Приговор в отношении Сыздыкова Б.К., Айтукеновой Б.С., Кутербекова Д.К., Кубаева М.М., ?мірбаева Н.Б. (продолжение 7)

Эпизод 3. Консультативное сопровождение
концессионных проектов

Допрошенный в суде подсудимый Сыздыков Б.К. по предъявленному обвинению по эпизоду по консультативному сопровождению концессионных проектов свою вину не признал полностью и показал, что по договору № 82 от 17.06.2008 года имели место гражданско-правовые отношения между ТОО «АМТ» и МТК, но им придан уголовный характер. Данный договор заключен законно по итогам проведенного конкурса государственных закупок, все работы и услуги оказаны в срок и надлежащего качества. Претензий со стороны заказчика нет, и не было. 2008 год начался с конкурса, который был объявлен АО «НК КТЖ на разработку ТЭО электрификации участка «Алматы-Актогай», «Моинты-Актогай». ТОО «АМТ» проиграло этот тендер, и победителем была определена фирма ТОО «АлматаИнж», с которым был заключен субподрядный договор на сумму 65 миллионов тенге. Оплата была получена по этому субподрядному договору в 2008 году 03 марта 13 миллионов, 27.08 – 3 миллиона, 02.02.09 года 39 миллионов, 27 мая 2009 года 3 миллионов, 14.08.2009 – 7 миллионов, итого 65 миллионов тенге. Таким образом, с начала 2008 года работал по этому договору на 65 миллионов тенге, и эта работа практически шла полтора года. То есть работа началась в марте 2008 года и закончилась 14 августа 2009 года. В свою очередь «АМТ» заключило субподрядные договора 05.03.2008 года с «СемейЭкстейл» на 2 миллиона, 03.07.08 года с «СемейЭнжлКомпании» 46 миллионов, и 01.07.08 года был заключен договор с «ИП Искакова» на 5 миллионов тенге. Всего на 53,2 миллионов тенге, прибыль составила 11,8 миллионов тенге.

Он вынужден повторить ранее данные показания о том, что данная прибыль была использована на оплату 15,7 миллионов тенге по «Санат Эстейт» по проектам «Макат-Кандагач», эта оплата прошла 05 марта, а деньги с «АлматаИнж» были получены 03 марта, и он вынужден повториться для соблюдения хронологии событий, так как финансовая полиция перенесла эти события в ТЭО «Западная Европа Западный Китай» в 2007 год. Тогда как оплата по «Санат Эстейт» и ИП «Искакова» были произведены в 2008 году и в августе 2009 года из средств, полученных от ТОО «АлматаИнж». Вот так начался 2008 год. То есть с этими компаниями «Семей Экстейл» и «СемЭнжлКомпани», с которыми он продолжил сотрудничество в концессии, у него уже были договорные отношения в 2008 году по другому проекту. В обвинительном заключении в эпизоде концессии также ошибочно указано, что ТОО «АМТ» из сумм, полученных по договору № 82 по концессии в период с 01 по 08 июля 2009 года, без заключения договора оплатило 2 миллиона тенге и 8 миллионов тенге компании «СемЭнжлКомпания». Последние расчеты с «АлматаИнж» произошли с февраля по август 2009 года, и эти деньги были оплачены по договору С1/2008 от 03.06.2008 года. Никакого отношения к финансовым средствам МТК, оплата вот этих 2 и 8 миллионов тенге с «СемЭнжлКомпани» совершенно не имеют.

Весной-летом 2008 года он был приглашен в МТК департаментом стратегического планирования для участия в разработке проекта «Стратегического плана на 2009-2011 годы». Куратором проекта был Касымбек Ж.М., вице-министр Министерства транспорта и коммуникаций. Кутербеков Д.К. этого проекта не касался, и Сыздыков Б.К. с ним не контактировал. 2-3 раза принимал участие на совещаниях по этому проекту «Стратегического плана на 2009-2011 годы» под председательством Касымбек Ж.М. Однако, в связи с занятостью в дальнейшей работе участие не принимал, чем закончилась эта работа по Стратегическому плану 2009-2011 года, не знает. В 2008 году он работал по электрификации в субподряде «АлматаИнж». Весной-летом 2-3 раза был на совещаниях по Стратегическому плану 2009-2011 года, куратором был Касымбек Ж.М., другой вице-министр. В конце 2008 года в ноябре-декабре Аида Иманбекова обратилась с предложением оказать ей услуги по доработке маркетинговых ТЭО проектов, он согласился, и они договорились на оплату услуг ТОО «АМТ» на сумму 1.5 миллиона тенге с ТОО «Бридж».

25 декабря 2008 года СМИ опубликовало объявление на конкурс на привлечение потенциальных концессионеров. На этом семинаре, как говорил Кутербеков Д.К. было более ста компаний, большое количество людей, этот семинар проходил в актовом зале на первом этаже, было очень много компаний, и он тоже пришел. Скорее всего, об этом он узнал от Иманбековой А., она вместе с «ТАСК» принимала участие в этом семинаре, они выступали, делали доклад по «Западная Европа – Западный Китай» по участку «Алматы-Хоргос» концессионных проектов. 29.01.2009 года эта конференция состоялась в МТК, и он присутствовал на этом семинаре в МТК РК. Там Сыздыков Б.К. встретился с Максимом Телемтаевым, директором канадской фирмы «Маклауд Диксон», с которым был знаком еще по работе в АО НК КТЖ в 2004 году. Телемтаев М. сказал, что заинтересован в консультационном сопровождении концессии, это тогда уже была общеизвестная информация, Сыздыков Б.К. сказал, что тоже заинтересован, что тоже будет участвовать в конкурсе, если МТК будет его проводить, и они договорились объединить усилия для участия в будущем тендере. 17 июня 2009 года АМТ заключило договор с МТК, и 30 июня, через две недели был заключен договор между АМТ и «Маклауд Диксон» на сумму 45 миллионов тенге, по факту выполненных работ было оплачено только на 27 миллионов тенге, претензий друг к другу не было. Также в январе 2009 года Сыздыков Б.К. вел переговоры с Айтукеновой Б.С. из ТОО «Легал Эксперт Казахстан», и заключил договор, который начинал действовать в случае победы ТОО «АМТ» в конкурсе. Это было сделано по его инициативе, так как Сыздыков Б.К. не хотел, чтобы Айтукенова Б.С. вела переговоры с возможными конкурентами. При этом сумма договора составила 51 миллионов тенге, по факту выполненных работ было оплачено 39 миллионов тенге, претензий друг другу нет, и не было. Также в январе 2009 года Сыздыков Б.К. вел переговоры с ТОО «Синерджи К», с Сатаровым Д. Договорились устно, что в случае победы ТОО «АМТ», «Синерджи К» будет субподрядчиком по ИТС системам платных дорог, сумма договора 10 миллионов тенге, фактически было оплачено 7.2 миллиона тенге, претензий также друг другу не было.

По завершению 2009 года ТОО «АМТ» в лице всех субподрядчиков продолжало оказывать услуги до его ареста на безвозмездной основе уже без договора. Сыздыков Б.К. работал до августа месяца 2010 года, Айтукенова Б.С. работала до того момента, пока их не арестовали. Никакого участия в формировании конкурсной документации на консультационное сопровождение он не принимал. В том, что Бекбосынов ответственный за подготовку этих документов, он даже не знал. Сыздыков Б.К. с ним лично вообще не знаком. Несколько раз видел в МТК, какую он занимает должность, не знал. Никаких дел с ним не было, по работе с ним никогда не контактировал, в его кабинете никогда не был, а к Кутербекову Д.К. тем более не обращался, и даже представить себе этого не может, так как на тот момент вообще не был с ним знаком. С Кутербековым Д.К. он познакомился после подписания договора № 82, то есть после 17.06.2009 года. За подготовку конкурсной заявки ТОО «АМТ» отвечала и была ответственной Сахметова. Документы ей передавались субподрядчиками, с которыми Сыздыков Б.К. сам договаривался. В части переработки ТЭО «Астана-Караганда» и разделение его на четыре участка данные работы были осуществлены в рамках технической спецификации договора № 82, и входят в предмет консультационного сопровождения. По вопросу перераспределения 62 миллионов тенге ничего пояснить не может, так как ничего не знает. Свою работу и услуги по консультационному сопровождению именно технических вопросов осуществил двумя фирмами, это ТОО «СемейЭкстейл» и «СемЭнжлКомпани». Всего по договору № 82 от 17.06.2009 года ТОО «АМТ» было получено 186 миллионов 620 тысяч тенге. Израсходованы они были следующим образом: «МаклаудДиксон» 27 миллионов, «СинерджиК» 7.2 миллиона, «ЛегалЭкспертКазахстан» 39 миллионов 670 тысяч, «СемейЭкстейл» 35 миллионов, «СемЭнжлКомпани» 45 миллионов, Джумабаев 4.5 миллионов, итого 158 миллионов 444 тысячи тенге, кроме того, у него были расходы периода: зарплата составляла в ТОО «АМТ» 1.1 миллиона, налоги были заплачены в сумме 12.2 миллионов тенге, накладные расходы это 600 тысяч тенге, услуги банка 300 тысяч тенге, гарантия 200 тысяч тенге, оплата иностранных — 300 тысяч тенге, локальные сети и обслуживание компьютеров 400 тысяч тенге, это все периоды расходы, если сложить они составляют сумму 15.2 миллионов тенге. Таким образом, от 186 миллионов 620 тысяч тенге если вычесть все эти расходы, которые были осуществлены, то ТОО «АМТ» получило прибыль в сумме 12 миллионов 556 тысяч тенге. Вот эта оставшаяся сумма 12 миллионов 556 тысяч тенге, это собственность ТОО «АМТ», которые были заработаны, и это была прибыль, которая была оплачена из этой суммы. Из этой суммы были оплачены 2 миллиона 250 тысяч Скорик за разработку проекта по жилищно-коммунальному хозяйству и 7.7 миллионов тенге ТОО «Грана» по договору №2-18/11 по проекту создания и управления информационной системы аккредитации седьмых азиатских игр.

Его обвиняют по ст. 176 ч.3 УК РК присвоение или растрата, хищение чужого имущества вверенного виновному. Никакое чужое имущество ТОО «АМТ» не вверялось, ни с кем, ни в каком сговоре с должностными лицами МТК не состоял.

Просит суд по данному эпизоду по консультативному сопровождению концессионных проектов его полностью оправдать.

Допрошенная в суде подсудимая Айтукенова Б.С. свою вину по эпизоду по консультативному сопровождению концессионных проектов полностью не признала и показала, что тема концессия в Казахстане не была чем-то новым в 2008 или 2009 году, она была известно задолго до этого, и лично ей тоже, как юристу, она была известна еще с 2007 года. Когда она давала показания по эпизоду ТЭО, и по гражданской авиации, она четко поясняла, что уже в тот период времени у нее было три заключенных договора на юридические услуги: с акиматом Мангистауской области на концессию международного аэропорта г. Актау, и два договора с «КазНИИЖТ» на оценку и правовую экспертизу конкурсных заявок по концессии в области ж/д участков. Единственное новшество, которое было в 2008 году в соответствии с Посланием президента, это то, что концессия применялась в области автомобильного дорог. Более того, в 2006 году был принят уже действующий закон «О концессиях», а в 2005 году был реализован первый в стране концессионный проект по строительству ж/д участка «Шар – Усть-Каменогорск», о чем известно было всем более или менее специалистам в Казахстане. Соответственно, примерно в мае-июне 2008 года ей позвонили сотрудники Минтранскома и попросили принять участие один раз на заседании рабочей группы Мажилиса Парламента по законопроекту «О внесении изменений и дополнений в закон «О концессиях», и в ряд других законодательных актов. Речь шла о том, чтобы она помогла, и в случае необходимости, если будут какие-то дополнительные споры внутри этой группы, обосновать одну единственную и наиболее важную для Минтранскома поправку, а именно в закон «Об автомобильных дорогах». Это то, о чем говорил в своем выступлении Кутербеков Д.К., речь шла о важнейшем для Минтраскома моменте, который был в их компетенции, об исключении альтернативного проекта, что соответственно увеличило бы инвестиционную привлекательность как бы платных автомобильных дорог в Казахстане, учитывая их протяженность, стоимость, климатические и иные условия. Далее, в начале декабря 2008 года Кутербеков Д.К. обратился к ней с просьбой, чтобы она помогла довести до конца процесс согласования конкурсных документаций по концессиям, которые были уже к этому моменту разработаны и уже несколько месяцев находились к этому моменту на рассмотрении и экспертизе в АО «Центр ГЧП» при Министерстве экономики. На суде здесь выступал ряд свидетелей и из Министерства экономики, и из Минтранса, и из самого Центра ГЧП, в том числе и те лица, которые непосредственно выполняли экспертизу этих конкурсных документаций по концессии: это Булатов, Чалтабаева, Батырбекова, Ластаев, Шайкин, Тортаев, Кутербеков. И эти лица они все подтверждают, что действительно она появилась в Центре ГЧП помогать согласование где-то в конце ноября – начале декабря, раньше ее там не было. До этого этой работой от начала и до конца занимались сотрудники Минтранскома, ответственным был Ластаев, начальник управления развития автомобильных дорог, и помогали ему целый ряд привлеченных специалистов, которых они все называли в своих выступлениях. Это были люди и из компании «ТАСК» Израиль, с ними вместе приходила Аида Иманбекова, о чем прямо указывали и Батырбекова, Чалтабаева и Булатов, и Ластаев. Она занималась только юридическими вопросами по своей специализации, и физически не могла ни давать какие-либо пояснения, ни вникать, ни продвигать, не связанное с ее специальностью вопросы.
29 января она приняла участие в семинаре-совещании в МТК по разъяснению этих конкурсных документаций по концессиям. Действительно, было проведено огромное совещание, на которое пришли огромное количество компаний, на котором были не только она, но и огромное количество людей, которые стремились и желали участвовать, и знали больше об этой теме, и работать в этой сфере. Там были и представители компании «МаклаудДиксон» Перзадаева, Чалтабаева, Телемтаев. Там были и из компании «ТАСК», Ран Шеллах, Иона, и еще с ними два человека, и Аида Иманбекова вместе с ними. Там принимало участие более 90 компаний, и как уже говорил Кутербеков Д.К., огромное количество, из более чем 17 стран и огромное количество государственных органов, в том числе и Министерство экономики, которое является компетентным именно в развитии концессии. По этому семинару-совещанию имеется протокол от 28 января, там были вопросы компаний, которые получили документацию и задавали вопросы для разъяснения по этим процедурам. И соответственно каждый по тем моментам, по которым он разбирался, Министерство экономики по своим, «ТАСК» по своим вещам, которые они разрабатывали, где они авторы, «МаклаудДиксон» по своим, люди давали по ним пояснения. Примерно в этот период времени у нее была договоренность с компанией «АМТ» Сыздыковым Б.К. по заключению их договора о том, что действительно в перспективе эта тема была известна, и в случае, если «АМТ» будет участвовать в этом конкурсе и если победит, то в этом случае она будет их субподрядчиком, именно по юридическому сопровождению. Этот договор был заключен, он имеется в материалах уголовного дела. Но этот договор не был введен в действие. Позднее, действительно «АМТ» приняло участие в конкурсе, победило, и уже потом, когда Сыздыков Б.К. ей об этом сообщил, что действительно работа появилась, уже тогда они приступили к работе и ее компания «ЛегалЭкспертКазахстан», они начали работать в рамках этого договора по юридическому сопровождению концессионных проектов.

В целом в их объем работ входило что: вот начинаются конкурсные процедуры, происходит вскрытие конвертов, они присутствуют на этом вскрытии конвертов, далее приходят конкурсные заявки, секретарь комиссии Тортаев с Министерства экономики вскрывает, члены комиссии в протоколе фиксируют, потом подписывают, после этого заявки отдают им, экспертам, и они делают полностью опись того, что получили от потенциальных концессионеров. Потом по акту приема-передачи они это получают от Минтранскома, и первое, что они делаем, для того, чтобы понять как двигаться дальше, они должны произвести оценку на соответствие квалификационным требованиям, та компания, которая проходила этот барьер, она могла участвовать дальше и ее заявку уже можно было оценить, оценить ее финансовое, техническое, юридическое предложение, поставить им баллы, и потом понять, хорошая это заявка или плоха, насколько она хороша или плоха для государства. Но этот именно первый барьер должны были оценить юристы, и эта задача возлагалась именно на ее компанию. Это огромный труд, большой объем информации. У той же компании «Эмбриджило» она создана из четырех крупнейших компаний – три итальянские и одна индийская. Физически документы выражались в большом объеме, в двух огромных коробках, это было порядком 35-40 томов, каждую бумажку нужно было детально изучить, чтобы не дай бог пропустить какое-либо нарушение, потому что в итоге их отчеты принимались комиссией по концессии, которая возглавлялась на уровне Премьера, и приходил заместитель Премьер-министра Ахметов и на уровне членов Правительства, которые подписывали и принимали их отчеты к сведению. И потом на основании этих документов, если бы, допустим, что-то неправильно сделали бы, потом были бы крупнейшие ошибки. Это была действительно большая сложная работа. Необходимо было провести анализ и на соответствие нашему законодательству, и они даже анализировали европейское законодательство, там где оно было применимо к данному концессионеру, допустим, если он из Италии. И поднимали международные конвенции, и так далее, и соответственно проверяли на соответствие конкурсной документации, для того, чтобы ничего не было нарушено. Для того, чтобы завтра, проигравший потенциальный концессионер не мог оспорить ни в одном международном арбитраже итоги проведенного в Казахстане конкурса.
Следующий этап, когда квалификационные требования определили, кто прошел, кто не прошел, после этого они уже изучали их заявки все вместе, не только юристы, но и совместно с финансовыми и техническими экспертами, и определяли уже по баллам, оценивали как бы качество их заявки, качество и приемлемость их предложений для государства. Это тоже большая работа, и она происходила в постоянном контакте и взаимодействии между всеми членами группы независимых экспертов. Они готовили официальное заключение, подписывались под ним как представители экспертов, и потом презентовали это все в Минтранскоме и отправляли в Центр ГЧП. Те ставили баллы по параметру стоимости, цены концессионного проекта, эти баллы суммировались и из суммы баллов, которые проставили они и Центр ГЧП, определялась на комиссии лучшая конкурсная заявка. Вот такая работа была проведена. И в 2009 году по итогам всех этих конкурсов они смогли перейти на следующую стадию. Компания «Эмбриджило» по проекту «Алматы-Хоргос» была определена лучшей конкурсной заявкой, и она получила право, только после этого, на переговорный процесс. И вот именно в 2010 году, когда уже истек срок действия их договора, и он был прекращен, тем не менее, о чем говорилось неоднократно, весь 2010 год практически до дня ее задержания, она участвовала в переговорах, и не только она, все независимые эксперты честно, бесплатно работали, продолжали начатое дело, потому что нельзя было такой процесс бросить из-за оплаты или не оплаты. Слишком это было важно для них всех, для репутации Казахстана, для имиджа, и в целом для этих проектов.

Далее, кроме того, они отвечали за разъяснения конкурсной документации и законодательства, потому что постоянно и устно и письменно, и по е-мэйл приходило огромное количество запросов от потенциальных концессионеров, поскольку это был первый опыт в Казахстане, никто не знал, как это будет проводиться. Более того, все компании, которые принимали участие, это зарубежные компании, которые ничего не знают о нашем законодательстве, и они нуждались в огромном количестве консультаций, которые также относились к сопровождению концессионных проектов, которое они выполняли и отвечали на эти запросы.

Все выполненные работы Айтукенова Б.С. сдавала в ТОО «АМТ», своему заказчику, в лице Сыздыкова Б.К., и претензий по качеству ее работы не поступало. Они сдавали отчеты по выполненным работам, это было в письменном виде, и это подтвердили и Сутемгенов, и Салимбаев, и Абдрахманов, и Абишев. Как оно сдавалось, они это проверяли самостоятельно, никто бы на себя не взял бы такое, не проверив, подписать, проверяли на соответствие и только после этого визировали и отдавали акты выполненных работ.

Ни в какой преступный сговор, ни с должностными лицами МТК, ни с другими лицами она никогда не вступала. Никому никогда похищать ничего не помогала, и не пособничала, и сама ничего не похищала. Следователи финансовой полиции выдумали некую схему преступления, которую фактически копируют ее на каждый эпизод. При этом, если какое-то объективное обстоятельство, факт не вписывается в эту придуманную схему, то этот факт либо сознательно искажается, то есть происходит фальсификация, либо умалчивает. Выдуманная схема преступления наращивается ложными показаниями некоторых свидетелей, которые при этом являются исполнителями, ответственными за подготовку документов. Под давлением следствия, которых запугивали, убеждали, что произошло хищение, и что оно произошло не просто так, а именно посредством этого документа, по которому он был исполнитель, этих людей заставляли давать ложные показания, и естественно, была реакция этих исполнителей, они не хотели иметь ничего общего с документами, которые сами же и готовили. И если же изначально человек и давал правдивые показания, многие давали четкие показания, как они это делали, потом под давлением следствия, они меняли свои показания, отстраняюсь от собственных должностных обязанностей, положений, и сразу резко появляется у них Айтукенова Б.С. с флэшкой, которая тут же кому-то что-то перекачивает. И вот эта такая придуманная схема, она фактически одна по всем эпизодам. При этом схема выбивания ложных показаний она едина, на все четыре эпизода. Во-первых, показания всегда именно этого ключевого для обвинения свидетеля и исполнителя документа, в данном эпизоде это Бекбосынов, противоречит его же показаниям первоначальным либо последующим, то есть, его показания не последовательны. Во-вторых, его показания всегда противоречат материалам уголовного дела, заключением экспертиз, журналом посещений госорганов и так далее. В-третьих, никто из других сотрудников Минтранскома, ни непосредственные коллеги, ни его руководитель, никто не дал такие показания, что слышал, чтобы кто-то к нему приходит с флэшкой и ему перекачивают, что оказывается, он работал не самостоятельно. Никто об этом не знал, не видел, не слышал. В ходе судебного следствия вся эта схема, выдуманная следователями, была полностью опровергнута.

Далее, ей приписывается участие в подготовке техспецификации в составе конкурсной документации. Об этом говорит только Бекбосынов. Ни Жансугуров, его непосредственный руководитель, на которого он ссылался, что якобы он ему об этом говорил, ни его подчиненный Абишев, ни Абдрахманов, никто не подтверждает, что Бекбосынов делал это не один, а кто-то пришел с флэшкой.

Она еще раз хочет пояснить, она настаивает на этом, это относится ко всем эпизодам, что ее взаимоотношения с ее заказчиком, с ее субподрядчиками, никак не относятся к Минтрансу, к бюджетным деньгам, к должностным лицам Минтранса. К лицам Минтранса это не относится, так как это ее частная хозяйственная деятельность, и не относится к бюджетным деньгам, потому что это уже не бюджетные деньги, это уже заработанные деньги. Никто их ей там не одалживал, не вверял, они уже отработаны и закрыты актами выполненных работ, по которым не было претензий. И, наоборот, к внутренней деятельности Минтранскома она не может иметь никакого отношения. Не может никто в министерстве, весь департамент Минтранса, начальники управлений слушать рекомендации какого-то там суб-субподрядчика, при всем уважении. И она считает, что включение вот такой информации в обвинительное заключение, неправомерно, не правильно, потому что именно по этим основаниям, которым она сказала, сам следователь выделяет это из материалов дела и выносит постановление о выделении материалов, но тогда они не должны находится здесь, и она обладает полным своим конституционным правом, и согласно УПК не давать никаких показаний, потому что совершенно не относится к этому уголовному делу, к статье 176.

Поэтому Айтукенова Б.С. просит полностью оправдать ее по эпизоду по консультативному сопровождению концессионных проектов.

Допрошенный в суде подсудимый Кутербеков Д.К. свою вину в предъявленном ему обвинении по эпизоду по консультативному сопровождению концессионных проектов полностью не признал и показал, что 08.02.2007 года заместитель Премьер-министра РК, министр экономики и бюджетного планирования, ныне руководитель Администрации президента Мусин А. утвердил План мероприятий по реализации концессионных проектов. Это говорит о том, что эта работа была уже начата еще в 2006, 2007 годах. В начале 2008 года январь-февраль месяц проходило расширенное заседание коллегии об итогах развития транспортно-коммуникационного комплекса в РК в 2007 году и задачи на 2008 год, где докладчиком выступал министр Ахметов, присутствовал Премьер-министр, ряд депутатов Мажилиса Парламента и Сената, руководители министерств, в частности министр МЭБП, министр финансов, и здесь как раз на заседании ставились вопросы о необходимости внедрения концессии в автодорожной отрасли. После этого, в феврале 2008 года было принято Послание президента к народу РК, где президент поручил, что «на концессионной основе будут построены четыре дороги «Алматы-Хоргос», «Алматы-Капчагай», «Астана-Караганда», «БАКАД». Здесь также говорится «мы должны начать практическую реализацию самого крупного в Казахстане транспортного проекта, трансконтинентального коридора «Западная Европа – Западный Китай», который пройдет через южные области». Это уже в Послании президента было. А сейчас финансовая полиция говорит, что ТЭО не сделано, и такие материалы предоставила в прокуратуру. 18.02.2008 года приказом Министра транспорта и коммуникаций № 55 была создана рабочая группа по формированию казахстанской модели концессии в автодорожной отрасли. Эта рабочая группа была создана для автодорожной отрасли. После принятия Закона «О концессиях» Министерством транспорта первостепенная задача была это объявить конкурсы на четыре автодорожных проекта. В законе четко определен порядок, что нужно сделать. Во-первых, так как был принят закон по состоянию на июль 2008 года, соответственно, что было до этого сделано, должно приводиться в соответствие. А это говорит о том, что появилось такое понятие, как «формирует концессионные предложения по объектам». Раньше такого понятия не было. Можно было сразу внести предложение, получить деньги на разработку ТЭО концессионного проекта, разработать ТЭО, утвердить его, и перечень концессионных проектов составить. А теперь появилось «концессионные предложения по объектам», и эти предложения вносились физическими и юридическими лицами. После этого, документ должен был утверждаться, есть понятие Постановление Правительства – Перечень концессионных предложений, и соответственно такой документ должен был быть принят. Они эту работу как раз выполняли, рабочая группа этими вопросами занималась. Вообще по порядку по закону идет, после получения Перечня Министерство экономики сразу выделяет деньги на разработку ТЭО. У них в принципе ТЭО уже были по этим четырем объектам. Но, опять же на них не было единственного заключения специализированной организации АО «Центр государственного частного партнерства». Он был создан в соответствии опять же с Законом РК «О концессиях» от июля 2008 года. Центр ГЧП в соответствии с законом начал функционировать после принятия Постановления, не ранее конец августа, сентября месяца. Но, принимая во внимание, что эти документы нужно было приводить в соответствие, отрабатывали эти вопросы, готовили пакет документов для объявления конкурса, потому что у них основой было Послание Главы государства, и они его до конца 2008 года обязаны были объявить вот эти четыре конкурса, не смотря на всяких там консультантов и прочее. В связи с этим они привлекали кроме этого иностранных экспертов по концессиям, которые их консультировали, которые оказывали им поддержку и помощь.

Министерство транспорта и коммуникаций подготовило заявку на финансирование услуг консультантов. Имеется заявка, она представлена, делалась она на базе анализа опыта, и брались ставки в долларах. 17 сентября 2008 года эти документы были подписаны министром и направлены в адрес Министерства экономики и бюджетного планирования. Кутербеков Д.К. не помнит почему он завизировал ее. Заявки подписаны, и в октябре 2009 года на изменение подписано Бектуровым, он не был министром, а был вице-министром, подписывались Кутербековым. По ТЭО «Западная Европа Западный Китай» заявка также подписывалась вице-министром Кусаиновым А.К., поэтому что подписывать заявки – это не является прерогативой только министра. Это не является бюджетной заявкой, это заявка на финансирование. Бюджетная заявка может подписываться только руководителем государственного органа администратора бюджетной программы, а такая заявка, она подписывается без проблем заместителем министра. Есть его виза, он от нее не отказывается. Относительно самой заявки то, что там Бекбосынов говорит, что Кутербеков собрал совещание по концессиям, рабочую группу, в которую Бекбосынов не входит, и Кутербеков там заявил, там присутствовал Сыздыков, там присутствовала Айтукенова, там присутствовал Елеусиз, и он. А остальные куда делись? Не понятно. Есть журнал регистрации, когда Айтукенова заходила в здание, это тоже можно проверить. Они торопились с заявкой, так как 24-25 сентября 2008 года проходила 7 международная конференция «ТрансЕвразия 2008», и еще в апреле 2008 года мы в программу «ТрансЕвразия 2008» включили концессионные проекты, и их обсуждали. Относительно того, что заявляют, что Айтукенова там заявку готовила. Не было там никакой Айтукеновой. Айтукенову он видел два раза в тот период: в первый раз он видел в Парламенте, когда они защищали закон, она принимала участие, приглашалась, он не помнит кем, может быть, даже их специалистами, потому что она именно в МТК проработала, знала хорошо законодательство, что касается МТК. Туда он ее лично сам не приглашал. Второй раз она участвовала в этой международной конференции и выступала с докладом на тему «новшества казахстанского законодательства о концессиях». А то, что там заявку какой-то юрист делает, он в первый раз такое слышит.

Когда получалось заключение на РБК, Кутербеков не присутствовал. Кутербеков никого не убеждал, что нужно сумму в 222 миллионов выделить, и никого не уговаривал. Здесь все были представители министерства экономики, и ни один не сказал. Да, он ходил, был какой-то вопрос, и ему кажется он там завизировал эту заявку, когда его попросили, чтобы он ее подтвердил. Так как она была сентябрьская 2008 года, и новую они должны были подать в 2009 году. Возможно так, что он ее там завизировал, для того, что они соглашаются с этой суммой, выделяйте, и они будут дальше работать.

Постановление Правительства о выделении денег – это тоже прерогатива сотрудников Министерства экономики и бюджетного планирования, в частности, Тортаева и его департамента, это его департамент готовил. И Министерство транспорта, Кутербеков к этому постановлению не подходили, он его не визировал. Постановлением Правительства в апреле 2009 года средства были выделены в объеме 222 миллиона тенге. Разработкой и утверждением конкурсной документации занимался департамент стратегического планирования, это как раз департамент, который возглавлял Жансугуров в то время, и в подчинении у него находился Бекбосынов. Заявления Бекбосынова о том, что где-то на каком-то совещании Кутербеков говорил, а Айтукенова предложила вторым лотом прогнать четыре концессионных проекта, но это глупость, что они разные. Это были отдельные лоты: был отдельно лот ИТС и отдельно четыре концессионных проекта. Насколько он помнит, у него четыре человека основных, которые занимались концессией: Бекбосынов, Ластаев, Елеусиз, Абдрахманов. Четыре человека, которые именно занимались вопросами концессии, и еще Аблалиев Сатжан и сам Кутербеков. На таком совещании, на котором где-то и кто-то обсуждал, что ИТС не включать, и Бекбосынов сделал какое-то заявление, это полный бред.

По приказам об утверждении конкурсной документации на Кутербекова был возложен контроль. Но контроль не по разработке конкурсной документации, а контроль по исполнению этих приказов, а конкурсная документация уже была утверждена. Из допросов членов конкурсной комиссии все слышали, он никого никогда не уговаривал и не просил лоббировать интересы «АМТ» или еще кого-нибудь. Он близко к этому вопросу не подходил. Как конкурс определил, так он определил. Конкурс был проведен. Кутербеков сам в нем участие не принимал.

По подписанию договора с ТОО «АМТ» само его подписание, подготовка договора проводилась департаментом госзакупок совместно с департаментом Жансугурова, и в частности, с Бекбосыновым. Конкурсная документация, приказ со всеми приложениями, это прерогатива департамента госзакупок, т.е. где работал Нурманов, а не Бекбосынов. Не понятно, как может Бекбосынов парафировать их документы. Взял все подряд запарафировал и конкурсную документацию, и техспецификацию. К актам выполненных работ Кутербеков подхода никакого не имел. Он не проверял и не принимал работы. Да, счета-оплаты, платежки, возможно, он подписывал, если не было министра, то он всегда подписывал, так как право подписи на финансовых документах было у него. А сами акты выполненных работ, приемка счетов-фактур, это как раз говорится о том, что принимались работы департаментами. Здесь занимались Салимбаев, заместитель директора, потом директор департамента стратегического планирования, после Жансугурова, потом Сутемгенов. Представляли им эти работы все Бекбосынов, и после него был назначен Абдрахманов. Работы были все выполнены, представлены, и приняты. Работы выполнялись, это подтвердили все, кто здесь допрашивались. Айтукенова как раз с этим конкурсом появилась после подписания договора. Да, он ее привлекал в декабре 2008 года на разработку конкурсной документации по четырем проектам. При этом он предлагал Айтукеновой, что давайте как Билялова также трудоустроим в «КазДорНИИ», что через них вы будете работать, а они имеют право, так как 100% пакет акции у них находятся, привлекать этих специалистов к себе. Но она отказалась, сказала, что «мне интересно поработать так, я помогу все это сделать, юридическую часть посмотрю», потому что в финансовые вопросы она никогда не вникала. А по юридической части она им помогала, оказывала поддержку, у нее был свой интерес, чтобы участвовать в дальнейшем.

В связи с указанным выше Кутербеков Д.К. просит его по эпизоду по консультативному сопровождению концессионных проектов полностью оправдать.

Допрошенный в суде свидетель Бубенеев Н.Ж. показал, что в 2009 году он работал специалистом в финансовом департаменте МТК РК. При написании письма в МЭБП руководство ему сказало, чтобы он написал сопроводиловку. Он написал ее и отдал руководству. Вообще он распечатал сопроводиловку, сначала она была за подписью Бектурова, потом пришли и сказали, исправить на Кутербекова Д.К., он исправил, распечатал и отдал обратно. Вообще было так: Жарылкаганов попросил его помочь написать сопроводиловку, так как он не успевал. Бубенеев Н.Ж. написал текст сопроводиловки, спросил куда, тот сказал в Министерство экономики. Он потом сопроводиловку распечатал, а внизу осталась его фамилия в качестве исполнителя. Он сказал об этом Жарылкаганову, а тот сказал, ничего пойдет, сам распишется. Бубенеев Н.Ж. подумал, ну ладно. Само письмо составлял Жарылкаганов. Бубенеев Н.Ж. ему просто помог напечатать сопроводиловку. После того, как он приготовил сопроводиловку к письму, подготовленному Жарылкагаповым, прошло время, Имашев Д.М. вышел на работу, спросил, где письма, которые направляли, спросил, где сопроводиловка, еще раз занесите. Он распечатал, занес. В письме стояла фамилия Бектурова, он сказал ему, поменяй на Кутербекова Д.К., и он поменял. Куратором департамента финансов был Кутербеков Д.К., который и подписал сопроводительное письмо и приложение к нему одновременно, вместе.

Допрошенный в суде свидетель Капель Ю.Е. показал, что в 2009 году он работал начальником управления планирования бюджета финансового департамента МТК РК. К бюджетной заявке по концессиям он отношения не имеет. Его управление конкретно концессионными проектами не занималось. Бубенеев Н.Ж. находился в его подчинении, но никакого поручения он ему не давал, расчеты не передавал. В то время шло уточнение бюджета. И они в принципе занимались уточнением бюджета, делали свод по всему министерству, и представляли предложение руководству. И там было письмо Салимбаева, и, наверное, поэтому потом поручили сделать сопроводительное письмо. Формированием бюджета в МТК занимался финансовый департамент, составляя общую сводную бюджетную заявку. При уточнении бюджета, именно 28 сентября 2009 года было направлено письмо в адрес Министерства экономики и бюджетного планирования относительно уточнения бюджета, составленное его управлением. В письме было сказано о снятии экономии. Расчеты перераспределить 43 и 62 миллионов тенге вносил департамент стратегического планирования, т.к. они занимались концессионными проектами, у них есть в Положении разработка проектов, реализация проектов концессии, поэтому он считает, что это они и делали.

Допрошенный в суде свидетель Сутемгенов О.Б. показал, что с июля 2009 года он начал работать в Министерстве транспорта и коммуникаций директором департамента стратегического планирования и развития транспортно-коммуникационного комплекса. Он подписал акты выполненных работ № 4 и № 5 от 23 ноября и 15 декабря исходя из Правил определения деятельности департамента, это входило в функциональные обязанности департамента. Данные акты с соответствующей документацией в виде соответствующих отчетов поступали напрямую в управление автомобильного транспорта департамента, соответственно, потом данные акты согласовывались, и заносились ему начальником данного управления. На подпись акты приносил Абдрахманов Кабдол. К акту прилагается отчет, в котором полностью были даны часы выполненных работ, виды работ. Принятые работы были по доработанному ТЭО, исходя из вынесенного решения комиссии по концессиям при Правительстве.

Допрошенный в суде свидетель Елеусіз М.Ж. показал, что в 2008-2009 годах он работал главным экспертом департамента административной работы и государственных закупок МТК. 17.09.2008 года он готовил бюджетную заявку в адрес МЭБП на консультативное сопровождение четырех концессионных проектов «Алматы-Капчагай», «Астана-Караганда», «Алматы-Хоргос», «БАКАД». Приблизительно 16 сентября 2008 года за день до отправления бюджетной заявки, рабочей группой по заседаниям рабочей группы по вопросам реализации концессионных проектов под руководством Кутербекова Д.К. ему было дано поручение направить бюджетную заявку. На следующий день он составил сопроводительное письмо, приложил все необходимые документы, направил в МЭБП заявку на сумму где-то 220 с чем-то миллионов тенге по четырем концессионным проектам, с разделением, с обоснованием цены, и всех необходимых документов. На тот момент, как он понял, Бекбосынов был чем-то сильно занят, поэтому более-менее свободным оказался Елеусиз, соответственно, ему было дано поручение направить заявку. На следствии он говорил, что его начальник управления автомобильных дорог Ластаев передал ему в виде приложения к сопроводительному письму для направления в МЭБП заявку, техзадание по всем концессионным проектам. Так вот там были приложены в табличной форме заявка, где были компоненты, названия проекта, стоимость всего концессионного проекта, затем стоимость услуг, и дальше были какие-то моменты, не совсем подходящие к этой заявке, поэтому он подкорректировал, сократил, таблица была на двух листах, и он сделал на одной странице, более компактно. А цифры и обоснование стоимости по человека/часам, количество человека/часов, стоимость, все осталось.

Айтукенову Б.С. он знает, она присутствовала на совещаниях у Кутербекова Д.К., но не на всех, на совещаниях именно по концессии. Она посещала совещания на общих основаниях, как консультант, участвовала в заседаниях рабочей группы. 16 или 17 сентября Айтукенова Б.С. принесла лично ему коммерческие предложения компаний «ТАСК», «Маклауд Диксон», «ЛЭК». Айтукенова Б.С. консультировала его по таким вопросам концессии, как вопросы установления платности автомобильных дорог, в части изменения законодательства.

Сыздыкова Б.К. он знает в качестве советника министра, бывшего. Сыздыков Б.К. сидел на 9 этаже, в кабинете, где должен был сидеть советник министра.

Он подтверждает свои показания на следствии о том, что в середине декабря 2010 года ему на сотовый телефон позвонил Ластаев и попросил прийти к нему в кабинет. Туда также пришел Бекбосынов. Между ними состоялся разговор на предмет того, кто составлял расчеты к заявке, и выяснилось, что Бекбосынову помогала составлять расчеты Айтукенова Б.С.

Допрошенный в суде свидетель Ластаев Т.Т. показал, что в 2008-2009 годах он работал в Министерстве транспорта и коммуникаций, с февраля по июнь 2008 года начальником управления развития автомобильных дорог департамента развития транспортно-коммуникационного комплекса, в дальнейшем был переведен на работу в Комитет автомобильных дорог начальником управления по качеству дорог. С Айтукеновой Б.С. и Сыздыковым Б.К. он сталкивался по работе, знает их, как экспертов в области частного партнерства по концессии. После того как его перевели в Комитет автомобильных дорог, он передал все материалы, всю эту работу, в том числе и компьютер Бекбосынову Арману, который пришел на его место. Непосредственным исполнителем этой заявки является Елеусиз Медет. Когда он пришел на работу в министерство транспорта, Айтукенова Б.С. там уже занималась этими вопросами, у нее был большой опыт именно в области концессионных проектов, в области международного опыта, юриспруденции, поэтому она помогала в этих вопросах. С Айтукеновой Б.С. вместе по данному проекту он был у Сарбасова Д.Т. Его он знал давно, там департаменты, которые занимаются концессионными вопросами, они все документы у них проходят круговое согласование, и по данному вопросу Сарбасов обратился к Елеусиз, и тот перенаправил. Они ходили в министерстве очень много, почти по всем департаментам Министерства экономки, в том числе и к Жексембаеву по разным вопросам, то есть конкретно он сейчас деталей не помнит. Возможно, с ней по этому проекту были и у Жексембаева. Он подтверждает данные им на предварительном следствии показания о том, что «по устному указанию вице-министра Кутербекова Д.К., он как член рабочей группы должен был отработать вопрос по бюджетной заявке, направленной в МЭБП. Елеусиз или Бекбосынов сказали, что деталей по данной заявке может пояснить Айтукенова Б.С. После чего он созвонился с последней, встретился возле Министерства экономики, и приступил к объяснениям у Сарбасова Д.Т.». По этим показаниям единственное он хотел уточнить, что поручения Кутербекова Д.К. были общего характера, чтобы с Министерством экономики максимально и оперативно отрабатывать все вопросы, которые возникали. Конкретных указаний работать с Айтукеновой Б.С. Кутербеков Д.К. не давал. Руководителем рабочей группы был Кутербеков Д.К., а Айтукенова Б.С. была на некоторых совещаниях.

Сыздыков Б.К. работал у них в министерстве. Ластаев Т.Т. позднее узнал, что тот был советником министра. На общих совещаниях, которые проводились министром, Сыздыков Б.К. участвовал.

Допрошенный в суде свидетель Бекбосынов А.И. показал, что в 2008-2009 годах он работал начальником управления развития автомобильных дорог МТК РК. Касательно разработки бюджетной заявки на консультативное сопровождение концессионных проектов где-то в середине сентября 2008 года Айтукенова Б.С. принесла к нему в кабинет материалы, при этом она сказала, что здесь подготовленная бюджетная заявка по разработке концессионного сопровождения, все расчеты, приложения, надо было подготовить сопроводительное письмо и направить в Министерство экономики и бюджетного планирования. Она сказала, что все расчеты готовы, и он не заглядывал в них. Она так и сказала, что все готово, заявка полностью готова со всеми расчетами, таблицами, приложением. Все это было оставлено у него в кабинете в компьютере и на бумажном носителе. Где-то в тот же день или на следующий, на совещании рабочей группы под председательством Кутербекова Д.К. было дано поручение Елеусиз М. отправить данный материал в Министерство экономики, после чего он передал эти материалы Елеусиз Медету, и что было дальше, кто защищал заявку в Министерстве экономики, он не знает. Он передал эти материалы Елеусиз М. на электронном носителе – на флэшке, и на бумажном носителе. В то время, когда он приступил на эту должность, Айтукенова Б.С. была уже в составе рабочей группы, ее представили как консультанта. Она имела полный доступ к делам министерства. Он ее до этого знал, когда она работала в юридическом департаменте министерства. Имела свободный доступ по министерствам и так далее, передвигалась, и так как она была в их рабочей группе, было дано поручение работать с ней. Она участвовала на совещаниях, проводимых Кутербековым Д.К. Сыздыкова Б.К. он знает, тот тоже участвовал в совещаниях рабочей группы вместе с Айтукеновой Б.С., тот в то время был советником министра. Кутербеков Д.К. на совещании устно поручил Елеусиз М. направить заявку в МЭБП. На этом совещании принимали участие сотрудники финансового департамента, управления автомобильных дорог, юридического, Айтукенова Б.С. и Сыздыков Б.К. тоже были.

По автодороге «Астана-Щучинск» решение включить закупку консультативного сопровождения концессионных проектов по лоту № 2 было инициировано Сыздыковым Б.К. на одном из совещаний, он говорил, что были сроки, что нужно ускоряться, провести одним конкурсом вторым лотом. Айтукенова Б.С. это обосновала. Руководством было дано поручение департаменту государственных закупок готовить конкурсную документацию. В ТЭО само по себе рассматриваются технические вопросы, вторым лотом они предложили, чтобы одним конкурсом провести данную разработку концессионного сопровождения на привлечение консультантов, вопрос не обсуждался, стоит или не стоит, как бы обосновали его юридически, и в дальнейшем объявление вышло двумя лотами. Техническая спецификация по автодороге «Астана-Щучинск» готовилась им. Айтукенова Б.С. готовила техническую спецификацию по второму лоту. Она принесла ему техническую спецификацию, чтобы завизировать, для дальнейшей передачи в департамент госзакупок для подготовки пакета конкурсной документации. Но так как этой темой он особо не владел, то отказал в визировании, чтобы без их визы сдавали в управление госзакупок. Когда Айтукенова Б.С. заходила к ним по поводу визирования, в тот же день ему звонил советник министра Сыздыков Б.К. и интересовался ходом подготовки конкурсной документации, и просил, чтобы Бекбосынов А.И. побыстрее ее завизировал и передал в департамент госзакупок, потому что они их не принимали. Сыздыков Б.К. был советником министра, у него был свой кабинет на 9 этаже, все его знали как советника. Бекбосынов А.И. рекомендовал, чтобы Айтукенова Б.С. отработала этот вопрос с департаментом госзакупок, и на этом разговора больше не было. Конкурсную документацию на ПСД они не готовили, она уже была разработана, когда он пришел на работу. Сыздыков Б.К. точно звонил ему по вопросам ускорения согласования технической спецификации концессионного сопровождения, также приглашал его в свой кабинет.

По технической спецификации на совещании Кутербеков Д.К. говорил совместно работать с Сыздыковым Б.К. и Айтукеновой Б.С. Иманбекова Аида приходила к нему вместе с Сыздыковым Б.К.

Допрошенный в суде свидетель Сарбасов Д.Т. показал, что в 2009 году он работал в МЭБП. В 2008 году к ним поступила бюджетная заявка по консультативному сопровождению концессионных проектов, по ней был исполнитель Елеусиз Медет. Он консультировался, звонил постоянно, спрашивал исполнителя Елеусиз, потом Ластаев приходил. Потом приходили консультанты, которые привлекались, Айтукенова Б.С., Сыздыков Б.К. объясняли. Они приходили к ним раз 5. Более доступно объясняла Айтукенова Б.С. Она полностью рассказывала, какие виды работ будут делать, что будут делать. Она приносила ему стоимость консультантов в час, местного и иностранного. В министерстве экономики и бюджетного планирования программу 004 администрировал департамент инвестиционной политики. Его тогда возглавлял Тортаев. Сарбасов Д.Т. тогда работал в департаменте развития отраслей экономики.

Допрошенный в суде свидетель Жексембаев К.А. дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Сарбасова Д.Т.

Допрошенный в суде свидетель Нурманов Д.Г. показал, что в Министерстве транспорта он работал с 2005 по 2010 годы. Он работал директором департамента административной работы. Был объявлен конкурс на концессионные проекты. Приказом ответственного секретаря была создана конкурсная комиссия, были поданы заявки потенциальных поставщиков, если не ошибается, было 4 поставщика, затем комиссия рассмотрела данные заявки. В первый тур, вроде бы, все 4 компании перешли, потом перешли на второй этап – ценовые предложения. Приказ о проведении госзакупок по концессии был подписан Касымбек Ж. Они докладывали по итогам конкурса – согласно конкурсным процедурам признана победителем такая-то компания. Сыздыкова Б.К. он знает, тот работал в Министерстве транспорта, а кем, точно не знает. В министерстве он видел его в течение года. Сам он был председателем комиссии по разработке экспертизы ТЭО концессионного проекта и услуг по консультационному сопровождению концессионных проектов. Было два приказа № 207 от 27 апреля и приказ № 208 от 28 апреля, первый приказ это о создании конкурсной комиссии, второй приказ об утверждении конкурсной документации. Проекты приказов готовили они. А по второму приказу – конкурсная документация состоит из двух частей: общую часть готовил департамент Жансугурова, а вторую часть, техническую, готовило структурное подразделение. Контроль за исполнением договоров непосредственно осуществляет департамент, который был определен. Кутербеков Д.К. не мог отказаться от подписи договора, а также вносить какие-то корректировки, изменения в решения конкурсной комиссии.

Допрошенный в суде свидетель Жансугуров Б.А. дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Нурманова Д.Г.

Допрошенный в суде свидетель Смагулов Ж.Б. показал, что в 2008-2009 годах он работал начальником управления государственных закупок департамента административной работы МТК. Что касается в формировании бюджетной заявки он там участия не имел. Что касается конкурса там начальником управления был он, занимался проведением государственных закупок. Председателем конкурсной комиссии был Нурманов Данияр. Конкурсные процедуры проходили в соответствии с законодательством, нарушений не было. Сколько было поставщиков, вроде четыре, по концессионному проекту было 2 лота, было вроде 4 поставщика. Два поставщика были отклонены в связи с несоответствием конкурсной документации, и два проходило. И по ценовому предложению выиграло по ИТС вроде «НарПФ», по концессионному сопровождению компания ТОО «АзияМегаТранзит». Процедура госзакупок проходила в соответствии с законодательством. Вскрытие конвертов происходит в соответствии с законодательством, вся комиссия собирается, и также все поставщики, оглашают заявки, которые поданы, и таким образом с участием всех, комиссионно происходит вскрытие. Сыздыкова Б.К. знает, они презентовали работы, Смагулов Ж.Б. только по этой части его знает, а так он с ним не общался. В данном проекте департаментом стратегического планирования были представлены приложения № 1 и № 2.

Айтукенову Б.С. он знает уже по итогам, когда уже презентовали при выполнении работ.

Допрошенный в суде свидетель Башимов С.А. показал, что в 2008-2009 годах он работал в управлении государственных закупок МТК главным экспертом. Конкурс объявили, он вроде бы был на вскрытии конвертов, но протокол не подписал, не помнит. Все процедуры конкурса проведены были в соответствии с законом. ТОО «АзияМегаТранзит» участвовало в конкурсе и было признано победителем в связи с тем, что соответствовало всем требованиям конкурсной документации, и на основе минимальной цены. Сыздыкова Б.К. он знал в качестве советника бывшего министра транспорта и коммуникаций Ахметова, т.к. слышал об этом. Также слышал, что он является директором ТОО «АзияМегаТранзит». Айтукенова Б.С. приходила в их кабинет и представляла интересы ТОО «АзияМегаТранзит». Она приходила к ним в ходе проведения процедур, в ходе реализации проекта. Они собирались, встречались на совещаниях. Возможно, она приходила к ним по выполненным работам.

Допрошенный в суде свидетель Сатаров Д.С. показал, что он был исполнительным директором ТОО «Синерджи К». Он знаком с Сыздыковым Б.К. и Айтукеновой Б.С., участвовал в конкурсе по концессиям, по ценовым предложениям проиграл, потом предложил Сыздыкову Б.К. свои услуги как субподрядчика по части интеллектуальных транспортных систем, заключили договор, работу выполнил. Он оплатил за эту работу и все в принципе. При подготовке к конкурсу документы собирали на заявку на привлечение иностранной рабочей силы, ну там от фирмы несколько документов, там список документов, который нужно собрать по компании. Список им привезла бухгалтер Сахметова Г. О том, что разрешение на привлечение иностранного специалиста будет требованием конкурсной документации по консультативному сопровождению концессионных проектов, он с Сыздыковым Б.К. это не обсуждал. По поводу одновременной подачи заявок его ТОО «Синерджи К» и «АМТ» на привлечение иностранной рабочей силы Сатаров Д.С. ничего не может пояснить. Документ по «Синерджи К», который начинается со слов «объемы содержания услуг», делал он сам, там планировалось, кто чем будет заниматься, эксперты в том числе, ну для чего привлекается эксперт, объемы услуг – это то, для чего привлекается эксперт. По договору с «АМТ» в перечень работ входили интеллектуальные транспортные системы и все, что с ними связано для этих дорожных проектов, выполняли работу, у него был эксперт в этой области по ITC – это Аманжолов А., если он чего-то не знал, Сатаров сам тоже участвовал в выполнении этой работы. Потом, если нужно было какой-то мировой опыт использовать, то они в принципе использовали, вот эксперта которого вызвали. Подписали три акта акт услуги по оценке экспертизы индивидуальной транспортной системы и системы сбора оплаты за проезд, сумма 2 млн. 800 тыс. тенге; сумма 4 миллиона 400 тысяч тенге, вид работ: услуги по оценке экспертизы индивидуальной транспортной системы; и акт на сумму один миллион четыреста тысяч тенге, виды работ те же, но он без росписи.

Допрошенная в суде свидетельница Сахметова Г.М. показала, что в 2008 году Сыздыков Б.К. сказал, что они будут готовиться к тендеру, что для конкурсной заявки нужно получить разрешение на иностранного работника. И по его просьбе она собирала документы, ходила в Центр занятости населения, узнала, какой нужен перечень документов, собрала, предоставила, потом сдала. Она не знает, по какой причине она забирала все документы из офиса ТОО «Синерджи К» и сдала в Центр занятости населения. Сначала Сыздыков Б.К. говорил про их компанию, потом позже он сказал, что нужно и на «Синерджи К» тоже дать объявление о привлечении иностранного специалиста. Чтобы получить разрешение, нужно было заключить договор с иностранным специалистом. Но так как у них договора между ними еще не было, она сказала, что это нужно нам для конкурсной заявки. И когда она сказала Сыздыкову Б.К., что просто так не дают, что нужно либо договор, подписанный со специалистом, либо нужно основание этой конкурсной заявки, тогда позже Сыздыков Б.К. дал ей флэш-карту с текстом, она распечатала и отнесла туда, и после им разрешили получить разрешение.

Позднее, где-то в феврале, когда получила разрешение на «АМТ» и на «Синерджи К» сама отнесла в офис в районе «Евразии». Позднее, когда уже тендер прошел, Сыздыков Б.К. сказал, что ТОО «Синерджи К» будет их субподрядчиком. В июне был заключен договор с Министерством транспорта, и в дальнейшем уже заключили договор с «Синерджи Ко» договор. По «СемиЭкстейл» у них тоже с ними был договор, она сейчас не помнит предмет договора. По «Синерджи К» она в электронном виде забрала документы, скинула им, они сами заполняли, потом с печатями на бумажном носителе она забрала и сама отнесла. Она работала с Аманжоловым Ануаром, она забирала от него пакет документов, и потом также вернула, там была главный бухгалтер Хасиянова, и кому-то она также оставила. Сатаров ей знаком, но его лично в тот период она не видела. Когда они заключили договор с «СемиЭкстейл» по факсу от их директора она получила реквизиты, составила договор и отправила их в Алмату Бижанову, директору. Там уже он должен был передать их, и уже подписанные договора с печатями «СемиЭкстейл» и «Синерджи К» она получила с автобуса, который пришел из Семипалатинска. По выполненным работам она сказать ничего не может, потому что она работы не принимала, у нее их не было. Только счета-фактуры, и к счетам-фактурам акты выполненных работ она приняла с их печатями. С руководителями «Синерджи К» и «Семи Экстел» она не знакома. Звонила Верткова, и то она познакомилась с ней уже позже, когда в налоговой у них не прошел отчет по ним, и тогда она созвонилась, та ей сказала, что позже сдала отчет. Она с руководителями не была знакома, указания ей давал Сыздыков Б.К., она просто составила договор и отправила. Эти ТОО она нашла по указанию Сыздыкова Б.К.

Сахметов Жасулан звонил ей, просил как бы объемы, он знал, что она работает в компании, которая связана с Министерством транспорта и коммуникации, она ему сказала, что у них только услуги консультационные, и уже был конец 2009 года, и у них уже все субподряды распределены. Потом он позвонил, предложил, что можно просто перегнать деньги через эту компанию, что они на это согласны, там какие-то свои интересы, она сказала, ладно, буду иметь ввиду, но пока ничего нет. Позднее Айтукенова Б.С. обратилась к ней с таким вопросом, она познакомила ее с Сахметовым Ж.Р., они там сами договаривались, единственное, что она передала Айтукеновой Б.С. в ее офисе все документы и пакет от Сахметова Ж.Р. Сначала Сахметова Г. получила договора от Айтукеновой Б.С., отдала их Сахметову Ж.Р. на подпись, потом он вернул их ей. Сначала передал договора, потом передал деньги, она отвезла их в офис Айтукеновой Б.С. бизнес-центре «Астаналык», а потом уже были счета-фактуры и акты выполненных работ. ТОО «Легал Эксперт Казахстан» был субподрядчиком у ТОО «АМТ» именно по концессионным проектам. Она непосредственно сотрудничала с Айтукеновой Б.С., и договора подписывала Кипшакбаева. Счет-фактуры ей всегда привозила Ботагоз, а всю работу выполняла Айтукенова Б.С.

По оплате семипалатинским фирмам «СемиЭкстейл» и «Синерджи К» она может пояснить, что они получили сначала 30% авансом по договору с Министерством транспорта и коммуникации, и также в июле по всем субподрядчикам прошел первый аванс. Она знает, что Сыздыков Б.К. всегда распределял в процентном соотношении, как они получали деньги, так они и оплачивали постоянно. Они всегда работали авансом. Когда деньги получали от МТК, оно было в каком-то процентном соотношении, и всегда в процентном соотношении перечисляли субподрядчикам. Когда они подписали договор с МТК, они сразу подписали договора с субподрядчиками. Она не получила с их стороны договора, а со своей стороны она направляла. Она подтверждает, что со стороны субподрядчиков подписанных договоров не было, они передали, но еще не получили. В конце 2009 года, когда уже стали закрываться, когда они акт выполненных работ сдавали в МТК, она получила от Сыздыкова Б.К. флэшку, с которой нужно было распечатать выполненные работы. Он сказал, что это выполненные работы, что их нужно распечатать. Она их распечатала, но не помнит, отдали они их на подпись или нет.

Допрошенный в суде свидетель Темирболат Н.С. показал, что Институт «КазНИИЖТ» часто участвует в тендерах, также участвовали в конкурсах, организованных МТК. В 2009 году был конкурс по выбору экспертной организации по определению победителей на концессионных проектах. Они участвовали в этом тендере в 2009 году, по итогам тендера по решению конкурсной комиссии были отклонены, так как у них не было международного эксперта, работающего в их организации. По требованию конкурсной комиссии должно было, чтобы этот эксперт работал в их компании. Но такую лицензию они получить не успели. Они пытались, но сроки оформления оказались больше месяца. А срок на подготовку документации дается месяц. Когда обратились в МТК письменно, они сказали, что этот человек должен быть оформлен в их компании. На тот момент он был согласен с решением конкурсной комиссии, поэтому они его не оспаривали.

Допрошенная в суде свидетельница Жумина Р.К. показала, что она работает начальником управления бухгалтерского учета и отчетности МТК РК. Согласно протоколу о госзакупках был подписан договор, после этого была оформлена заявка, согласно реестру она сдана в Департамент казначейства, зарегистрирована, потом согласно условиям договора был перечислен аванс 30%, а остальные суммы по актам выполненных работ. По данному договору по концессии акты принимал департамент стратегического планирования. Договор был только с ТОО «АзияМегаТранзит». Всего по проекту по консультативному сопровождению концессионных проектов МТК оплатило ТОО «АзияМегаТранзит» 186 миллионов 620 тысяч тенге. Они перечисляли эту сумму на основании актов выполненных работ.

Допрошенный в суде свидетель Сагинов З.С. показал, что в 2009 году он работал председателем Комитета автомобильных дорог МТК РК. В целом если говорить о концессии, концессия это новый компонент, который они хотели использовать, но на данный момент концессия не идет. Сейчас, Европейский банк сделал отдельно исследование по этим компонентам, выделил безвозмездный грант в размере 1,5 миллиона долларов США по участку Ташкент-Шымкент протяженностью 100 км.

Допрошенный в суде свидетель Сахметов Ж.Р. показал, что в ТОО «АМТ» он знает только бухгалтера, Сахметову Гульден, больше ему никто не знаком. Он от нее узнал, что она бухгалтером работает, и спросил у нее, чем занимается ТОО. У него была знакомая Акмарал Мухамбетжанова, она говорила, что если есть такие объемные предложения, чтобы он сообщил ей. Она была директором ТОО «Инжинириг Групп». Сахметова обратилась к нему и спросила, сможет какая-либо фирма сделать такой-то объем работы. А потом выяснилось, что делать ничего не надо было, и как раз такой момент был, затишье, зима, то он рекомендовал это Муханбетжановой. Они не хотели знакомиться друг с другом, Сахметова не хотела, и Акмарал говорила, что нет необходимости знать лично друг друга, что они знают его. Он как бы в качестве посредника между ними был. Он передавал документы в ТОО «АМТ» и «Казинжиниринг групп», а что там было в них, он не интересовался. Договора между ними заключали раза 2-3, сумму сейчас не помнит. Деньги передавал, просто как было: одна сторона говорила – деньги перегнали, другая сторона говорила – деньги приготовили, и он приезжал, забирал деньги, потом отдавал их. Там ситуация такая была, говорили, что работы практически сделали, единственное там надо было деньги обналичить и рассчитаться с кем-то. Поэтому с Сахметовой был разговор об обналичивании. Как Гульден объяснила ему: «у нас на фирме есть остатки денег по выполненным работам и их мне надо обналичить, т.е. вытащить». 0,5% это было вознаграждение за обналичивание. Раза 3-4 он получал договора от Сахметовой. Может там были счет-фактуры, он точно не знает. Это были договора АМТ, вроде и с другими организациями. Про Айтукенову Б. он только в процессе следствия узнал, а так пару раз слышал имя «Бибигуль», не более. Муханбетжанова ему сама передавала деньги. Она передавала ему деньги в общей сложности, 3-4 раза. В ходе следствия он называл сумму – около 28 миллионов, он ее подтверждает. Сама Мухаметжанова говорила, и Гульден говорила, что отправили. А так обычно Мухаметжанова говорила, что с такой-то фирмы поступили деньги, заберешь. В последующем, после 28 миллионов, обналичивание тоже было. В общем обналичивание было 3-4 раза. Общая сумма обналиченных денег – где-то в пределах 50 миллионов тенге. Вознаграждение 0.5% от суммы Гульден высчитывала. Денежные средства он передавал Гульден.

Айтукенову Б. Сахметов Ж.Р. не знал и не знает. Единственное, был один звонок, он сейчас его повторить не сможет, просто Гульден сказала, куда отвезти, и все. Гульден звонила Айтукеновой Б. при нем. Она звонила ей после того, как он передал ей деньги. Он подтверждает свои показания на следствии о том, что «Гульден спрашивала у Айтукеновой Б., куда отвезти деньги». Гульден назвала имя «Бибигуль» и должность «директор». Возможно, было и такое, что деньги ему передавала и бухгалтер Муханбетжановой А. – Сеит Р. Деньги обычно передавались в городе, когда он по своим делам ездил. То, что через него передавались именно деньги, он 100% уверен, и по форме, а если передавались документы, то так в открытом виде. Он знал, что передавались деньги. Лично Сыздыкову Б. он деньги не передавал. Про 28 миллионов тенге от какой фирмы поступили, он не знает, но точно знает, что Гульден говорила о Бибигуль, фамилию не называла. Процент за обналичивание он брал у Сахметовой Г.

Допрошенная в суде свидетельница Сеит Р.У. показала, что она работала бухгалтером в ТОО «КазИнжиниринггруп», позже оно было признано лжепредприятием. Из ТОО «Легал Эксперт Казахстан» она никого не знает. Приезжал человек, который был представителем, звали его Жасулан. Просто на тот момент Сахметов Ж.Р. приезжал от «Легал Эксперт Казахстан». Она так хорошо запомнила это название потому, что она давно знает Сахметова Ж.Р., и от «Легал Эксперт Казахстан» были самые большие объемы. Сахметов Ж.Р. мотивировал свое обращение к ним тем, что работы, услуги были все выполнены, но документы не получали, потому что у них это так заведено, что в Казахстане, без документов намного дешевле все делается. А они выписывали фиктивные документы. Директором ТОО была Мухамбетжанова Акмарал. Сахметова Ж.Р. она знала еще с 2005 года, а в 2009 году, когда в офисе встретились, он приехал к ее директору. Она в своих показаниях указывала, что при передаче денег был ее директор Мухамбетжанова А. и еще одна девушка Кумижан, которая и привела Сахметова Ж.Р. А кому передавали, ей это неизвестно. Просто это уже в ходе следствия по их делу, когда еще шло следствие, выяснилось, что у них были взаиморасчеты с «Легал Эксперт». По «Легал Эксперт Казахстан» обналичивание было раза два-три. Сумма 12 миллионов тенге – она у них по банку проходила, договор был составлен, счет-фактура выставлены. Сахметов Ж.Р. через Кумижан вышел на Мухамбетжанову А., а всю техническую работу по бухгалтерии делала Сеит Р.У. Айтукенову Б.С. она не знает. Она делала бухгалтерские документы, а выполнены работы или не выполнены, она не знает. Люди как говорили: мы сделали эти работы, но мы документы не получили, потому что намного дороже выходит. А они предоставляли документы. Через Сахметова Ж.Р. она передавала их же денежные средства, за минусом своих процентов – 2%. Сахметов Ж.Р. приносил документы, говорил, «Надо быстро и четко сделать, они сделали свою услугу, выполнили обязательство, но документы на это не получили, и вот вы выставьте счет на оплату». Ей директор приносил договор, и на основании этого договора она выставляла счет-фактуру, снимала деньги и передавала Сахметову Ж.Р. Она лично один раз передавал ему деньги, два раза – Мухамбетжанова А. Деньги Сахметову Ж.Р. она передавала в машине, сразу возле банка. Выходила из банка и сразу передавала, потому что ездить с 12 миллиона тенге по городу опасно. Отсчитала сразу, забрала свои 240 тысяч тенге, и все. С их стороны работы не выполнялись. Если у них в конторе два человека, как они могли что-либо выполнить.

Они обналичивали большие суммы по ТОО «Азия Мега Транзит» и ТОО «Синерджи К», она запомнила это потому, что была Азиада, и она запомнила ТОО «АзияМегаТранзит», что была большая сумма. Сахметов Ж.Р. позже приходил к ним и от других компаний – «Синерджи Ко», «АзияМегаТранзит», и всегда просил быстро-быстро делать документы и качественно, чтобы потом не исправлять. Он даже звонил, когда деньги поступали, говорил куда, что раскидывать, как счет-фактуры делать.

Допрошенный в суде свидетель Джунусов А.С. показал, что с Айтукеновой Б.С. он познакомился весной 2009 года. Он открывал ТОО для оказания транспортных услуг – ТОО «АБК Курылыс», тогда они обменялись телефонами. В конце лета в августе к нему позвонила Айтукенова Б.С. и предложила подписать договора по «Алматы-Хоргос», «Алматы-Капчагай» и предоставить акты выполненных работ, счета-фактуры, и просто подписать отчеты, которые он не делал, он не знает, кто делал, за вознаграждение в размере 7% от суммы договора, включая налоги. Айтукенова Б.С. сказала, давай перечислим на твое ИП деньги, отчеты подпишешь, оплатишь налоги, оставишь вознаграждение, остальные деньги принесешь. Первый договор был на сумму 4 миллиона тенге, он предоставил счета-фактуры, акты выполненных работ, подписал отчеты, снял деньги, после того, как они поступили на его расчетный счет, и передал Айтукеновой Б.С. В последующем были заключены договора – второй договор на сумму 5 миллионов тенге, и третий договор тоже на сумму 5 миллионов тенге, все происходило также. О происхождении денег он не знал и не спрашивал, на тот момент ему нужны были деньги. Сыздыкова Б.К. он не знает. ТОО «АБК Курылыс» оказывало транспортные услуги, предоставляло автомашины. Консультационные или консалтинговые услуги по проектам «Алматы-Хоргос», «Алматы-Капчагай» по договору с «Легал Эксперт Казахстан» он не оказывал, просто ему предоставили отчеты от ТОО «Легал Эксперт Казахстан», и он подписал. В общем, ему было перечислено 14 миллионов тенге, затем он оплатил налоги, вознаграждение 7500, и где-то около 13,1 миллионов тенге вернул. Все это происходило в Астане, на левом берегу в бизнес-центре «Астаналык». Денежные средства он лично передал Айтукеновой Б.С. Он согласился на обналичивание денежных средств потому, что на тот момент деньги нужны были, и он думал, что ничего страшного не произойдет, если он предоставит документы, думал, что максимально может быть штраф налоговый, он не думал, что будет уголовное дело.

Айтукенова Б.С. оказывала на него моральное давление, чтобы он поменял показания. Когда он с ней встретился и с адвокатами, на тот момент у него был адвокат, она начала плакаться, сказала, что у нее есть дети, что не хочет садиться из-за того, что Джунусов, якобы, подводит ее. Но в чем его вина? В том, что он все исполнил, как договорились. У него тоже есть дети. И он не хочет нести ответственность за то, что не совершал. Он согласен с теми обвинениями, что может быть он нарушил закон в части обналичивания денег, но он не присвоил эти деньги себе. И когда она стала плакать, ему стало жалко, и он стал менять показания. Потом ее адвокат посоветовал написать в КНБ или в прокуратуру о том, что на них оказывают давление. Он повелся на это, и подписал заявление о том, что в финансовой полиции оказывалось давление, хотя такого не было.

Допрошенный в суде свидетель Булатов А.Б. показал, что в 2008 году Министерством транспорта и коммуникаций на экспертизу в Центр ГЧП через Министерство экономики направлялись ТЭО четырех концессионных проектов «БАКАД», «Астана-Караганда», «Алматы-Капчагай», «Алматы-Хоргос», и Центр ГЧП в соответствии с требованиями к экспертизе, утвержденными приказом министра экономики, провел экономическую экспертизу в рамках которой дал положительное заключение об экономической эффективности реализации данных проектов по схеме концессии. Тогда он возглавлял департамент концессионных проектов, а сейчас он перешел в другой департамент, и является директором департамента развития Центра ГЧП.

Айтукенову Б.С. он знает, она докладывалась на заседаниях комиссии о ходе работ, т.к. консультанты докладывались в рамках своих выполненных услуг. По «Астана-Караганда» консультанты предложили разделить на четыре участка, переработать ТЭО и переработать конкурсную документацию, внесли его на заседание комиссии, ГЧП Центр его поддержал, Минтранс его поддержал, Министерство экономики поддержало, и в конце концов комиссия государственная поддержала. Это заключение экономической экспертизы на четыре ТЭО по «Астана-Караганда» готовил Центр ГЧП. Проект был поделен на четыре участка, как по техническим решениям, так и по финансовым, по экономическим и прочим.

Допрошенный в суде свидетель Джумабаев Е.А. показал, что он вел экспертизу финансово-экономической модели. Согласно тендерной документации они должны были проверять соответствие их требованиям, которые были изложены в тендерной документации: это правильность расчетов, правильность выводов. И на основании этого он готовил отчеты по экономическому блоку, потом передавал Айтукеновой Б.С., потом они все сводили, также готовил презентации по своему разделу, участвовали в заседаниях. Договор заключили на сумму 4,5 миллиона тенге, точнее не помнит. По своему блоку они выполнили, представили предложение. При подписания акта приемки работ он не участвовал. По «Астана Караганда» было такое решение – доработать этот проект, разделить на отдельные четыре участка и предполагалось вынести на следующий конкурс уже отдельно по четырем участкам. То есть он уже говорил, что данный проект разбили на четыре участка и по каждому участку перерабатывали ТЭО. Он делал заново финансово-экономическую модель каждого участка, то есть там четыре финансово-экономические модели, четыре финансовых раздела. Он делал финансовый раздел и финансово-экономическую модель. Технические эксперты делали разделение согласно технологической схеме технологического плана. Каждый выполнял свою работу. Каждый из четырех участков являлся самостоятельным технико-экономическим разделом.

Допрошенный в суде свидетель Салимбаев Д.Ж. показал, что где-то с июня по октябрь 2009 года он был назначен директором департамента стратегического планирования МТК РК. В один и тот же период получается, так как их департамент являлся администратором бюджетной программы «Разработка ТЭО инвестпроектов и концессионных проектов» и соответственно в тот период, когда он пришел, там уже проводилась работа по 4-м концессионным проектам, автодорожным, соответственно, разработка, анализ ТЭО по этим проектам проходил через их департамент. Акты выполненных работ по концессиям он подписывал, как должностное лицо, от лица заказчика Министерства, как так через их департамент проходила бюджетная программа и, соответственно, насколько он понял из бюджетного процесса, должностное лицо – директор департамента, ставит подпись на акте выполненных работ. Он подписывал два промежуточных акта, которые выполнены были ТОО «Азия Мега Транзит». К акту выполненных работ прилагается соответствующая таблица и все материалы, подтверждающие, т.е. по проделанной работы. Акт от 20 августа 2009 года выполненных работ по договору № 82 от 17 июня 2009 года основные виды работ – это консультационное сопровождение концессионных проектов, значит, 4 проекта, это по строительству, реконструкции и эксплуатации Большой Алматинской кольцевой дороги, участок Алматы-Хоргос, участок Астана-Караганды и участок Алматы-Капчагай. Значит, проставлены суммы, т.е. всего по договору, общая стоимость выполненных работ с начала договора, аванс, т.е. выполненный объем работ по настоящему акту и сумма для перечисления для оплаты работ по настоящему акту и подписи от Заказчика, его подпись. Он проверял тот объем работ, который был, т.е. он не человеко-часы проверял, а работы, т.к. человеко-часы практически невозможно проверить.

Допрошенная в суде свидетельница Скорик Ю.И. показала, что когда она работала в АО «НК Казинформ» ее рекомендовали Сыздыкову Б.К., он учредитель ТОО «АзияМегаТранзит». Он предложил ей выполнить работы по разработке законопроекта по ЖКХ. Она это выполнила, оплата поступила на ее карточку. Айтукенову Б.С. она знает, как юриста.

Она не участвовал в проектах по ТЭО «ЗЕ-ЗК», концессии, мастер-плану и по авиации.

Допрошенный в суде свидетель Аскаров М.А. показал, что он работал в проектной организации, там у них Билялов О. позвонил по телефону и дал телефон Сыздыкова Б.К., сказал, что тот хочет предложить работу и нужно созвониться. Он позвонил, они встретились, работа касалась концессионного проекта, Сыздыков Б.К. объяснил объем работы и через некоторое время, где-то шесть месяцев Аскаров М.А. у него работал техническим экспертом. Кроме него по этому проекту работали Аманжолов Ануар, Ерлан Джумабаев, Телемтаев Максим, Айтукенова Б.С. – по юридической части. Работы по технической части он выполнял по проектам «Астана-Караганда», «Алматы-Капчагай», «Алматы-Хоргос», занимался ими до августа 2010 года.

Допрошенные в суде свидетели Тюлюбаев Д.М. и Абагулова Ш.К. подтвердили правильность изложенных ими в Сводном акте выводов.

Допрошенный в суде свидетель Абдрахманов К.К. подтвердил данные им в ходе предварительного следствия показания, показав, что проводимые Кутербековым Д.К. совещания протоколировались, протокола хранились у секретаря, куда они потом делись, он не знает. Он непосредственно работал с консультантами 4-х концессионных проектов. При сдаче выполненных работ консультантами были предоставлены отчеты и акты.

Допрошенная в качестве свидетеля защиты Жуматова Г.Б. показала, что с 2007 года по настоящее время она работает в Министерстве транспорта и коммуникаций, является начальником управления правового обеспечения юридического департамента. С Айтукеновой Б.С. она работала около 3 лет, в общей сложности она 14 лет работает в Министерстве, за все это время юридический департамент ни разу не рассматривал бюджетные заявки, расчет к бюджетным заявкам. Это противоречило бы Постановлению Правительства № 1072 от 09.11.2006 года, этим постановлением пользуются все государственные органы центральных исполнительных органов. Там, в частности, говорится, что на юридическую службу нельзя возлагать функции, которые не относятся к ним. А здесь бюджетная заявка, расчеты к бюджетной заявке относятся к работе финансового департамента. Юридический департамент этим не занимался. Она не согласна с тем, что ту юридическую работу, которую исполняли работы эксперты в 2009 году до переговоров с «Эмбриджилио» в рамках конкурсных процедур концессионного сопровождения, мог выполнить сам юридический департамент МТК, и не нужно было закупать эти услуги в 2009 году. Потому что концессионные услуги включают в себя разработку конкурсной документации, сопоставление ее, рассмотрение конкурсных заявок потенциальных концессионеров, то есть те вещи, которые помимо юридического образования, и учитывать те моменты, что составлять эти документы таким образом, чтобы было все-таки выгодно государству. И также ссылаясь на Постановление Правительства, там есть такая вещь, что юридический департамент разрабатывает проект нормативно-правового акта. Все эти документы конкурсные заявки, договор, это не нормативно-правовой акт, и их разрабатывает не юридический департамент. Айтукенова Б.С. работала заместителем директора юридического департамента, она пришла к ним из Министерства юстиции РК. За это время они очень тесно с ней работали, практически работали каждый день, и она может сказать, что Айтукенова Б.С. очень работоспособная, коммуникабельная, она очень хороший юрист. Она очень хорошая мать.

Допрошенная качестве свидетеля защиты Акжанова С. показала, что она работала секретарем Кутербекова Д.К. с даты его назначения вице-министром до того, как дело началось. На совещания она приглашала только рабочие группы по концессии. Документы, заявки, приказы к Кутербекову Д.К. поступали через помощника. Все документы: входящие, исходящие заходили через помощника. Они контролировали, чтобы на документах все визы были, а без виз они не брали, не принимали. Кутербекова Д.К. она может охарактеризовать как человека, который действительно был трудоголиком, его все очень уважали, он был простой, обычный мужчина, трудоголик, у него не было никаких амбиций, что он вице-министр, чего-то такого вообще абсолютно.

Допрошенный в качестве свидетеля защиты Кусулбеков Д. показал, что с ноября 2009 года он работал помощником Кутербекова Д.К. Он всегда вел протокола совещаний по концессиям, ввиду рабочей группы. Помнит Айтукенову Б.С., которая приходила на совещания. Сыздыкова Б.К. в кабинете Кутербекова Д.К. за тот период он не видел.

Допрошенная в качестве свидетеля защиты Батырбекова А.Г. показала, что в 2008 году она работала в Министерстве транспорта и коммуникации, в сентябре 2009 года перешла в Государственный Центр ГЧП, сейчас является председателем правления карагандинского Центра ГЧП. В повестку дня рабочей группы вопросы заявок на финансирование, бюджетных заявок, или техспецификации по консультативному сопровождению концессионных проектов не входили. На заседаниях этой рабочей группы вопросы о необходимости закупать услуги Минтрансу по консультативному сопровождению концессионных проектов не обсуждались. Просто это общемировая практика, международная, и непосредственно, когда они столкнулись с концессией международных отношений, то есть когда встал вопрос о привлечении международных инвесторов, зашел разговор, что это в практике существует. Посторонние лица, не являющиеся сотрудниками Минтранса, на тот момент, не участвовали в заседаниях этой рабочей группы. Насколько она помнит, конкурсная документация поступила в конце августа начале сентябре, в конце года они дали положительное заключение по ней. Она считает, что само министерство, включая все Комитеты и департаменты, самостоятельно, без привлечения экспертов выполнить эту работу по сопровождению концессионных проектов, вряд ли могло выполнить. По крайней мере, с такими сжатыми сроками и с таким качеством. У юридического департамента были другие задачи, которые они выполняли, и достаточно большой объем работы. А там нужно будет, как минимум несколько человек, которые должны быть выделены. Она сейчас также работает по такой специфике, и они оказывают аналогичные консультационные услуги уже для акимата Карагандинской области, и она может заверить, что люди, которые не погружаются в вопросы концессии и не работают по этому направлению, это почти что, бесполезно. Именно по концессии на заседаниях рабочей группы Кутербеков Д.К. не говорил, что этим будут заниматься Айтукенова Б.С. и Сыздыков Б.К.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля защиты Каирбеков А.М. показал, что он был секретарем межведомственной рабочей группы, созданной по поручению премъер-министра. Как секретарь рабочей группы он должен был организовывать совещания, обзванивать всех членов рабочей группы, собирать их в назначенное время, вести и подписывать протокол. Заседания проводились 2-3 раза в неделю. Презентационный материал «Казына» предоставляла. Сыздыкова Б.К. один раз видел на заседании рабочей группы.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля защиты Садвакасов К.К. показал, что с Сыздыковым Б.К. он познакомился в 1999 году, когда был консультантом «Казахстан Темир Жолы» по проекту Европейского банка развития. Далее с ним вместе работал, когда возглавлял Институт «Казгидрожылпромтранс», это проектный институт, который занимался проектированием объектов железнодорожного транспорта, автомобильных дорог, который находится в г. Алматы. Сыздыков Б.К. был принят в качестве представителя института в г. Астане и выполнял функции по взаимодействию с потенциальными заказчиками в г. Астана. По работе, к своим функциональным обязанностям относился добросовестно, все поручения, которые ему давались, он выполнял по мере возможности, по мере своих сил, нареканий не имел. Это было в 2002-2004 годы, потом когда Садвакасов К.К. уволился из Института, Сыздыков Б.К., вроде бы, тоже. После этого они несколько раз с ним встречались. В проекте электрификации «Экибастуз-Павлодар», который разрабатывался их институтом в качестве проектной организации, и его основная цель была электрифицировать участок железной дороги, чтобы это могло дать большую экономию финансовых средств для заказчика, для железной дороги. Сыздыков Б.К. курировал этот проект с самого начала, имеется ввиду участвовал в разработке презентации по этому проекту, потом когда был выигран тендер, был получен заказ на разработку этого проекта, он занимался текущим взаимодействием по этому проекту, то есть все текущие вопросы, бумажные вопросы, финансовые, связанные с взаимодействием с заказчиком, допустим. Когда Садвакасов К.К. не мог вылететь в Астану, в основном этим вопросом занимался Сыздыков Б.К. Потом, в итоге реализация проекта была успешно проведена, и насколько он знает, была принята обширная Программа электрификации казахстанской железной дороги, поскольку этот проект оказался эффективным.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля защиты Нурбек С. показал, что сейчас он является президентом Центра международных программ «Болашак». С Сыздыковым Б.К. они познакомились в 2006 году, когда Нурбек С. начал работать в «ФУР Казына». Где-то 4 декабря он приступил к своим обязанностям в департаменте инвестиционных проектов менеджером, и ему было поручено заниматься инвестиционными проектами, касающиеся энергетики, и в частности это большой проект электрификации участка железной дороги «Макат-Кандыагаш». И соответственно Сыздыков Б.К. был представлен как независимый консультант, который этот проект будет сопровождать, и представлять интересы компании «АСПМК519». В обязанности Нурбека С. входило подготовить финансовую схему финансирования этого проекта, и соответственно Сыздыков Б.К. был представлен консультантом, они по этому проекту очень тесно с ним сотрудничали с конца 2006 года и почти весь 2007 год. Задача была подготовить схему финансирования, структуру финансирования этого проекта для того, чтобы в дальнейшем привлечь инвесторов из-за рубежа. Тогда очень активно в 2007 году разрабатывалась схема государственного частного партнерства. Конкретную задачу сформулировали, как только они первую предварительную оценку проекта проведут, все это они должны были передать в тогда создаваемую структуры «Казына кэпитал менеджемент», она сейчас как бы существует, где они в последующем должны были отрабатывать с инвесторами, привлекать деньги и так далее. Они очень плотно работали с Сыздыковым Б.К. Основные задачи были выполнены, схему финансирования проработали, какие документы на английском языке инвесторам были презентованы, у «АСПМК519» была хорошая база документов по этому проекту, еще с советских времен, привязка по местности, технические детали. Они все это презентовали, приезжали несколько инвесторов заинтересованных. Из Израиля была одна компания, и самый большой интерес показал Австралийский инвестиционный банк «Алко», «Магвауэр». Несколько встреч у них было с этими компаниями. На английском языке материалы готовили, презентовали. После этого, где-то в конце 2007 года все эти презентации, материалы, схемы они передали в «Капитал менеджмент». У меня было несколько проектов, но это один из больших проектов. По оценке ТЭО этого проекта вопрос еще не стоял. Это была прединвестиционная работа: готовится общая презентация проекта, описываются его основные параметры, описываются методы финансирования, структура финансирования, все это презентуется потенциальному инвестору с точки зрения привлекательности или не привлекательности проекта. Когда он в целом видит этот проект, говорит, да, он для меня в целом привлекателен, тогда уже начинается детальная работа. Их задача состояла именно в том, чтобы привлечь инвестора.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля защиты Еденбаев Т.К. показал, что он в период 2009 года и до лета 2010 года работал в АО «исполнительная дирекция седьмых зимних азиатских игр», руководителем аппарата. Он помнит, что Сыздыков Б.К. приходил с группой лиц с корейцами, с российской компанией, с компанией «Сони». На тот момент они как раз организовывали большой конкурс на проведение мероприятий по организации IT, информационных систем там и телерадиовещания. На тот момент, компании, в том числе и Сыздыков Б.К., представитель компании, непосредственно с их специалистами прорабатывали вопрос, как все организовать, сделать, то есть чисто такой технический вопрос был. В их дирекции денег на разработку технической документации не было. Стоимость технической документации, которая была разработана по аккредитации телерадиовещания, IT управления была большая, около 10 миллиардов тенге, и даже больше. Та разработанная документация, которую разработали Сыздыков Б.К. и его люди и представили Дирекции, была использована на практике в ходе проведения «Азиады».

Допрошенная в суде в качестве свидетеля защиты Бикеева А. показала, что она с 2009 по 2010 годы работала юристом в ТОО «ЛегалЭксперт Казахстан». Составляла проекты договоров, судебно-исковая работа была. Когда поступали заявки, когда были объявлены конкурсы по концессиям по участкам «Астана-Караганда», «Алматы-Хоргос», «Алматы-Капчагай», они работали с заявками, она помогала работать вот с этими юридическими документами этих концессионеров потенциальных, участвовала в совещаниях. Было очень много запросов, от разных компаний, когда только объявлялся конкурс, поступали запросы, и они на них отвечали.

Запросы были от потенциальных концессионеров о разъяснении конкурсной документации, о разъяснении нашего законодательства. Так как потенциальные концессионеры были зарубежные, то есть их документы должны были правильно оформлены аппостилированы, какие-то не аппостилированы, зарегистрированные в посольстве и так далее. Они юридически проверяли правильность оформления документов на конкурс.

Ей Айтукеновой Б.С. была поставлена узкая задача – проверять документы только на правильность оформления. Переговоры с компанией «Эмбриджило» проходили то в Министерстве транспорта, то в офисе компании «Эмбриджило». Они все также работали по разработке ТЭО каждого из четырех участков и конкурсных документаций, внутри какая-то часть менялось, потому что тогда и в законодательстве было что-то изменено, потом согласовывали в центре ГЧП. По мастер-планам она как таковой работы не выполняла, просто она анализировала опыт реализации ГЧП проектов зарубежных стран, в Интернете искали документы, описание как вообще работает в других странах. Вместе с ней это делал Жоламанулы Балтабек, тоже их сотрудник.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля защиты Сычев В.М. показал, что он работает генеральным директором «АСПМК519», это строительная компания, которая выполняет инжиниринговые работы, монтажные работы и выпускает строительные материалы. В компании работает три с половиной тысячи человек, оборот компании где-то 20 миллиардов тенге в год. С Сыздыковым Б.К. они познакомились где-то в период 2004 года, в это время зарождался проект электрификации железной дороги «Павлодар-Экибастуз», он в то время работал в проектной организации, он имеет хорошие знания, поэтому они пригласили его в их компанию работать на должность менеджера по управлению проектами и совместно начали заниматься реализацией проекта «Экибастуз-Павлодар». В то время это был значимый проект, он был своевременно выполнен и сдан, и получил высокую оценку от государства. В 2006 году, работая здесь в Астане, Сыздыков Б.К. представлял их интересы. Определял, какие есть направления в развитии энергетики Казахстана, и тут рождается направление по электрификации железной дороги «Макат Кандыагаш». Они оценили это направление, решили, поняли, что это достаточно такое направление, где надо работать, и над чем надо работать, и совместно началась реализация этой темы. Вопросы были не только технического порядка, вопросы были особенно по привлечению инвесторов. В то время работала «Казына», и они туда доносили, что этот проект нужно реализовать, они много встречались и готовили инвесторов под этот проект. Проект технически разрабатывался, но не со стороны проектных организаций, их организации, а со стороны «Казына» он разрабатывался в виде привлечения инвесторов, и вот этим вопросов как раз занимался Сыздыков Б.К. Он там представлял их интересы. Интересы «Казыны» доводил до них и вот такой шел процесс. Результатом этого процесса стало то, что «Казына» создало компанию «Нуржол», и они совместно с этой компанией создали консорциум по реализации этого проекта. Этот проект был одобрен, тендер там был на уровне Премьера. Но на сегодня этот проект не реализован, потому как грянул кризис, инвесторы ушли, и сегодня этот перспективный проект ждет своего часа. У них на этом дело не останавливалось, было много проектов, связанных с электрификацией железной дороги «Алматы-Актогай-Достык-Балхаш», этот проект тоже отработался, и они для реализации этого проекта привлекали «Казахмыс», с которым также совместно работа плотно шла. Надо сказать, что Сыздыков Б.К. имеет такие фундаментальные академические знания, он «подкован» крепко, технически, пробивной человек. Он для их компании очень интересен, и он работал, защищал их интересы на уровне «Казына», на уровне министерств. Узнавал о новых проектах, интересовался, куда двигается энергетика, компания у них энергетического направления, поэтому все проекты, которые связанные с энергетикой, для них были очень привлекательны.

Допрошенная в суде в качестве свидетеля защиты Чалтабаева Р.К. показала, что у нее два высших образования: одно международные отношения, второе – юридическое. С 2005 года она работала в юридической фирме, с 2008 года работала в «Маклауд Диксон» и по настоящее время работаю в «Маклауд Диксон», и с 1 января 2012 года «Маклауд Диксон» слился с британской компанией «Нортон Роус». «Маклауд Диксон» это канадская компания, у нее было несколько офисов по всему миру, этой компании более ста лет, это одна из старейших компаний. Она занимается в основном недропользованием, инфраструктурой, телекоммуникациями и банковскими операциями. Эта компания достаточно известная, очень уважаемая. Она подтверждает, что по консультативному сопровождению концессионных проектов она делала работу совместно с Айтукеновой Б.С.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетеля Бижанова Н.Н. он показал, что с марта 2008 года по июнь 2009 года работал в должности эксперта управления стратегического планирования и транспортной политики в подчинении Салимбаева Д.Ж. В МТК РК устроился с помощью родственника Сыздыков Б. К.

С октября-декабря 2007 года его супруга Бижанова К.А. и двоюродный брат Бижанов Ерхан работали в ТОО «АзияМегаТранзит». Брат являлся директором ТОО «АМТ». Фактически предприятием руководил Сыздыков Б.К. После увольнения из МТК в августе 2009 года директором ТОО «АМТ» был назначен он. Когда он работал исполнительным директором ТОО «АМТ» Сыздыков Б.К. сам единолично руководил предприятием, он только подписывал по его указанию документы. В основном это были бухгалтерские документы, а именно договора на оказание услуг, акты приема-передачи выполненных работ, счета-фактуры, платежные поручения. Проживал в г.Алматы, все документы приходили на его электронный адрес, которые он распечатывал, подписывал и направлял обратно в г.Астану через командирскую почту или через проводников поездов, водителей автобуса сообщением Алматы-Астана. В суть и содержание документов не вникал.

В период с июня 2009 года к нему на почту поступали документы по участию ТОО «АМТ» в конкурсе по государственным закупкам услуг по консультативному сопровождению концессионных проектов, которые отправляла Сахметова Г. Все докменты о проделанной работе от имени ТОО «АМТ» подписаны им. Хотя во всех документах указаны фамилий Вертковой И.А., Дружинина С.А. вместе с их подписями, он их не видел и не знаком, эти документы он не читал, только выполнял указание Сыздыкова Б.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетельницы Мухамбетжановой А.С. она показала, что с июля 2009 года является директором ТОО «Kaz-EngineeringGroup». Кроме нее работала бухгалтер Сейт Роза. К ней обратился Сахметов Ж. по поводу обналичивания денег. Вместе с Сейт Р. обсудив процедуру заключения догворов дали согласие. После чего Сахметов Ж. привез договор, счет-фактуру и акт выполненных работ с ТОО «Инвестиционно-консалтинговая компания Busnness Consulting Direction» на сумму 33 750 000 тенге. Договор за нее подписала Сейт Р. После в феврале 2010 года на их расчетный счет поступили денежные средства сначала в сумме 28 500 000 тенге и следом 5 250 000 тенге. Денежные средства обналичили вместе с Сейт Р. и денежные средства за вычетом процентов передали Сахметову Ж. Указанные работы они не выволняли и не могли выполнить, поскольку в штате ее ТОО работали она и бухгалтер Сейт Р. Таким же путем обналичили и передали Сахметову Ж. по договорам заключенным с ТОО «АзияМегаТранзит» с ее ТОО несколько раз. Всегда оставляли себе проценты и передавали деньги Сахметову Ж.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетельницы Вертковой И.А. она показала, что является учредителем и директором ТОО «СемейЭкстейл» и ТОО «Грана», а учредителем и директором ТОО «СемЭнжелКомпани» является Дружинин С.А. Она предложила Дружинину С.А. зарегистрировать предприятие на его имя и он согласился. В обязанности Дружинина С. входило подписывать соответствующие договора и счета-фактуры, наличные денежные средства в банке он не получал. За данные услуги она платила Дружинину С.А. «зарплату» примерно 80-85 тыс. тенге в месяц. В середине 2009 года к ней на домашний телефон позвонил мужчина и представился директором ТОО «АзияМегаТранзит», при этом имени и фамилии не называл. Он сказал, что ему нужны услуги по обналичиванию денежных средств и спросил, сколько процентов она берет за данные услуги. Она ответила, что берет 0,75 % от обналиченной суммы, дала свое согласие на оказание данных услуг и по телефону продиктовала банковские реквизиты ТОО «СемЭнжелКомпани». Через несколько дней директор ТОО «АМТ» факсимильной связью направил проект договора. Она ознакомилась с условиями договора, после чего, получив оригинал данного договора, Дружинин С.А. по ее просьбе и с ее участием подписал данный договор. На расчетный счет ТОО «СемЭнжелКомпани» в АО «БанкЦентрКредит» в г. Семей стали поступать первые транши от ТОО «АМТ». По средствам программы «Банк-клиент» она переводила денежные средства со счета ТОО «СемЭнжелКомпани» на счет ТОО «СемейЭкстейл», где являлась директором. Затем она сама снимала их с расчетного счета и передавала посредникам между ней и ТОО «АзияМегаТранзит». Никакие услуги в адрес ТОО «АМТ» по данному договору не исполняла. При передаче обналиченных денежных средств, не знакомые ей посредники передавали оригиналы договора, акты выполненных работ и заключения по разделу «Техническое сопровождение концессионных проектов» в двух экземплярах, подписав их, она отставляла себе один экземпляр, вторые экземпляры передавала вместе с деньгами посредникам. Сколько всего обналичила денежных средств для ТОО «АМТ» по средствам ТОО «СемЭнжелКомпани» не помнит, но денег было много.

Аналогично были обналичены деньги и по договору № 2-30/06 от 30.06.2009 г., заключенному между ТОО «АМТ» и ТОО «СемейЭкстейл» по разделу «Техническая экспертиза» технико-экономического обоснования концессионных проектов, строительство и эксплуатация автомобильной дороги «Большая Алматинская кольцевая автомобильная дорога». Как и в первый раз, к ней на домашний телефон позвонил директор ТОО «АМТ» и предложил снова обналичить деньги через одно из ее предприятий, она согласилась и по телефону продиктовала банковские реквизиты ТОО «СемейЭкстейл». Когда на расчетный счет ТОО «СемейЭкстейл» поступили деньги, она сняла их и при встрече с посредником отдала деньги, посредник передал два экземпляра договора, акты выполненных работ, отчеты о проделанной работе. Подписав их, она оставляла себе один экземпляр, а второй передавала посредникам. Фактически работы указанные в договоре не выполняла, технико-экономическое обоснование, которое ей передали ей посредники уже в готовом виде, она не составляла. Интересы ТОО «АМТ» представлял мужчина, который при телефонном разговоре представился директором данного предприятия, при этом он имени и фамилии свои не называл. Посредники в основном были молодые ребята казахской национальности по имени «Асхат», «Кайрат» остальные имена не помнит. Перед тем, как встретится с посредником, директор ТОО «АМТ» звонил ей на домашний телефон и узнавал, обналичила ли она сумму денег. После этого он говорил куда ей нужно будет подойти, в основном деньги передавала в центре города возле «Детского мира». Один раз она передавала деньги поездом «Алматы-Защита», сумма денег составляла около 2-3 миллионов. Цены, указанные в договорах были установлены самим подрядчиком, то есть ТОО «АМТ», к установленным ценам никакого отношения не имеет. Денежные средства от ТОО «АМТ» поступали до подписания договоров и всегда частями, по мере поступления они обналичивались, и в этой же сумме передавались обратно за минусом 0,75%. Общую сумму обналиченных средств не помнит.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетеля Жоламанулы Б. он показал, что он в период с июля 2009 г. по июня 2010 г. работал в ТОО «Legal EXPERT KAZAKHSTAN» в качестве помощника юриста, директором данного ТОО была Айтукенова Б.С. 11 ноября 2010 года примерно в 14.00 часов Айтукенова Б.С. позвонила к нему на сотовый телефон и сказала, чтобы он удалил файл на рабочем столе ее компьютера, который находился в офисе ТОО «Legal EXPERT KAZAKHSTAN». Он выполнило указание Айтукеновой, содержание файла не смотрел.

С Джунусовым А. и Сыздыковым Б.К. знаком, они часто бывали в офисе, привозили какие то документы, но в подробности он не вдавался.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетельницы Жулдыгуловой К.К. она показала, что примерно в ноябре-декабре 2009 года к нему обратился ранее ей знакомый Сахметов Ж.Р. с просьбой помочь найти ему предприятия, которые занимаются услугами по предоставлению бухгалтерских документов на оприходование какого-либо товара, работ или услуг. Какие конкретно документы нужны, он не говорил. Она попросила его подойти на следующий день. По телефону она обратилась к ранее знакомым ей Сейт Розе и Мухамбетжановой Акмарал, которые работали бухгалтерами ТОО «КазИнжинирингГрупп». На следующие день она вместе с Сахметовым Ж.Р. поехала к Сейт Р. и Мухамбетжановой А., попросила, чтобы они помогли ему обналичить денежные средства для фирм ТОО «Легал Экспресс» и ТОО «АзияМегаТранзит», от имени которых он обратился. Он также представлял интересы ТОО «Сенерджи Ко» и ТОО «Бизнес Консалтинг».

Два раза она лично передавала Сахметову Ж.Р. деньги, перечисленные из ТОО «Легал Экспресс» и ТОО «АзияМегаТранзит» на счет ТОО «КазИнжинирингГрупп». Первый раз в сумме 8 млн. тенге, это было в феврале 2010 года около универсама «Молодежный». Он подъехал на своей автомашине марки «Джип Прадо» серебристого цвета. Сним была женщина лет 35-37, которая в последующем вышла из машины и пересела на другую автомашину. Деньги ему она передала в такси, в пакете.

Второй раз в начале марта 2010 года 2 млн. тенге она передавала в районе «Встречи» около бани «Тамаша», где он также вышел со своей автомашины и забрал деньги.

Оформлением договоров и снятием денег с расчетного счета она не занималась. Договора с вышеуказанными фирмами заключались в бухгалтерии ТОО «КазИнжинирингГрупп» и подписывались руководителем Мухамбетжановой А., а денежные средства с кассы снимались Мухамбетжановой А. и Сейт Р. Денежные средства обналичивались под 2%, из этого она имела около 0,2%. Сахметов Ж.Р. просил ее предупредить Сейт Р. и Мухамбетжанову А. о том, чтобы не кинули по деньгам при обналичивании. При этом сказал, что ответственность большая, а также пояснил, что за этим стоят большие люди.

Согласно оглашенным в суде показаниям свидетеля Телемтаева М.Б. он показал, что является руководителем филиала Канадской юридической фирмы «Маклауд Диксон ЕЛП». В сентябре-октябре 2008 года он встретил Сыздыкова Б., который сказал ему о планируемом им проведении нескольких концессионных проектов, где понадобятся специалисты с опытом работы в международном праве с иностранными компаниями.

В ноябре 2008 года он прибыл в г.Астана и встретился с Сыздыковым Б., в его служебном кабинете в здании МТК РК. На этой встрече Сыздыков познакомил его с Айтукеновой Б. и сказал, что они будут работать вместе, так как она является опытным юристом в области транспорта. В июне 2009 года Сыздыков Б. позвонил ему и сказал, что его предприятие ТОО «АзияМегаТранзит» определено победителем тендера и теперь нужно заключить договор на проведение субподрядных работ. 30 июня 2009 года между ТОО «АзияМегаТранзит» и компанией «МаклаудДиксон» был заключен договор на предоставление юридических услуг по концессионным проектам строительства и эксплуатация участков дорог «Алматы-Капшагай», «БАКАД», «Астана-Караганда», «Алматы-Хоргос».

В числе специалистов компании «Маклауд Диксон», осуществлявших работы по договору были Чалдабаева Р., Джабалдинов О., Перзадаева С. и он как руководитель команды юристов данной компании. Также им был привлечен специалист из головного офиса в г. Калгари, Канада — Крэй Гарретт. Тот приезжал в г. Алматы около 3-4 раз и в основном давал им консультации по опыту иностранных государств при осуществлении подобных концессионных проектов. Специалисты компании «МаклаудДиксон», и он в том числе, являются казахстанскими юристами в области международного права. Единственным иностранцем, участвовавшим от них по данным концессионным проектам, был Крэй Гарретт.

При оказании консультативного сопровождения концессионных проектов, кроме компании «Маклауд Диксон» другие международные компании не привлекались. В самом начале проекта участвовал иностранец Джеймс Руни, с которым его познакомил Сыздыков Б. Последний сказал, что Д. Руни будет возглавлять группу консультантов и вести переговоры с потенциальными концессионерами. При встрече с Д. Руни он убедился в том, что тот действительно имеет опыт работы в области концессионных дорожных проектов, но никаких результатов и аналитических работ, подготовленных Руни, он не видел.

Специалисты фирмы «Маклауд Диксон» принимали непосредственное участие в деятельности рабочей группы по юридическим вопросам.

Он, сам как непосредственный участник группы независимых консультантов, считает, что отсутствие международных специалистов по финансовым и техническим вопросам повлияло на качество оказываемых консультативных услуг. В особенности отсутствие международного финансового консультанта, так как при проведении переговоров с потенциальными концессионерами, отсутствие международного финансового консультанта не позволяло достигнуть общего понимания всех деталей финансирования проекта. Из числа независимых консультантов, по финансовым вопросам участие принимал только Джумабаев Е., со стороны государственных органов участие принимали представители МЭБП, Центра ГЧП, иногда присутствовали представители Министерства финансов. Однако обе стороны не могли прийти к общему пониманию всех проблем по финансовым аспектам. При наличии международного финансового консультанта было бы легче и качественнее прийти к общему пониманию всех финансовых вопросов.

Он спрашивал у Сыздыкова Б.К., почему им не привлекаются международный финансовый и технический консультанты, что облегчило бы весь переговорный процесс с потенциальными концессионерами. Однако четкого и вразумительного ответа от того не поступило.

Запись опубликована в рубрике Коррупция, Новости, Судебные акты с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *