Судебная практика по защите прав интеллектуальной собственности

В настоящее время надлежащая охрана интеллектуальной собственности занимает ведущее положение при заключении межгосударственных и межправительственных соглашений экономического характера. В связи с этим в Гражданском кодексе Республики Казахстан (далее — ГК) праву интеллектуальной собственности посвящен раздел 5, который объединяет 78 статей. Знание данных норм закона позволяет правильно определить круг доказывания и, следовательно, законно и обоснованно рассмотреть заявленные требования.

Мы рассмотрим ряд вопросов, которые возникли в практике судов Кустанайской области.

1. При рассмотрении дел, связанных с защитой права интеллектуальной собственности, иногда необходимо производство судебно-экономической экспертизы.

Так, по иску ОАО «VERTEX» к ТОО «Гелиос» о взыскании убытков, связанных с незаконным использованием товарного знака и подрывом деловой репутации, истец ОАО «VERTEX» обратился в суд с иском к ТОО «Гелиос» о взыскании убытков, связанных с использованием товарного знака и подрывом деловой репутации в сумме 15 млн. тенге. Исковые требования истец мотивировал тем, что ответчик эксплуатировал приобретенные автозаправочные станции с использованием без каких-либо оснований товарный знак, принадлежащий ОАО «VERTEX».

При расчете убытков истец использовал методику расчетов, разработанную Институтом оценки РК, при которой за основу берутся прибыль от использования товарного знака, плата за роялти, доход от реализации товаров и услуг, срок действия товарного знака.

Сомневаясь в данном расчете, суд назначил судебно-экономическую экспертизу.

Не соглашаясь с определением, ответчик в частной жалобе пояснил, что назначение подобной экспертизы является производным действием только после того, как будет установлена его вина.

Постановлением Коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан обжалуемое определение оставлено без изменения.

Назначая экспертизу, суд не предопределил виновность либо невиновность ответчика за незаконное использование товарного знака и причинение убытков.

В данном случае судья, сомневаясь в методике и расчетах убытков, вполне обоснованно назначил экспертизу, поскольку в соответствии с подп. 2, 3 ст. 91 ГПК РК наличие в деле актов ревизий, проверок не заменяет заключения эксперта и не исключает возможности назначения судебной экспертизы по тем же вопросам. Суд назначает экспертизу по ходатайству стороны или по своей инициативе. При возобновлении производства по делу после проведения экспертизы, ответчик может заявлять различные ходатайства, которые должны рассматриваться судом в соответствии со ст. 186ГПК РК.

2. К объектам права интеллектуальной собственности относятся и средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров и услуг.

Примером может служить гражданское дело по иску ЕООД «Винкомм» к ЗАО «Голд Продукт» о прекращении незаконного использования чужих товарных знаков, возмещении убытков и морального вреда.

В судебном заседании истец, поддерживая свои исковые требования, указал, что длительное использование ответчиком этикеток, зарегистрированных в качестве товарных знаков за ним, истцом, причинило существенный вред его деловой репутации. ЕООД «Винкомм» предоставило ТОО «Восток» лицензию на использование этикеток с условием, что оно будет маркировать ими только вино, произведенное по его заказу на дочернем предприятии болгарского винодельческого завода в Республике Молдова. Качество вина, поставляемого под товарными знаками истца, подтверждается заключениями специалистов, тогда как вино, произведенное ответчиком, получило негативную оценку. В связи с недобросовестной конкуренцией поставщик вин был вынужден расторгнуть договор № 105 от 15 октября 2000 г. на поставку вина из Молдовы.

Решением суда иск удовлетворен частично. На ЗАО «Голд Продукт» возложена обязанность изъять из оборота, удалить с товара и уничтожить этикетки вин по шести наименованиям. При невозможности выполнить это требование соответствующий товар уничтожить. Также опубликовать во всех республиканских печатных изданиях сведения о допущенном нарушении исключительных прав ЕООД «Винкомм» на указанные этикетки вин. Взыскано с ЗАО «Голд Продукт» в пользу ЕООД «Винкомм» в возмещение морального вреда 5 млн. тенге.

Определением Коллегии по гражданским делам решение суда в части возложения на ответчика обязанности изъять из оборота, удалить с товара и уничтожить этикетки вин, при невозможности выполнить это требование — уничтожить товар, опубликовать во всех республиканских печатных изданиях сведения о допущенном нарушении исключительных прав ЕООД «Винкомм» оставлено без изменения.

Согласно п. 1 ст. 1024 ГК правовая охрана товарного знака предоставляется на основании его регистрации, либо без регистрации на основании международных договоров, участницей которых является Республика Казахстан. Согласно п. 3 указанной статьи право на товарный знак удостоверяется свидетельством.

Как видно из материалов дела, за ЕООД «Винкомм» Национальным патентным ведомством зарегистрированы в Государственном реестре товарных знаков товарные знаки в виде этикеток вин — 6 наименований.

Согласно п. 1 ст. 1025 ГК обладатель права на товарный знак имеет исключительное право пользования и распоряжения принадлежащим ему знаком. В п. 4 ст. 4 Закона РК от 23 сентября 1992 г. «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее — Закон о товарных знаках) указано, что никто не может использовать охраняемый в Республике Казахстан товарный знак без согласия владельца. Данные требования закона ответчиком были нарушены.

3. По делам о защите прав владельца товарного знака служит примером может гражданское дело по иску ТОО «Лидер-2010» к ТОО«ДЕП», где истец просил путем возложения обязанностей на ответчика в виде прекращения нарушения исключительных прав истца на использование товарного знака ТАН», а также об уничтожении изготовленных обозначений маркировки «ТАНдеп», при невозможности исполнить это действие обязать ответчика уничтожить весь товар, об опубликовании сведений о допущенном нарушении прав владельца товарного знака с включением в данную публикацию сведений о том, что все права на товарный знак «ТАН» в отношении товаров 29 и 32 классов Международной классификации товаров и услуг (далее — МКТУ) принадлежат ТОО «Лидер-2010».

В обоснование заявленного иска истец указал, что является владельцем товарного знака «ТАН», зарегистрированного в отношении товаров 29 и 32 классов МКТУ, с приоритетом от 9 апреля 2003 г. согласно Свидетельству Республики Казахстан за № 16974 с внесением в Государственный реестр 8 октября 2004 г. Однако ответчик, используя его товарный знак с добавлением «деп», выпускает в гражданский оборот кисломолочный газированный напиток под названием «ТАНдеп» и «ТАН» «ДЕПовский», т. е. нарушил его исключительные права на товарный знак, поскольку такая маркировка сходна до степени смешения с товарным знаком «ТАН».

Представитель ТОО «ДЕП», не соглашаясь с заявленным иском, суду пояснил, что название кисломолочного газированного напитка «ТАН» вошло во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида, а применяемая им при производстве кисломолочного напитка маркировка «ТАНдеп» и словесное обозначение «ТАН» не сходны до степени смешения. Обозначение «ТАН» «Деповский» для маркировки продукции им не используется. Решением суда в удовлетворении иска ТОО «Лидер-2010» отказано.

Оспаривая данное решение, истец просил его отменить с вынесением по делу нового решения о полном удовлетворении заявленного иска. В обоснование апелляционной жалобы истец указал, что ссылка суда на сравнительный анализ, произведенный РГКП Национальный институт интеллектуальной собственности (далее — НИИС), является необоснованной, так как данное предприятие не вправе производить судебную экспертизу, а заключение экспертов от 15 мая 2012 г., по мнению истца, является недостоверным, поскольку эксперты неправильно пришли к выводу о фантазийности слова «ТАНдеп». Однако ни в одной публикации не произведен фонетический разбор этого слова, как следствие — ударение в слове «ТАНдеп» следует производить на звук «а», который является основным в маркировке товара ответчика. Кроме того, все документы, подтверждающие продажу напитка «ТАН» «Деповский», были представлены в суд, получается, что «ТАНдеп» — это тот же «ТАН», только «Деповский». В жалобе отмечается, что частичка «деп» намеренно присоединена к товарному знаку истца, чтобы привести потребителя в заблуждение относительно производителя товара с известным знаком. Эксперты упустили момент, что слово «ТАН» в маркировке этикеток ответчика явно выделяется и стоит на переднем плане. В силу противоречивости выводов эксперта, по мнению истца, суд должен был удовлетворить его ходатайство о проведении повторной экспертизы по делу. Ответчик производит напиток «ТАН», однако при его производстве использует разработанный ТОО «ДЕП» стандарт, а не Госстандарт РК, следовательно выводы суда со ссылкой на Госстандарт являются необоснованными.

Постановлением апелляционной судебной коллегии Костанайского областного суда названное решение было оставлено без изменения по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 1024 ГК правовая охрана товарного знака предоставляется на основании его регистрации, либо без регистрации на основании международных договоров, участницей которых является Республика Казахстан. Согласно п. 3 указанного закона право на товарный знак удостоверяется свидетельством.

Истец ТОО «Лидер-2010» является владельцем товарного знака «ТАН», зарегистрированного в Комитете по правам интеллектуальной собственности в отношении товаров 29 и 32 классов МКТУ. Согласно МКТУ, к классу товаров 29 относятся молочные напитки, в которых преобладающим компонентом является молоко. Класс товаров 32 включает газированные воды и прочие безалкогольные напитки.

В соответствии со ст. 4, 5 Закона РК о товарных знаках, в качестве товарного знака могут быть зарегистрированы изобразительные, словесные, буквенные, цифровые, объемные и иные обозначения или их комбинации, позволяющие различать товары и услуги одних лиц от однородных товаров или услуг других лиц. Истцом зарегистрирован товарный знак «ТАН» со словесным стандартным шрифтовым обозначением на кириллице.

В апелляционном разбирательстве суд проверил наличие или отсутствие заявленного основания иска истца — название «ТАН» идентично и сходно до степени смешения с товарным знаком «ТАНдеп», — в совокупности с проведенными по делу первоначальной и повторной экспертизами.

Приведем заключение экспертизы от 6 июня 2011 г.: «По результатам сравнительного анализа установлено, что общее количество совпадающих признаков словесного обозначения товарного знака «ТАН» и словесных обозначений «ТАНдеп» и «ТАН Деповский» составляет в процентном соотношении 75 и 70,23% соответственно. Таким образом, процент совпадения признаков лежит в пределах от 50 до 75, следовательно, словесное обозначение товарного знака «ТАН» и словесные обозначения «ТАНдеп» и «ТАН Деповский» сходны до степени смешения».

Вместе с тем, согласно Методическим рекомендациям по исследованию основополагающих характеристик товарных знаков Центра судебной экспертизы МЮ РК, сходство до степени смешения определяется при совпадении от 87,5 до 99%. Указанные факты послужили для суда первой инстанции правовым основанием для назначения по делу повторной экспертизы, поскольку факт недостаточности объема проведенных экспертом исследований был подтвержден.

Кроме того, при назначении повторной экспертизы судом в соответствии с требованиями п. 2 ст. 64 ГПК РК обоснованно учтен представленный по делу в качестве доказательства анализ обозначений «ТАН» и «ТАНдеп» от 25 февраля 2011 г., проведенный руководителем службы аналитических исследований по товарным знакам и промышленным образцам Филиала РГКП НИИС, в котором сделан вывод о том, что сравнительный анализ словесных обозначений «ТАН» и «ТАНдеп» показал отсутствие визуального и фонетического сходства.

По результатам проведенной по делу повторной экспертизы Центром судебной экспертизы МЮ РК с привлечением специалистов НИИС от 15 мая 2012 г., словесное обозначение товарного знака «ТАН» и словесные обозначения «ТАНдеп» и «ТАН Деповский» не являются сходными до степени смешения.

При даче правовой оценки названным заключениям эксперта суд апелляционной инстанции отмечает, что в соответствии с Методическими рекомендациями по исследованию основополагающих характеристик товарных знаков товарные знаки признаются сходными до степени смешения в случае, когда процент совпадения признаков равняется в пределах 87,6-99%.

Таким образом, результаты повторной комплексной экспертизы по тому же предмету спора, являются более убедительными, поскольку достаточно полно раскрывают в сравнении анализ обозначений с проведением филологического исследования названий.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что незаконное применение товарного знака должно представлять собой воспроизведение, имитацию или перевод другого знака, способные вызвать смешение со знаком, пользующимся преимуществом на торговом рынке.

Между тем при проверке названных критериев в судебном заседании было установлено, что обозначение в виде слова «ТАН» является описательным обозначением и широко используется, помимо ответчика, другими субъектами права как описательный термин кисломолочного продукта. Одним из наиболее объективных доказательств степени узнаваемости товарного знака «ТАН» служат следующие документы.

Так, согласно Государственному стандарту РК, введенному в действие с 1 января 2012 г., кисломолочный продукт «Тан» — это продукт, выработанный из топленого молока и других молочных продуктов, путем сквашивания его чистыми культурами мезофильных молочнокислых бактерий термостатным или резервуарным способами, с добавлением или без добавления питьевой воды и других немолочных компонентов (ингредиентов), с насыщением или без насыщения двуокисью углерода, т. е. свидетельствует об общераспространенности названия.

При этом по ранее действовавшему гармонизированному стандарту СТ РК 1471-2005 «Тан» обозначался как национальный кисломолочный продукт. Таким образом, имеются доказательства, подтверждающие известность обозначения и заинтересованность государства в законном использовании высокой репутации обозначения «ТАН».

Следует также отметить, что общеизвестность знака приобретается вследствие использования его на протяжении длительного времени для маркировки национальной продукции, в связи с чем ссылка суда на письмо Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Армения в Республике Казахстан № 232 от 21 мая 2012 г. в адрес ответчика является обоснованной, поскольку «Тан» считается армянским национальным кисломолочным продуктом.

Таким образом, эффект многократного использования сходного знака третьими лицами указывает, что, если даже знак может признаваться как общеизвестный для узкой сферы применения, его низкая степень исключительности не позволяет претендовать на охрану знака в отношении неоднородных товаров, поскольку различительная способность товарных знаков в данном случае является низкой.

Данные обстоятельства, в частности широкое распространение названия «ТАН», послужили правовыми основаниями для удовлетворения возражения ТОО «ДЕП» против действия регистрации товарного знака «ТАН» по Свидетельству № 16974. В частности, Апелляционным советом Комитета по правам интеллектуальной собственности МЮ РК от 3 июля 2012 г. было принято такое же решение с учетом тождественности обозначения «ТАН» по своим характеристикам общеизвестным напиткам в виде кумыса, шубата, коже, курта, каймака, кефира, т. е. «ТАН» является обозначением лишь кисломолочного напитка.

4. Компенсацияза нарушение авторских прав. Решением СМЭС от 13 января 2014 г. по иску Microsoft Corporation к ИП Свиридову С.В. о взыскании компенсации за нарушение авторских прав постановлено также взыскание минимального размера компенсации (20 минимальных заработных плат, или 373 200 тенге) аналогично делам, рассмотренным судом в 2013 г.

Учитывая небольшое количество рассмотренных дел указанной категории, каких-либо проблем при рассмотрении дел не возникло.

Ст. 49 Закона РК от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» предусмотрена выплата компенсации в сумме от 20 до 50 тыс. минимальных размеров заработной платы, устанавливаемой законодательством РК.

Однако в качестве предложений полагаю правильным предусмотреть расчет компенсации не в минимальной заработной плате, а в месячном расчетном показателе в эквиваленте от минимальной зарплаты, поскольку штрафные санкции и суммы компенсации удобнее исчислять и взыскивать в наиболее распространенной форме расчета — с применением МРП.

В 2013 г. СМЭС Костанайской области рассмотрено два дела по иску корпорации «Майкрософт» к ТОО «Бахыт-Мунай» и «Веk-ОSP» и по иску корпорации «Майкрософт» к ТОО «Костанай DWT\ДВТ» и Компания «Каззернопродукт» о взыскании компенсации за нарушение авторских прав (в каждом деле иск к двум ответчикам).

Решениями суда исковые требования удовлетворены частично.

Корпорация «Майкрософт» («Microsoft Corporation», Редмонд, штат Вашингтон, США) обратилась в суд с исками к ТОО «Костанай DWT\ДВТ» и Компании «Каззернопродукт», а также к ТОО«Бахыт-Мунай» и «Веk-ОSP» о взыскании компенсации за нарушение авторских прав.

Истец указал, что ответчиками в 2012 г. были нарушены авторские права истца на программное обеспечение ввиду незаконного использования операционной системы Windows XP Professional на принадлежащих им компьютерах, в связи с чем указанные ТООбыли привлечены к административной ответственности.

В этой связи истец, ссылаясь на действующие положения закона «Об авторском праве и смежных правах», потребовал компенсировать нарушение его прав путем взыскания с каждого из ответчиков 200 минимальных заработных плат, установленных законодательством, т. е. по 3 487 800 тенге. Судом иск был удовлетворен частично, взыскан с каждого из ответчиков минимальный размер компенсации, предусмотренный законом (20 минимальных заработных плат, или 373 200 тенге), по следующим основаниям.

При определении суммы компенсации суд учел, что нарушение было зафиксировано только при использовании одного-двух компьютеров у каждого из ответчиков при наличии и использовании ими множества иных компьютеров и операционных систем, в отношении которых использованы лицензионные продукты Microsoft Corporation. Данное обстоятельство свидетельствовало об отсутствии преднамеренности нарушения и отсутствии в действиях ответчиков должной осмотрительности, что соотносится с неосторожной формой вины указанных организаций и подлежит учету при определении их гражданско-правовой ответственности. Суд также принял во внимание, тот факт, что жесткие диски (винчестеры) компьютеров с контрафактной программой деинсталлированы, что исключает возможность их дальнейшего использования. Стоимость имущественного ущерба по заявлению представителя Business Software Alliance (Международной ассоциации производителей программного обеспечения) Маметовой Р.А. в административных делах составила от 32 760 до 91 520 тенге. Стоимость лицензионного программного обеспечения Microsoft Corporation на рынке Костанайской области, согласно представленным документам о ценовых предложениях по состоянию на 26.04.2013 г., составляла от 30 937 до 52 410 тенге. Одновременно с этим суд счел важным не создавать условий для злоупотребления истцом своих прав путем чрезмерных и неадекватных компенсаций с субъектов предпринимательской деятельности Республики Казахстан в пользу корпорации, обладающей общеизвестным юридическим, технологическим и финансовым статусом одной из крупнейших компаний мира.

5. Контрафактная продукция. ВАркалыкском городском суде в 2014 г. рассмотрено гражданское дело по иску Калиева А.К. к акимату г. Аркалык, в частности к отделу культуры и развития языков, о восстановлении авторских прав и взыскании морального ущерба. Исковое заявление было оставлено без рассмотрения по ходатайству истца об отзыве искового заявления ввиду разрешения спора мирным путем.

В соответствии с п. 16 нормативного постановления ВС РК «О применении судами некоторых норм законодательства о защите авторского права и смежных прав» от 25 декабря 2007 года № 11 при отсутствии иных доказательств автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения.

Из существа вышеназванного дела вытекало, что произведение, автором которого выступала группа физических лиц, было облечено в книгу, изготовленную по заявке местного исполнительного органа (госзакупке) посредством заключения местным исполнительным органом с редакцией (органом печати) договора на опубликование произведения. При этом автор основной части произведения (истец) не был включен в состав соавторов и опубликование книги было произведено без согласия основного автора (истца). Тираж книги в размере 500 экземпляров был распространен в продаже, средства поступали в доход местного исполнительного органа. В договоре, заключенном между местным исполнительным органом, фигурировал исключительно сам орган и орган печати (редакция) в соответствии с протокольным комиссионным решением представителей местного исполнительного органа и группой соавторов. С группой авторов (ответчиками), истцом никто ни в какие отношения не вступал. Взаимоотношения соавторов не определены соглашением между ними.

В связи с мирным разрешением спора между сторонами основная часть тиража была изъята из обращения и внесены поправки в реквизиты авторства книги. Исковое заявление истцом было отозвано, в связи с чем суд оставил без рассмотрения исковое заявление.

Вместе с тем в случае отсутствия отказа от искового заявления и рассмотрения дела по существу возникают для разрешения следующие вопросы: являются ли другие члены группы соавторства книги надлежащими ответчиками? как соотнести вину членов группы соавторов, редакции и местного исполнительного органа в случае предъявления иска о возмещении материального и морального ущерба со всеми вытекающими из этого последствиями?

Что касается вопросов предупреждения распространения контрафактной продукции необходимо уяснить ее понятие. Контрафакция — это незаконное использование отдельными организациями (фирмами) известных на рынке товарных фирменных знаков с целью извлечения доходов от производства и реализации товаров, сходных с товарами известных фирм-производителей в целях недобросовестной конкуренции и введения в заблуждение покупателя (приобретателя), ведение «дела» под чужим именем, незаконное использование чужого патента при изготовлении и продаже товаров.

Фальсификация — действия, направленные на обман покупателя и/или потребителя путем подделки объекта купли-продажи с корыстной целью. Поэтому фальсификация, в широком понимании, может рассматриваться как действия, направленные на ухудшение тех или иных потребительских свойств товара или уменьшение его количества при сохранении наиболее характерных показателей, но не являющихся существенными для потребителя.

Понятия «контрафакт» и «фальсификация» имеют различия с правовой точки зрения: под первым понимается нарушение интеллектуальных прав, а под вторым — нарушение технологии производства. Из этого следует, что контрафактная продукция одновременно будет являться и фальсифицированной, если нарушены исключительные права автора, а фальсифицированная продукция может не являться контрафактной.

Понятие контрафактной продукции впервые законодательно было определено в ст. 4 Закона о товарных знаках, согласно которому «товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными».

Законом «Об авторском праве и смежных правах» к категории контрафактных отнесены также экземпляры произведений и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав, и экземпляры охраняемых в республике, в соответствии с законом об авторском праве, произведений и фонограмм, импортируемых без согласия обладателей авторских и смежных прав в страну из государства, в котором эти произведения и фонограммы никогда не охранялись или перестали охраняться.

В отношении контрафактной продукции следует пояснить, что контрафакт может представлять форму незаконного использования товарных знаков, т. е. «заимствование» чужих брендов, и форму нарушения авторских прав в виде незаконного тиражирования книг, программных продуктов, аудио- и видеозаписей.

Контрафакт включает в себя качественно разнородные элементы, в разной степени затрагивающие интересы потребителей и правообладателей и предполагающие различные меры борьбы.

В настоящее время существует четыре типа контрафактной продукции, первым из которых является оригинальный продукт, который ввезен фирмой, не имеющей права на использование данной торговой марки. Ко второму типу относится контрафактная продукция, которая выпущена с нарушением определенных правил. К третьему типу необходимо отнести имитацию бренда.

Четвертым, наиболее распространенным, типом контрафактной продукции является полностью фальсифицированная продукция, т. е. состав названной продукции не соответствует тому, что заявлено на упаковке.

Международное право, регулируя названную сферу правоотношений, за каждой страной оставляет разработку собственных обеспечительных мер по защите торговых знаков и по защите рынка от проникновения фальсифицированной продукции. Во многих развитых странах мира законодательство предусматривает более жесткие меры по пресечению производства и распространения контрафактной продукции, чем в Казахстане. Так, за продажу и сбыт фальсифицированной и контрафактной продукции законодательство стран Франции, Германии и других предусматривает уголовную ответственность, а также штрафы от 1 млн. евро и выше. Предприятия, на которых производится фальсифицированная продукция, могут быть закрыты как временно, так и вообще, продукция и оборудование конфисковано. В Китае за изготовление контрафактной продукции предусмотрена смертная казнь. Показательно дело по медицинским лекарствам, когда расстреляли трех человек, в том числе женщину.

Из анализа статистических данных следует, что в нашей стране объемы производства и реализации контрафактной продукции стали снижаться. Между тем наличие контрафактной продукции становится серьезным препятствием на пути вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию, страны-участницы которой предъявляют серьезные требования к устранению нарушений в сфере интеллектуальной собственности. Кроме того, из-за наличия контрафактной продукции государственный бюджет Республики Казахстан недополучает огромную сумму денежных средств потенциальных налоговых платежей.

Одним из инструментов снижения спроса на фальсифицированную и контрафактную продукцию является формирование негативного отношения предпринимателей и потребителей к контрафактной продукции. Такое формирование должно сопровождаться не только проведением разъяснительной работы, но и широким применением мер административного и уголовного воздействия.

Следует отметить, что несмотря на все усилия правоохранительных органов, оборот контрафактных товаров в нашей стране остается. Во многом это обусловлено широким распространением в Казахстане челночного бизнеса и неорганизованной торговли в виде вещевых рынков, лотков. В этом случае необходимы дополнительные финансовые и административные меры, стимулирующие процесс их замещения высокоразвитыми торговыми сетями. В свою очередь, владельцы торговых домов и других развитых торговых сетей будут дорожить своим имиджем и не допускать реализации низкокачественных и поддельных товаров.

С созданием Таможенного союза огромную роль по защите прав интеллектуальной собственности правообладателей играют таможенные органы. Так, в ст. 46 Таможенного соглашения предусмотрен единый таможенный реестр товарных знаков, зарегистрированных внутри Таможенного союза, а также реестр объектов интеллектуальной собственности. В частности, в случае наличия признаков контрафактной продукции таможенные органы вправе приостановить таможенное оформление данной продукции сроком на 10 дней с проведением соответствующей проверки, в частности может быть востребовано патентное или экспертное заключение.

В результате защита прав интеллектуальной собственности при тесном взаимодействии правообладателей и таможенных органов будет более эффективной.

Возвращаясь к анализу данных по названной тематике, следует также отметить неоднозначный подход в рассмотрении дел судьями. Не всегда суды принимают правомерные решения. Порой решение суда само себе противоречит: своим решением судья отказывает в привлечении к административной ответственности и этим же решением конфискует товар, хотя санкция предусматривает штраф с конфискацией. Имеют место факты, когда суд по малозначительности прекращает дело, несмотря на то, что правообладателю нанесен значительный ущерб, а в соответствии с законодательством нашей страны такое правонарушение никак не может быть признано малозначительным. В некоторых случаях судьи прекращают дела из-за того, что таможня не доказала умысел административного правонарушения. Вместе с тем практика расследования случаев производства и распространения контрафактной продукции в Республике Казахстан регулируется нормами Кодекса об административных правонарушениях (ст. 128, 129), УК РК (ст. 184), а также рядом законов, которые описывают товарные знаки.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что разработка собственных обеспечительных мер по защите торговых знаков, по защите рынка Республики Казахстан от проникновения фальсифицированной продукции возможна только на основе изучения и применения международных норм и правил в области защиты интеллектуальной собственности. В этой связи с учетом исключения различного толкования норм закона необходима выработка собственных рекомендаций в борьбе с распространением контрафактной продукции.

Нурлумбаева Апайша Каримовна — судья апелляционной судебной коллегии по гражданским и административным делам Костанайского областного суда

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *