Решение по заявлению Петропавловского завода строительных материалов к Департаменту таможенного контроля по СКО

27 января 2012 года                                                                                      г. Петропавловск

Специализированный межрайонный экономический суд Северо-Казахстанской области в составе председательствующего судьи Мукатова А.Т., при секретаре Первушиной Е., с участием прокурора Касеновой А., представителя истца Бокарева Д.Н., представителей ответчика Кащеевой О.И., Мискиной Т.А., рассмотрев в здании суда в открытом судебном заседании дело по заявлению ТОО «Петропавловский завод строительных материалов» к ГУ Департамент таможенного контроля по СКО о признании незаконным и отмене уведомления №25 от 05 августа 2011 года, возмещении морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

10 октября 2011 года ТОО «Петропавловский завод строительных материалов» (далее ТОО «ПЗСМ») обратилось в суд с заявлением к ГУ Департамент таможенного контроля по СКО о признании незаконным и отмене уведомления №25 от 05 августа 2011 года.

26 декабря 2011 года в суд поступило заявление ТОО «ПЗСМ» об увеличении исковых требований, в котором просило взыскать с ответчика сумму морального вреда в размере 200 000 тенге.

В судебном заседании представитель истца на требовании настаивал, указывая, что уведомление ответчика вынесено с нарушениями требований таможенного законодательства.

Представители ответчика требований не признали, указав, что уведомление законно.
Заслушав стороны, заключение прокурора, полагавшего, что требования не подлежат удовлетворению, суд исходит из следующего.

Так, судом установлено, что истцом был заключен внешнеэкономический контракт № 2009-1 от 30 ноября 2011 года по приобретению оборудования — «автоматической линии для производства спирально-навивных труб Spiro Tubeformer» у швейцарской компании «Spiro S.A.».

Далее установлено, что письмом от 08 декабря 2009 года истец обратился в ГУ Департамент таможенного контроля по СКО, в котором просил принять предварительное решение по классификации кода данного оборудования.

22 декабря 2009 года таможенным органом было принято предварительное решение, согласно которому данное оборудование было отнесено к товарной позиции 8462 29 1000 ТН ВЭД РК.

По мере поступления данного оборудования в Казахстан истцом пода-на в таможенный орган грузовая таможенная декларация №50921/02020/0000371, в которой был заявлен другой код товара – оборудования: 8463 90 0000.

Далее судом было установлено, что у таможенного органа возникли сомнения в достоверности заявленного кода, в связи с чем, было принято решение о назначении таможенной экспертизы.

Согласно заключению таможенного эксперта от 13 июля 2011 года № ОКЗ-21-5-5/5-258 заявленный код не соответствует товару, а относится к товарной позиции – 8462.
Из акта внеплановой выездной таможенной проверки от 05 августа 2011 года следует, что в результате неверно заявленного кода ТН ВЭД ТОО «ПЗСМ» допущена неуплата таможенной пошлины, поскольку согласно Единым таможенным тарифам таможенного союза, утвержденного решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 27 ноября 2009 года №18 (вступил в силу с 01 января 2010 года), ставка таможенной пошлины по коду ТН ВЭД 8462 29 1000 составляет 10%.

На основании данного акта таможенным органом истцу было выставлено уведомление о погашении задолженности по таможенным платежам №25 от 05 августа 2011 года.

Оспаривая данное уведомление, истец ссылается на то, что ввезенное им оборудование не соответствует коду ТН ВЭД ТС 8462 29 1000, а относится к коду ТН ВЭД ТС 8463 90 0000, поэтому, истец просит признать незаконным и отменить данное уведомление.
При проверке этих доводов истца суд установил следующее.

Так, ст. 46 Таможенного кодекса Республики Казахстан от 05 апреля 2003 года №401 (утратил силу Законом РК от 30 июня 2010 года), товары при их декларировании подлежат классификации, то есть в отношении товаров определяется код (коды) по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности.

При классификации товаров таможенные органы используют коды товаров в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности. Сведения, указываемые в товаросопроводительных документах, а также заключения, справки, акты экспертиз, выдаваемые экспертными организациями, носят вспомогательный (информационный) характер и принимаются во внимание при классификации товаров.

Таким образом, из требований Таможенного кодекса следует, что това-ры подлежат классификации согласно Товарной номенклатуре внешнеэко-номической деятельности.
Единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности таможенного союза (далее по тексту ТН ВЭД ТС) и Единый таможенный та-риф таможенного союза утверждены согласно Решению Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 27 ноября 2009 го-да № 18 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации».

Пунктом 2 этого решения установлено утвердить со сроком вступления в силу с 1 января 2010 года единую Товарную номенклатуру внешнеэкономической деятельности таможенного союза и Единый таможенный тариф таможенного союза.

Согласно Основным правилам интерпретации ТН ВЭД классификация товаров в Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) осуществляется по следующим Правилам:

1. Названия разделов, групп и подгрупп приводятся только для удобст-ва использования ТН ВЭД; для юридических целей классификация товаров в ТН ВЭД осуществляется исходя из текстов товарных позиций и соответст-вующих примечаний к разделам или группам и, если такими текстами не предусмотрено иное, в соответствии со следующими положениями:

2. а) Любая ссылка в наименовании товарной позиции на какой-либо товар должна рассматриваться и как ссылка на такой товар в некомплектном или незавершенном виде при условии, что, будучи представленным в некомплектном или незавершенном виде, этот товар обладает основным свойством комплектного или завершенного товара, а также должна рассматриваться как ссылка на комплектный или завершенный товар (или классифицируемый в рассматриваемой товарной позиции как комплектный или завершенный в силу данного Правила), представленный в несобранном или разобранном виде.

б) Любая ссылка в наименовании товарной позиции на какой-либо материал или вещество должна рассматриваться и как ссылка на смеси или со-единения этого материала или вещества с другими материалами или веществами. Любая ссылка на товар из определенного материала или вещества должна рассматриваться и как ссылка на товары, полностью или частично состоящие из этого материала или вещества. Классификация товаров, со-стоящих более чем из одного материала или вещества, осуществляется в соответствии с положениями Правила 3.

3. В случае, если в силу Правила 2 (б) или по каким-либо другим при-чинам имеется, prima facie, возможность отнесения товаров к двум или более товарным позициям, классификация таких товаров осуществляется следующим образом:

а) Предпочтение отдается той товарной позиции, которая содержит наиболее конкретное описание товара, по сравнению с товарными позициями с более общим описанием. Однако когда каждая из двух или более товарных позиций имеет отношение лишь к части материалов или веществ, входящих в состав смеси или многокомпонентного изделия, или только к части товаров, представленных в наборе для розничной продажи, то данные товарные позиции должны рассматриваться равнозначными по отношению к данному товару, даже если одна из них дает более полное или точное описание товара.

б) Смеси, многокомпонентные изделия, состоящие из различных мате-риалов или изготовленные из различных компонентов, и товары, представ-ленные в наборах для розничной продажи, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями Правила 3 (а), должны классифицироваться по тому материалу или составной части, которые при-дают данным товарам основное свойство, при условии, что этот критерий применим.

в) Товары, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями Правила 3 (а) или 3 (б), должны классифицироваться в товарной позиции, последней в порядке возрастания кодов среди товарных позиций, в равной степени приемлемых для рассмотрения при классификации данных товаров.

4. Товары, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями вышеизложенных Правил, классифицируются в товарной позиции, соответствующей товарам, наиболее сходным (близким) с рассматриваемыми товарами.

Из ТН ВЭД ТС следует, что:

— в товарную группу 8462 входят: «станки (включая прессы) для обработки металлов объемной штамповкой, ковкой или штамповкой; станки для обработки металлов (включая прессы) гибочные, кромкогибочные, правильные, отрезные, пробивные или вырубные; прессы для обработки металлов или карбидов металлов, не поименованные выше:»;

— в товарную группу 8463 входят: «станки для обработки металлов или металлокерамики без удаления материала прочие:».

Далее из Пояснений к ТН ВЭД ТС следует, что:

— в товарную позицию 8463 включаются «машины для производства гибких труб из спиральной металлической полосы»;

— в товарную позицию 84.62 включаются «гибочные» и «кромкогибоч-ные» машины.
По мнению таможенного органа, оборудование истца относится к ги-бочным и кромкогибочным машинам, а, по мнению истца, оно относится к машинам для производства гибких труб из спиральной металлической поло-сы.

Позиция таможенного органа основана на том, что между оборудова-нием истца, с одной стороны, и, гибочными и кромкогибочными машинами, с другой стороны, имеется сходство по процессу обработки металла и произ-водства трубы.

В частности, им указывается, что процесс производства спирально-навивной трубы на оборудовании истца заключается в «обработке металла кромкогибочным узлом, формировании фальцевого соединения трубы и его зажима в процессе проталкивания сформированной полосы металла в фор-мующую головку станка для формирования жесткого спиралевидного шва трубы».

Исходя из описания данного процесса, представители таможенного ор-гана констатировали, что кромкогибочные и гибочные станки выполняют ос-новные операции упомянутой линии оборудования истца по производству трубы, и они работают путем изменения конфигурации или формы металла.

Обо всем этом представители таможенного органа указали в своем письменном отзыве и судебных прениях.

Вместе с тем, суд, исследуя эти доводы и выводы таможенного органа, находит их ошибочными по следующим основаниям.

Так, исходя из функции оборудования, его описания и технических ха-рактеристик, оборудования истца следует классифицировать следующим об-разом.

В ходе разбирательства судом были привлечены три специалиста в целях оказания содействия в оценке доказательств, организовано выездное судебное заседание.

Помимо этого, определением суда была назначена судебно-техническая экспертиза, однако, экспертиза не была произведена ввиду того, что в компетенцию экспертов Северо-Казахстанской научной лаборатории судебных экспертиз не входит исследование вопросов, указанных в определении.

Следовательно, суд исходил из документов, представленных сторонами, а также из консультаций специалистов.

Так, функциональным назначением оборудования истца является то, что оно изготавливает «спирально-навивные трубы из спиральной металлической полосы».

Об этой функции оборудования прямо говорится в Инструкции завода-изготовителя по эксплуатации «Автоматическая линия для производства спирально-навивной трубы «Spiro Tubeformer», в которой имеется подробное описание, принцип действия и технические характеристики оборудования.

Кроме этого, данное обстоятельство является бесспорным, в суде ни кем не оспаривалось, поскольку иного функционального назначения не предусмотрено и никак не предполагается.

При этом само по себе это обстоятельство свидетельствует о наличии определенного сходства с товарной позицией 8463 ТН ВЭД ТС, поскольку в Пояснениях к ТН ВЭД ТС говорится, что в товарную позицию 8463 включаются «машины для производства гибких труб из спиральной металлической полосы».

Единственное отличие между оборудованием истца и оборудованием, указываемом в Пояснениях к товарной позиции 8463, является то, что последнее изготавливает не просто трубы, а гибкие трубы.

Однако, если проводить какие-либо сравнения оборудования истца с оборудованием, указываемом в Пояснениях к товарной позиции 8462, то какого либо сходства в данном случае суд не находит.

В частности, в Пояснениях к товарной позиции 8462 приводятся описания гибочных и кромкогибочных машин.

Так, в категорию «гибочные машины» отнесены «машины для обработки плоских изделий, которые, пропуская изделия через три или четыре комплекта валков, придают им цилиндрический изгиб или коническую форму; машины для обработки неплоских изделий. Эти машины работают либо с помощью формующих валков, путем гибки под прессом, либо для труб – путем вытягивания их концов, в то время как основной участок удерживается фиксированным цилиндром».

В категорию «кромкогибочные машины» отнесены «машины для обработки плоских изделий. Гибка плоского изделия состоит в придании листу или полосе остаточной деформации с малым радиусом по прямой без разрешения металла. Эта операция выполняется или на универсальной кромкогибочной машине, или на кромкогибочном прессе.

Как видно из этих характеристик и описания «гибочных и кромкогибочных машин», то они вообще не предназначены для изготовления труб, тем более труб из спирально-навивной полосы.

Если следовать буквальному значению слов, указываемых в этом описании, то функциональным назначением «гибочных машин» является ни что иное, как «придание металлической полосе цилиндрического изгиба или конической формы», а функциональным назначением «кромкогибочных машин» является «придание полосе металла остаточной деформации с малым радиусом по прямой без разрушения металла».

То есть, никакого упоминания о том, что гибочные и кромкогибочные машины предназначены для изготовления спирально-навивных труб, в данном случае вообще не имеется.

Это обстоятельство ставит под сомнение возможность отнесения оборудования истца к данной товарной позиции ввиду несоответствия по функциональному назначению.
Специалист Торгово-промышленной палаты СКО Анненков П.А. пояснил суду, что «на гибочных машинах производятся простые операции по приданию полосе или листу металла цилиндрической формы, обработки кромки листа, изготовления металлического профилированного листа или обработки неплоских изделий. Позиция 8462 имеет общее описание и не указывает на конкретную область использования и функционального назначения товара».

То есть, этот специалист подтвердил выводы суда.

Другой специалист – заведующий кафедрой «Технология машиностроения» Северо-Казахстанского государственного университета им.М.Козыбаева, кандидат технических наук, Демьяненко А.В. исходя из функциональных характеристик данных оборудований, пояснил следующее.

В частности, по результатам проведенных исследований как самой Инструкции по эксплуатации оборудования, так и наглядного изучения оборудования на месте, специалист установил, что при производстве спирально-навивной трубы осуществляется не гибка, а навивка полосы металла, а при навивке используется одна формующая головка со спиральной канавкой.

В ходе выездного судебного заседания на территории завода ТОО «ПЗСМ» установлено, что спирально-металлическая полоса навивается в цилиндрическую спирально-навивную форму при прохождении металлической полосы через кольцевую формующую головку. При этом ни формующие ролики, ни какие другие ролики не участвуют в навивке металлической полосы в цилиндрическую спирально-навивную форму.

Это обстоятельство исключают обоснованность доводов заключения таможенного эксперта, в котором он указывает, что «металлическая лента скручивается в цилиндрическую спирально-навивную форму посредством формирующих роликов и формирующего кольца».

О том, что формирующие ролики и формирующее кольцо не участвуют в навивке металлической полосы в цилиндрическую форму, говорит и то, что в Инструкции по эксплуатации оборудования прямо указывается, что формирующие ролики предназначены для формирования замка на ленте, а формирующие кольца предназначены для формирования диаметра спирально-навивной трубы.

То есть, технологический процесс изготовления трубы на оборудовании истца не предусматривает гибки полосы металла под прессом, а металлическая полоса никак не скручивается посредством формирующих роликов и формирующего кольца.

Это обстоятельство также исключает отнесение оборудования истца к «гибочным машинам», поскольку в Пояснениях к товарной позиции 8462 указывается, что «гибочные машины» предназначены для обработки плоских изделий, которые, пропуская изделия через три или четыре комплекта валков, придают им цилиндрический изгиб или коническую форму, и они работают при помощи гибки под прессом.

Вместе с тем, суд установил, что, действительно, на оборудовании истца осуществляется гибка кромки металлической полосы для формирования замка с помощью которого происходит сцепление краев металлической полосы, после чего образуется сама труба.

Это обстоятельство подтверждается всеми специалистами.

Однако, наличие в технологическом процессе оборудования истца та-кой операции как «гибка кромки полосы» также исключает отнесение оборудования истца к «кромкогибочным машинам», поскольку это всего лишь од-на из операций, которую оно выполняет. При этом данная операция не является основной и никак не определяет функциональное назначение оборудования истца.

Как уже выше указывалось, главное и единственное функциональное назначение оборудования истца заключается в изготовлении спирально-навивных труб из спирально-металлической полосы, а не в гибке металла под прессом с целью придания ей цилиндрической или конической формы и не в гибке кромки полосы металла.

Более того, если обратить внимание на само описание оборудования истца и описание технологического процесса изготовления на нем спирально-навивной трубы, то можно прийти к выводу о том, что данное оборудование представляет собой сложный механизм, предполагающий осуществление целого ряда последовательных и взаимосвязанных технологических операций.

Этот процесс подробно описан в Инструкции и изложен в письменных консультациях специалистов.

В этой связи, данное оборудование нельзя рассматривать в одной товарной позиции с теми же гибочными и кромкогибочными машинами, поскольку последние выполняют всего лишь простые операции по обработке металла, тогда как оборудование истца изготавливает готовую продукцию – спирально-навивные трубы.

По-мнению суда, было бы неверным относить оборудование к товарной позиции на основании того, что какая-то часть этого оборудования выполняют функцию, которая характерна для другого оборудования.

То, что часть оборудования выполняет функцию, характерную для другого оборудования, не может являться критерием для отнесения его к этой товарной позиции, говорит и следующее немаловажное обстоятельство.

Так, в Пояснениях к товарной позиции 8462 имеется ссылка на кромко-гибочные машины, где указывается, что машины для гибки проволоки, выполняющие более сложные операции (например, пружинонавивочные), не являются простыми гибочными машинами и включаются в иную товарную позицию — 8463.

То есть, даже несмотря на то, что пружинонавивочные машины осуществляют гибку проволоки ее не относят к гибочным машинам, а она относится к другой товарной позиции — 8463.

Таким образом, по мнению суда, определяющим критерием в данном случае должно быть то, для чего это оборудование предназначено, то есть его функциональное назначение.

Другим немаловажным подтверждением выводам суда об отнесении оборудования истца к товарной позиции 8463 ТН ВЭД ТС, является то, что согласно письму самого завода-изготовителя «Spiro S.A.» от 05 августа 2011 года при экспорте оборудования «Spiro Tubeformer» используется таможенный тариф 8463.90.20.

Вместе с тем, заслуживает внимания и то обстоятельство, что между оборудованием истца и машиной, указанной в товарной позиции 8463 (8) также имеется расхождение, о чем суд уже указывал выше.

Данное расхождение также не позволяет в полной мере относить оборудование истца к товарной позиции 8463 (8).

Как уже выше указывалось, данное расхождение заключается лишь в том, что на оборудовании, указанном в товарной позиции 84.63 (8) изготавливается не просто труба из спирально-навивной металлической полосы, а гибкая труба из спирально-навивной металлической полосы.

Тем не менее, несмотря на эту разницу, эти два сравниваемых оборудования имеют единое функциональное назначение, и они схожи по своему описанию, поскольку в обоих случаях речь идет «о машинах, которые изготавливают трубы из спиральной металлической полосы».

Принимая во внимание это обстоятельство, судом были исследованы машины и технологические процессы по изготовлению гибких труб на этих машинах.

Для примера рассмотрена машина по изготовлению такого вида гибкой трубы как «гибкий воздуховод», которая изготавливается той же швейцарской компанией «Spiro S.A.». Наименование этого станка: «Spiro Alfa Flex 6».

Надо отметить, что на это оборудование в качества примера машины для производства гибкой трубы ссылаются привлеченные по делу специалисты, истец, а также сами представители таможенного органа.

Информация об этом оборудовании получена сторонами из официального сайта швейцарской компании «Spiro S.A.»: www. spiro.сh.

В суде представители таможенного органа буквально пояснили, что отличительной особенностью данных станков является то, что процесс формовки и навивки ленты на станке по изготовлению гибких труб может быть раздельным, а при изготовлении жесткой трубы данное разделение невозможно. Далее они указали, что в данном случае в процессе производства участвуют два различных типа станка, ссылка на каждый из которых имеется в товарной позиции – кромкогибочный классифицируется в своей товарной позиции 84.62, навивной станок в товарной позиции 8463, как станок для производства гибких труб из спиральной металлической полосы. Для этого представители таможенного органа указывают на возможность установить наматывающий бухтодержатель после механизма формовки ленты, а перед механизмом навивки падающий бухтодержатель уже сформированной ленты.

Однако, суд не находит в этих доводах таможенного органа какой-либо логики, в том числе суду не ясно, в чем заключается необходимость разделения процесса изготовления гибкой трубы на два самостоятельных этапа путем разделения одного станка на два различных типа, если в данном случае сам станок «Spiro Alfa Flex 6» не предполагает такого деления, а представляет собой единый механизм, содержащий совокупность последовательных и взаимосвязанных операций.

Если обратить внимание на краткое описание станка «Spiro Alfa Flex 6», которое, в частности, было представлено самими же сотрудниками таможенного органа, то из него видно, что этот станок характеризуется своей мобильностью и сравнительно небольшой рабочей зоной; он состоит из декойлера (1), прокатного стана (2), формующих лент и закрывающихся роликов (3), механизма по отрезке фрезой (3), приемного стола (4).

То есть, какого-либо деления на кромкогибочный и навивной станки он вообще не предполагает, и тем более, не предполагает возможности и какой-либо необходимости «установить наматывающий бухтодержатель после механизма формовки ленты, а перед механизмом навивки установить падающий бухтодержатель уже сформированной ленты».

Далее представители таможенного органа в качестве отличительной особенности данных видов станков сослались на то, что «механизм изготовления гибкой трубы заключается не в соединении фальцевого соединения в жесткой формующей головке, а в навивке профилированной ленты на шпиндельную основу посредством навивочных роликов».

С этими доводами таможенного органа специалисты не согласились.

При этом специалисты сами указали суду на наличие отличий между этими оборудованиями.

Так, специалист Торгово-промышленной палаты в своих письменных консультациях относительно отличий станков указал, что все технологические процессы изготовления труб идентичны, за исключением лишь того, что оборудование истца оборудование истца производит фальцевание (обжимку) кромок до получения жесткого сцепления.

Специалист Северо-Казахстанского университета показал, что отличие станков состоит только в степени обжатия фальца, при этом чисто внешне гибкая и жесткая спирально-навивные трубы практически не отличаются. А отличие становится заметным, только если начать гнуть трубы.

При таких обстоятельствах, суд исходит из бесспорности того, что отличия между оборудованиями есть. И это обстоятельство также не позволяет с уверенностью отнести оборудование истца к товарной позиции 8463.

Тем не менее, даже, несмотря на эти отличия, а также на весьма спорное – пусть и верное отличие, на которое указывает таможенный орган, суд считает, что они не влияют на квалификацию оборудования истца по товарной позиции 8463.

Так, изучение представленных сторонами по делу и специалистами материалов и доводов показало, что в обоих случаях по большинству критериев функции и технологии оборудования истца и машин по производству гибких труб полностью совпадают.

В частности, совпадают:

— исходный материал, из которого на оборудованиях изготавливаются трубы, — это спирально-навивная металлическая полоса;
— наличие механизма по подаче штрипса, то есть подачи металлической полосы;
— механизм по гибке кромок;
— механизм по навивке трубы;
— механизм по нарезке полосы;
— подача трубы на приемный стол.

И, в конце концов, в обоих случаях имеет место изготовление готовой продукции – трубы из спирально-металлической полосы.

Как уже выше указывалось, в ТН ВЭД ТС не предусмотрено такой товарной позиции как станки либо машины по изготовлению труб из спирально-навивной металлической полосы.

Вместе с тем, Основными Правилами интерпретации ТН ВЭД предусмотрено, что в случае, если в силу Правила 2 (б) или по каким-либо другим причинам имеется, prima facie, возможность отнесения товаров к двум или более товарным позициям, классификация таких товаров осуществляется следующим образом:

а) Предпочтение отдается той товарной позиции, которая содержит наиболее конкретное описание товара, по сравнению с товарными позициями с более общим описанием. Однако когда каждая из двух или более товарных позиций имеет отношение лишь к части материалов или веществ, входящих в состав смеси или многокомпонентного изделия, или только к части товаров, представленных в наборе для розничной продажи, то данные товарные позиции должны рассматриваться равнозначными по отношению к данному товару, даже если одна из них дает более полное или точное описание товара.

в) Товары, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями Правила 3 (а) или 3 (б), должны классифицироваться в товарной позиции, последней в порядке возрастания кодов среди товарных позиций, в равной степени приемлемых для рассмотрения при классификации данных товаров.

Далее, п. 4 Основных Правил интерпретации предусмотрено, что товары, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями вышеизложенных Правил, классифицируются в товарной позиции, соответствующей товарам, наиболее сходным (близким) с рассматриваемыми товарами.

С учетом этих требований Основных правил интерпретации, суд считает, что оборудование истца можно отнести к товарной позиции 8463 ТН ВЭД ТС, поскольку по своему функциональному назначению, описанию и технологическим процессам, оно больше сходно с этой позицией, а именно сходно с «машинами по изготовлению гибких труб из спирально-навивной металлической полосы», а никак не с товарной позицией 8462 ТН ВЭД ТС.

Далее в суде представители таможенного органа пояснили, что при оформлении товара декларантом — ТОО «ПЗСМ» не было представлено принятое таможенным органом предварительное решение № 50900/0058 от 22.12.2009 года, в котором код оборудования был определен как 8462 29 1000 ТН ВЭД ТС, это решение не было аннулировано, что является нарушением таможенного законодательства.

При проверке этого довода суд исходил из следующего.

В соответствии с п.1 ст. 47 Таможенного кодекса таможенные органы по заявлению лица (заявителя) принимают предварительное решение относительно классификации товаров в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности в отношении конкретного товара.

В соответствии с п.п.1, 2 ст. 52 Таможенного кодекса предварительное решение, принятое таможенными органами, указанными в статье 47 настоящего Кодекса, является обязательным для таможенных органов.

Предварительное решение предоставляется таможенному органу одновременно с таможенной декларацией.

Из этой нормы закона следует, что предварительное решение является обязательным лишь для таможенного органа.

Но в то же время, она, равно как и другие нормы Таможенного кодекса не устанавливают, что предварительное решение является обязательным для декларанта при декларировании товаров.

Согласно требованиям ст. 376 Таможенного кодекса обязанность по декларированию товаров возлагается на самого декларанта.

Согласно п.1 ст. 377 Таможенного кодекса предусмотрено, что именно декларант несет ответственность за недостоверность сведений, указанных в таможенной декларации и иных представляемых документах.

Статья п.1 ст. 378 Таможенного кодекса декларирование производится путем заявления таможенному органу по установленной форме (письменной, устной, конклюдентной, электронной) достоверных сведений о товарах, об их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей.

Согласно 2 ст. 46 Таможенного кодекса в случае неверного указания кода товаров по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности при их декларировании декларантом таможенный орган вправе самостоятельно классифицировать такие товары.

Таким образом, из этих норм следует, что сведения о коде товара декларант указывает самостоятельно, независимо от ранее принятого таможенным органом предварительного решения о классификации товара, при этом при декларировании товара таможенные органы проверяют код товара, а в случае несогласия вправе самостоятельно классифицировать его.

В данном случае истцом при декларировании присвоен код товара 8463 ТН ВЭД ТС, с чем таможенный орган согласился, и после чего произвел регистрацию грузовой таможенной декларации, хотя и имелось предварительное решение, в котором код товара определен как 8462.

Опрошенный в суде сотрудник таможенного органа Еслямов Ж.Т., производивший регистрацию этой декларации, так и пояснил суду, что код товара 8463 заявлен истцом верно, и у него не имелось сомнений в достоверности кода товара. При этом о принятом ранее предварительном решении он знал, но поскольку при проверке документов, представленных истцом при декларировании товара, он пришел к выводу, что оборудование истца, действительно, соответствует коду 8463, а не 8462, каких-либо оснований присваивать товару другой код товару не было.

Что же касается действий истца, которые изначально указал в предварительной декларации один код, а затем в грузовой таможенной декларации другой, то на это представитель истца пояснил суду следующее.

Так, он указал, что подробное описание и характеристики оборудования стали известны истцу только после доставки самого оборудования и письменных инструкций и других необходимых документов к этому оборудованию, согласно которым данное оборудование следовало отнести товар-ной позиции 8463 ТН ВЭД ТС. При этом ранее на момент регистрации предварительной декларации и на момент принятия таможенным органом предварительного решения у него не было точных и достоверных сведений о данном оборудовании. Поэтому никакого умысла на уклонение от уплаты таможенных пошлин у истца не было.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что доводы таможенного органа о том, что предварительное решение при декларировании не было представлено и не было аннулировано, не влияют на достоверность указан-ного истцом кода товара.

Следовательно, суд считает, что истцом при декларировании товара было обоснованно отнесено оборудование к товарной позиции 8463 ТН ВЭД ТС, а поскольку товары из данной позиции не облагаются таможенными пошлина, соответственно, оспариваемое уведомление незаконно и подлежит отмене.

Что касается требования истца о возмещении морального вреда, то оно не подлежит удовлетворению, поскольку суду не представлено доказательств причинения вреда репутации истца, нравственных и физических страданий, тем более, что гражданским законодательством не предусмотрено, возмещение морального вреда юридическому лицу.

В соответствии со ст. 110 ГПК РК с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы по оплате государственной пошлины в размере 7 560 тенге.

На основании изложенного, суд, руководствуясь ст.ст. 217-221 ГПК РК,

Р Е Ш И Л:

Иск ТОО «Петропавловский завод строительных материалов» удовлетворить частично.

Признать незаконным и отменить уведомление ГУ «Департамент таможенного контроля по Северо-Казахстанской области» №25 от 05 августа 2011 года.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с государственного учреждения «Департамент таможенного контроля по Северо-Казахстанской области» в пользу товарищества с ограниченной ответственностью «Петропавловский завод строительных материалов» расходы по оплате государственной пошлины в размере 7 560 (семь тысяч пятьсот шестьдесят) тенге.

Решение может быть обжаловано сторонами или опротестовано прокурором в апелляционную судебную коллегию Северо-Казахстанского областного суда в течение пятнадцати дней с момента вручения копии решения.

Судья Мукатов А.Т.

Запись опубликована в рубрике Судебные акты с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *