Постановление судебной коллегии по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда от 10 февраля 2016 года № 2а-229-16

Судебная коллегия по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда в составе
председательствующего судьи Комиршинова М.Г.,
судей Бекишевой К.А., Каирбаевой Л.Е.,
при секретаре Уалиевой Ж.О.,
с участием прокурора Утишкалиева Д.Х.,
представителя истца Кубракова М.А., действующего на основании доверенностей от 08.01.2015 года, 09.10.2015 года, представителя ответчика адвоката Назыровой Э.Ю., действующей на основании доверенности от 16.11.2015 года и ордера № 00000934 от 10.02.2016 года, представителя третьего лица ГУ «Управление государственной инспекции труда Восточно-Казахстанской области» Муса М.Е., действующего на основании доверенности от 05.01.2016 года, рассмотрев в открытом судебном заседании с применением аудио-, видеозаписи гражданское дело по иску Абакумовой Ольги Александровны к ТОО «Машзавод» о признании акта специального расследования несчастного случая частично незаконным, поступившее по апелляционной жалобе представителя ответчика Назыровой Э.Ю. на решение Усть-Каменогорского городского суда от 11 декабря 2015 года,

УСТАНОВИЛА:

Абакумова О.А. обратилась в суд с иском к ТОО «Машзавод» о признании акта специального расследования несчастного случая частично незаконным, мотивируя тем, что ее супруг Абакумов А.И. в соответствии с индивидуальным трудовым договором от 05.09.2005 года, был принят на в ТОО «Машзавод» электрогазосварщиком. 26.02.2014 года между ТОО «Машзавод» и ТОО «Казатомпром Демеу» был заключен договор на выполнение достроечных работ на служебно-разъездном теплоходе (далее — СРТ) «Байтерек», принадлежащем на праве собственности ТОО «Казатомпром Демеу». В связи с чем, 15.12.2014 года Абакумов А.И. выполнял работу по замене насоса бытового водоснабжения в помещении № 004, находящемся в трюме СРТ «Байтерек», пришвартованного к стоечному судно-плавучему укрытию (далее — ССПУ) в г. Усть-Каменогорске на реке Иртыш. Работодателем были нарушены требования статьи 41 Трудового кодекса, предусматривающей порядок перевода работника на другую работу, то есть работодатель осуществил перевод Абакумова А.И. на другое рабочее место — СРТ «Байтерек» для выполнения иных трудовых обязанностей, не соответствующих условиям трудового договора, без оформления приказа и внесения изменений в трудовой договор. Также работодателем были нарушены положения статьи 317 Трудового кодекса — обязанности работодателя в области безопасности и охраны труда. Кроме того, работодателем были нарушены требования СНиП «Охрана труда и техника безопасности в строительстве». В отношении Абакумова А.И. не был оформлен акт-допуск, не обеспечено соответствующее обучение, не проведен инструктаж по безопасности труда, не выданы под расписку необходимые инструкции по безопасности труда, не была организована спасательная станция с необходимыми спасательными средствами при выполнении работ на воде или над водой. Работодателем нарушен пункт 3 приказа Министра труда и социальной защиты населения Республики Казахстан «Об утверждении Правил разработки и утверждения инструкции по безопасности и охране труда работодателем», инструкции по безопасности и охране труда с опасным производственным фактором «холодная вода» отсутствовали. Абакумов А.И., выполняя работу на СРТ «Байтерек», не был со стороны работодателя надлежащим образом информирован о безопасности и охране труда, предусматривающем спасение человека, упавшего в холодную воду, что в итоге привело к групповому несчастному случаю со смертельным исходом. Несчастный случай с Абакумовым А.И. произошел от воздействия опасного производственного фактора — «холодная вода», в ходе которого Абакумов А.И., действуя по собственной инициативе в интересах работодателя, совершил попытку спасти коллегу Баржова Н.В. — сотрудника ТОО «Машзавод», поэтому данный несчастный случай следует расценивать как связанный с производством с выдачей соответствующего акта о несчастном случае. Для расследования несчастного случая была создана комиссия во главе с главным государственным инспектором труда области, директора ТОО «Машзавод», общественного инспектора по охране труда ТОО «Машзавод», представителей работников. Согласно акту специального расследования несчастного случая со смертельным исходом члены комиссии квалифицировали данный несчастный случай, как не связанный с производством. Председатель комиссии, не согласившись с выводами комиссии, выразил свою позицию в особом мнении, указав, что данный случай должен быть квалифицирован как связанный с производством с составлением акта о несчастном случае на производстве. Она полностью согласна с мнением председателя комиссии. На основании изложенного, также уточнив свои требования (том №4 л.д.21), истец просила суд пункт 6.1. акта специального расследования несчастного случая со смертельным исходом, произошедшего с работником ТОО «Машзавод» Абакумовым А.И. 15.12.2014 года в 13 часов 10 минут, признать незаконным и отменить; несчастный случай со смертельным исходом, произошедший с работником ТОО «Машзавод» Абакумовым А.И. 15.12.2014 года, признать несчастным случаем, связанным с производством; взыскать с ответчика судебные расходы по оплате услуг нотариуса в размере 2 180 тенге.

Решением Усть-Каменогорского городского суда от 11 декабря 2015 года исковые требования Абакумовой О.А. удовлетворены. Пункт 6.1. акта специального расследования несчастного случая со смертельным исходом, произошедшего с работником ТОО «Машзавод» Абакумовым А.И. 15.12.2014 года, признан незаконным и отменен. Несчастный случай со смертельным исходом, произошедший с работником ТОО «Машзавод» Абакумовым А.И. 15.12.2014 года, признан несчастным случаем, связанным с производством. Взысканы с ТОО «Машзавод» в пользу Абакумовой О.А. судебные расходы по оплате услуг нотариуса в размере 2 180 тенге; в доход государства государственная пошлина в размере 991 тенге.

В апелляционной жалобе представитель ответчика Назырова Э.Ю. просит отменить решение суда, вынести новое решение об отказе Абакумовой О.А. в удовлетворении иска, указывая, что судом сделаны выводы, не соответствующие обстоятельствам дела, неправильно определен и выяснен круг обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильно истолкован закон в части определения того имело ли место перемещение или перевод погибшего Абакумова А.И. для выполнения работ по договору между ТОО «Казатомпром Демеу» и ТОО «Машзавод» на СРТ «Байтерек»; не дана оценка доводам ответчика и документам, предоставленным ответчиком; вывод суда, что Абакумов А.И. действовал в интересах предприятия, ничем не обоснован.

Заслушав представителя ответчика Назырову Э.Ю., поддержавшую апелляционную жалобу, возражения на жалобу представителя истца Кубракова М.А., представителя третьего лица Муса М.Е., также возражавшего против доводов жалобы, заключение прокурора Утишкалиева Д.Х., полагавшего решение суда подлежащим оставлению без изменения, изучив материалы дела, обсудив и проверив доводы жалобы, коллегия считает, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

Статьей 427 Гражданского процессуального кодекса (далее — ГПК) предусмотрены основания к отмене либо изменению решения суда в апелляционном порядке.

Судебной коллегией такие основания не установлены.

Абакумов А.И. в соответствии с индивидуальным трудовым договором от 05.09.2005 года был принят на работу в ТОО «Машзавод» электрогазосварщиком 4 разряда, впоследствии в договор вносились изменения, связанные с переводом Абакумова А.И. электрогазосварщиком 5 разряда, и связанные с режимом работы.

Из материалов дела следует, что 26.02.2014 года между ТОО «Машзавод» и ТОО «Казатомпром Демеу» был заключен договор на выполнение достроечных работ на служебно-разъездном теплоходе (далее — СРТ) «Байтерек», принадлежащем на праве собственности ТОО «Казатомпром Демеу».

15.12.2014 года Абакумов А.И. выполнял работу по замене насоса бытового водоснабжения в помещении № 004, находящемся в трюме СРТ «Байтерек», пришвартованного к ССПУ в г. Усть-Каменогорске на реке Иртыш. Задание на выполнение данных работ ему было выдано мастером Присяжнюком С.А. в соответствии с оформленными нарядами на работу.

Суд, исследовав показания очевидцев — работников ТОО «Машзавод», установил, что 15.12.2014 года работник ТОО «Машзавод» Баржов Н.В., также работавший в тот день на СРТ «Байтерек», примерно в 13 часов 09 минут вышел из кормовой части СРТ на понтон — перемычку ССПУ и пошел в сторону Казинского Д.А., последний отвлекся, затем услышал всплеск воды и увидел, как Баржова Н.В. утянуло в воду под понтон-перемычку ССПУ. Казинский Д.А. сразу сообщил работающим, что человек за бортом, выбежал на береговую часть и увидел, что Баржова Н.В. несет по течению спиной вверх. Абакумов А.И., услышав о падении Баржова Н.В., выбежал на береговую часть вместе с Турковским А.И., преодолев металлическое ограждение территории, пробежав через калитку, добежал до нижестоящей баржи и с нее прыгнул в воду, чтобы вытащить Баржова В.Н., доплыв до него, Абакумов А.И. попытался подтащить Баржова Н.В. к берегу, но не смог, далее пытаясь доплыть до берега, утонул сам. В результате несчастного случая погибли два работника ТОО «Машзавод».

Несчастный случай с Абакумовым А.И. — работником ТОО «Машзавод» произошел не в ТОО «Машзавод», а на СРТ «Байтерек».

Частью 1 статьи 41 Трудового кодекса предусмотрено, что считается переводом на другую работу. В частности, переводом считается поручение работы, при выполнении которой изменяются условия труда, обусловленные трудовым договором.

Следовательно, в данном случае имел место перевод работника Абакумова А.И., а не перемещение, так как изменились условия труда, он был направлен с ТОО «Машзавод» на СРТ «Байтерек» для выполнения иных трудовых обязанностей, не соответствующих условиям трудового договора.

Однако работодателем, как установлено судом и не оспаривается ответчиком, в нарушение трудового законодательства не был издан приказ на перевод работника Абакумова А.И. с рабочего места в ТОО «Машзавод» на СРТ «Байтерек», несмотря на то, что в силу части 2 статьи 41 Трудового кодекса перевод допускается с согласия работника, оформляется внесением соответствующих изменений в трудовой договор и актом работодателя.

Соответственно, доводы апелляционной жалобы в части того, что это было перемещение, так как заработная плата и режим рабочего времени для Абакумова А.И. не изменились, несостоятельны, поскольку изменились условия труда.

Данное обстоятельство также подтверждается вторым разделом оспариваемого акта, в котором указано, что приказом перевод работников ТОО «Машзавод» на СРТ «Байтерек» для проведения достроечных работ не оформлялся.

В соответствии со статьей 317 Трудового кодекса работодатель обязан принимать меры в области безопасности и охраны труда.

Судом первой инстанции установлено нарушение работодателем вышеуказанных требований трудового законодательства; первичный инструктаж с Абакумовым А.И. на СРТ «Байтерек» по безопасности и охране труда не проводился.

В силу пункта 38 Постановления Правительства Республики Казахстан от 28.10.2011 года «Об утверждении правил и сроков проведения обучения, инструктирования и проверок знаний по вопросам безопасности и охраны труда работников» первичный инструктаж на рабочем месте до начала производственной деятельности проводят со всеми вновь принятыми в организацию работниками, переводимыми из одного подразделения в другое; с работниками, выполняющими новую для них работу, командированными, временными работниками; со строителями, выполняющими строительно-монтажные работы на территории действующей организации.

Исследовав все обстоятельства дела, представленные сторонами доказательства, коллегия полагает, что суд первой инстанции пришел к правомерному и обоснованному выводу, что неудовлетворительная организация производства работ со стороны работодателя, выразившаяся в ненадлежащей организации спасательной станции или спасательного поста при выполнении работ над водой, отсутствие инструкции по безопасности и охране труда по отдельному виду работ, как проведение работ на ССПУ и СРТ «Байтерек» (отсутствие инструкции по безопасности и охране труда с опасным производственным фактором «холодная вода»), не проведение первичного инструктажа по указанной инструкции, не оформление акта допуска перед началом выполнения работ, явились причиной группового несчастного случая.

Факт нарушения работодателем трудового законодательства в области безопасности и охраны труда, неудовлетворительной организации производства работ на ССПУ И СРТ также подтверждается комплексом мероприятий, проводимых работодателем после группового несчастного случая, по устранению выявленных нарушений, привлечением ряда лиц к ответственности.

Кроме того, согласно Правилам классификации и постройки судов внутреннего плавания (далее — Правила) части 3 «Судовые устройства и снабжение» пунктом 8.3.6. предусмотрено, что на стоечных судах длиной 30м и менее должно быть по два спасательных круга на каждой палубе, а на стоечных судах длиной более 30 м — четыре спасательных круга на каждой палубе. Один из кругов, расположенных на главной палубе, должен быть со спасательным лином (линь — веревка для корабельных снастей). В соответствии с данным требованием на ССПУ, имеющем одну палубу, предусмотрено четыре круга по два на каждый борт.

Доводы апелляционной жалобы ответчика, в части того, что допрошенный в суде первой инстанции заместитель главного строителя СРТ «Байтерек» Антропов И.И. пояснял, что на ССПУ и СРТ все необходимые средства спасения были в наличии, не могут быть приняты во внимание, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Очевидцы произошедшего поясняли в суде первой инстанции, что они бросали Абакумову А.И. спасательный круг.

Однако спасательный круг, брошенный Абакумову А.И., в нарушение вышеуказанных Правил, не имел спасательного линя.

Ответчик, ссылаясь в апелляционной жалобе на письмо руководителя инспекции транспортного контроля по Восточно-Казахстанской области от 10.12.2015 года, согласно которому организация спасательной станции при достроечных работах на судне, находящемся в закрытом эллинге, не предусмотрена, противоречит не только своим доводам о наличии всех необходимых средств спасения, но и требованиям вышеуказанных Правил.

Согласно заключению эксперта причиной смерти Абакумова А.И. явилась механическая асфиксия, обусловленная закрытием просвета дыхательных путей водой при утоплении.

В пункте 6.1. акта специального расследования несчастного случая со смертельным исходом указано, покинув рабочее место, Абакумов А.И. выполнял действия, не входящие в его функциональные обязанности, на территории другой организации по собственной инициативе. В результате чего произошло утопление, приведшее к смерти Абакумова А.И. На основании подпункта 1, пункта 3, статьи 322, главы 37 Трудового кодекса данный несчастный случай квалифицировать, как не связанный с производством.

В соответствии с частью 3 статьи 322 пункта 3 подпункта 1 Трудового кодекса не оформляются как производственные травмы и иные повреждения здоровья работников на производстве в ходе расследования которых объективно установлено, что они произошли при выполнении пострадавшим по собственной инициативе работ или иных действий, не входящих в функциональные обязанности работника и не связанные с интересом работодателя, в том числе в период междусменного отдыха и обеденного перерыва при работе вахтовым методом, а также в состоянии алкогольного опьянения, употребления токсических и наркотических веществ (их аналогов).

Как установлено судом и указано выше, Абакумов А.И., выполняя свою работу по замене насоса бытового водоснабжения, услышав о том, что человек за бортом, выбежал на береговую часть вместе с Турковским А.И., преодолел металлическое ограждение территории, пробежал через калитку, добежал до нижестоящей баржи и с нее прыгнул в воду, чтобы вытащить тонущего Баржова В.Н.

Увязывание ответчиком выполнение Абакумовым А.И. действий, не входящих в его функциональные обязанности, с исполнением человеческого и гражданского долга по спасению человека, по мнению коллегии, как минимум некорректно.

В соответствии с пунктом 2 подпунктами 2, 7 статьи 322 Трудового кодекса расследуются и подлежат учету как несчастные случаи на производстве производственные травмы и иные повреждения здоровья работников, связанные с исполнением трудовых обязанностей либо совершение иных действий по собственной инициативе в интересах работодателя, приведшие к нетрудоспособности либо смерти, если они произошли в течение рабочего времени на месте работы либо в другом месте, нахождение в котором было обусловлено выполнением трудовых или иных обязанностей, связанных с поручением работодателя или должностного лица организации, в период пребывания по распоряжению работодателя на территории своей или другой организации, а также при защите имущества работодателя либо совершении иных действий по собственной инициативе в интересах работодателя.

Следовательно, несчастный случай, приведший к смерти работника ТОО «Машзавод» Абакумова А.И., произошел в течение рабочего дня, на рабочем месте Абакумова А.И., при выполнении последним трудовых обязанностей, при совершении Абакумовым А.И. по собственной инициативе действий в интересах работодателя, связанных со спасением работника ТОО «Машзавод».

Соответственно, п.6.1. оспариваемого истцом акта вполне правомерно судом был признан незаконным и отменен.

Обсудив доводы апелляционной жалобы в части того, что на момент гибели Абакумов А.И. был в алкогольном опьянении, коллегия указывает, что по клиническим проявлениям выделяют следующие степени алкогольного опьянения: легкую от 0,5 до 1,5%; опьянение средней степени от 1,5 до 2,5%; сильное опьянение от 2,5 до 3,0%; тяжелое опьянение от 5% и выше. Согласно заключению эксперта в крови трупа (Абакумова А.И.) этиловый спирт обнаружен в концентрации 0,37 промилле, что у живых лиц соответствует незначительному влиянию алкоголя. Следовательно, утверждение ответчика, что Абакумов А.И. на момент гибели находился в состоянии алкогольного опьянения, является голословным, степень опьянения не установлена.

В силу статьи 2 Трудового кодекса трудовое законодательство Республики Казахстан основывается на Конституции Республики Казахстан. Одним из принципов трудового законодательства, закрепленных в статье 4 Трудового кодекса, является приоритет жизни и здоровья работника по отношению к результатам производственной деятельности.

Таким образом, судом вполне обоснованно и правомерно были удовлетворены требования Абакумовой О.А.

Решение суда является законным и обоснованным, правовых оснований для его отмены или изменения не имеется.

Руководствуясь подпунктом 1) статьи 424, подпунктом 1) статьи 425, статьей 426 ГПК, коллегия

ПОСТАНОВИЛА:

Решение Усть-Каменогорского городского суда от 11 декабря 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ответчика ТОО «Машзавод» Назыровой Э.Ю. — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его оглашения.

Стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе с соблюдением требований статей 435, 436 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан обжаловать (опротестовать) постановление суда в течение шести месяцев со дня вступления его в законную силу в кассационном порядке в Верховный Суд Республики Казахстан.

Председательствующий: М.Г. Комиршинов
Судьи: К.А. Бекишева
Л.Е. Каирбаева

Запись опубликована в рубрике Судебные акты с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *