Споры, связанные с заключением, изменением, расторжением, исполнением договора. Лекция

Статистические данные за 2010 год свидетельствует о том, что судами республики все еще допускаются ошибки при рассмотрении гражданских дел по спорам, связанными с заключением, изменением, расторжением, исполнением договора.

За 2010 год судами республики по указанной категории спорам рассмотрены всего 92 610 гражданских дел, в том числе с вынесением решения – 80 168 дел. Только в апелляционном порядке из них отменено 189 решений, изменено 619 решений, в порядке надзора отменено 18 решений судов первой инстанции, что составляет 1,2% отмены и изменении судебных решений по данной категории дел. Поэтому указанная тема дистанционного обучения судей выбрана нами не случайно.

Условия заключения договора.

Договор – это соглашение двух или нескольких лиц, согласование двух или нескольких волеизъявлений. Договор означает волеизъявление двух сторон. Поэтому встает вопрос, волеизъявление какой стороны является решающим. В нашем законодательстве вопрос решается просто: приоритет отдается действию. Если покупатель, предварительно уплатив стоимость мяса, его забрал, сделка считается совершенной. При обнаружении ошибки вопрос ставится о признании сделки недействительной ввиду расхождений между волей и волеизъявлением.

В каждом договоре может быть множество условий и необходимо выделить те из них, без согласования которых договор не может считаться заключенным. Это – существенные условия договора. Существенные условия определяют его основное содержание, и поэтому по ним обязательно должно быть достигнуто соглашение. В статье 393 ГК не дается перечня существенных условий договора, называются только в общем порядке их признаки.

Можно выделить две группы условий, которые являются существенными:

1)условия о предмете договора. Без определения предмета договора ни один договор не может считаться заключенным;

2)условия, которые признаны существенными законодательством. Такие условия могут быть определены Гражданским кодексом. Например, существенными условиями договора купли-продажи являются наименование и количество товаров (ст.407 ГК), в договоре о залоге должны быть указаны, помимо предмета, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспеченного залогом (ст.307 ГК). Специфические существенные условия предусмотрены также относительно договора ренты (ст.521 ГК), страхования (ст.826 ГК), доверительного управления имуществом (ст.886 ГК).

Признание договора незаключенным из-за отсутствия в нем существенных условий или из-за не достижения соглашения по этим условиям влечет за собой такие же последствия, как при признании сделки недействительной.

Кроме того, в ГК РК закреплены конклюдентные действия, свидетельствующие о намерении заключить договор. Выполнение указанных в оферте условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работы, уплата соответствующей суммы и т.д.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законодательством или не указано в оферте (п.3 ст.396 ГК РК).

Примером может служить следующее дело.

ТОО «BeLL Company» обратилось в суд с иском ТОО «КазТур» о взыскании задолженности по договору в размере 34 493 557 тенге. ТОО «КазТур» предъявило встречный иск к ТОО «BeLL Company» о взыскании задолженности по договорам в размере 15 646 711 тенге за непроданные пассажирские билеты. Дело неоднократно рассматривалось различными судебными инстанциями.

Решением специализированного межрайонного экономического суда города Алматы от 5 июня 2009 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда от 29 июля 2009 года, в удовлетворении иска отказано. Встречный иск ТОО «КазТур» в части взыскания 15 646 711 тенге удовлетворен в полном объеме. Постановлением надзорной коллегии Верховного Суда от 21 октября 2010 года судебные акты изменены.

Материалами дела установлено, что 3 декабря 2007 года между сторонами были заключены три договора: В -2, В -3, В -4 о предоставлении друг другу на платной основе части вместимости воздушного судна — блок мест для международной перевозки пассажиров по определенным маршрутам. Для выполнения этих задач стороны заключили договоры с авиакомпаниями.

ТОО «КазТур», предъявляя требования о взыскании с ТОО «BeLL Company» суммы переплаты по договору В-2 в размере 15 646 711 тенге, мотивировал тем, что несколько перелетов совершены без пассажиров ТОО «BeLL Company».

Суд первой инстанции, удовлетворяя указанные требования ТОО «КазТур», свое решение обосновал тем, что согласно пункту 4.1 договора В-2 предусмотрена оплата блока мест вне зависимости от фактической загрузки самолета заказчиком – ТОО «BeLL Company».

В пункте 4.1 договора записано: «в случае осуществления заказчиком оплаты суммы по договору частично или полностью, но не продажи БСО пассажирам, исполнитель вправе не возвращать заказчику оплаченную сумму за блок мест».

Требуемая ТОО «КазТур» сумма в размере 15 646 711 тенге по указанному договору не была оплачена, то есть предусмотренные в указанном договоре последствия не наступили, в связи с чем, у исполнителя – ТОО «КазТур» не возникало право требовать не оплаченную сумму за непроданные БСО (бланки строгой отчетности) пассажирам.

Кроме того, в пункте 13.2 договора В-2 предусмотрено, что обязательства исполнителя (ТОО КазТур) наступают после получения суммы, указанной в пункте 3.2 договора. В пункте 3.2 договора предусмотрена дата оплаты.

Материалами дела установлено, что за непроданные БСО суммы не были оплачены ТОО «BeLL Company». Данный факт не оспаривается сторонами.

Изложенное свидетельствует, что обязательства ТОО «КазТур» по данному договору наступают после оплаты суммы за заказанные блок места, то есть по оспариваемому договору у ТОО «КазТур» обязательства не возникало в отношении непроданного БСО пассажирам, то есть указанные в оферте условии сторонами не выполнены, акцепт не наступил, в связи с чем, оснований для удовлетворения данного требования у суда не было.
Для правильного разрешения спора имеет существенное значение определение момента заключения договора, который определен ст.397 ГК РК:
«1. Когда оферта содержит срок для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, в пределах указанного в ней срока.
2. Когда письменная оферта не содержит срока для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, до окончания срока, установленного законодательством, а если такой срок не установлен — в течение нормально необходимого для этого времени.

Когда оферта сделана устно без указания срока для акцепта, договор считается заключенным, если другая сторона немедленно заявила о его акцепте.

3. В случаях, когда своевременно направленное извещение об акцепте получено с опозданием, акцепт не считается опоздавшим, если сторона, направившая оферту, немедленно не уведомит другую сторону о получении акцепта с опозданием.

Если сторона, направившая оферту, немедленно сообщит другой стороне о принятии ее акцепта, полученного с опозданием, договор считается заключенным.».

В гражданском законодательстве существует проблема разграничения между рекламой и публичной офертой. В п. 5 ст. 395 ГК РК закреплено:

«Реклама и иные предложения, адресованные неопределенному кругу лиц, рассматриваются как приглашение делать оферты, если иное прямо не указано в предложении.

Содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, признается офертой (публичная оферта)».

4. В статье 395 ГК РК проводится различие между рекламой, которая является не офертой, а только вызовом на оферту, и публичной офертой. Необ­ходимо различать предложения, сделанные неопределенному кругу лиц, и предложения, обращенные ко всем и каждому.

Предложения, сделанные неопределенному кругу лиц, содержат только общую информацию о товарах, работах и услугах, которые пред­лагают лица, делающие такие предложения. Причем это может быть не только реклама в средствах массовой информации или в виде уличных плакатов. Это может быть, в частности, рассылка каталогов, прайс-листов, буклетов, видеоклипов неопределенному кругу лиц (например, путем оставления их в почтовых ящиках).

Публичная оферта делается такими лицами или организациями, ко­торые по роду своей деятельности обязаны делать предложения как можно более широкому кругу лиц. Например, магазин, выставивший на витрине или в зале самообслуживания товар с указанием цены, счи­тается оферентом. Любой гражданин, обратившийся с предложением купить этот товар, является акцептантом. Поэтому до тех пор, пока то­вар имеется в наличии, магазин связан офертой и не имеет права отка­зать в продаже товара. При отсутствии товара на прилавке продавец обязан продать последние экземпляры с витрины.

Для признания предложения публичной офертой необходимо нали­чие определенных признаков: 1) из него должна усматриваться воля лица вступить в договорные отношения; 2) оно должно содержать все существенные условия договора; 3) воля лица вступить в договорные отношения касается любого, кто отзовется на это предложение. Таким образом, если магазин дает рекламу о наличии определенного товара — это вызов на оферту; но если он выставляет товар на витрине магазина -это публичная оферта.

Из этого можно сделать вывод, что рекламный каталог, в котором содержится описание предмета, цена и другие условия, которые мож­но принять в целом и на их основе заключить договор, можно рас­сматривать как публичную оферту.

Пункт 1 ст. 157 ГК предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Однако эта норма может быть применена только при очень серьезных нарушениях, подрывающих основы нравственности.

В нормах об отдельных видах договор содержатся запреты на включение условия о заключении договора (в частности банковского счета) с одним определенным субъектом (в частности банком) (п.2 ст.747 ГК РК).

Других предписаний об общепринятых моральных нормах или о других, общих пределах свободы заключения договора в гражданском законодательстве не существует.

Публичный договор.

Публичным договором признается договор, заключенный коммер­ческой организацией и устанавливающий ее обязанности по про­даже товаров, выполнению работ и оказанию услуг, которые та­кая организация по характеру своей деятельности должна осуще­ствлять в отношении каждого, кто к ней обратился (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги свя­зи, энергоснабжения, медицинское, гостиничное обслуживание и т. п.) (ст. 387 ГК).

Из содержания ст. 387 вытекают признаки публичного договора:

1) он заключается коммерческой организацией (ст. 34 ГК);

2) устанавливает обязанности коммерческой организации по про­даже товаров, выполнению работ или оказанию услуг;

3) эти обязанности организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратился;

4) коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения договора, кро­ме случаев, предусмотренных законодательством.

Коммерческая организация вправе отказать в предоставлении потребителю соответствующих товаров (работ, услуг) только в том случае, если у него нет возможности сделать это (в магазине отсут­ствует товар, на транспорте нет бензина или электроэнергии и т. п.). Например, в магазине розничной торговли покупатель вправе потре­бовать снять товар с витрины или принести его из подсобного поме­щения, если в торговом зале товар кончился.

При необоснованном отказе наступают такие же последствия, как при отказе от заключения договора в случаях, когда заключение договора является обязательным (ст. 399 ГК). Потребитель вправе обратиться в суд с требованием о понуждении предоставить товар, работу или услуги и о возмещении причиненных таким отказом убытков (например, возместить расходы на транспорт, который по­требитель заказал, чтобы увезти купленный товар; или расходы, ко­торые он понес, чтобы отыскать аналогичный товар в другом мага­зине, и т. п.).

Правительство Республики Казахстан вправе издавать обязатель­ные правила об отдельных видах публичных договоров в случаях, установленных законодательными актами (типовые договоры, поло­жения и т. п.)

В ст. 388 ГК закреплено, что в договоре может быть предусмотрено, что его отдельные условия определяются примерными условиями, разработанными для договоров соответствующего вида и опубликованными в печати. В случаях, когда в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, такие примерные условия применяются к отношениям сто­рон в качестве обычаев делового оборота. Примерные условия могут быть изложены в форме примерного договора или иного документа, содержащего эти условия.

Под примерными условиями договоров понимаются такие усло­вия, которые отражают особенности договоров соответствующего вида и которые применяются как условия договора при наличии соглаше­ния сторон об этом. Обязательным условием применения таких усло­вий является опубликование их в печати.

Примерные условия следует отличать от таких образцов догово­ров, которые разрабатывает одна сторона, обычно производитель про­дукции, работ, услуг, и предлагает в качестве проекта договора своим контрагентам.

Примерные условия следует отличать также от условий типовых договоров, которые обычно утверждаются Правительством и имеют обязательную силу. Например, Типовые договоры на предоставление услуг (товары, работы), относящиеся к сфере естественной монополии.

Договоры присоединения.

В соответствии со ст. 389 ГК договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Договор присоединения отличается от других видов договоров процедурой его заключения. Если обычный договор заключается пу­тем обмена письмами, согласования условий договора, то условия до­говора присоединения вырабатываются одной стороной и определя­ются в стандартных формах (бланк, формуляр и т.п.). Такой бланк, формуляр или иная стандартная форма в отличие от типового или при­мерного договора не подлежит утверждению и не требует опубликова­ния в печати. Другая сторона не может вносить в договор никаких изменений. Если она это сделает, договор перестает быть договором присоединения и превра­щается в обычный договор.

Договоры присоединения получили распространение в различных сферах экономики. Можно назвать, например, договоры о пользовании электрической и тепловой энергией, газом и другими услугами коммунальных предприятий, договоры с транспортными организациями.

Многие публичные договоры выступают одновременно и договорами присоединения. Например, ателье проката, заключая договор проката, выступает стороной в публичном договоре. В то же время при заклю­чении договора ателье проката представляет клиенту бланк договора, в котором перечислены условия договора. Клиенту остается подпи­сать договор, ничего к нему не добавляя. Но если клиент захочет вне­сти изменения, договор превращается в обычный.

Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения договора, если договор присоединения, хотя и не проти­воречит законодательству, но лишает эту сторону прав, обычно пре­доставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничи­вает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимае­мых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности уча­ствовать в определении условий договора.

Исключение из этого правила сделано для случаев, когда присоединившаяся сторона сама занимается предпринимательской деятельностью, с осуществлением которой связано присоединение к договору (например, приобретение воды химкомбинатом или угля ТЭЦ, исполь­зующими воду или уголь в процессе производства). Предприниматель может добиться удовлетворения иска о расторжении договора, только если он не знал и не должен был знать, на каких условиях он заключил договор. Доказать это весьма трудно.

Следовательно, договоры присоединения действуют не только для потребителей, но и для всех, включая предпринимателей.

Для включения оговорки в договор не имеет значения, большим или маленьким шрифтом они напечатаны. Особых оснований для признания оговорок недействительными не существует.

Предварительные договоры.

По предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором (п.1 ст. 390 ГК РК)

Понятие предварительного договора неразрывно связано с поня­тием основного договора. Из предварительного договора возникает обязательство заключить в будущем основной договор на условиях предварительного договора.

В качестве примера предварительных договоров можно привести договор гарантии, заключенный для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем (п. 3 ст. 329 ГК), договор об организации перево­зок грузов (ст. 692 ГК), договор на получение квартиры в будущем (жилищный контракт).

К предварительному договору следует отнести протокол о резуль­татах торгов, предусмотренный Законом о приватизации. В пункте 5 ст. 14 Закона о приватизации закреплено, что «лицо, выигравшее торги, и продавец подписывают в день проведения аукциона или тендера про­токол о результатах торгов».

В этом протоколе содержатся существенные условия договора куп­ли-продажи. Протокол о результатах торгов является документом, фикси­рующим результаты торгов и обязательства лица, выигравшего торги, и продавца заключить договор купли-продажи объекта приватизации по цене, установленной в ходе торгов.

Связь предварительного и основного договоров проявляется и в том, что форма обоих договоров должна совпадать. Если для заключе­ния определенного вида договоров законодательством установлена нотариальная форма договора (например, договор купли-продажи жи­лого дома), то и предварительный договор должен быть заключен в нотариальной форме.

Однако, если законодательством форма основного договора не оп­ределена (например, обычный договор купли-продажи), предваритель­ный договор под страхом недействительности должен быть заключен в письменной форме. Таким образом, здесь не наступают обычные по­следствия несоблюдения письменной формы сделок — лишение права ссылаться на свидетельские показания. Договор, заключенный устно, признается недействительным.

Минимальное условие, которое должен содержать предваритель­ный договор, — это условие, позволяющее определить предмет основ­ного договора. Нельзя, например, заключить договор о заключении в будущем договора купли-продажи без определения, что будет предме­том будущего договора (купля-продажа предприятия, здания, ценных бумаг и т.п.). Должны быть также определены другие существенные условия основного договора. Набор этих условий разный для разных видов до­говоров. Например, существенными условиями договора купли-про­дажи являются наименование и количество товаров.

Срок заключения основного договора является обязательным условием предварительного договора, поэтому в статье установлен годичный срок заключения основного договора, если в предварительном договоре срок не установлен.

Важность такого срока вытекает из того, что по его истечении дей­ствие предварительного договора прекращается, если основной договор до окончания срока не был заключен.

Здесь следует отметить, что в случае отказа одной стороны от заключения основного договора, суд не вправе обязать сторону заключить основной договор. Приведем пример из судебной практики.

ТОО «Saturn Electronics» обратилось в суд с иском к ТОО «Компания ИЛИ» о признании договора заключенным, мотивируя тем, что по договору поставки бытовых и сотовых телефонов от 15 марта 2009 года была оплачена сумма 1 200 000 000 тенге, однако, ответчик не поставил товар и не возвращает оплаченную сумму. По предложению ответчика 20 мая 2009 года между сторонами был заключен предварительный договор о заключении в будущем договора купли-продажи недвижимого имущества, и тем самым погасить имеющуюся задолженность ответчика. Согласно условиям предварительного договора стороны обязались заключить договор в срок до 1 июля 2009 года, но ответчик уклоняется от его заключения.

Решением специализированного межрайонного экономического суда города Алматы от 29 июля 2009 года иск удовлетворен.

Постановлением надзорной коллегии Алматинского городского суда от 8 декабря 2009 года решение суда отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска ТОО «Saturn Electronics».

Из материалов дела усматривается, что между ТОО «Saturn Electronics» и ТОО «Компания ИЛИ» 20 мая 2009 года был заключен предварительный договор о заключении в будущем договора купли-продажи недвижимого имущества. Согласно пункту 1.3 предварительного договора основной договор стороны обязались заключить до 1 июля 2009 года.

В соответствии со статьей 147 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на изменение, установление или прекращение гражданских прав и обязанностей. Согласно статье 151 ГК сделки совершаются в устной или письменной (простой или нотариальной) форме.

Надзорная коллегия Алматинского городского суда, отменяя решение суда первой инстанции, правильно указала, что между сторонами заключен всего предварительный договор о заключении в будущем договора купли-продажи недвижимого имущества, по которому ТОО «Компания ИЛИ» передает, а ТОО «Saturm Electronics» принимает имущество в счет погашения долга. Предварительный договор является только лишь намерением, который не был сторонами в последующем реализован путем заключения договора. Самой сделки по передаче имущества и денег не было, по условиям предварительного договора оно должно было состояться в будущем.

При указанных обстоятельствах, надзорная коллегия обоснованно отменила решение суда первой инстанции с принятием нового решения об отказе в иске.

В статье 390 ГК РК закреплено следующее правило: права на по­нуждение к заключению договора у сторон нет, есть только право на возмещение причиненных уклонением от заключения основного до­говора убытков (например, сторона, которая должна была выступить покупателем, закупила мебель или оборудование с учетом особеннос­тей жилого дома или здания, покупка которого была предметом пред­варительного договора).

В указанной статье предусмотрено, что сторона обязана возместить убытки, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Данное по­ложение должно применяться с учетом п. 2 ст. 350 ГК РК, в соответствии с которым принятое до нарушения обязательства соглашение сторон об освобождении должника от возмещения убытков, вызванных наруше­нием, недействительно, однако стороны по взаимному соглашению мо­гут предусмотреть взыскание только реального ущерба в имуществе.

Следовательно, полного освобождения от возмещения убытков до­говором не может быть предусмотрено.

Такие же последствия предусматриваются в законодательных актах, регулирующих отдельные виды предварительного договора. В соответ­ствии с п. 6 ст. 14 Закона о приватизации договор купли-продажи дол­жен быть подписан сторонами не позднее десяти дней после завершения торгов. Лицо, выигравшее торги, при уклонении от подписания прото­кола о результатах торгов или договора купли-продажи утрачивает вне­сенный им гарантийный взнос и обязано возместить продавцу понесен­ные им реальные убытки в части, не покрытой гарантийным взносом.

В случае приватизации юридическая конструкция более сложная, чем просто предварительный и основной договор, т. к. оба этих договора основываются на результатах торгов, но юридическая сила пред­варительного договора от этого не меняется, т. к. он выступает обяза­тельной стадией процесса приватизации. Результаты торгов обязательно оформляются протоколом о результатах торгов.

У нас в стране получила распространение практика заключения протоколов о намерениях, правовая природа которых была неясна. Им часто пытались придать юридическую силу. Именно стремлением четко отграничить предварительный договор и протокол о намерениях было вызвано установление правила, что протокол о намерениях вообще не может рассматриваться как гражданско-правовой договор. Чтобы та­кой договор имел юридическую силу, в нем должно быть это специ­ально предусмотрено.

Отказ одного из участников от продолжения отношений по такому протоколу о намерениях не влечет для него каких-либо юридических последствий и может повлиять только на его деловую репутацию.

Потребительские договоры.

В соответствии с п. 6 ст. 10 ГК РК «Защита прав потребителей обеспечивается средствами, предус­мотренными настоящим Кодексом или иными законодательными ак­тами.

Каждый потребитель имеет, в частности, право на:
— свободное заключение договоров на приобретение товаров, ис­пользование работ и услуг;
— надлежащее качество и безопасность товаров (работ, услуг);
— полную и достоверную информацию о товарах (работах, услугах);
— объединение в общественные организации потребителей».

Весьма важным принципом цивилизованного функционирования рыночных отношений является защита прав потребителей, т. е. поку­пателей, заказчиков, пассажиров и других лиц, пользующихся на возмездной основе плодами предпринимательской деятельности. Вполне понятно стремление предпринимателя получить при реализации това­ров и услуг, т.е. получить с потребителя, возможно больший доход. В условиях неограниченной рыночной свободы такой доход достигается нередко экономическим принуждением потребителя пользоваться ус­лугами только одного производителя (предпринимателя), что позволяет последнему навязывать потребителю условия реализации продукции, работ, услуг, весьма для него невыгодные. Поэтому главным рычагом защиты интересов потребителя в рыночном обороте является макси­мальное развитие конкуренции, при которой не потребитель вынуж­ден искать производителя (продавца, исполнителя работ и т.п.), а про­изводитель должен искать потребителя. Об этом специально говорит­ся в статье 11 ГК РК.

Но право предусматривает и другие принудительные способы защиты интересов потребителя. Об этом, в частности, говорится в ст. 387 («Публичный договор») и ст. 389 («Договор присоединения») ГК РК и в других законодательных актах.

Действует специальный Закон о защите прав потребителей, которым, равно как и ГК, предусмотрена ответственность производителей (предпринимателей) перед потребителем за нарушение его прав и законных интересов.

Для более полной и эффективной защиты своих прав потребители могут создавать общественные объединения и организации потребите­лей. Организации такого рода образованы и действуют как в масштабе всей республики, так и во многих ее областях. Подобные организации разъясняют потребителям их права, помогают их защите, оказывают юридическую помощь, ставят перед государственными органами воп­росы контроля за качеством выпускаемой продукции или качеством работ и т.п.

Исполнение договора.

Точное определение места исполнения имеет практическое значение, в частности, для распределения расходов между сторонами по доставке исполнения. По общему правилу, расходы до места исполнения возлагаются, если иное не предусмотрено законо­дательством или договором, на должника.

Обычно место исполнения определяется законодательством, до­говором (например, при заключении договора купли-продажи сто­роны обусловили обязанность продавца доставить товар на квар­тиру покупателя), либо явствует из существа обязательства (напри­мер, не вызывает сомнений место исполнения обязательства по ремонту квартиры, обработке сада ядохимикатами и т. п.), или обычаев делового оборота.

Если место исполнения не определено, то, в соответствии со ст. 281 ГК РК, исполнение должно быть произведено:

1) по обязательству передать недвижимое имущество — в мес­те нахождения имущества. Под недвижимым имуществом понимается имущество, прочно связанное с землей в соответствии со ст. 117 ГК РК;
2) по обязательству передать товар или иное имущество с исполь­зованием перевозки — в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки его кредитору. Речь в этом подпункте идет практичес­ки о поставке товара иногороднему покупателю. Место исполнения в этих случаях привязано к первому перевозчику (станция, порт, склад поставщика при автомобильных перевозках и т. п.);
3) по другим обязательствам предпринимателя передать товар или иное имущество — в месте изготовления или хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обяза­тельства;
4) по денежному обязательству — в месте жительства кредито­ра в момент возникновения обязательства, а если кредитором явля­ется юридическое лицо — в месте его нахождения в момент возник­новения обязательства.

Понятие «денежное обязательство» в данном подпункте трактуется в соответствии со ст. 282 ГК РК. Местом жительства гражда­нина, в соответствии со ст. 16 ГК РК признается тот населенный пункт, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Одна­ко, для исполнения денежного обязательства такого определения не­достаточно. Специфика денежного обязательства заключается в том, что для его исполнения необходимо наличие отделения банка или связи в данном населенном пункте. Исходя из этого, в случае, когда в населенном пункте отсутствует отделение банка, в котором у кре­дитора имеется счет, или отделение связи, принимающее денежные переводы, можно признать надлежащим исполнение денежного обязательства, произведенное в близлежащем населенном пункте или в районном центре, где имеются такие отделения.

Место нахождения кредитора — юридического лица определяется в соответствии со ст. 39 ГК РК, как место нахождения постоянно действующего органа юридического лица.

Расчеты между юридическими лицами осуществляются через банки, где они открывают счета. В связи с этим возник вопрос: ка­кой из банков считать местом исполнения денежного обязательства — банк должника или банк кредитора? Должник может считать исполнение совершенным, когда он отдал поручение о переводе платежа своему банку. Однако, исходя из точного смысла ст. 281 ГК РК следует прийти к выводу, что местом исполнения денежного обязатель­ства является банк, открывший кредитору расчетный или иной счет, на который поступают денежные средства.

Это правило действует и в случаях, когда в качестве кредито­ра выступает индивидуальный предприниматель, а в качестве дол­жника юридическое лицо или другой индивидуальный предприни­матель, если платежи производятся путем безналичных расчетов через банк, в котором открыт счет индивидуального предпринима­теля-кредитора.

Однако ситуация меняется, когда расчеты производятся путем наличных платежей. Это имеет место, когда должником выступают граждане, а также индивидуальные предприниматели и юридические лица в случаях, когда они рассчитываются наличными. Расчеты на­личными деньгами обычно осуществляются в местах выполнения работы, оказания услуг индивидуальным предпринимателем (обыч­но через кассу). Поэтому местом исполнения обязательства в таких случаях следует считать не место жительства, а место работы, оказа­ния услуг. Это противоречит подпункту 4, однако находится в полном соответствии с общим правилом, когда подпункт 4 не применяется:

такое решение вопроса вытекает из существа обязательства;

5) по всем другим обязательствам — в месте жительства должни­ка, а если должником является юридическое лицо — в месте его на­хождения.

Относительно места нахождения юридического лица можно по­ставить еще один вопрос более общего плана: можно ли считать местом исполнения не место нахождения постоянно действующего органа, а место нахождения филиала юридического лица? Этот воп­рос может быть поставлен в случаях, когда, например, договор за­ключен с юридическим лицом, находящимся в Алматы, через его филиал, расположенный в Таразе, причем должник по этому договору также находится в Таразе. Строго по смыслу подпункта 5 ст. 281 ГК РК местом исполнения должен быть Алматы, однако в дан­ном конкретном случае можно применить общее правило о том, что исполнение обязательства в Таразе вытекает из существа обязатель­ства. Следует, однако, признать, что данное положение может быть предметом спора, поэтому целесообразно вопрос о месте исполнения решать в договоре.

ЗАО «НАК «Казатомпром» предъявило к ООО «РАВСАК» (Россия, г. Москва) иск о взыскании вреда в сумме 274 232 тенге. В обоснование иска указано, что 14 октября 2007 года стороны заключили договор по условиям которого:

— ООО «РАВСАК» обязано было на условиях DDU станции Джамбул поставить товар на сумму 669 500 российских рублей;

— ЗАО НАК «Казатомпром» открывает на имя продавца в ЗАО «Ситибанк Казахстана» аккредитив на указанную сумму, а расходы и комиссии по платежу в банке покупателя оплачивает покупатель, а в банке продавца — продавец;

Определением СМЭС Жамбылской области от 18 февраля 2009 года заявление возвращено истцу по мотивам его неподсудности этому суду. Разъяснено, что заявление подсудно СМЭС г.Алматы.

Постановлением надзорной коллегии Верховного Суда РК определение суда оставлено без изменения по следующим основаниям.

Возвращая заявление истцу по мотивам его неподсудности СМЭС Жамбылской области, судом учтено существо заявленного требования и предусмотренные договором обязательства сторон.

Согласно условиям договора ООО «РАВСАК» взяла на себя обязательство доставить товар на станцию Жамбыл. Применительно к доставке товара в натуре местом исполнения обязательства продавца будет станция Жамбыл.

Однако истцом заявлено требование не об исполнении продавцом обязательства по поставке товара, а заявлено требование об исполнении ответчиком вытекающего из договора денежного обязательства. Это обязательство состоит в возмещении расходов по открытию истцом и обслуживанию банком аккредитива, а также по выплате договорной неустойки (пени) за нарушение продавцом срока поставки товара.

Это требование истца основано на исполнении должником денежного обязательства.

Согласно подпункту 4) статьи 281 ГК денежное обязательство должно быть исполнено должником по месту нахождения юридического лица-кредитора.

Из материалов дела видно, что ЗАО НАК «Казатомпром» находится в городе Алматы, имеет банковский счет в банке «Ситибанк-Казахстан».

При таких обстоятельствах ЗАО НАК «Казатомпром» вправе по своему выбору предъявлять иск в суд по месту исполнения денежного обязательства. СМЭС Жамбылский области, возвращая заявление по мотиву его неподсудности данному суду, принял во внимание положения статьи 281 ГК РК и статей 416, 28, 32 ГПК и то, что к ООО «РАВСАК» заявлено требование об исполнении денежного обязательства.

Денежные обязательства

В ГК РК 12 января 2007 г. были внесены изменения, в соответствии с которыми было дано понятие денежного обязательства.

В п.1 ст.282 ГК РК теперь закреплено:
В силу денежного обязательства одно лицо (должник) обязано уплатить деньги другому лицу (кредитору), а кредитор имеет право требовать от должника исполнение его обязанности по уплате денег (заем денег и другие обязательства). К обязанностям по уплате денег по возмездному договору, обязательствам о возмещении убытков и уплате неустойки, а также обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда либо неосновательного обогащения, применяются правила о денежном обязательстве, если иное не установлено настоящим Кодексом, законодательными актами Республики Казахстан или не вытекает из существа обязательства.

В Казахстане, в отличие от других стран СНГ, благодаря усилиям Национального банка РК, в ГК РК не включена глава «Расчеты». Вместо этого принят Закон РК от 29 июня 1998 года №237-I «О платежах и переводах денег».

В соответствии со ст.7 Закона «О платежах и переводах денег»:

«На территории Республики Казахстан применяются следующие способы осуществления платежей и переводов денег:
1) передача наличных денег;
2) предъявление платежных поручений;
3) выдача чеков;
4) выдача векселей или их передача по индоссаменту;
5) использование платежных карточек (в том числе микропроцессорных платежных карточек);
6) прямое дебетование банковского счета;
7) предъявление платежных требований-поручений;
8) предъявление инкассовых распоряжений;
9) иные способы, установленные законодательством Республики Казахстан».

Согласно ст.8 Закона о платежах и переводах денег права и обязанности между отправителем и банком-получателем, связанные с использованием платежного поручения, устанавливаются в договоре между ними, а их фактическая реализация возникает с момента предъявления в банк-получатель платежного поручения. Банк-получатель после получения такого указания должен его акцептовать либо мотивированно отказать в его акцепте. В случае акцепта платежного поручения банком-получателем у отправителя возникает право требования по исполнению акцептованного платежного поручения.

В соответствии со ст.9 Закона «О платежах и переводах денег» выдача чека — способ осуществления платежа, при котором платеж производится путем выдачи чекодателем одноименного платежного документа чекодержателю.

Выдача чека не является исполнением денежного обязательства чекодателя, во исполнение которого такой чек был выписан. Исполнение указанного обязательства происходит в момент получения денег по чеку.

Чеки подразделяются на покрытые и непокрытые. Покрытыми являются чеки, которые обеспечены депозитом, предварительно внесенным чекодателем в банк. Непокрытыми являются чеки, которые не были предварительно обеспечены депозитом. Чеки могут содержать гарантию банка по их оплате, в том числе по непокрытым чекам.

Права и обязанности чекодателя и банка, связанные с использованием чека, возникают на основании договора об использовании чеков между чекодателем и банком. Права чекодержателя возникают с момента получения чека от чекодателя.

Реализация указанных прав и обязанностей производится с момента выдачи чека чекодателем.

У чекодержателя возникает право денежного требования к банку чекодателя в сумме, указанной в чеке. Банк чекодателя оплачивает чек, предъявленный чекодержателем, либо мотивированно отказывает в его оплате в сроки, предусмотренные нормативными правовыми актами Национального банка Республики Казахстан и по основаниям, установленным Законом «О платежах и переводах денег».

Прекращение обязательства из-за невозможности исполнения обязательства.

В соответ­ствии со ст. 374 ГК РК, обязательство прекращается невозможностью исполнения, если оно вызвано обстоятельством, за которое должник не отвечает.

Если невозможность исполнения была вызвана обстоятельством, за которое должник отвечает, обязательство не прекращается, а лишь изменяется, так как для виновной стороны обязанность исполнения преобразуется в обязанность возместить причиненные контрагенту убытки, оплатить неустойку и прочее. Речь здесь идет практически об основаниях освобождения должника от ответственности. По общему правилу, таким основанием является отсутствие вины должника в наступлении невозможности исполнения, т. е. должник не отвечает за случайно наступившую невозможность исполнения. Бремя доказывания отсутствия вины в наступлении невозможности исполнения обязательства возлагается на лицо, нарушившее обязательство (п. 1 ст. 359 ГК РК).

Однако из этого общего правила есть исключения, связанные с предпринимательским риском. В предпринимательских отношениях невозможность исполнения обязательства, по общему правилу, может иметь место лишь в случае действия обстоятельств, признаваемых непреодолимой силой, поскольку в остальных случаях, в т. ч. когда причиной неисполнения обязательств явились случайные обстоятельства, не зависящие от должника, последний, тем не менее, будет нести ответственность (п. 2 ст. 359 ГК РК).

В денежных обязательствах невозможность исполнения как основание прекращения обязательства исключается.

Невозможность исполнения может быть физической (гибель индивидуально определенной вещи, смерть гражданина и т. п.) и юридической (запрет компетентного государственного органа). Нельзя признать наступление невозможности исполнения в случае экономических затруднений в исполнении обязательства.

В случае невозможности исполнения обязательства договор может быть изменен или расторгнут по заявлению одной стороны (ст. 404).

В ст. 374 ГК закреплена обычная практика о праве каждой из сторон, исполнившей обязательство, требовать исполненное обратно. Исключение сделано для случаев, когда невозможность исполнения должником обязательства наступила вследствие виновных действий кредитора, в этом случае кредитор лишается права требовать возвра­щения исполненного им по обязательству.

Прекращение обязательства прощением долга.

В соответствии со ст. 373 ГК «обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отноше­нии имущества кредитора».

Прощение долга рассматривается как односторонняя сделка (ст. 154), совершаемая кредитором.

Кредитор не вправе простить должнику долг, если это нарушает права третьих лиц, и третьему лицу удастся это доказать.

Иногда прощение долга может нарушить и интересы должни­ка, например, в обязательствах со встречным исполнением. Поэто­му должник может или отказаться от прощения долга, или потре­бовать исполнения встречного обязательства. Например, если по договору купли-продажи телевизора продавец освобождает должника от уплаты денег, это не освобождает его от обязанности передать телевизор покупателю. В противном случае будет иметь место односторонний отказ от исполнения обязательства без достаточных оснований.

Изменение договорных обязательств.

В ГК РК нет нормы, позволяющей суду изменить или аннулировать договор в случае изменения обстоятельств, при которых заключался договор.

В последнее время участились случаи рассмотрения судами исковых заявлений об изменении условии договора. Налоговые органы начисляют суммы НДС физическим лицам, реализовавшим недвижимость и автотранспортные средства в течение года после их приобретения, от стоимости прироста, которая определяется разницей суммы приобретения и реализации.

На наш взгляд, исковые требования об изменении условии договора, в частности об изменении стоимости приобретенного по договору купли-продажи недвижимости или автотранспортных средств, не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Гражданское дело возбуждается по исковым требованиям, по которым между сторонами возник спор. Если и продавец, и покупатель признают, что недвижимость продан за определенную сумму, а указанная в договоре сумма не соответствует фактической сумме договора, следовательно, между сторонами договора купли-продажи отсутствует спор. Поэтому стороны по договору вправе заключить дополнительное соглашение.

Различие между ненадлежащим исполнением и неисполнением.

В соответствии со ст.354 ГК РК уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадле­жащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства, если иное не предусмотрено законодательными актами или договором. Возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законодательными актами или договором.

То есть статья 354 ГК РК различает последствия двух видов нарушения обязательства:

а) ненадлежащее исполнение обязательства. Привлечение к ответ­ственности за нарушение не освобождает должника от обязанности исправить это нарушение и, следовательно, исполнить обязательство в его первоначальном виде надлежащим образом;

б) неисполнение обязательства. При таком нарушении должник, полностью возместивший убытки кредитора, вызванные нарушением, или уплативший положенную неустойку, не обязан исполнять обяза­тельство как таковое, ибо в условиях рыночной экономики кредитор приобретет за полученные от должника деньги все, что ему причита­лось по неисполненному обязательству.

Оба правила, как видно из текста статьи, носят диспозитивный характер.

Выполнение обязательства кредитором за счет обязанного лица.

В соответствии со ст. 428 ГК РК если недостатки товара не были оговорены продавцом, поку­патель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца:

1) соразмерного уменьшения покупной цены;
2) безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок;
3) возмещения своих расходов на устранение недостатков товара;
4) замены товара ненадлежащего качества на товар, соответ­ствующий договору;
5) отказа от исполнения договора и возврата уплаченной за то­вар денежной суммы.

Условия договора об отказе покупателя от этих прав являются недействительными.

Если А. сам отремонтировал автомобиль поставленный ему Б. с нарушением качества, он имеет право требовать возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.

Вина должника.

Особого значения в гражданском законодательстве формы вины не имеют. Они используются в некоторых специально предусмотренных законом случаях. В отличие от ГК РФ (п.1 ст.401), в ГК РК при определении вины термины умысел и неосторожность не применяются (п.1 ст.359 ГК РК).

Понятие умышленной вины применяется в п.3 ст.359 ГК РК (Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства недействительно). В п.1 ст.364 ГК РК говорится об умышленной или неосторожной вине кредитора. При определении ответственности сторон по договору хранения во внимание принимаются умысел или грубая неосторожность поклажедателя (ст.779 ГК РК). Владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности при умысле потерпевшего (п.1 ст.931 ГК РК).

Таким образом, в гражданском праве существует не четырехчленное деление форм вины, как в уголовном праве, а трехчленное (умысел, грубая неосторожность, простая неосторожность).

С принятием в 1991 г. Основ гражданского законодательства, за­тем и ГК РК изменилось и понятие вины, и ее значение для при­влечения нарушителя обязательства к ответственности.

Во-первых, изменилось понятие вины. В прежнем понимании вина выявлялась в чисто психологических категориях (умысел, неосторожность). Ст.359 ГК РК раскрывает вину через поведенческие категории: нарушитель не принял всех зависящих от него мер, чтобы не допустить нарушения обязательства. При этом под виной юриди­ческого лица понимается вина его работников, проявившаяся в про­цессе их служебной деятельности и вызвавшая неисполнение или не­надлежащее исполнение обязательства (см.: ст. 362 ГК РК).

Это, конечно, не означает, что умыслу и неосторожности вовсе не придается значения при оценке вины нарушителя обязательства. Ко­нечно, придается, особенно в случаях, когда оба участника обязатель­ства виновны в нарушении (см.: ст. 364 ГК РК), но критерий установления вины явно сместился к оценке использования должником возможности предотвращения нарушения и ограничения его объема.

Во-вторых, комментируемая статья устанавливает соотношение ви­новного и безвиновного основания ответственности не как правило и исключение, как это было прежде (ст. 212 ГК КазССР), а как равно­значные основания, но применяемые в разных видах гражданских пра­воотношений (предпринимательская и непредпринимательская дея­тельность).

Приведем примеры из практики.

Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего, размер возмещения в силу закона должен быть уменьшен.

Лезина Э. А. обратилась в суд с иском к Куликову А.С. о взыскании материального ущерба и морального вреда, указав, что 20 июня 2008 года ответчик, управляя автомашиной ВАЗ, допустил наезд на ее сына Лезина Романа, 1998 года рождения, который в результате наезда стал инвалидом. Просила взыскать расходы на приобретение лекарств 53 966 тенге, потерянный заработок в сумме 29 400 тенге, транспортные расходы 10 тыс. тенге, компенсацию морального вреда — 400 тыс.тенге.

Решением Турксибского районного суда г. Алматы, оставленным без изменения определением коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда, с ответчика в пользу истицы взыскано 343 666 тенге.

Постановлением надзорной коллегии Верховного Суда указанные судебные постановле­ния отменены, дело направлено на новое рассмотрение, по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования о возмещении материального и морального вреда, суд правильно руководствовался ст. 931 ГК, предусматривающей, что организации и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего и исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств возникновения непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Однако вместе с тем суд не дал надлежащей оценки постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 4 июля 2008 года, из которого следовало, что «Куликов, управляя автомашиной, допустил наезд на Лезина Р., который выбежал на проезжую часть из-за задней части стоящего с северной стороны дороги автобуса. Данный наезд произошел по неосторожности малолетнего пешехода Лезина Р., который, не убедившись в безопасности движения, выбежал на проезжую часть». Таким образом, при взыскании сумм в возмещение ущерба судом не учтено виновное поведение самого пострадавшего. Между тем по смыслу ст. 364 ГК, если грубая неосторож­ность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего, размер возмещения должен быть уменьшен.

Изложенные обстоятельства оценки суда также не получили, что и повлекло частичную отмену принятых решений.

В соответствии с п.1 ст.359 ГК РК «должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства». В этой формуле заключены все основания для применения субъективного масштаба. В частности, вина врача будет определяться в зависимости от того, как конкретно этот врач проводит операции, а не применительно к среднестатистическому врачу.

В соответствии с п.2 ст.359 ГК РК: «Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образам исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельнос­ти, несет имущественную ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непре­одолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельствах (стихийные явления, военные действия и т.п.). К таким обстоятельствам не относится, в част­ности, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, ра­бот или услуг».

Такая безвиновная ответственность опирается на риск, свойствен­ный предпринимательству (см.: ст. 10 ГК). Пред­приниматель, вступая в обязательство, сознательно берет на себя риск исполнения (субъективный риск предпринимателя) и не вправе пере­кладывать убытки от допущенного нарушения на своего хозяйствен­ного партнера или потребителя, ссылаясь на свою невиновность.

Но и в предпринимательских обязательствах основание ответственности за нарушение не безгранично, ибо не охватывает случаи, вызванные непреодолимыми для нарушителя обстоятельствами, кото­рые в законе (см., например: ст. 182 ГК) или на практике принято на­зывать непреодолимой силой или форс-мажорными обстоятельствами. Здесь уже можно говорить об объективном риске. Неисполнение пред­принимателем обязательства вследствие непреодолимой силы освобож­дает его от ответственности за нарушение.

Связь обязательства с предпринимательством учитывается и тогда, когда обязательство возникает между предпринимателями, и тогда, когда второй участник в данном обязательстве выступает не в качестве предпринимателя.

Например, гражданин заказывает строительной фирме построить дом для собственного проживания. Как известно, обязанности по та­кому договору несут и заказчик, и подрядчик. Заказчик (не предприни­матель) несет ответственность за нарушение обязанностей перед под­рядчиком лишь при наличии вины. Подрядчик же будет отвечать, даже если докажет свою невиновность в неисполнении.

В случае когда продавец продает недоброкачественный корм, он отвечает за гибель животных независимо от того, знал ли он или нет о недоброкачественности корма.

В случае когда А. обязуется поставлять Б. автомобили определенной марки, тот факт, что завод его поставщика Л. сгорела, никак не влияет на его ответственность перед Б.

Во-первых, сгорел завод не самого А., а его поставщика Л., так что он может найти на рынке другого поставщика автомобилей той же марки.

Во-вторых, согласно п.2 ст.359 ГК РК отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров не является обстоятельством, свидетельствующим о наличии непреодолимой силы.

Расторжение договора.

В гражданском кодексе РК различаются два понятия: «расторжение договора» и «односторонний отказ от исполнения договора (отказ от договора)».

Расторжение договора может быть произведено, при отсутствии соглашения сторон только в судебном порядке (ст.401 ГК РК). Односторонний отказ от исполнения договора допускается только в случаях, предусмотренных ГК, иными законодательными актами и соглашением сторон (ст.404 ГК РК).

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной:
2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законодательными актами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п.2 ст.401 ГК РК).

В судебной практике к существенным нарушениям договора относят самые различные обстоятельства. По одному делу суд указал: «Неисполнение ответчиком договора в течение двух лет, а после этого выбытие в неизвестном направлении суд рассматривает как существенное нарушение условий договора. Поэтому требование о расторжении договора законно и обоснованно».

В деле по иску компании Delmer Trading Ltd. к ТОО «Казнефтехим» о расторжении договора Надзорная коллегия Верховного Суда РК в постановлении указала:

Как существенное нарушение судом обоснованно приняты во внимание доводы истца о том, что ответчик нарушил договорные обязательства, касающиеся процесса поставок мазута. Коллегия считает обоснованными выводы истца о том, что в результате существенного нарушения условий договора ответчиком он понес ущерб и лишился того, на что мог рассчитывать при заключении договора – своевременность получения мазута, прибыли в результате хозяйственной деятельности, более того длительное время лишен возможности, распоряжаться своими деньгами.

В соответствии с п.2 ст.277 ГК РК:

«В случаях, когда обязательства не предусматривает срок его исполнении и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из законодательства, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства».

Правовые последствия расторжения договора

В соответствии со ст.403 ГК РК:

«При расторжении договора обязательства сторон прекращаются.
В случае расторжения или изменения договора обязательства считаются прекращенными или измененными с момента достижения соглашения сторон об изменении или расторжение договора, если иное не вытекает из соглашения сторон или характера изменения договора, a при расторжении или изменении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении или изменении договора.

Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения или изменения договора, если иное не установлено законодательными актами или соглашением сторон.

Если основанием для расторжения или изменения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением или изменением договора.

Иногда в судебной практике происходит смешение последствий расторжения договора и признания сделки недействительной.

Например, решением Алмалинского районного суда г. Алматы был удовлетворен иск Гореловой к Лемеш о расторжении договора по оказанию услуг, взыскании материального ущерба и возмещении морального ущерба.

Коллегия по гражданским делам Алматинского городского суда решение районного суда отменила, указав при этом:

При рассмотрении данного спора судом первой инстанции примене­ны нормы материального права, не подлежащие применению, и не применен закон, подлежащий применению (ст. 365 ГПК), что привело к преждевременности выводов суда и необоснованности состоявшегося решения.

Так, истицей заявлены требования о расторжении заключенного ею с ответчицей договора и возврате переданных ею (Гореловой) ответ­чице Лемеш сумм.

Основания и порядок расторжения договора предусмотрены ст. ст. 401, 402 ГК РК; причем, п. 3 ст. 403 ГК РК устанавливает, что в случае расторжения договора обязательства считаются прекращенными с момента соглашения сторон о расторжении договора, а при расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда.

Однако, обосновывая свое решение в части расторжения договора, суд сослался на статьи 159-160 ГК Республики Казахстан, устанав­ливающие основания признания договора недействительным (хотя тре­бования об этом не заявлялись); более того, сославшись на ст. 157 ГК РК (которая указывает на недействительность обязательств с момента заключения договора), суд указал на необходимость возврата ответчи­цей истице потраченных последней сумм, то есть фактически судом была применена реституция.

Таким образом, несмотря на то, что иск был заявлен о расторжении договора, суд в мотивировочной части решения указал на основания и последствия признания договора недействительным, а в резолютивной части решения расторг договор и применил последствия признания его недействительным.

То есть в данном случае мотивировочная часть решения не соответ­ствует его описательной и вводной частям и противоречит его резолю­тивной части, поэтому решение суда в этой части подлежит отмене.

Поскольку при расторжении договора реституция применена быть не может, то суду при разрешении этого вопроса необходимо было дать соответствующую оценку заключенному сторонами договору, а также расписке истицы о получении ею от ответчицы в мае 2000 года письма-приглашения и инвойса; необходимо было выяснить, выполнены ли ответчицей обязательства по договору, то есть имелись ли основания для расторжения договора.

Судья Верховного Суда                    Н. Кайыпжан

Источник: sotsko.kz

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

One Response to Споры, связанные с заключением, изменением, расторжением, исполнением договора. Лекция

  1. избасаров кошербаи сеилханович пишет:

    Здравствуите! Между ИП Избасаровым (прописан г Актау) и ТОО Атырау жолдары было заключен договор-перевозки на строительств автодорог Бейнеу-Актау. Со стороны ИП обязательств выполнен польном объеме и своевременно, но директор ТОО Кайрединов А К отказывается платить, сылаясь что счет-фактура за сентябрь 2012г не получил, мы неоднократьно передали акт выполненных работ за сентябрь месяц, на руках имееются акт выполненных работ за сентябрь месяц подписанным начальником участка ТОО Атырау жолдары гос Жуковым Г В. Могу ли подавать иск по место жительства (договоре указано СМЭС г Атырау) Есть-ли способы наказать директора ТОО уклоняющися от арендную плату за фактическую оказанных услуг. Прошу Вас вести принудительных мер, до плоть уголовных наказания,таким как Кайрединов А К

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *