аварии, а так же получить от них совет и рекомендации – какие действия нужно предпринять в сложившейся ситуации, как максимально сократить последствия аварии, как провести грамотный анализ аварии с целью объективной оценки последствий и ущерба для окружающей среды. В разговоре Ткаченко О. и Можаев Е. говорили о необходимости параллельного отбора проб, об оценке объема вытекшей воды, концентрации. Затем 01.11.2011 года ближе к обеду на его сотовый телефон позвонил Ткаченко и сказал, что по его мнению, разумнее всего было бы готовить материалы по аварии и показать их специалистам из МООС РК, с которыми Ткаченко уже в этот день разговаривал, с кем именно Ткаченко не говорил. В свою очередь он сообщил Ткаченко, что их разговор передаст Еркееву Б.Ш., так как Еркеев занимался устранение последствий аварии. Ткаченко сказал, что хочет встретиться с Еркеевым Б.Ш. и позже подъедет в п. Секисовку. 03.11.2011 года в послеобеденное время он несколько раз заходил к Еркееву в кабинет с производственными делам, где находился Ткаченко. В его присутствии они разговаривали об аварии, он подписал у Еркеева какие-то документы и ушел, когда он вернулся, то секретарь Еркеева сообщила ему, что Еркеев с Ткаченко перешли в другой кабинет и больше к Еркееву Б. не заходил и занимался дальше текущей работой.

04 ноября 2011 года во время утреннего совещания, он предупредил Еркеева Б., что собирается выезжать в город до обеда. Через некоторое время после совещания Еркеев Б. вызвал его и сказал, что в городе надо будет заехать в «БанкТуранАлем», где будет его бухгалтер Головина С. и показать ей офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера», где работает Ткаченко О.. В городе встретившись с Головиной, они на автомашине поехали в ТОО «Лаборатория-Атмосфера». Зайдя в кабинет ТОО «Лаборатория-Атмосфера», он не указывал Головиной С. на Ткаченко, так как в коридоре Головина С. шла чуть впереди него и первая зашла в кабинет, где находился только один европеец, и было ясно, что это и есть Ткаченко. Головина С. подойдя к основному столу, у которого стоял Ткаченко, передала Ткаченко что-то и сказала «просили передать» и практически тут же вышла, он не видел, что передавала бухгалтер ТОО «Алтай Кен-байыту» Головина С.. В это время он находился напротив Можаева Е.. Когда Головина С. вышла, они перебросились несколькими фразами о состоянии дел на аварийном участке, и так как он торопился через 2-3 минуты вышел.

Еркеев где-то 05-07 ноября сказал ему, что собирается выехать в г. Астану в МООС РК, а также сообщил, что хотел заехать в банк. Цель поездки в г. Астану Еркеев ему не объяснял. Вину в совершении, какого либо преступления он категорически не признаю, так как в предварительном сговоре с Еркеевым или с кем либо другим, для совершения какого либо преступления он не состоял и считает себя незаконно привлекли к уголовной ответственности, что подтверждается и тем, что он на протяжении почти 2-х лет, когда уже были выяснены все обстоятельства этого дела являлся лишь свидетелем по делу.

Признание вины подсудимыми Калмыковым А.А., Ткаченко О.А. и частичное признание вины Еркеевым Б.Ш. подтверждается, а также не признание вины подсудимым Дудукаловым Г.И. опровергается совокупностью следующих доказательств, исследованных в судебном разбирательстве.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Можаев Е.А. показал, что 31 октября 2011 года Дудукалов Г.И. при посещении офиса ТОО «Лаборатория-Атмосфера» сообщил ему и Ткаченко О.А. об аварии на предприятии ДТОО ГРП «Секисовское» и просил их о помощи в поиске людей из МООС РК, которые за вознаграждение взяли бы под свой контроль ситуацию, связанную с аварией на предприятии. Как он понял для ДТОО ГРП «Секисовское» необходимо было минимизировать размер ущерба, причиненного окружающей среде в результате аварии. Затем Ткаченко ответил Дудукалову, что они подумают, чем могут помочь. После этого Дудукалов Г.И. ушел. Затем 1 ноября 2011 года в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера» снова пришел Дудукалов вместе с директором ТОО «Алтай Кен-Байыту» Еркеевым Б., в кабинете находились он и Ткаченко. Дудукалов начал говорить о ситуации, связанной с аварией на предприятии, а они с Ткаченко интересовались причинами аварии, на что Дудукалов ответил, что случился порыв на хвостохранилище, на месте работает комиссия государственных органов. Еркеев сказал, чтобы вся ситуация, связанная с аварией должна быть под контролем и её нельзя пускать на самотёк. Дудукалов сообщил, что по их собственным подсчётам размер ущерба от аварии ориентировочно может составить около 100 миллионов тенге, поэтому они хотят снизить эту сумму примерно до 15-20 млн. тенге. Как он понял, Дудукалов и Еркеев были готовы отблагодарить людей, которые помогут им снизить размер ущерба. В ответ им Ткаченко сообщил, что в Министерстве охраны окружающей среды есть люди, которые готовы помочь, но конкретные фамилии Ткаченко не называл. После чего Дудукалов и Еркеев ушли.

4 ноября 2011 года в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера» снова пришел Дудукалов Г.И., с ним была женщина. Как он в последующем понял, женщина являлась кассиром предприятия. Они зашли в кабинет, где он находился вместе с Ткаченко. Дудукалов сел за стол-приставку напротив него. Ткаченко сидел за главным столом, затем Дудукалов указал рукой на Ткаченко и сказал женщине-кассиру слово «Вот Олег Александрович, отдавай». После этого женщина вытащила со своей сумки прозрачный мешочек с чем-то и поставила на стол перед Ткаченко. Через мешочек он увидел деньги, а именно казахстанские тенге. Затем женщина вышла из кабинета, Ткаченко в свою очередь убрал деньги в сейф. После этого Дудукалов обратился к Ткаченко и сказал примерно следующее: «Ну, звони, пусть начинают действовать». После этого Дудукалов попрощался и ушел. 10 ноября 2011 года Ткаченко был в г.Астане и по этой причине попросил его передать через Еркеева документы. Просьбу Ткаченко он выполнил и передал через Еркеева документы. Затем он позвонил Ткаченко и сообщил, что документы передал Еркееву и дал ему номер телефона Еркеева. После этого, по просьбе Дудукалова специалист ТОО «Лаборатория-Атмосфера» Власов М.И. начал проводить независимую экологическую экспертизу. По сведениям, предоставляемым Дудукаловым сумма затрат прямым методом на восстановление окружающей среды после аварии изначально составил около 20 млн. тенге, после этого данная сумма менялась несколько раз. Окончательно эта сумма составила 700 млн. тенге. Причинами изменения указанных сумм являлось то, что местными экологами размер ущерба окружающей среде был подсчитан косвенным методом и составил около 1,4 млрд. тенге.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Тлеубаев Е.Т. показал, что 2011 году осуществлял ОРМ по выявлению, документированию и пресечению факта взяточничества между руководством предприятия ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-Байыту» и должностными лицами Министерства охраны окружающей среды РК. В тот период шла оперативная разработка в отношении должностных лиц министерств и ведомств РК по фактам хищения ими бюджетных средств при государственных закупках. 24 февраля 2012 года возбудил и расследовал уголовное дело в отношении должностных лиц МООС РК по факту получения взятки у руководства ТОО «Алтай Кен-Байыту» и ДТОО «ГРП «Секисовское». Основанием для возбуждения данного уголовного дела послужили материалы, зарегистрированные в КУЗ АБЭКП РК за №284 от 1 февраля 2012 года по рапорту старшего инспектора АБЭКП РК Сыздыкова А. Примерно в начале сентября 2012 года он передал уголовное дело с обвинительным заключением в прокуратуру г.Астаны. После этого он убыл в г.Караганду для исполнения своих обязанностей по новой должности. После того, как прокуратура г.Астаны в сентябре 2012 года в очередной раз вернула указанное уголовное дело на дополнительное расследование, уголовное дело вместе с вещественными доказательствами было передано руководством следственного департамента АБЭКП РК другому следователю для дальнейшего расследования. При расследовании данного уголовного дела инспектора ДРПДК АБЭКП Туяков А., Ахметжанова Г. и Сыздыков А. оказывали ему содействие, т.е. занимались осуществлением оперативно-розыскных мероприятий, исполнением следственных поручений, производством опросов или допросов и т.п. В ходе расследования дела Калмыков и Ткаченко, кроме дачи признательных пояснений по факту получения взятки от руководства предприятий ДТОО ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-Байыту», рассказывали о других фактах взяточничества. Они сообщили дополнительные факты получения Турекельдиевым взяток у предприятий АО «Казахмыс» и АО «Ульбинский металлургический завод» за выдачу экологических разрешений на эмиссии в окружающую среду.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Головина С.В. показала, что 4 ноября 2011 года до обеда Еркеев Б.Ш. вызвал её в свой кабинет и дал поручение выписать чек на сумму 3.000.000 тенге, снять их в банке и принести расходный кассовый ордер на его имя на получение заработной платы за октябрь 2011 года. Она заполнила чек АО «БТА Банк» на сумму 3.000.000 тенге, расходный кассовый ордер №318 от 4 ноября 2011 года на сумму 1.404.500 тенге и предоставила их Еркееву. Еркеев подписал документы и дал распоряжение, чтобы она сняв деньги, встретилась в г.Усть-Каменогорск с Дудукаловым Г.И., который отвезет её в ТОО «Лаборатория-Атмосфера», где она должна отдать полученные деньги в сумме 3.000.000 тенге Ткаченко О.. Деньги по чеку она получила со счёта предприятия в АО «БТА Банк» в г.Усть-Каменогорск уже после обеда. Подъехав к зданию ТОО «Лаборатория-Атмосфера», она вместе с Дудукаловым пошли в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера». В кабинете находились двое мужчин, один из них европеец, второй азиат. Она сказала европейцу, т.е. Ткаченко О., что ему просили передать, и из сумки выложила на стол деньги в сумме 3.000.000 тенге. Дудукалов в этот момент находился за ней, поэтому она не видела, что происходит позади нее. Ткаченко О. деньги не пересчитывал, ничего не спрашивал у неё и за деньги не расписывался. Сразу же после передачи денег она вышла из офиса, постояла на улице, где-то через минуты две вышел Дудукалов. На работе она оприходовала полученные ею по чеку 3.000.000 тенге приходным ордером №118 от 4 ноября 2011 года. У неё образовалась недостача по кассе, т.к. не было расходного документа на оставшуюся сумму 1.595.500 тенге. Она доложилась главному бухгалтеру Дементьевой Н.Г.. Дементьева сказала, чтобы она оформила 2 чека с разных банков на получение наличных на общую сумму 5,8 млн. тенге. Она вместе с Дементьевой зашла к Еркееву и он подписал чеки. Тогда же Еркеев сказал, чтобы она с утра оставалась в городе, сняла деньги, привезла их ему и оформила в подотчет вместе с теми деньгами в сумме 1.595.500 тенге, которые не доставали 4 ноября 2011 года, т.е. одним расходным ордером оформить ему в подотчет всю сумму вместе с долгом за 4 ноября 2011 года. На следующий день она сняла деньги в двух банках: 2,5 млн. тенге в АО «БТА Банк» и 3,3 млн. тенге в АО ДБ «Альфа Банк». Оприходовала эти деньги по приходным ордерам №119 от 9 ноября 2011 года на сумму 2,5 млн. тенге и №120 от 9 ноября 2011 года на сумму 3,3 млн. тенге. Также оформила расходный ордер №320 от 9 ноября 2011 года в подотчет Еркееву Б.Ш. на сумму 7.395.500 тенге, включив в сумму подотчета недостающую сумму за 4 ноября 2011 года. Еркеев Б.Ш. расписался за полученные деньги в расходном кассовом ордере №320 от 9 ноября 2011 года. В последующем Еркеевым Б.Ш. была погашена ранее полученная сумма.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Беломыцев Д.И. показал, что 8 ноября 2011 года вместе с директором ТОО «Лаборатория-Атмосфера» Ткаченко О. выехали на служебной автомашине «Тойота Ландкрузер 105» в г.Астану по служебным делам. Утром 10 ноября 2011 года он повез Ткаченко в кафе «Рафе», расположенное возле ЖК «Нурсая». Сам остался сидеть в машине. К кафе подъехал Калмыков А. на своей машине «Лексус-570». Примерно через 40 минут Ткаченко вышел и они вернулись в гостиницу. После поехали в аэропорт, где встретили директора ТОО «Алтай Кен-Байыту» Еркеева Б. В машине Ткаченко о чём-то переговорил с Еркеевым. Ткаченко предложил Еркееву довезти его в город, но Еркеев отказался. Еркеев сказал, что у него есть машина. После этого они вернулись в город. Примерно в 15.00 часов снова встретились с Еркеевым в районе дома Министерств. В руках у Еркеева находилась сумка от ноутбука. Он по указанию Ткаченко заехал на автомашине на стоянку дома Министерств. Когда Еркеев выходил, данную сумку оставил на заднем сиденье машины. Вернулись они примерно через час. Он отвез Еркеева до его машины, в районе Левого берега. Перед выходом из машины, Еркеев вытащил из сумки бумажный пакет. В этот же пакет, при нем, Ткаченко вытащив из бардачка, положил прозрачный целлофановый пакет. Он увидел в нём деньги. Какой разговор при этом был между Ткаченко и Еркеевым не слышал, т.к. ему было не интересно, и он не старался что-либо запоминать. После того, как Еркеев вышел из машины, Ткаченко показав на пакет, который оставил Еркеев, спросил у него, видел ли он когда-либо 100 тысяч долларов США. В ответ он пошутил, что если бы знал, что в машине находится такая сумма, то давно бы уехал. Ткаченко также пошутив, сказал: — «Поэтому-то мы и оставили машину за шлагбаумом». После этого они поехали к кафе «Бон-Бон», куда также подъехал на своей машине Калмыков. Ткаченко вышел с пакетом с деньгами и оставил его в машине Калмыкова, после чего они (Ткаченко и Калмыков) зашли в кафе, где пробыли примерно полчаса. После этого он с Ткаченко уехали в г.Усть-Каменогорск.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Болвачёв Ю.Ю. показал, что 10 ноября 2011 года к нему на сотовый телефон позвонил Еркеев Б.Ш. и попросил встретить его в аэропорту г.Астаны. Примерно в обеденное время он на своей личной автомашине встретил Еркеева около аэропорта. С Еркеевым рядом был ранее не знакомый ему парень европейской национальности, который остался в аэропорту. Еркеев сев к нему в автомашину, попросил где-нибудь перекусить. Они поехали в кафе, расположенное около Дома Министерств. В руках у Еркеева была сумка от ноутбука темного цвета, что находилось внутри сумки, ему не было известно. Пообедав, примерно в 15 часов он уехал по своим делам, а Еркеев оставался в кафе. После этого, примерно в вечернее время, он по звонку Еркеева забрал его возле кафе около Дома Министерств.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Сулейменова Ш.Т. пояснила, что об аварии ДТОО ГРП «Секисовское» узнала на совещании у заместителя Председателя КЭРиК Алимбаева А.. На совещании Алиев и сотрудники Иртышского департамента экологии обсуждали, какие меры воздействия необходимо принять к природопользователю. Бекеев с Алимбаевым поручили ей разобраться с заключениями указанных предприятий. После изучения всех документов, на второй день после проведения вышеуказанного совещания она доложила Бекееву, когда и кем были выданы заключения экспертиз, на основании которых были выданы разрешения на эмиссии для ДТОО «ГРП «Секисовское» и ТОО «Алтай Кен-Байыту». Она также доложила Бекееву, что юридически ими может быть отозвано заключение экологической экспертизы ТОО «Алтай Кен-Байыту». Бекеев взял подготовленные ею материалы и доложился Председателю КЭРиК Муташеву С. После разговора с Муташевым, Бекеев сказал ей, что Муташев дал указание не отзывать заключение экологической экспертизы, и вопросами приостановки деятельности предприятия будут заниматься юристы. Она не могла без разрешения Муташева проводить работу по отзыву заключений.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Агитаев Ш.С. показал, что точную дату не помнит, однако примерно в ноябре-декабре 2011 года, в послеобеденное время, ему позвонила секретарь Калмыкова А.А. по имени Жадыра и сказала, что внизу необходимо встретить людей. Спустившись вниз, он увидел двух мужчин, как ему стало позже известно Ткаченко и Еркеева. Он предъявил охране служебное удостоверение, и они прошли. Больше он их не видел. К кому заходили Ткаченко и Еркеев ему не известно.

В судебном заседании оглашены показания свидетеля Нурсеитовой А.О., неявка которой, в виду перемены места жительства, признана судом уважительной. Свидетель показала, что с 31 октября по 14 ноября 2011 года находилась в трудовом отпуске. Примерно в это же время её вызвал на работу заместитель Председателя КЭРиК Бекеев А., у которого в кабинете находились главный эксперт управления государственной экологической экспертизы Шаханова А., начальник управления выдачи разрешений Мухан Н. Бекеев попросил их обсудить меры, предусмотренные действующим законодательством РК, по приостановлению деятельности ДТОО «ГРП «Секисовское», в связи с аварией на данном предприятии. Для этого она предложила и разработала таблицу, предусматривающую вид санкции, норму права и правоприменительную практику, заполнив первые указанные 4 графы, отправила её на электронную почту по всем управлениям. Примерно на следующий день поступили письма с заполнением последней графы «Факты по хвостохранилищу». Распечатав указанную таблицу, она отдала её Бекееву. Примерно в конце ноября 2011 года у Председателя КЭРиК Муташева С. состоялось аппаратное совещание, где последний спросил её мнение по вопросу аварии в ДТОО «ГРП «Секисовское». Она ответила, что рассмотрение вопроса о приостановлении деятельности указанного ТОО возможно через суд в порядке искового производства согласно постановлению Пленума Верховного Суда РК «О практике применения административного законодательства РК» от 26 ноября 2004 года за №18, т.к. в особенной части КоАП РК отсутствует норма по приостановлению и запрещению хозяйственной деятельности, а также сказала, что таблицу в письменной форме передала Бекееву.

В судебном заседании оглашены показания свидетеля Суюнчалиева Ж.А., неявка которого, в виду перемены места жительства, признана судом уважительной. Свидетель показал, что об аварии на ДТОО ГРП «Секисовское» узнал из средств массовой информации. Подробные обстоятельства узнал на работе, т.к. он осуществлял кураторство за водными ресурсами. Он позвонил в Иртышский департамент экологии Бохаеву, который сказал, что создана комиссия, в которую вошли специалисты ВКО филиала Иртышского департамента экологии – Божедомова С., сотрудники прокуратуры Глубоковского района. Бохаев также сообщил, что комиссия принимает меры по ликвидации аварийного сброса стоков. По мере необходимости Бохаев предоставлял информацию по принимаемым мерам по ликвидации последствий аварийного сброса. О наличии факта ущерба окружающей среде было известно с начала производства проверки, т.е. с 30 октября 2011 года. С этого же момента были проведены работы по анализу стоков, определению объема технологических стоков в ручей Волчовка. В начале ноября 2011 года на совещании в КЭРиК под председательством Председателя Муташева С., начальник Управления Алиев доложил о проводимых работах по ликвидации аварийного сброса в ДТОО «ГРП «Секисовское». Муташев дал поручение подготовить информацию по экологическому ущербу в срок до 9 ноября 2011 года. Поручение было дано Управлению в целом. 8 ноября 2011 года поступило письмо от директора Иртышского департамента экологии Кожамжарова Н. о том, что 4 ноября 2011 года аварийный сброс ликвидирован и по результатам химических анализов в стоках обнаружен цианид. Данное письмо было отписано Алимбаевым А. и ему. С содержанием этого письма он ознакомил Алиева. 10 ноября 2011 года Бохаев отправил по факсу письмо на его рабочий телефон с расчетом суммы ущерба окружающей среды в размере 1,429 млрд. тенге. Одновременно Бохаев скинул по факсу письмо ДТОО ГРП «Секисовское» с указанием причин произошедшей аварии. После этого, Алиев Д. поручил ему собрать все материалы по подсчету ущерба. Для этого, Божедомова отправляла ему все расчеты по факсу, а он всё передавал Алиеву. 16 ноября 2011 года к ним поступила жалоба ДТОО ГРП «Секисовское», о несогласии с расчетами ущерба, где основным аргументом приводилась необходимость проведения расчета ущерба прямым методом. Для обоснования своих доводов предприятие приложило рекомендации уполномоченных органов по восстановлению нарушенных водных объектов от 11 ноября 2011 года. Рассмотрение данной жалобы Муташевым С. было поручено Алимбаеву, последний поручил рассмотрение Алиеву, который перепоручил рассмотрение ему. 21 ноября 2011 года в КЭРиК состоялось совещание по рассмотрению вышеуказанной жалобы, куда были приглашены руководители предприятий. О том, что на совещании будут руководители предприятий, он узнал от Алиева. Примерно в 17 часов в кабинете у заместителя Председателя КЭРиК Алимбаева было проведено совещание, на котором участвовали Еркеев, Дудукалов, Бекеев, Сулейменова, Алиев и Бохаев. Руководители предприятий пояснили, что для ликвидации аварийных стоков комиссия в составе уполномоченных органов выдали рекомендации по осуществлению мероприятий по ликвидации последствий аварии. Также они пояснили, что ими сейчас рассматривается возможность применения абсорбентов (шунгита) для очистки воды в пруду КХ «Водолей». В этой связи они просили рассмотреть возможность применения прямого метода расчета ущерба, т.к. с суммой 1,429 млрд. тенге они не согласны, поскольку, по их мнению, объемы стоков просчитаны неверно, не учтено фоновое состояние поверхностных вод. Также они подвергли сомнению результаты анализов лаборатории Иртышского департамента экологии. В ходе совещания руководители предприятий просили применить прямой метод расчета ущерба, который по их мнению составлял 15 млн. тенге, и предоставили черновой вариант расчета на эту сумму, а также письмо Совета общественности ВКО в адрес вице-министра Турмагамбетова об эффективности биошунгита. Алиев им сказал, что произведенный расчет в 1,4 млрд. тенге правильный, а для того чтобы рассчитать ущерб прямым методом необходимо внести план мероприятий с указанием их эффективности и достаточности, а также внести гарантийное обязательство по исполнению мероприятий. Еркеев с Дудукаловым пообещали предоставить данный план, однако не предоставили. В связи с этим, 29 ноября 2011 года в удовлетворении жалобы и применении прямого метода было отказано. Протокол по данному совещанию не составлялся. 1 декабря 2011 года к ним поступил запрос ДТОО ГРП «Секисовское» о предоставлении протокола данного совещания.

Помимо показаний вышеуказанных свидетелей вина подсудимых подтверждается следующими материалами уголовного дела:

А именно заявлением подсудимого Еркеева Б.Ш. от 06.02.2012 г. о факте вымогательства взятки в особо крупном размере; постановлением о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству АБЭКП РК от 24.02.2012 г. по факту получения взятки в отношении должностных лиц КЭРиК МООС РК; явкой с повинной подсудимого Ткаченко О.А. от 20.02.2012 г.; справкой прокуратуры Глубоковского района Восточно-Казахстанской области от 11 ноября 2011 года, которая подтверждает факт аварийного сброса с 29 октября по 4 ноября 2011 года производственных сточных вод в реки Волчевка и Секисовка из секции №3 хвостохранилища (накопитель), расположенного в селе Секисовка Восточно-Казахстанской области, принадлежащего предприятию «Секисовское» и используемого предприятием «Алтай Кен-Байыту» при разработке, добыче и переработке полезных ископаемых, который повлёк загрязнение окружающей среды и создал угрозу безопасности жизни и здоровью населения вышеуказанного села (т.3, л.д. 107-112); — корешком чека АО «БТА Банк» №788774, согласно которому 4 ноября 2011 года Головиной С.В. выдан чек на сумму 3.000.000 тенге (том 15, л.д.44); — приходным кассовым ордером №00118 ТОО «Алтай Кен-Байыту» и квитанцией к нему, согласно которому 4 ноября 2011 года от АО «БТА Банк» в кассу предприятия оприходовано 3.000.000 тенге (том 15, л.д.46, 50); корешком чека АО «БТА Банк» №788775, согласно которому 9 ноября 2011 года Головиной С.В. выдан чек на сумму 2.500.000 тенге (том 15, л.д.44); — приходным кассовым ордером №00119 ТОО «Алтай Кен-Байыту» и квитанцией к нему, согласно которому 9 ноября 2011 года от АО «БТА Банк» в кассу предприятия оприходовано 2.500.000 тенге (том 15, л.д.45, 52); — корешком чека АО ДБ «Альфа-Банк» №0110127, согласно которому 9 ноября 2011 года Головиной С.В. выдан чек на сумму 3.300.000 тенге (том 15, л.д.47); — приходным кассовым ордером №00120 ТОО «Алтай Кен-Байыту» и квитанцией к нему, согласно которому 9 ноября 2011 года от АО ДБ «Альфа-Банк» в кассу предприятия оприходовано 3.300.000 тенге (том 15, л.д.49, 53); расходным кассовым ордером №00000000318 ТОО «Алтай Кен-Байыту», согласно которому 4 ноября 2011 года Еркееву Б.Ш. из кассы предприятия выдано 1.404.500 тенге (том 15, л.д.51); — расходным кассовым ордером №00000000320 ТОО «Алтай Кен-Байыту», согласно которому 9 ноября 2011 года Еркееву Б.Ш. из кассы предприятия выдано 7.395.500 тенге (том 15, л.д.54), указанные бухгалтерские документы ТОО «Алтай Кен-Байыту» приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Пропусками №7869 на имя Ткаченко О.А. и №7870 на имя Еркеева Б.Ш., изъятыми в РГКП «Дирекция административных зданий Администрации Президента и Правительства Республики Казахстан», которыми подтверждается факт посещения последними в 1500 часов 10 ноября 2011 года здания Министерства охраны окружающей среды (том 1, л.д.107-108, том 14, л.д.94-95).

За нарушение требований ст.ст.242, 243 КоАП РК постановлением И.о. главного государственного экологического инспектора по ВКО Бохаева К. №211, №212 от 17 ноября 2011 года к штрафу в размере 37 800 тенге и 272 818 009 тенге подвергнуто ДТОО «ГРП Секисовское». Обжалование постановления №212 от 17 ноября 2011 о наложении административного взыскания в Специализированный административный суд г.Усть-Каменогорск ВКО составлено и подписано Дудукаловым.

По результатам внеплановой проверки о выявлении причин утечки технологической воды из секции №3 хвостохранилища ДТОО ГРП «Секисовское» Департаментом ЧС по ВКО от 11.11.2011г. составлен акт, которым руководству ДТОО ГРП «Секисовское» предлагается до 16 ноября 2011 года выработать мероприятия по устранению выявленных недостатков и с актом ознакомлен Дудукалов Г.И.

-заключение специалистов от 05.06.2012г., согласно выводов которой следует, что авария на хвостохранилище ГРП «Секисовское» подтвердила нарушения общих экологических требований, предъявляемых к процедуре ввода в эксплуатацию сооружений, условий природопользования и других экологических норм;

Доводы подсудимого Дудукалова Г.И. и его защитников о том, что Дудукалов Г.И. не имеет отношения к дача взятки и то, что он выполнял только поручения Еркеева, а также их доводы о том, что другие подсудимые оговорили его в даче взятки в особо крупном размере в виду зависимого положения от правоохранительных органов, по мнению суда, являются не состоятельными.

Исследовав указанный довод защиты с фактическими обстоятельствами дела, исследованными в судебном заседании он, по мнению суда, связан со способом защиты, и данный вывод основан на следующем.

Так доводы подсудимого Дудукалова Г.И. опровергаются вышеуказанными показаниями, а также показаниями свидетеля Можаева Е.А. о том, что 31 октября 2011 года Дудукалов Г.И. при посещении офиса ТОО «Лаборатория-Атмосфера» сообщил ему и Ткаченко О.А. об аварии на предприятии ДТОО ГРП «Секисовское» и просил их о помощи в поиске людей из МООС РК, которые за вознаграждение взяли бы под свой контроль ситуацию, связанную с аварией на предприятии. 1 ноября 2011 года в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера» снова пришел Дудукалов вместе с Еркеевым Б., в кабинете находились он и Ткаченко. Дудукалов начал говорить о ситуации, связанной с аварией на предприятии. Еркеев сказал, чтобы вся ситуация, связанная с аварией должна быть под контролем и её нельзя пускать на самотёк, т.е. действия Дудукалова с Еркеевым носили совместный характер. 4 ноября 2011 года в офис ТОО «Лаборатория-Атмосфера» снова пришел Дудукалов Г.И., с ним была женщина. Они зашли в кабинет, где он находился вместе с Ткаченко. Ткаченко сидел за главным столом, затем Дудукалов указал рукой на Ткаченко и сказал женщине слово «Вот Олег Александрович, отдавай», т.е. дача взятки Дудукалова являлась совместной с Еркеевым. После этого Дудукалов обратился к Ткаченко и сказал примерно следующее: «Ну, звони, пусть начинают действовать».

Показания свидетеля Можаева Е.А. находят свое полное подтверждение в вышеуказанных показаниях подсудимого Ткаченко о том, что действия Дудукалова являлись самостоятельными, а в части передачи денег совместные с Еркеевым.

Кроме того, показания свидетеля Можаева Е.А. находят свое косвенное подтверждение в части передачи денежных средств с Ткаченко в вышеуказанных показаниях свидетеля Головиной.

Также факт дачи взятки должностным лицам МООС РК Дудукаловым и Еркеевым, частично вытекает из вышеуказанных признательных показаний Ткаченко, данных им в ходе предварительного следствия, которые он дал в условиях процессуальных гарантий, то есть в присутствии своих защитника –адвоката, о чем свидетельствует видеозапись следственного действия.

Также доводы подсудимого Еркеева и его защитников о том, что в отношении Еркеева производством дело необходимо прекратить, по мнению суда являются не состоятельными.

Так в соответствии с пунктом № 8 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 22 декабря 1995 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за взяточничество» следует, что вымогательство означает требование взятки под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Из смысла указанного разъяснения ВС РК следует, что если взяткодатель заинтересован в неправомерном поведении должностного лица, стремится обойти закон, установленную процедуру решения того или иного вопроса и добиться удовлетворения своих незаконных интересов, то вымогательство в качестве квалифицирующего признака не должно иметь места. При этом не может рассматриваться, как вымогательство взятки угроза со стороны взяткополучателя совершить в отношении взяткополучателя совершить в отношении взяткодателя законные действия.

В ходе судебного заседания адвокатом-защитником Ким заявлено ходатайство о признании недопустимыми в качестве доказательств все материалы СОРМ, рассекреченные 14.03.2014 г. АБЭКП РК, в том числе все аудиозаписи телефонных разговоров, стенограммы, составленные старшим помощником Генерального Прокурора РК Сабитовым Н.М. и «СМС»- сообщения, подшитые и приложенные к материалам дела.

Данное ходатайство подлежит удовлетворению частично, так в соответствии с п.17 Нормативного Постановления Верховного Суда РК от 13.12.2013 г. № 3, «О применении в уголовном судопроизводстве некоторых норм законодательства, регламентирующего вопросы защиты государственных секретов» «отсутствие в материалах уголовного дела постановления о проведении СОРМ, санкционированного прокурором, является основанием для признания фактических данных, добытых по результатам СОРМ, недопустимыми в качестве доказательств».

В соответствии с ч.4 ст.116 УПК РК, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью РК, своим письмом от 24.03.2014 г. (т.35,л.д.134), известило Департамент специальных прокуроров Генеральной прокуратуры РК о том, что в соответствии с нормами ведомственного приказа АБЭКП РК от 12.12.2006 года следующие постановления о проведении СОРМ уничтожены:
в отношении Колакова А.А.(Калмыков А.А.)
— постановление СМ-2 уч.№ 6255с от 16.09.2011 г;
— постановление СМ-2 уч.№ 6643с от 14.10.2011 г;
— постановление СМ-2 уч.№ 7481с от 16.11.2011 г;
— постановление СМ-2 уч.№ 7831с от 07.12.2011 г;
— постановление СМ-2 уч.№ 7835с от 07.12.2011 г;
в отношении Алексеева О.Н.(Ткаченко О.Н.)
— постановление СМ-2 уч.№ 8046с от 15.12.2011 г;
в отношении Молдаш Б.(Еркеева Б.Ш.)
— постановление СМ-2 уч.№ 7453с от 15.11.2011 г;
в отношении Тойгамбаева С.М.(Турекельдиева С.М.)
— постановление СМ-2 уч.№ 7558с от 22.11.2011 г;
— постановление СМ-2 уч.№ 8255с от 28.12.2011 г;
в отношении Дурова Г.И. (Дудукалова Г.И.)
— постановление СМ-2 уч.№ 7560с от 22.11.2011 г;

Таким образом, к материалам дела подшиты (но не приобщены в качестве вещественных доказательств или документов) постановления о проведении СОРМ, санкционированные прокурором, в отношении: Калмыкова А.А. – начиная с 13.12.2011 г; Ткаченко О.Н. – с 29.12.2011 г.; Турекельдиева С.М. – со 02.02.2012 г.

Согласно ст.130 УПК РК в доказывании по уголовным делам могут быть использованы только такие результаты оперативно-розыскной деятельности, которые получены при соблюдении требований закона.
Поскольку вышеприведенные постановления на проведение СОРМ по данному уголовному делу уничтожены, проверить законность их проведения в период с октября по декабрь 2011 г. не представляется возможным.

При изложенных обстоятельствах, ходатайство в этой части подлежит удовлетворению частично, а именно в качестве недопустимыми подлежат признанию аудиозаписи телефонных разговоров, стенограммы и «СМС» подсудимых: Калмыкова — с октября по 13.12.11 года; Ткаченко О.Н. – с октября по 29.12.2011 г. и Турекельдиева С.М. – с октября по 02.02.2012 г.

Следующее ходатайство адвоката Ким о признании недопустимыми в качестве доказательств по делу: постановление о производстве выемки от 03.03.2014 г. (т.35,л.д.62); протокол выемки от 06.03.2014 г. (т.35,л.д.66); протокол осмотра предмета от 06.03.2014 г. (т.35,л.д.67-93); постановление о признании предмета вещественным доказательством и приобщении его к уголовному делу (т.35,л.д.94); признании недопустимым в качестве вещественного доказательства по делу: — смартфон марки «IPhone-5», находящийся у Калмыкова А.

Данное ходатайство также подлежит удовлетворению частично, так материалами дела установлено, что в ходе предварительного следствия, на основании постановления от 03.03.2014 г., 06.03.2014 г., у Калмыкова А. была произведена выемка смартфона марки «IPhone-5» ( т.35, л.д. 62-66), который 06.03.2014 г. был осмотрен, а постановлением 03.04.2014 г. признан вещественным доказательством и приобщен к материалам дела ( т.35, л.д.94).

Данные постановления и протоколы подлежат признанию не допустимыми, а смартфон марки «IPhone-5» — недопустимым в качестве вещественного доказательства по делу по следующим основаниям.

В соответствии со ст.121 УПК РК вещественными доказательствами признаются предметы, если есть основания полагать, что они служили орудиями преступления, или сохранили на себе следы преступления или были объектами преступных действий. Приобщенный к материалам дела смартфон не является орудием преступления и не может сохранять на себе следы событий, имевших место в 2011 году, поскольку смартфон марки «IPhone-5» был выпущен и появился в продаже лишь с сентября 2012 года, что подтверждается информацией из Интернет-сайтов. В соответствии с п.1) ст. 118 УПК РК общеизвестные факты считаются установленными без доказательств.

Таким образом, в смартфоне марки «IPhone-5» не может содержаться «СМС» — переписка за ноябрь и декабрь 2011 года. Утверждение Калмыкова А. о том, что информация, содержащаяся в представленном следствию смартфоне «IPhone-5», была скопирована им с его прежнего телефона, только подтверждает его недопустимость в качестве вещественного доказательства, поскольку прежний телефон Калмыкова А. следствием не исследовался.

Согласно ст.128 УПК РК каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Кроме того, подтверждение того, что «СМС» сообщения в смартфоне марки «IPhone-5» корректируются подтверждает письмо Агентства РК по связи и информации.

Следующее ходатайство адвоката-защитника Ким о признании недопустимыми в качестве доказательств по делу: о признании недопустимым в качестве доказательства протокол выемки от 24.02.2012 г. и признании приобщенные к материалам дела деньги в сумме 1 850 000 тенге не допустимыми в качестве вещественных доказательств также подлежит удовлетворению.

Так материалами дела и в судебном заседании установлено, что 24.02.2012 г. Калмыков А. обратился в АБЭКП РК с явкой с повинной и в этот же день выдал сотрудникам финансовой полиции 1 850 000 тенге, пояснив, что это те самые деньги, которые 10.11.2011 г. получены им от Турекельдиева С.

Согласно с ч.1 ст. 121 УПК РК, деньги могут быть признаны вещественными доказательствами по делу лишь в том случае, если они могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо опровержению обвинения, либо смягчению ответственности.

В соответствии с пп. 6) ч.1 ст. 116 УПК РК фактические данные должны быть признаны недопустимыми в качестве доказательства, если они получены от неизвестного источника, либо от источника, который не может быть установлен в судебном заседании.

Поскольку ни Калмыков А., ни Турекельдиев С. с поличным задержаны не были, номера купюр 13.616.000 тенге следствием не переписывались, в настоящее время установить, действительно ли 1 850 000 тенге являются частью взятки в сумме 13.616.000 тенге, не представляется возможным.

Таким образом, поскольку источник происхождения денег, выданных Калмыковым А. органами следствия, неизвестен и установить его в настоящее время не представляется возможным, приобщенные к делу деньги в сумме 1 850 000 тенге, в соответствии с пп.6) ч.1 ст.116 УПК РК, подлежат признанию недопустимыми в качестве вещественных доказательств по делу.

Органами уголовного преследования подсудимому Турекельдиеву С.М. предъявлено обвинение в получении 10 ноября 2011 года, через посредников Калмыкова А.А. и Ткаченко О.Н., взятки в сумме 100 000 долларов США от директоров ТОО «Алтай Кен-Байыту» Еркеева Б.Ш. и ДТОО ГРП «Секисовское» Дудукалова Г.И. за не приостановление либо аннулирование действующих разрешений, за выдачу новых разрешений и оказание содействия в уменьшении суммы ущерба от аварии. Эти его действия квалифицированы следствием по ст. 311 ч.5 УК РК как получение должностным лицом взятки в особо крупном размере за действие и незаконное бездействие в пользу взяткодателей, в то время как такое действие и бездействие входили в его служебные полномочия.

Подсудимый Турекельдиев С.М. по данному эпизоду подлежит оправданию по следующим основаниям.

Так в судебном заседании установлено, что решения Калмыков А. принимал зачастую самостоятельно или по согласованию с Ткаченко.

Доводы органов следствия о том, что всю информацию Калмыкову, предоставлял Турекельдиев. Является не состоятельной по следующим основаниям. Так помимо Турекельдиева, Калмыков мог получать такую информацию и от других должностных лиц МООС РК, а также из сайта Комитета, на котором вся эта информация размещалась.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Кумаргалиев пояснил, что в 2011 году сайта Комитета не было, но при этом пояснил, что в 2011 г. был запущен пилотный проект «универсальная разрешительная система», с помощью которой в электронном формате всему Казахстану показали информацию о выдаче разрешений.

Вместе с тем, существование сайта подтверждено официальным письмом Комитета экологического регулирования и контроля № 13-05-18/3589 от 14.08.2014 г., в котором указано, что в 2011 году информация о проделанной работе по выдаче разрешений на эмиссии в окружающую среду размещалась ежедневно на сайте МООС РК ecogov.kz.

Кроме того в судебном заседании достоверно установлено, что Калмыков часто находился у Турекельдиева в служебном кабинете и интересовался ситуацией с выдачей разрешении на эмиссию в окружающую среду.

Доводы органов следствия о том, что 10.11.11 г., около 17 часов, возле кафе «Бон-Бон», Ткаченко О. положил на заднее сиденье его автомашины бумажный пакет с деньгами, которые вечером этого же дня, по приезду Турекельдиева С. домой, Калмыков передал Турекельдиеву на чердаке дома, в котором они совместно проживают. Сначала Турекельдиев отдал Калмыкову, в качестве вознаграждения 2 000 000 тенге, но затем, отсчитав оттуда 150 000 тенге, забрал их в счет его долга за починку отопительных котлов. Оставшиеся 1 850 000 тенге Турекельдиев отдал Калмыкову, за хлопоты. Являются не состоятельными и опровергаются показаниями свидетеля Ашимова Д., который пояснил, что поломка отопительных котлов в доме была в январе 2012 года, а котел был куплен и установлен в феврале 2012 г., что подтверждается накладными на отпуск товара на имя Ашимова Д. от 02.02.2012 г. и квитанциями об оплате. Таким образом, в ноябре 2011 г. Калмыков не мог иметь долг за приобретение котла, который куплен только 2 февраля 2012 года.

Кроме того, в соответствии с п.п.2,3 и 4 ст.77 ЭК РК и приказом председателя КЭРиК МООС РК № 74-? от 19.05.2011 г. правом приостановления и аннулирования экологических разрешений действительно обладал Турекельдиев С.. Однако, в соответствии с п.п.5) п.1 ст. 117 ЭК РК, предложения по приостановлению или аннулированию экологических разрешений вносятся должностными лицами, осуществляющими государственный экологический контроль. Т.е., предложение о приостановлении разрешения на эмиссию или его аннулировании, с обоснованием причин приостановки, должно было исходить от Главного государственного экологического инспектора ВКО, что подтверждается его должностной инструкцией (т.1, стр.137, п.4.8). При отсутствии такого письменного обращения подсудимый Турекельдиев С. не мог самостоятельно приостановить либо аннулировать разрешения на эмиссию.

Следовательно, только при наличии документов, подтверждающих такие нарушения, Турекельдиев вправе приостановить или аннулировать действующие разрешения.

В соответствии с п.1 ст. 77 ЭК РК отказ в выдаче разрешения предусмотрен в случаях: а) неполноты и недостоверности материалов, представленных для получения разрешения; б) несоответствия запрашиваемых условий природопользования требованиям, указанным в ст. 73 ЭК РК.

Учитывая, что ТОО «Алтай Кен-Байыту» и ДТОО ГРП «Секисовское» все необходимые документы были представлены и запрашиваемые условия природопользования соответствовали требованиям ст.73 ЭК РК, оснований для отказа в выдаче разрешения не было. Проверка полноты и достоверности материалов, представленных для получения разрешения и соответствия запрашиваемых условий природопользования требованиям закона осуществляется сотрудниками управления выдачи разрешений. Допрошенные сотрудники управления выдачи разрешений Каратаева Д., Мухан Н. и Ахметов К. пояснили, что Турекельдиев С. никаких указаний по незаконной выдаче разрешений ТОО «Алтай Кен-Байыту» и ДТОО ГРП «Секисовское» не давал, и давления на них не оказывал.

В соответствии со ст. 19 УПК К и ст.77 Конституции РК, любые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Кроме того суд констатирует, что ввиду оправдания Турекельдиева С. по данному эпизоду за недоказанностью в получении взятки и признавая виновным Еркеева и Дудукалова в даче взятки квалифицирующий признак «вымогательство» не нашел свое подтверждения.

Окончание приговора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *