Обзор практики применения судами законодательства о государственных закупках

Анализ показал, что местные суды в основном правильно применяют нормы законодательства о госзакупках. Вместе с тем, по некоторым делам имеет место различное толкование норм закона.

Признание потенциального поставщика недобросовестным участником государственных закупок и включение его в реестр

В соответствии с п. 5 ст. 11 Закона о госзакупках в реестр недобросовестных участников государственных закупок включают:
— потенциальных поставщиков, представивших недостоверную информацию по квалификационным требованиям;
— потенциальных поставщиков, допустивших нарушение требований ст. 6 Закона (ограничения, связанные с участием в государственных закупках);
— потенциальных поставщиков, уклонившихся от заключения договора о государственных закупках;
— поставщиков, не исполнивших либо ненадлежащим образом исполнивших свои обязательства по заключенным с ними договорам о государственных закупках.

Реестр недобросовестных участников государственных закупок формируется на основании решения суда, вступившего в законную силу.

Законом установлены сроки предъявления исков о признании потенциального поставщика недобросовестным участником государственных закупок.

Так, в соответствии с п.п. 2) п. 3 ст. 10 Закона о госзакупках лица, установившие факт предоставления потенциальным поставщиком недостоверной информации по квалификационным требованиям, обязаны не позднее пяти рабочих дней со дня установления такого факта предъявить иск в суд о признании потенциального поставщика, представившего недостоверную информацию по квалификационным требованиям, недобросовестным участником госзакупок.

Согласно п. 5 ст. 11 Закона о госзакупках заказчик в случаях, предусмотренных п.п. 2) и 5) настоящего пункта, обязан не позднее десяти рабочих дней со дня, когда ему стало известно о факте нарушения потенциальным поставщиком законодательства о госзакупках, направить в уполномоченный орган сведения о таком потенциальном поставщике и обратиться с иском в суд о признании такого потенциального поставщика недобросовестным участником госзакупок.

Изучение показало, что имеет место различное толкование указанных норм.

Так, согласно представленным справкам, суды Акмолинской, Северо-Казахстанской областей и г. Астаны считают, что данные сроки не являются специальными сроками исковой давности, установление Законом сроков направлено на регламентацию деятельности и укрепление исполнительской дисциплины заказчика, являющегося государственным учреждением или организацией.

Кроме того, суды полагают, что понимание указанного срока как срока исковой давности, привело бы к освобождению заказчиков от исполнения возложенной на них обязанности, а недобросовестных участников к освобождению от установленной законом ответственности.

Суды Жамбылской, Кызылординской и Карагандинской областей применяют указанные сроки в качестве сроков исковой давности при наличии заявления стороны в споре согласно ст. 179 ГК.

Так, решением СМЭС Карагандинской области отказано в удовлетворении искового требования ГУ «С» к ТОО «К» о признании недобросовестным участником госзакупок в связи с поступившим заявлением ответчика о применении срока исковой давности.

Суды Атырауской и Западно-Казахстанской областей, полагают, что указанные сроки не являются сроками исковой давности. Вместе с тем, данные нормы являются императивными, и несоблюдение требований Закона о госзакупках заказчиком, признается основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Например, решением СМЭС Атырауской области от 15 декабря 2011 года в удовлетворении иска ГУ «Д» к ТОО «Г» о признании недобросовестным участником госзакупок отказано в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по заключенным с истцом договором о государственных закупках. Суд указал, что истец не обеспечил соблюдение требований п. 5 ст. 11 Закона о госзакупках, срок предъявления иска в суд истек 13 июля 2011 года, тогда как истец обратился в суд 20 октября 2011 года.

В соответствии с п. 11 ст. 31 Закона о госзакупках заказчик в течение пяти рабочих дней со дня утверждения итогов госзакупок способом запроса ценовых предложений подписывает и направляет потенциальному поставщику, предложившему наименьшее ценовое предложение, проект договора о госзакупках. Проект договора о госзакупках должен быть подписан потенциальным поставщиком, предложившим наименьшее ценовое предложение либо определенным победителем в соответствии с частью второй п. 4 настоящей статьи, в течение пяти рабочих дней со дня представления ему организатором госзакупок подписанного проекта договора о госзакупках.

В соответствии со ст. 38 Закона о госзакупках в случае, если потенциальный поставщик в сроки, установленные настоящим Законом, не представил заказчику подписанный договор о госзакупках или, заключив договор о госзакупках, не внес обеспечение исполнения договора о госзакупках в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 37 Закона, то такой потенциальный поставщик признается уклонившимся от заключения договора о государственных закупках.

Таким образом, при рассмотрении споров о признании поставщика недобросовестным участником в связи с уклонением от заключения договора, истец должен представить суду доказательства уведомления потенциального поставщика о результатах госзакупок и направления в установленный срок подписанного проекта договора о госзакупках.

Вместе с тем, некоторые суды при рассмотрении данных споров не исследуют вопрос соблюдения истцами указанной нормы.

Так, заочным решением СМЭС Алматинской области от 15 августа 2010 года удовлетворен иск ГККП «П» к ИП У о признании недобросовестным участником госзакупок на основании того, что поставщик, извещенный о результатах проведенных госзакупок, не явился для подписания договора. При этом заказчиком проект договора в установленные сроки ответчику не был направлен.

Невыполнение заказчиком возложенной на него обязанности по направлению проекта договора о госзакупках исключает признание потенциального поставщика недобросовестным участником госзакупок за уклонение от заключения договора.

Например, ГУ «Ж» обратилось в суд с иском к ТОО «Ж» о признании недобросовестным участником госзакупок.

Решением СМЭС Актюбинской области от 7 июня 2011 года, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной судебных коллегий областного суда от 10 августа 2011 года и 14 сентября 2011 года соответственно, иск удовлетворен.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 25 января 2012 года судебные акты по указанному делу отменены и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска. Коллегия указала, что учреждение не направляло в указанный Законом о госзакупках срок проект договора Товариществу. Факт получения истцом по истечении указанного срока письма ответчика о недействительности его заявки не влечет каких-либо правовых последствий по данному делу.

Изучение показало, что имеет место различная судебная практика по вопросу признания недобросовестным участником потенциального поставщика, уклонившегося от заключения договора о госзакупках, в тех случаях, когда лицо, объявленное победителем, до истечения сроков направления проекта договора заказчиком письменно отказывается от заключения договора.

Например, ГУ «З» обратилось в суд с иском о признании ИП М. недобросовестным участником госзакупок, мотивируя свои требования тем, что ГУ «З» проведены госзакупки способом запроса ценовых предложений по приобретению товара посредством электронных государственных закупок.

Решением об итогах госзакупок от 07 июня 2011 года победителем признан ИП М., которая в тот же день направила истцу письмо, в котором просила передать исполнение госзакупок второму победителю ввиду неправильного определения технической спецификации товара. Данное письмо было расценено заказчиком как отказ от заключения договора, в связи с чем, просил суд признать ИП «М.» недобросовестным участником госзакупок.

Решением СМЭС г. Астаны от 23 сентября 2011 года иск удовлетворен. Постановлением апелляционной коллегии решение суда оставлено без изменения. Постановлением кассационной коллегии от 13 декабря 2011 года решение суда отменено с принятием нового решения об отказе в иске, поскольку отказ от заключения договора последовал до направления проекта договора, а не после его получения.

Аналогично, решением СМЭС Павлодарской области от 25 марта 2011 года отказано в иске ГУ «С» к ТОО «А» о признании недобросовестным участником госзакупок со ссылкой на нарушение истцом п. 11 ст. 31 Закона. Суд указал, что проект договора не был направлен потенциальному поставщику по той причине, что ответчиком было представлено заявление об отказе заключить договор о госзакупках, однако данное обстоятельство не освобождает заказчика от обязанности направить потенциальному поставщику подписанный проект договора.

Между тем, отказ поставщика от заключения договора о госзакупках лишает заказчика возможности направить подписанный проект договора и свидетельствует об уклонении от заключения договора.

Так, ГУ «Н» обратилось в суд с иском к ТОО «А» о признании недобросовестным участником госзакупок, указав, что решением об утверждении итогов госзакупок № 954198 от 17 августа 2010 года победителем конкурса признано ТОО «Д». Однако 18 августа 2010 года ответчик направил истцу письмо об отказе в заключении договора.

Решением СМЭС Карагандинской области от 19 октября 2010 года, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций от 15 декабря 2010 года и 10 февраля 2011 года соответственно, в удовлетворении иска отказано в связи с непредставлением ГУ «Н» письменных доказательств направления ТОО «Д» проекта договора.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 01 июня 2011 года судебные акты по данному делу отменены с вынесением нового решения об удовлетворении иска ГУ «Н». Коллегия указала, что содержание письма ответчика однозначно свидетельствует о его уклонении от заключения договора о госзакупках.

Ответ поставщика о согласии заключить договор с изменением его существенных условий признается уклонением от заключения договора о госзакупках.

В силу п. 3 ст. 39 Закона о госзакупках не допускается вносить в проект либо заключенный договор о госзакупках изменения, которые могут изменить содержание условий проводимых (проведенных) госзакупок и (или) предложения, явившегося основой для выбора поставщика, по иным основаниям, не предусмотренным п.п. 1 и 2 ст. 39 Закона.

Так, ГУ «М» обратилось в суд с иском к ТОО «И» о признании потенциального поставщика недобросовестным участником госзакупок.

Решением СМЭС Павлодарской области от 10 января 2011 года в удовлетворении иска ГУ «М» отказано. Суд, отказывая в удовлетворении заявления, указал, что в установленный законом пятидневный срок проект договора о госзакупках не был составлен, соответственно, не был подписан Заказчиком и направлен поставщику.

Суд также указал, что письмом от 21 июня 2010 года, то есть не позднее пяти рабочих дней со дня подписания протокола об итогах госзакупок, ТОО «И» предложено изменить и дополнить проект договора, следовательно, в случае несогласия с предложениями потенциального поставщика, ГУ «М» вправе отклонить его ценовое предложение.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 18 мая 2011 года решение суда отменено с принятием по делу нового решения об удовлетворении исковых требований. Коллегия указала, что поскольку самим ТОО «И» до окончания срока, установленного законодательством, предложено изменить существенные условия проекта договора, что противоречит законодательству, необходимость отправления в адрес последнего проекта договора отсутствовала.

Согласно п.п. 1) п. 12 ст. 31 Закона о госзакупках, если потенциальный поставщик не представил в установленный срок заказчику подписанный договор о государственных закупках, заказчик вправе заключить договор о государственных закупках с потенциальным поставщиком, предложившим такое же ценовое предложение, а при отсутствии такого потенциального поставщика — с потенциальным поставщиком, ценовое предложение которого является наименьшим после цены, предложенной потенциальным поставщиком, уклонившимся от заключения договора о государственных закупках.

Изучение также показало, что в судах по разному разрешается вопрос о признании недобросовестным участником госзакупок вследствие уклонения от заключения договора следующего за победителем поставщика.

Некоторые суды полагают, что в случае не подписания проекта договора победителем итогов госзакупок, второму потенциальному поставщику проект договора должен быть направлен в следующие 5 календарных дней.

Например, решением СМЭС г. Алматы от 06 октября 2010 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной судебной коллегии Алматинского городского суда от 17 ноября 2010 года, иск ГКП «А» к ИП Б. о признании потенциального поставщика недобросовестным участником госзакупок удовлетворен.

Постановлением кассационной судебной коллегии от 15 февраля 2011 года данные судебные акты отменены с принятием нового решения об отказе в удовлетворении иска. При этом коллегия указала, что Законом о госзакупках не предусмотрены сроки направления проекта договора другому потенциальному поставщику в тех случаях, когда договор не подписан победителем конкурса. Однако из содержания п. 11 ст. 31 Закона о госзакупках можно заключить, что на подготовку, направление и подписание проекта договора с победителем конкурса предусмотрено в целом 14 календарных дней. Следовательно, в случае не подписания проекта договора победителем конкурса, второму потенциальному поставщику проект договора должен быть направлен в следующие 5 календарных дней.

Коллегия, отказывая в удовлетворении иска, указала, что второму потенциальному поставщику ИП Б. проект договора о госзакупках не направлялся. Ответчик получил от истца телефонный звонок о необходимости поставки товара по истечении месячного срока после вынесения решения об итогах госзакупок.

Между тем, предусмотренные п. 11 ст. 31 Закона о госзакупках нормы действуют только в отношении победителя госзакупок.

К примеру, решением СМЭС Актюбинской области от 19 сентября 2011 года в иске ГККП «А» к ТОО «Н» о признании недобросовестным участником госзакупок отказано. Суд пришел к выводу, что правовые основания для удовлетворения иска отсутствуют, поскольку потенциального поставщика, ценовое предложение которого наименьшее после цены, предложенной победителем, законодатель не признает, уклонившимся от заключения договора о госзакупках.

Аналогично, по делу по иску ГУ «В» к ТОО «G» о признании недобросовестным участником госзакупок решением военного суда Талдыкорганского гарнизона от 12 января 2011 года в удовлетворении иска отказано, поскольку ответчик, не был признан победителем итогов госзакупок и не подпадает под требования п. 5 ст. 11 и п. 1 ст. 38 Закона.

При рассмотрении исков о признании поставщиков, не исполнивших либо ненадлежащим образом исполнивших свои обязательства по заключенным с ними договорам о госзакупках, недобросовестными участниками госзакупок суды обоснованно принимают во внимание вину поставщика как основание гражданско-правовой ответственности и наступившие негативные последствия для заказчика.

В соответствии с п.п. 2) п. 2 ст. 401 ГК существенными признаются такие нарушения условий договора, которые влекут для другой стороны ущерб, в результате чего она лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Так, ГУ «С» обратилось с иском в суд к ТОО «К» о возмещении неустойки и признании ответчика недобросовестным участником государственных закупок в связи с тем, что ТОО «К» ненадлежащим образом исполнило свои обязательства по договору.

Решением СМЭС Южно-Казахстанской области от 15 марта 2011 года иск удовлетворен. Постановлением апелляционной судебной коллегии областного суда от 11 мая 2011 года, оставленным без изменения постановлением кассационной судебной коллегии от 18 июля 2011 года, решение суда первой инстанции отменено. Вынесено новое решение об отказе в удовлетворении искового заявления.

Суд указал, что ответственность за просрочку исполнения обязательства лежит не только на ответчике, но и на истце, ненадлежащим образом оформившем проектно-сметную документацию. Кроме того, суд указал, что незначительные нарушения обязательства, допущенные ТОО «К», не могут являться основанием для признания потенциального поставщика недобросовестным участником государственных закупок.

Аналогично, по делу по иску ГУ «Н» к ИП Ч. о признании недобросовестным участником судом приняты во внимание добросовестные действия поставщика, предпринятые им по поставке товара, а также незначительный срок нарушения обязательства.

Непредставление либо представление ненадлежащим образом оформленного документа потенциальным поставщиком при отсутствии факта предоставления недостоверной информации по квалификационным требованиям не является основанием для признания такого поставщика недобросовестным участником госзакупок.

Например, решением СМЭС г. Алматы от 08 июля 2011 года иск ГУ «А» к ТОО «Д» о признании недобросовестным участником госзакупок в связи с предоставлением недостоверной информации по квалификационным требованиям удовлетворен. Основанием для удовлетворения требований послужило то, что согласно справке от 10 мая 2011 года от Налогового управления по Бостандыкскому району, представленной поставщиком в подтверждение его соответствия общим квалификационным требованиям, за ответчиком имеется задолженность в размере 53 тенге.

Постановлением апелляционной судебной коллегии от 14 сентября 2011 года решение суда отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. При этом коллегия указала, что согласно представленной справке налоговая задолженность составляет 53 тенге, из них за 3 месяца — 0; задолженность по пенсионным взносам — 0, из них за 3 месяца — 0; задолженность по социальным отчислениям — 0, из них за 3 месяца — 0.

Судом было установлено, что ТОО «Д» представило налоговую отчетность за 4 квартал 2010 года по социальному налогу в сумме 287 535 тенге по сроку уплаты 25 февраля 2011 года и произвело уплату налогов позже срока, а именно 28, 29 марта 2011 года, в связи с чем, у налогоплательщика образовалась переплата по основному налогу в сумме 251 тенге, а по пени недоимка в сумме 53 тенге. Таким образом, апелляционная коллегия, установив отсутствие налоговой задолженности и задолженности по пенсионным отчислениям, указала, что представленная ответчиком справка с указанием задолженности 53 тенге, служит лишь основанием для недопущения к участию в конкурсе.

Перечень общих и специальных квалификационных требований, предъявляемых к потенциальному поставщику, определен ст. 8 Закона о госзакупках и п.п. 1) и 2) п. 22 Правил осуществления госзакупок и расширительному толкованию не подлежит.

Так, решением СМЭС Южно-Казахстанской области от 23 ноября 2010 года, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной судебных коллегий от 26 января и 16 марта 2011 года соответственно, удовлетворен иск ГУ «С» к ТОО «Ж» о признании недобросовестным участником госзакупок.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 02 ноября 2011 года судебные акты отменены с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Коллегия указала, что в ходе судебного разбирательства установлено, что со стороны ТОО «Ж» не предоставлена недостоверная информация по квалификационным требованиям, отраженным в протоколе конкурсной комиссии от 06 сентября 2010 года.

Так, бухгалтерский баланс предприятия за 2009 год подписан директором П., который освобожден от занимаемой должности только 17 марта 2010 года, поэтому бухгалтерский баланс предприятия за 2009 год подписан уполномоченным лицом.

В конкурсной документации представлено казахстанское содержание, в котором указано, что 4% от всех стройматериалов выпускается самим поставщиком и предоставлена государственная лицензия на выпуск указанного товара, а сертификаты происхождения на указанные товары не предоставлены.

В список конкурсной заявки ТОО «Ж» включена нотариально засвидетельствованная копия лицензии 17ТСЛ № 000595 с приложением № 0160801. В указанном приложении прямо указано, что товарищество занимается производством (выпуском) строительных материалов, изделий и конструкций.

Факты непредставления сертификата происхождения товаров и несовпадение сумм, указанных в казахстанском содержании, с суммой товаров, указанной в расчете потребности материалов, не относятся к общим и специальным квалификационным требованиям, предъявляемым к потенциальному поставщику, указанным в ст. 8 Закона о госзакупках и в п.п. 1) и 2) п. 22 Правил осуществления госзакупок; а относятся и являются одним из критериев, влияющих на конкурсное ценовое предложение.

Согласно п.п. 4) п. 1 ст. 11 Закона о госзакупках уполномоченный орган осуществляет формирование и ведение единого республиканского реестра недобросовестных участников госзакупок.

Изучение показало, что некоторые суды при рассмотрении дел по искам о признании потенциального поставщика недобросовестным участником госзакупок разрешают вопросы включения в реестр недобросовестных участников.

При этом отдельные суды отказывают в удовлетворении такого иска со ссылкой на п.п. 4) п. 1 ст. 11 Закона о госзакупках, например, такие решения вынесены по делам по искам ГУ «С» к ИП П. (Атырауская область), ГУ «А» к ИП «П» (Алматинская область), ГУ «П» к ТОО «С» (г. Астана).

Другие суды удовлетворяют такие требования, например, решения по искам ГУ «В» к ТОО «Т» (военный суд Семейского гарнизона), ГУ «Ф» к ТОО «К», ТОО «Б», ТОО «Т» (Атырауская область).

Вместе с тем, такое исковое требование не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, в связи с чем, судам в принятии такого искового требования следует отказывать на основании п.п. 1) п. 1 ст. 153 ГПК либо при его рассмотрении наряду с другими требованиями выносить определение о прекращении производства по делу в этой части на основании п.п. 1) ст. 247 ГПК.

При рассмотрении исков о признании недобросовестным участником госзакупок, суд, принимая отказ от иска, должен проверить, какими причинами продиктована позиция заказчика и не противоречит ли это законодательству.

Согласно п. 2 ст. 49 ГПК суд не принимает отказ истца от иска и не утверждает мировое соглашение сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права, свободы и законные интересы.

Так, решением СМЭС Павлодарской области от 12 сентября 2011 года удовлетворен иск КГКП «П» к ТОО «М» о признании недобросовестным участником государственных закупок ввиду того, что ответчиком нарушены сроки поставки товара по договору о государственных закупках.

В ходе апелляционного рассмотрения дела стороны пришли к мировому соглашению, по условиям которого ответчик обязуется поставить в соответствии с договором о государственных закупках в срок до 03 ноября 2011 года товар «Тележка для белья, нержавеющая сталь, обработка антикоррозийным покрытием, специально для прачечных, гарантия» по цене 72 000 тенге в количестве одной штуки; Перинатальный центр обязуется принять указанный товар и отказывается от предъявленных исковых требований.

Апелляционный суд пришел к выводу о том, что данные условия мирового соглашения не нарушают законодательство, права и законные интересы третьих лиц, и постановлением от 03 ноября 2011 года утвердил мировое соглашение, отменив решение суда первой инстанции с прекращением производства по делу.

Постановлением кассационной судебной коллегии от 20 декабря 2011 года постановление апелляционной судебной коллегии отменено с направлением дела в эту же судебную коллегию на новое рассмотрение. При этом коллегия указала, что в соответствии с п. 5 ст. 11 Закона о госзакупках обращение в суд с иском о признании потенциального поставщика недобросовестным участником госзакупок является не правом, а обязанностью заказчика. Суд, установив факт ненадлежащего исполнения обязательств поставщиком, не вправе был утверждать мировое соглашение, заключенное участниками госзакупок в нарушение требований, предъявляемым как к заказчику, так и потенциальному поставщику.

Взыскание сумм (оплаты, неустойки и иных штрафных санкций)

В силу ст. 293 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В соответствии с п. 1 ст. 359 ГК должник отвечает за неисполнение и (или) ненадлежащее исполнение обязательства при наличии вины, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства.

Например, ГУ «А» предъявило иск к ТОО «С» о взыскании неустойки.

Решением СМЭС Жамбылской области от 11 мая 2011 года, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной судебных коллегий от 01 июля и 01 сентября 2011 года соответственно, в удовлетворении иска отказано.

Суды, отказывая во взыскании неустойки, указали, что вина ответчика за ненадлежащее исполнение обязательства отсутствует. Так, судом установлено, что сроки сдачи объекта продлевались в связи с корректировкой проектно-сметной документации. Кроме того, в период корректировки отсутствовало финансирование объекта.

При отсутствии условий для внесения изменений в договор, предусмотренных ст. 39 Закона о госзакупках, ссылка ответчика на дополнительные соглашения в части продления срока окончания работ, предусмотренного заключенным между ними договором, является необоснованной.

Например, ГУ «Ш» обратилось в суд с иском к ТОО «С» о взыскании неустойки за просрочку в завершении капитального ремонта районной средней школы, указав, что на основании акта внутреннего контроля специалиста отдела финансового контроля Актюбинской области от 06 ноября 2010 года, установлено нарушение п. 71 договора от 12 марта 2010 года и начислена неустойка в размере 0,1% от цены договора в сумме 1191 600 тенге за просрочку сдачи работ на 20 дней.

По данному спору судом установлено, что не вносились изменения в проектно-сметную документацию, не уменьшалась и не увеличилась цена договора, однако между сторонами заключено дополнительное соглашение об увеличении сроков сдачи работ.

Суд указал, что в нарушение требований Закона о госзакупках, стороны увеличили срок завершения работ, что недопустимо, поэтому ответчик, нарушивший условия договора, не вправе ссылаться на дополнительное соглашение с целью уклонения от ответственности.

Решением СМЭС Актюбинской области от 18 января 2011 года, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной судебных коллегий от 23 февраля и 06 апреля 2011 года соответственно, иск удовлетворен.

По другому делу, решением СМЭС Атырауской области от 28 апреля 2011 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной судебной коллегии от 14 июня 2011 года, иск ГУ «С» к ТОО «Ж» о взыскании неустойки в размере 3 699 660 тенге, признании недобросовестным участником госзакупок, признании частично недействительным п. 2 дополнительного соглашения, понуждении исполнить принятые обязательства; к ТОО «М» о взыскании неустойки в размере 18 900 тенге, понуждении исполнить принятые обязательства; к АО «А» о взыскании в доход республиканского бюджета неустойки в размере 7 349 204 тенге удовлетворен частично. В удовлетворении иска в части взыскания неустойки в 7 349 204 тенге отказано.

Постановлением кассационной судебной коллегии от 28 июля 2011 года постановление апелляционной судебной коллегии оставлено без изменения.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 08 февраля 2012 года судебные акты оставлены без изменения. Вместе с тем, коллегия отметила, что суды, отказывая в части взыскания неустойки, указали, что срок выполнения работ согласно дополнительному соглашению от 25 апреля 2011 года продлен до 10 сентября 2011 года. Однако, в данном дополнительном соглашении ТОО «Ж» только брало на себя обязательства завершить работы в срок до 10 сентября 2011 года. В п. 6 Договора № 158 от 11 февраля 2009 года изменения о продлении срока выполнения работ не вносились. Фактически сроком выполнения обязательств по договору является 20 августа 2010 года. Более того, указанное дополнительное соглашение не вступило в силу, так как не зарегистрировано в органах Казначейства.

Судами допускаются ошибки и при рассмотрении исков о взыскании суммы гарантийного взноса при несоблюдении участником конкурса по госзакупкам требований Закона о госзакупках.

Например; решением СМЭС г. Астаны от 14 апреля 2011 года, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной судебных коллегий суда города Астаны от 22 июня и от 09 августа 2011 года соответственно, исковые требования ТОО «А» о взыскании с ГУ «К» суммы гарантийного денежного взноса в размере 1 405 000 тенге, морального вреда в размере 1 000 000 тенге удовлетворены частично. С ГУ «К» в пользу ТОО «А» взыскана сумма гарантийного денежного взноса в размере 1 405 000 тенге и государственная пошлина в размере 42 150 тенге. В остальной части иска отказано.

Суды, удовлетворяя требования истца, указали, что организатором госзакупок не выполнены обязанности по извещению истца о принятом решении конкурсной комиссии о допуске к участию в конкурсе и необходимости предоставления конверта с конкурсными ценовыми предложениями.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 02 ноября 2011 года судебные акты в части взыскания с государственного учреждения суммы гарантийного денежного взноса, государственной пошлины отменены с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований. При этом коллегия указала, что уполномоченным органом выполнены требования закона, предусмотренные п. 3 ст. 24 Закона о госзакупках. Организатор госзакупок не позднее двух рабочих дней, следующих за днем вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе, направил копию протокола вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе потенциальным поставщикам; опубликовал на интернет-ресурсе текст подписанного протокола вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе. Сведения, содержащиеся в протоколе вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе и размещенные на интернет-ресурсе заказчика, были доступны для ознакомления всем заинтересованным лицам без взимания платы.

В соответствии с п. 7 ст. 25 Закона о госзакупках и п. 105 Правил осуществления госзакупок организатор госзакупок не позднее одного рабочего дня, следующего за днем подписания протокола о допуске к участию в конкурсе, обязан известить заинтересованных лиц о принятом решении конкурсной комиссии посредством: представления либо направления копии протокола о допуске к участию в адрес потенциальных поставщиков, сведения о которых внесены в журнал регистрации заявок на участие в конкурсе; размещения текста подписанного протокола на интернет-ресурсе заказчика. Данные требования закона также выполнены ГУ «К» в полном объеме.

Суд первой инстанции при вынесении решения сослался на то, что в журнале регистрации заявок были указаны сведения и контактные данные представителей потенциальных поставщиков. Таким образом, по мнению суда, организатор конкурса имел реальную возможность связаться с истцом для представления протокола о допуске к участию в конкурсе, и выполнения требований п. 7 ст. 25 Закона о госзакупках. Однако этот вывод суда не соответствует материалам дела и указанию закона. В деле отсутствует копия журнала регистрации потенциальных поставщиков, на который сослался суд. Кроме того, Закон о госзакупках устанавливает обязанность заказчиков направить копию протокола в адрес потенциальных поставщиков и не возлагает на уполномоченный орган обязанность связываться иными способами с потенциальными поставщиками.

Согласно п. 2 ст. 96 Бюджетного кодекса заключение государственными учреждениями гражданско-правовых сделок на приобретение товаров (работ, слуг), являющихся предметом госзакупок, осуществляется в соответствии с законодательством Республики Казахстан о госзакупках.

Статьей 4 Закона о госзакупках предусмотрен перечень госзакупок, осуществляемых без применения норм Закона, регламентирующих выбор поставщика и заключение с ним договора о госзакупках.

В силу ст. 158 ГК недействительна сделка, содержание которой не соответствует требованиям законодательства, а также совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

При рассмотрении исков о взыскании сумм по договорам на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, заключенным без проведения процедур госзакупок, в случае, когда их проведение предусмотрено Законом, суды обоснованно отказывают в их удовлетворении и признают такие договора, сделки недействительными.

Например, ТОО «Н» обратилось в суд с иском к ГУ «С» о взыскании суммы 4 000 000 тенге за выполненные работы и услуги по изготовлению проектной документации. Иск мотивирован тем, что в 2008 году на основании постановления акима Карагандинской области, по заданию акима города Караганды, ГУ «С» предложило ТОО «Н» спроектировать реконструкцию объекта «Ш» г. Караганды. ТОО «Н» как исполнитель свои обязательства выполнило — разработало проектно-сметную документацию (далее — ПСД), согласовало с соответствующими государственными органами, получило положительное заключение по экспертизе в марте 2008 года КОФ АО «Н», в июне 2008 года — экспертное заключение ДГП «К», утвердило ПСД с ГУ «С» и КГКП «Ш», осуществляло авторский надзор в период стройки по договору № 001 от 05.01.2009 года с ТОО «О», осуществлявшим строительство объекта «Ш», включено в рабочую комиссию по приемке завершенных работ по строительству общественных туалетов. ГУ «С» как заказчик свои обязательства перед исполнителем не выполнило и не оплатило выполненные работы и оказанные услуги исполнителя.

Решением СМЭС Карагандинской области от 09 ноября 2010 года в удовлетворении иска ТОО «Н» отказано.

Постановлениями апелляционной и кассационной судебных коллегий от 06 января и 10 февраля 2011 года соответственно решение суда оставлено без изменения.

При этом суды указали, что ответчик не имел права поручать истцу и заключать с ним договор на выполнение работ по изготовлению ПСД без проведения конкурса и соблюдения всех процедур, предусмотренных Законом о госзакупках. Поскольку сумма, выделенная из бюджета 45 000 000 тенге на строительство объекта «Ш», включает в себя и стоимость работ по изготовлению ПСД, и указанная сумма полностью оплачена ТОО «О» на основании актов выполненных работ и счетов к оплате, между истцом и ответчиком отсутствует письменный договор, заключенный в соответствии с Законом о госзакупках, суд обоснованно отказал истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика стоимости за выполненные работы по изготовлению ПСД. Кроме того, истцом не представлены доказательства размера стоимости выполненных им работ на сумму 4 000 000 тенге.

Об оспаривании итогов государственных закупок (признание незаконными решений конкурсных комиссий, протоколов, недействительными договоров)

В соответствии с п.п. 3 п. 6 ст. 15 Закона о госзакупках уполномоченный орган при выявлении в результате проведения контрольных мероприятий нарушения объектом контроля законодательства о государственных закупках обращается в суд с иском о признании недействительными вступивших в силу договоров о государственных закупках, заключенных с нарушением законодательства о государственных закупках.

Изучение показало, что суды допускают ошибки при разрешении вопроса о том, в каком порядке должны рассматриваться такие дела — в порядке особого искового производства либо в порядке искового производства.

В силу п. 9 нормативного постановления Верховного Суда № 20 от 24 декабря 2010 года «О некоторых вопросах применения судами норм главы 27 ГПК РК» гражданские дела по заявлениям, поданным в порядке главы 27 ГПК, вытекают из публичных правоотношений и рассматриваются в порядке особого искового производства, за исключением дел, возникших из вещных и обязательственных правоотношений, которые рассматриваются только в порядке искового производства.

Например, решением СМЭС г. Алматы от 18 марта 2011 года в удовлетворении иска ГУ «Ф» к ГУ «Ш», ГУ «О», ИП Ч. о признании недействительным договора о госзакупках отказано. Основанием для отказа в иске послужил пропуск трехмесячного срока для обращения в суд в соответствии со ст. 280 ГПК.

Постановлением апелляционной судебной коллегии от 02 июня 2011 года решение суда отменено с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований. При этом коллегия указала, что под нормой, изложенной ст. 280 ГПК понимается конкретное физическое, юридическое лицо, в отношении которого нарушены права, свободы и охраняемые законом интересы, вытекающие из публичных правоотношений. Истец, обратившись с иском в суд в отношении должностных лиц, нарушивших требования норм законодательства о госзакупках, не ставит вопрос о нарушении его прав, свобод и охраняемых законом интересов.

Кроме того, Инспекция оспаривает отношение, возникающее из вещных и обязательственных правоотношений, которые должны рассматриваться в порядке искового производства.

Согласно ст. 45 Закона о госзакупках потенциальный поставщик вправе обжаловать действия (бездействие) заказчика, организатора государственных закупок, комиссий, эксперта, если их действия (бездействие) нарушают права и законные интересы потенциального поставщика.

Суды при рассмотрении исков об обжаловании действий (бездействия) организатора государственных закупок необоснованно удовлетворяют требования лиц, не принимавших участие в конкурсе либо правомерно не допущенных к участию в конкурсе.

Например, КХ «З» обратилось в суд с заявлением об обжаловании итогов конкурса по долгосрочному закреплению рыбохозяйственных водоемов местного значения в Восточно-Казахстанской области, проведенного ГУ «Р» 31 марта 2009 года. В обоснование заявления указано, что организатором конкурса допущены ошибки в перечне водоемов, выставленных на тендер, их характеристиках и месторасположении, чем было создано препятствие для их участия в конкурсе. Характеристики выставленных на тендер водоемов не соответствовали характеристике водоема, на котором находились гидронапорные сооружения, переданные крестьянскому хозяйству в доверительное управление, поэтому они и не стали подавать документы на участие в конкурсе.

Решением СМЭС ВКО от 11 октября 2010 года в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 19 января 2011 года, оставленным без изменения постановлением кассационной судебной коллегии от 09 марта 2011 года, решение суда изменено и постановлено: в части отказа в удовлетворении требований об отмене протокола № 2 от 01 апреля 2009 года в части закрепления за РГП «Е» водоема «П» сроком на 49 лет, отмене решения конкурсной комиссии в части закрепления РГП «Е» водоема «П» сроком на 49 лет, отменить, принять в этой части новое решение об удовлетворении требований, в остальной части решение суда оставить без изменения.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 13 июля 2011 года постановления апелляционной и кассационной судебных коллегий отменены с оставлением без изменения решения суда первой инстанции.
Выводы надзорной коллегии основаны на том, что КХ «З» заявку на участие в конкурсе не подавало, участником конкурса не являлось, а были выставлены рыбохозяйственные водоемы, образующие резервный фонд, то есть не закрепленные за конкретными пользователями. Кроме того, коллегия указала, что суды не учли, что в пользование КХ «З» был предоставлен в аренду один объект — подпорное гидротехническое сооружение на реке В., а на конкурс был выставлен другой объект — пруд на реке В.

По другому делу, решением военного суда Акмолинского гарнизона от 24 марта 2011 года иск ТОО «С» к ГУ «В», ГУ «М» и ТОО «А» о признании недействительными договора № 119/10-УКС от 24 августа 2010 года, изменений в протокол № 117 от 17 сентября 2009 года об итогах открытого конкурса по госзакупкам и о приведении сторон в первоначальное положение удовлетворен в полном объеме.

Постановлением апелляционной судебной коллегии от 17 мая 2011 года решение суда отменено с принятием нового решения об отказе в иске.

Коллегия указала, что ТОО «С» является ненадлежащим истцом по данному делу, а исковое заявление подано с грубым нарушением требований ст. 150 ГПК. Судом установлено, что решением СМЭС г.Астаны от 20 декабря 2009 года конкурсное ценовое предложение ТОО «С» 860 526 000 тенге по лоту № 2 признано демпинговым.

В этой связи, ТОО «С» в повторно проведенном конкурсе не участвовало, и были рассмотрены ценовые предложения ТОО «У» и ТОО «А». Таким образом, коллегия указала, что при проведении конкурса нарушений прав и законных интересов ТОО «С» не допущено.

В соответствии с п.п. 4) п. 86 Правил осуществления госзакупок с целью уточнения сведений, содержащихся в заявках на участие в конкурсе, конкурсная комиссия в письменной форме запрашивает необходимую информацию у соответствующих государственных органов, физических и юридических лиц. Не допускаются запросы и иные действия конкурсной комиссии, связанные с приведением заявки на участие в конкурсе в соответствие с требованиями конкурсной документации. Под приведением заявки на участие в конкурсе в соответствие с требованиями конкурсной документации понимаются действия конкурсной комиссии, направленные на дополнение заявки на участие в конкурсе недостающими документами, замены документов, представленных в заявке на участие в конкурсе, приведение в соответствие путем исправления ненадлежащим образом оформленных документов.

В этой связи, представление участником конкурса документов, содержащих неполные и (или) недостоверные сведения, является основанием для отклонения заявки, независимо от наличия у организатора конкурса возможности запросить сведения об участнике.

Например, ТОО «D» предъявило к ГУ «К» и ТОО «В» иск о признании незаконным протокола об отклонении заявки на участие в конкурсе по госзакупкам, протокола от 31 марта 2010 года итогов конкурса и договора от 26 апреля 2010 года о госзакупках по лотам №№ 5, 29, 30. Иск мотивирован тем, что поданная товариществом заявка на участие в конкурсе по госзакупкам отклонена по мотивам ненадлежащего оформления бухгалтерских балансов, победителем конкурса по лотам №№ 5, 29 и 30 признано ТОО «В», с которым заключен договор на поставку закупленных товаров.

Решением СМЭС города Астаны от 24 августа 2010 года признаны незаконными: протокол об отклонении заявки ТОО «D» на участие в конкурсе по госзакупкам; протокол от 22 апреля 2010 года итогов конкурса; недействительным договор о госзакупках № 51 от 26 апреля 2010 года, заключенный между ГУ «К» и ТОО «В» по лотам №№ 5, 29, 30 без приведения сторон в первоначальное положение.

Постановлением апелляционной судебной коллегии города Астаны от 18 октября 2010 года решение суда от 24 августа 2010 года оставлено без изменения.

Постановлением кассационной судебной коллегии суда города Астаны от 07 декабря 2010 года постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.

При рассмотрении дела суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявка ТОО «D» на участие в конкурсе по госзакупкам по лотам №№ 5, 29 и 30 отклонена необоснованно, поскольку товарищество являлось платежеспособным для исполнения договорных обязательств. Суды апелляционной и кассационной инстанций, признавая вывод организатора конкурса о ненадлежащем оформлении участником конкурса бухгалтерских балансов правильным, указали, что конкурсная комиссия не уточнила сведения о поставщике в соответствии с п.п. 4 п. 86, п. 104 Правил осуществления госзакупок.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 12 октября 2011 года судебные акты по данному делу отменены с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Коллегия указала, что факт недостоверности информации в приложенных к заявке материалах установлен организатором конкурса при изучении приложенных к заявке документов.

Признавая недействительным п.п. 1) п. 7 протокола от 22 апреля 2010 года, которым победителем конкурса признано ТОО «В», суд в решении не указал нормы материального закона, в соответствии с которыми такое решение принято.

Принимая решение о недействительности договора № 51 от 26 апреля 2010 года по госзакупкам, заключенного с ТОО «В» на поставку товаров согласно лотам №№ 5, 29 и 30, суд в решении не указал нормы материального закона, в соответствии с которыми такое решение принято.

Кроме того, суд в нарушение п. 3 ст. 157 ГК пришел к выводу о том, что обязанность по возврату всего полученного по сделке у сторон отсутствует с учетом исполнения договора о государственных закупках сторонами (оплата — поставка закупленных товаров). При этом суд решение в этой части не мотивировал нормами материального закона, подлежащего применению.

В соответствии с п. 95 Правил осуществления госзакупок конкурсная комиссия при оценке и сопоставлении всех представленных конкурсных заявок учитывает критерии, перечисленные в п. 4 ст. 17 Закона о госзакупках, оговоренные в конкурсной документации и применяет их в равном размере ко всем конкурсным заявкам.

Применение тех или иных критериев, равно как и определение их процентного влияния на условную цену, является исключительной прерогативой конкурсной комиссии.

Например, ГУ «Ф» обратилось в суд с иском к ГУ «X», ТОО «К», третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора, ТОО «М», ТОО «Ж», ТОО «С» о признании недействительными протокола о допуске к участию в конкурсе, протокола об итогах госзакупок и договора о госзакупках. В обоснование заявленных требований ГУ «Ф» указало на следующие обстоятельства: 1) конкурсной комиссией необоснованно были отклонены конкурсные заявки ТОО «М», ТОО «Ж», ТОО «С»; 2) конкурсная заявка ТОО «К» подлежала отклонению как не соответствующая требованиям конкурсной документации по п.п. 3 п. 4 ст. 25 Закона о госзакупках; 3) конкурсной комиссией неправильно рассчитана условная цена конкурсной заявки ТОО «К».

Решением СМЭС Акмолинской области от 10 сентября 2010 года в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции Акмолинского областного суда от 08 декабря 2010 года, оставленным без изменения постановлением кассационной судебной коллегии от 24 февраля 2011 года, решение суда отменено с принятием нового решения об удовлетворении иска.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 01 июня 2011 года постановления суда апелляционной и кассационной инстанций отменены с оставлением в силе решения суда. Коллегия указала, что конкурсной комиссией обоснованно отклонены конкурсные заявки ТОО «М», ТОО «Ж», ТОО «С», как не соответствующие требованиям конкурсной документации.

Так, к конкурсной заявке ТОО «М» не приложена справка обслуживающего банка, а именно Экибастузского филиала № 16 АО «Евразийский Банк» об отсутствии просроченной задолженности, длящейся более трех месяцев. Вместо этого приложена справка ЭФ АО «Альянс Банк». Конкурсная заявка ТОО «Ж» отклонена в связи с тем, что сведения о квалификации составлены не по форме согласно приложению № 6 к конкурсной документации, без учета внесенных в 2008 году изменений. Конкурсная заявка ТОО «С» отклонена ввиду того, что согласно Уставу товарищество является субъектом малого предпринимательства со среднегодовой численностью работников не более 50 человек, однако в сведениях о квалификации в п. 4 «Квалификация и опыт работников» потенциальный поставщик указал 66 работников. Кроме того, в сведениях о квалификации отсутствует информация в столбце «Категория, разряд, класс по специальности». В сведениях о квалификации отсутствует полная информация по объему работ, выполненных потенциальным поставщиком, так как в заявке на участие в конкурсе подшит отзыв ТОО «Е» о том, что потенциальный поставщик выполнил работы по реконструкции.

Коллегия, соглашаясь с выводами суда первой инстанции о соответствии конкурсной заявки ТОО «К» требованиям конкурсной документации и обоснованности ее допуска к участию в конкурсе, отметила следующее.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, отменяя решение суда первой инстанции, указали, что в нарушение п.п. 3 п. 51 Правил осуществления госзакупок субподрядчиком ТОО «Т» представлена копия бухгалтерского баланса, нотариально не засвидетельствованная, в сведениях о наличии в ТОО «К» строительных машин и механизмов с подтверждающими документами строительные машины указаны не в полном количестве, дополнительно требуется 1 единица автогрейдера.

Однако, при исследовании конкурсной заявки ТОО «К» в суде первой инстанции установлено, что бухгалтерский баланс ТОО «Т» по состоянию на 31 декабря 2009 года подписан руководителем и главным бухгалтером данного товарищества и скреплен печатью указанного юридического лица, то есть по своему содержанию фактически является оригиналом и не требует нотариального удостоверения, что соответствует требованиям п.п. 2 п. 51 Правил осуществления госзакупок.

Отсутствие одной единицы автогрейдера (две вместо трех), по мнению надзорной судебной коллегии, не является основанием для отклонения конкурсной заявки ТОО «К». Кроме того, следует учесть то, что ТОО «К» заявлена другая техника сверх предусмотренной технической спецификации, а именно: МДК 433362 03 в количестве двух единиц, три экскаватора вместо двух, фреза дорожная ХМ 101. Наличие указанной техники полностью компенсирует отсутствие одной единицы автогрейдера.

Коллегия указала, что выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что конкурсной комиссией неправильно учтены критерии оценки конкурсных заявок потенциальных поставщиков при расчете условных цен, что повлияло на итоги конкурса, являются необоснованными. ГУ «Ф» в соответствии со ст. 65 ГПК не представлено каких-либо обоснованных расчетов условных цен потенциальных поставщиков, допущенных к участию в конкурсе, с учетом всех критериев, отличных от тех, что привела конкурсная комиссия. Сравнение критериев оценки конкурсной заявки ТОО «К» с конкурсной заявкой ТОО «Ж» является несостоятельным, она отклонена конкурсной комиссией от участия в конкурсе, и соответственно, данным поставщиком ценовое предложение не представлено.

Перечень оснований недействительности сделок предусмотрен ст. 159 ГК и расширительному толкованию не подлежит. Нарушение условий договора о госзакупках не является основанием недействительности сделки.

Например, ГУ «З» обратилось в суд с иском к АО «М», ТОО «Р», ТОО «L», ТОО «М», ТОО «И», ТОО «М», ТОО «А» о признании недействительными сделок в части поставки незарегистрированного медицинского оборудования и взыскании ущерба в доход государства.

Решением СМЭС г. Алматы от 17 ноября 2010 года иск удовлетворен частично. Касательно ТОО «L» признана недействительной сделка Управления здравоохранения в части поставки системы круглосуточного мониторирования (клинический информационный центр CIC PRO) на сумму 13 987 000 тенге, указанная сумма взыскана в пользу Управления здравоохранения. С ТОО «L» в доход государства взысканы расходы по оплате государственной пошлины в сумме 419 610 тенге. В удовлетворении иска к ТОО «L» в части поставки ультразвуковой диагностической системы logic-5 expert отказано.

Постановлением апелляционной судебной коллегии Алматинского городского суда от 24 февраля 2011 года решение суда оставлено без изменения.

Постановлением кассационной судебной коллегии Алматинского городского суда от 29 апреля 2011 года постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 12 октября 2011 года судебные акты по данному делу изменены. В части признания недействительной сделки ГУ «З» с ТОО «L» по поставке системы круглосуточного мониторирования (клинический информационный центр CIC PRO) на сумму 13 987 000 тенге и взыскания в пользу ГУ «У» с ТОО «L» суммы 13 987 000 тенге отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска в этой части. В остальной части судебные акты оставлены без изменения.

Выводы коллегии об отсутствии предусмотренных законом оснований как для признания сделки недействительной; так и для взыскания ущерба с ТОО «L» основаны на следующих обстоятельствах дела.
ТОО «L», поставив не зарегистрированное в Республике Казахстан медицинское оборудование, нарушило условия договора. Однако данное обстоятельство в соответствии с нормами гражданского законодательства не является основанием недействительности сделки.

Согласно ст. 32-1 Закона «О лекарственных средствах» запрещено обращение медицинской техники и изделий медицинского назначения, не прошедших государственную регистрацию, перерегистрацию в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан.

В соответствии с п. 4.1.4. договора № 578 от 24 апреля 2007 года о государственных закупках предусмотрена обязанность поставщика поставить оборудование в соответствии с сертификатами качества и удостоверениями о регистрации в Республике Казахстан, а в п. 4.1.5. договора указано, что все оборудование должно быть зарегистрировано в Республике Казахстан.

Таким образом, содержание договора применительно к данному делу соответствует законодательству.

Кроме того, материалами дела установлено, что в соответствии с регистрационным удостоверением Министерства здравоохранения Республики Казахстан РК-МТ-5 № 005819 от 14 января 2009 года клинический информационный центр CIC PRO зарегистрирован и разрешен к применению на территории Республики Казахстан.

Постановлением судебного исполнителя Администратора судов города Алматы от 28 января 2010 года прекращено исполнительное производство в отношении ГККП «К» о конфискации медицинского оборудования, являющегося непосредственным предметом совершения административного правонарушения.

В письме от 30 ноября 2010 года ГККП «К» подтвердило, что оборудование, принятое от ТОО «L» по акту приема-передачи от 28 октября 2007 года, в настоящее время используется в отделении реанимации, негативных отзывов за период использования системы суточного мониторирования от врачей и пациентов не поступало.

Неоднозначной является судебная практика по делам о признании недействительными договоров о госзакупках по искам уполномоченного органа.

Судебная практика показала, что уполномоченный орган при предъявлении исков о признании недействительными вступивших в силу договоров о госзакупках, заключенных с нарушением законодательства о госзакупках, одновременно заявляет требования о признании незаконными решений конкурсной комиссии организатора госзакупок о допуске или отклонению заявок потенциальных поставщиков и решений об итогах конкурса.

Так, некоторые суды, рассматривая такие требования, установив факты нарушения заказчиком законодательства о госзакупках, признают незаконными итоги госзакупок и соответственно недействительными договоры о госзакупках.

Например, решением СМЭС Алматинской области от 17 июня 2011 года удовлетворены исковые требования ГУ «Ф» к ГУ «X», ТОО «А» о признании незаконным решения итогов государственных закупок способом запроса ценовых предложений, признании недействительным договора о госзакупках, заключенного между ГУ «X» и ТОО «А», с нарушением законодательства о государственных закупках.

Между тем, согласно разъяснениям п. 11 нормативного постановления Верховного Суда № 20 от 24 декабря 2010 года «О некоторых вопросах применения судами норм главы 27 ГПК РК», если на основании индивидуального правового акта заключена гражданско-правовая сделка, то обжалованию в порядке искового производства подлежит оспариваемая сделка, например, договор подряда на выполнение работ (услуг) по итогам конкурса (тендера). При признании сделки недействительной по мотивам несоответствия ее требованиям закона в мотивировочной части решения должны быть указаны выводы суда о незаконности решения, послужившего основанием для заключения оспариваемой сделки.

В этой связи соответствует закону позиция судов, которые, руководствуясь п.п. 3) п. 6 ст. 15 Закона о госзакупках, отказывают в иске об оспаривании итогов госзакупок.

Например, ГУ «Ф» обратилось в суд с иском о признании незаконными протоколов об итогах государственных закупок способом из одного источника и недействительными заключенных договоров о государственных закупках. В обоснование иска указано, что ГУ «Ф» проведена проверка ГУ «А», в ходе которой установлены нарушения пункта 149 Правил осуществления госзакупок по 8 процедурам. Потенциальные поставщики не представили организатору государственных закупок свое письменное согласие на участие в госзакупках с приложением нотариально засвидетельствованных документов, подтверждающих их соответствие общим и специальным квалификационным требованиям, в связи с чем, оспариваемые договора подлежат признанию недействительными в соответствии с п. 1 ст. 157, п. 1 ст. 158 ГК.

Решением СМЭС Карагандинской области от 09 сентября 2011 года требования истца удовлетворены частично, договоры о госзакупках признаны недействительными, в остальной части иска отказано.

Удовлетворяя требования истца, суд исходил из того, что контролем установлены нарушения, допущенные ГУ «А», которые влекут недействительность заключенных по итогам госзакупок договоров.

В части оспаривания результатов госзакупок суд отказал в иске, поскольку п. 6 и п. 7 ст. 8 Закона о госзакупках полномочия Инспекции финансового контроля ограничены правом обращения в суд с иском о признании недействительными вступивших в силу договоров о госзакупках, заключенных с нарушением законодательства о госзакупках.

Изучение показало, что при разрешении вопросов о признании недействительными договоров о госзакупках, которые либо полностью исполнены, либо исполнена большая их часть, у судов возникает вопрос целесообразности признания таких договоров недействительными, учитывая установленные ст. 157 ГК последствия признания сделок недействительными.

При этом следует отметить, что иски в суд подаются уполномоченным органом, выявившим нарушения закона спустя большой промежуток времени, а у сторон договора каких-либо претензий друг к Другу не возникает.

Например, решением СМЭС г. Алматы от 22 декабря 2010 года удовлетворен частично иск ГУ «Ф» к ГУ «А» о признании незаконным и недействительным решения акима о заключении договора из одного источника по госзакупкам с АО «Д» и договора о госзакупках. Решение акима признано незаконным. В остальной части исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной судебной коллегии г. Алматы от 16 марта 2011 года решение суда изменено. В части отказа в удовлетворении иска отменено с вынесением в этой части нового решения об удовлетворении иска. Признан недействительным договор о госзакупках, заключенный между ГУ «А» и АО «Д».

При этом коллегия указала, что доводы суда первой инстанции о том, что с учетом исполнения к моменту рассмотрения дела сторонами сделки своих обязательств, признание договора недействительным является нецелесообразным, не согласуется с законодательством, поскольку ст. 158 ГК предусматривает необходимость признания недействительной сделки в случае заключения ее с нарушением требований законодательства.

По другому делу, решением СМЭС Акмолинской области от 13 мая 2011 года иск ГУ «Ф» к ГУ «X», РГКП на ПХВ «К», третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований на предмет спора, ТОО «К» о признании недействительными протокола о допуске к участию в конкурсе, протокола об итогах государственных закупок способом конкурса, договора о государственных закупках работ удовлетворен в полном объеме.

Постановлением апелляционной судебной коллегии Акмолинского областного суда от 18 августа 2011 года решение суда отменено с принятием нового решения об отказе в иске. Коллегия указала, что суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что установленные нарушения, допущенные конкурсной комиссией, повлияли на итоги государственных закупок способом конкурса.

Вместе с тем, судом первой инстанции не дана надлежащая оценка тому обстоятельству, что на момент рассмотрения дела в суде РГП «К» свои договорные обязательства по государственным закупкам выполнило в полном объеме. Данное обстоятельство подтверждается актами выполненных работ и не оспаривается сторонами. Претензий со стороны заказчика по качеству и срокам выполненных работ не имеется. Указанное свидетельствует, что бюджетные деньги израсходованы оптимально и эффективно, чьи либо охраняемые законом права и интересы не нарушены. Признание недействительным Договора о государственных закупках лишает Заказчика предоставленной гарантии на эксплуатацию дороги сроком на 24 месяца. Исходя из указанных обстоятельств, коллегия отменила решение суда с принятием нового решения об отказе в иске.

В этой связи, при наличии нарушений законодательства, регулирующего вопросы государственных закупок, суды, разрешая вопрос о необходимости признания договора недействительным, должны учитывать степень допущенных нарушений, объем выполненных работ, последствия признания сделки недействительной, общественные или государственные интересы.

Расторжение договора, изменение его условий

Общим положением законодательства о госзакупках являются принципы: оптимального и эффективного расходования государственных денежных средств, предоставления потенциальным поставщикам равных возможностей для участия в процедуре проведения государственных закупок, добросовестной конкуренции, гласности и прозрачности процесса госзакупок.

П.п. 2) п. 2 ст. 39 Закона о госзакупках предусматривает, что увеличение суммы договора может иметь место при наличии следующих условий: если в проектно-сметную документацию, прошедшую государственную экспертизу, внесены изменения; принято решение о дополнительном выделении денег на сумму такого изменения, принятое в порядке, определенном бюджетным и иным законодательством Республики Казахстан.

Несоблюдение требований по внесению изменений в договор и проектно-сметную документацию в порядке, предусмотренном Законом о госзакупках и ст.ст. 654, 655 ГК лишает подрядчика права требовать от заказчика оплаты выполненных им дополнительных работ.

Согласно п. 4 ст. 654 ГК подрядчик, обнаруживший в ходе строительства не учтенные проектно-сметной документацией работы и в связи с этим необходимость дополнительных работ и увеличения сметной стоимости строительства, обязан сообщить об этом заказчику. При неполучении от заказчика ответа на свое сообщение в течение десяти дней подрядчик может приостановить соответствующие работы с отнесением убытков, вызванных простоем, на счет заказчика.

В соответствии с п. 3 ст. 655 ГК РК подрядчик вправе требовать пересмотра сметы, если по не зависящим от него причинам стоимость работ превысила смету не менее чем на десять процентов.

Вместе с тем, судами не всегда правильно применяются указанные нормы.

Например, решением СМЭС Западно-Казахстанской области от 03 марта 2011 года исковые требования ТОО «О» к ГУ «С» об обязании ответчика произвести корректировку проектно-сметной документации в части увеличения сметной стоимости объекта удовлетворены полностью. Судом первой инстанции было установлено, что в ходе строительства были выполнены дополнительные работы на сумму 85 591 527 тенге, и стоимость работ превысила смету на сумму 179 367 151 тенге.

Постановлением апелляционной инстанции от 03 мая 2011 года решение суда первой инстанции изменено. Решение суда в части обязания ответчика произвести корректировку проектно-сметной документации в сумме увеличения стоимости работ 179 367 151 тенге отменено, в этой части принято новое решение об отказе в иске ТОО. В остальной части решение суда оставлено без изменения. Апелляционная инстанция, изменяя решение, руководствовалась п. 3 ст. 655 ГК, поскольку превышение стоимости работ, предусмотренных действующей сметой, составляет менее чем десять процентов от сметной стоимости.

Постановлением кассационной судебной коллегии от 09 июня 2011 года судебные акты изменены, в части обязания ответчика произвести корректировку проектно-сметной документации в сумме увеличения стоимости работ 85 591 527 тенге, отменены. Принято по делу новое постановление, в иске ТОО «О» отказано в полном объеме. При этом коллегия указала, что подрядчик не воспользовался правом приостановления соответствующих работ, предусмотренным п. 4 ст. 654 ГК, при этом доказательств того, что приостановление строительства могло повлечь серьезные последствия для здоровья граждан, истцом не представлено.

По другому делу, ТОО «С» обратилось в суд с иском к РГКП «У» о признании действительным актов выполненных работ за ноябрь 2010 года, взыскании суммы задолженности в размере 79 601 988 тенге, суммы оплаченной государственной пошлины в размере 2 391 078 тенге. В ходе судебного разбирательства истец подал заявление об изменении и дополнении исковых требований на основании ст. 49 ГПК. В поданном заявлении истец дополнительно заявил о неосновательном обогащении заказчика путем приобретения объекта, затраты на строительство которого частично произведены истцом.

Решением СМЭС г. Астаны от 27 апреля 2011 года иск ТОО «С» удовлетворен в полном объеме.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 13 июля 2011 года решение суда отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Основанием к отмене решения суда по данному делу явилось нарушение требований ст. 654 ГК и Закона о госзакупках. Кроме того, согласно п. 13.4 заключенного между сторонами Договора все изменения договора и дополнения к нему должны быть совершены в письменной форме, подписаны уполномоченными представителями сторон с представлением оттисков печатей.

Суд указал, что условиями заключенного между сторонами Договора увеличение стоимости работ не предусмотрено, сторонами в установленном законом порядке и форме условия договора в части увеличения стоимости работ не изменены, законодательством о госзакупках предусматривается возможность увеличения стоимости работ в пределах сумм, предусмотренных в годовом плане государственных закупок.
Согласно п. 2 ст. 385 ГК изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законодательными актами либо в установленном законодательными актами порядке.

Например, решением СМЭС Восточно-Казахстанской области от 01 апреля 2011 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной судебной коллегии областного суда от 01 июня 2011 года, требования ТОО «Ф» к ГУ «М» о внесении изменений в договор удовлетворены частично. Внесены изменения в договор № 407 на подрядные работы по объекту «Строительство школы на 180 мест» от 07 сентября 2010 года, заключенный между ГУ «М» и ТОО «Ф». Пункт 3.1 изложен в следующей редакции: «Общая сумма договора составляет 443 032 364 тенге, включает в себя стоимость всех работ по договору, налог на добавленную стоимость и другие обязательные платежи в бюджет». С ГУ «М» в пользу ТОО «Ф» в счет возмещения судебных расходов взыскано 157 493 тенге. В остальной части иска отказано.

Постановлением кассационной судебной коллегии Восточно-Казахстанского областного суда от 10 августа 2011 года судебные акты по данному делу изменены. В части удовлетворения иска ТОО «Ф» отменены, в этой части принято новое решение об отказе в удовлетворении требований ТОО «Ф», в остальной части оставлены без изменения.

Изменяя данное решение суда, кассационная судебная коллегия, ссылаясь на п. 2 ст. 385 ГК, указала, что сам Договор условия об изменении цены после его заключения не содержит. Пункт 1.1 Договора содержит условие, что все изменения и дополнения к нему могут быть заключены в период его действия. Срок действия Договора сторонами определен до 31 декабря 2010 года. Работы по Договору выполнены в срок и актом государственной приемочной комиссии от 24 декабря 2010 года объект принят в эксплуатацию. Следовательно, внесенное судом изменение о цене Договора противоречит его условию.

Кроме того, кассационная судебная коллегия обоснованно указала, что ТОО «Ф» вправе требовать только оплаты стоимости выполненных работ по Договору, но без внесения изменения в него.

Постановлением надзорной судебной коллегии от 25 января 2012 года постановление кассационной судебной коллегии поддержано.

В соответствии со ст. 402 ГК требование об изменении или расторжении Договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть Договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законодательством либо Договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

Поскольку законом для дел по искам об изменении или расторжении договора установлен обязательный порядок предварительного досудебного разрешения спора, то несоблюдение истцами данного требования является основанием для оставления заявления без рассмотрения в соответствии с п.п. 1) ст. 249 ГПК.

Вместе с тем, отдельные суды при несоблюдении указанного требования отказывают в удовлетворении такого иска.

Например, АО «К» обратилось с иском к ИП «А» о признании недобросовестным участником государственных закупок, расторжению Договора, взыскании неустойки.

Заочным решением СМЭС ЗКО от 20 июня 2011 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной судебной коллегии от 10 августа 2011 года, иск АО «К» удовлетворен частично. В части расторжения Договора отказано в удовлетворении со ссылкой на п.п. 1) ст. 249 ГПК.

В связи с чем, постановлением кассационной судебной коллегии от 03 ноября 2011 года судебные акты изменены, поскольку указанное обстоятельство явилось основанием для оставления заявления без рассмотрения.

Надзорная судебная коллегия по гражданским и административным делам
Верховного Суда Республики Казахстан

Запись опубликована в рубрике Законодательство, Статьи, Судебные акты с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

One Response to Обзор практики применения судами законодательства о государственных закупках

  1. Мурат пишет:

    Анализ показал, что местные суды в основном правильно применяют нормы законодательства о госзакупках. Вместе с тем, по некоторым делам имеет место различное толкование норм закона ????

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *