Выступление ТАШЕНОВОЙ А.Д. в прениях

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные!

Предъявленные мне обвинения по ст. 307 ч. 4 УК РК я не признаю в полном объеме по следующим основаниям:

Согласно Обвинительному Заключению (л.д. 7) в начале февраля 2011 года Джакишев С.А. обратился к Ташеновой А.Д. с просьбой об оказании содействия в вынесении надзорной коллегией ВС незаконного постановления об отказе в возбуждении надзорного производства по пересмотру ранее принятых судебных решений по иску АО «ФИК Алел», тем самым подстрекая ее к совершению тяжких преступлений.

03.02.2011 года Джакишев согласно предварительной договоренности с Ташеновой, действуя по предварительному сговору передал ей копии судебных актов и при этом договорился о принятии судебных решений в пользу АО «ФИК Алел».

Уважаемые господа! Чем это подтверждается? Следствие не представило ни единого доказательства, что мы разговаривали с Джакишевым С.А. в интервале между 14 января 2011 года, когда состоялось годовое совещание в ВС с участием председателей Областных судов и аппарата ВС до 03.02.2011 года. На совещании присутствовало более 100 человек. Я выступала с отчетом по работе коллегии по итогам 2010 года.

Все мои телефоны, включая сотовый прослушивались. Где мы договорились?

После 14 января, я его впервые увидела лишь 3 февраля. Поскольку 14.01.2011 года он в присутствии всех судей – Председателей областных судов, объявил о том, что перед вступлением в должность судьи ВС будет отгуливать отпуск, 03.02.2011 я думала, что он находится в отпуске. Об этом свидетельствует начало нашего диалога за 03.02.2011: «Как Ваши дела? Отдыхаете?» – «Ничего, да нет, какой отдыхаю. На работе» и далее по тексту. Спрашивается, на чем основано и для чего выдвигается такой довод следствия? Да потому что, эксперт Сванкулов в дополнительном заключении от 4 августа 2011 года (т.30 л.д. 70-75) однозначно указал: высказываний, представляющих собой обращение Джакишева С.А. с просьбой к Ташеновой А.С. решить вопрос в пользу АО «ФИК Алел» в диалоге от 03.02.2011 года не имеется. Далее, он был дополнительно допрошен следователем Перовым (т. 30 л.д. 76-79) и подтвердил свой вывод, указав, что какие-либо конкретные фразы, например – «я прошу», «помоги», «сделай», которые должны побуждать Ташенову к принятию решения в пользу АО «ФИК Алел» в стенограмме от 03.02.2011 года отсутствуют. Аналогичные показания он дал и в суде в присутствии присяжных заседателей 10.04.2011 года. Чтобы каким-то образом поддержать версию обвинения, г-ом Каныбековым М. был задан вопрос о наличии убеждения Джакишевым С.А. собеседника в законности деятельности АО «ФИК «Алел», на что был получен положительный ответ. При этом эксперт пояснил, что позитивная характеристика деятельности Компании может быть классифицирована как прием косвенного убеждения. В ходе допроса в суде эксперт Сванкулов А.Э. подтвердил, что 03.02.2011 года мы обсуждали тему безлицензионной деятельности АО «ФИК «Алел» и не более того. 17.02.2011 года обсуждалась тема налогового спора, инициированная мной, и тема по уголовному делу, вытекающая по безлицензионной деятельности. Все это было услышано в ходе судебного заседания, в этом зале.

Сравнительный анализ текстов позволил экспертам Сванкулову А.Э. и Мухатаевой прийти к обобщающему выводу о том, что группа разговоров между Ташеновой и Джакишевым от 03 и 17 февраля 2011 года содержат общие темы, касающиеся деятельности АО «ФИК Алел», обстоятельств уголовного и гражданского дела. На мой вопрос эксперт ответил, что им был сделан вывод об основной теме – АО «ФИК «Алел». «А там уже периодически нужно делить». Но это же лишний раз подтверждает правомерность наших показаний, что 03.02.2011 года мы говорили исключительно о безлицензионной деятельности и каких-либо просьб со стороны Джакишева С.А. по гражданскому делу, тем более о каком-то вознаграждении вообще не звучало. Поэтому я со всей ответственностью заявляю об абсурдности и беспочвенности обвинения о наличии якобы договоренности между нами.

Вчера Бахытжамал Сапаровна с точки зрения логики обосновала ошибочность этого утверждения: «Из будущего нельзя объяснить прошлое. Время-то вспять не повернешь!»
Тезис Обвинительного заключения (л.д. 18) «Тем самым, Джакишев С.А., являясь активным инициатором совершения преступления, побуждал и склонял Ташенову А.Д. путем уговоров и подкупа к злоупотреблению должностными полномочиями и вынесению заведомо неправосудного судебного акта «вообще ни в какие ворота не лезет». Я понимаю, бумага все стерпит. Допрошенный в суде руководитель следственной группы Д. Шакенов сказал, что обвинительное заключение – это результат его творческой фантазии, основанной на доказательствах, собранных по делу. Я вижу исключительно фантазию, и не вижу ни одного доказательства. Это же не детектив, не сочинение на вольную тему. Это официальный документ, положенный в основу обвинения в совершении тяжких преступлений!

Уважаемые господа! Вы сами неоднократно просматривали эти записи. Какое преступление я совершила, выслушав коллегу? Да, я высказала соображения о бесперспективности уголовного преследования руководителей Компании за безлицензионную деятельность. Полагаю, как юрист я могла высказать соображения и суждения по вопросу, которым владею в достаточной мере. Сослалась на судебную практику. Если бы он спросил меня, какая практика сложилась по ст. 96 УК и ст. 99 УК «Убийство и убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии аффекта (ст.98 УК) я бы не стала разговор поддерживать, а посоветовала обратиться к судьям уголовной коллегии, потому что я воздерживаюсь высказываться по вопросам, по которым не компетентна. Но по вопросам безлицензионной деятельности, я вполне могу высказать суждения, тем более, что сама неоднократно была докладчиком по спорам данной категории.

Более того, с целью упорядочивания судебной практики, именно гражданской коллегией Верховного суда было разработано нормативное постановление от 18.04.2006 года «О применении судами законодательства об изъятии дохода, полученного в результате осуществления предпринимательской деятельности без лицензии».

Как усматривается из акта экспертизы № 1704 продолжительность разговора 03.02.2011 года по АО «ФИК Алел» заняла 9 минут. При этом я привела примеры по отмене обвинительных приговоров в отношении владельцев автозаправочных станции, пример по уголовному преследованию » АО Толкыннефтегаз» и «Казполмунай» по приговору, постановленному Актауским городским судом. Сайлаубек Абдильдаевич рассказал о составе акционеров, назвал ряд громких фамилий, причинах послуживших толчком для уголовного преследования. При этом в диалоге ни разу не прозвучали фразы: налоговый спор, НДС, КПН, роялти. По состоянию на 03.02.2011 года мне было неизвестно, имеется ли в производстве ВС ходатайство НУ г. Семей. Допрошенные сотрудники Верховного суда Мауленкулов, Жакупбекова, Ганиева в своих показаниях указали, что я не интересовалась у кого в производстве дело и ничего о нем не спрашивала (Допрос Мауленкулова Г.П. от 17.04.2011 года (т. 18 л.д. 46-50).

Жакупбекова С. Д., допрошенная 17.04.2011г. на вопрос следователя: «Давала ли Вам Ташенова А.Д. указания о подготовке постановления от 17.02.2011 г. по делу АО «ФИК «Алел»?» – дала отрицательный ответ (т. 18 л.д. 44). Свои первоначальные показания они подтвердили в суде.

Судья-докладчик Баишев Ж.Н. и участвовавший в коллегии Кравченко А.И. также указали, что я никого ни о чем не просила. Я не просила поддержать позицию нижестоящих судов, я не просила перераспределить дело другому судье. Вообще о том, что указанное дело находится в производстве у судьи Баишева Ж.Н., мне стало известно во второй половине 16 февраля 2011 года, когда после заседания надзорной коллегии в среду, я формировала составы на предварительное слушание – 17.02.2011 года. 167 надзорных ходатайств. Было сформировано 6 составов – Ак-куова 33 дела, Полторабатько – 33, Мамырбаев – 29, Жакупов – 29, Камназаров – 15, Ташенова – 23.

В обвинительном заключении (стр. 8) указано, что я якобы перед коллегией позвонила Сайлаубеку Абильдаевичу и попросила его зайти после коллегии по предварительному рассмотрению надзорного ходатайства НУ г. Семей.

Данное утверждение также не соответствует действительности. Более того, в соответствии с ч. 3 ст. 116 УК не могут быть положены в основу обвинения любые доказательства, не включенные в опись материалов уголовного дела. Все мои телефоны, включая сотовый прослушивались с января 2011 года. В ходе судебного разбирательства, допрошенные сотрудники финансовой полиции Шакенов и Кушубаев утверждали, что им стало известно о содержании этого разговора только на стадии предания нас суду, т.е. через 7 месяцев, после того как телефонный разговор состоялся. Стенограмма разговора в материалах дела отсутствует, т.е. это очередное предположение следствия, ничем не подкрепленное документально и соответственно не включенное в опись. При таких обстоятельствах, оно безусловно не может быть положено в основу обвинения, как доказательство предварительного сговора между нами.

Как пояснили допрошенные в суде Мауленкулов и Жакупбекова, также судья Кравченко, процесс формирования составов на тройку «входит» в компетенцию Председателя коллегии.

Я уже поясняла суду, что в соответствии со ст. 18 закона «О судебной системе и статусе судей» численный и персональный состав судебной коллегии устанавливается по представлению Председателя ВС Пленарным заседанием.

Специализированные составы формируются Председателем ВС на основании постановления пленарного заседания. Эта процедура действует более 12 лет, с момента принятия закона «О судебной системе и статусе судей» от 25.12.2000 г.

В 20-м томе имеется мое личное дело, которое оглашалось государственным обвинителем. Так, в каждом распоряжении Председателя ВС РК Нарикбаева М.С., Мами К.А. по определению составов коллегии имеется ссылка на постановление Пленума по данному вопросу.

В томе № 1 л.д. 18 имеется постановление Сената об избрании Джакишева С.А. судьей ВС РК от 10.02. 2011 г.

Для того чтобы Джакишева С.А. включили в состав гражданской коллегии, я подготовила служебную записку на имя Председателя ВС с учетом его специализации, наличия степени кандидата наук, темы диссертации. Секретаря Пленума Баишева Ж.Н. попросила подготовить проект Постановления Пленума. Все эти события имели место с 11 по 15-16 февраля 2011 года, т.е. в первую неделю его работы. Дела-то ему начали давать по устному распоряжению Председателя Верховного Суда, а в состав коллегии он еще не был включен. Таким образом, как председатель коллегии, я подготовила необходимый пакет документов, проект распоряжения, который был изъят у меня в кабинете (т. 43 л.д. 17-18).

Вечером 16 февраля 2011 года, при формировании составов на хватало 3-го судьи в состав Камназарова М.М. и я решила задействовать вновь прибывшего С.А. Джакишева. Но он в первую неделю еще не сидел на работе до 9-10 часов вечера, позвонили, на работе его уже после 6-ти не было, а предупредить все-равно нужно, чтобы был на коллегии с утра. Поэтому я и позвонила ему утром 17.02.11 г. Вечером, 17.02.11 г. во время диалога, зафиксированных в рамках ОРД я ему возвращаю его резюме, проект Распоряжения со словами: «Я вчера хотела Вам позвонить, но было поздно, поэтому с утреца пришлось побеспокоить» (стр. 67 экспертизы № 1707). В конце разговора я попросила его с учетом его опыта поработать над вопросами совершенствования законодательства, посмотреть практику на свежий взгляд, т.е. по существу активно включаться в работку коллегии. Т.е. доводы обвинения о наличии предварительной договоренности, передаче мне Джакишевым 03.02.11 г. копий судебных актов по налоговому спору с целью принятия заведомо неправосудного акта абсолютно беспочвенны и опровергаются материалами дела. Так, изъятая у меня копия надзорного ходатайства Налогового Управления по г. Семей и решения СМЭС были распечатаны мной накануне коллегии с моего компьютера, об этом свидетельствует штамп входящей корреспонденции Верховного Суда от 10.01.2011 г. А копии судебных актов, изъятые у С.А. Джакишева, совершенно другого формата, видимо были сняты из банка судебных решений, к которому имеет доступ любой, в т.ч и сотрудники финансовой полиции. Копии имеются в т. 21 л.д. 62-71, 22 л.д. 19-26. Ранее, вы сами убедились при сравнении указанных документов, в ходе оглашения материалов дела. Я готовлюсь к коллегии всегда заранее, чтобы быть в курсе, какие споры нам предстоит рассматривать, задать вопросы докладчику, если что-то не ясно и тп. Небольшие по объему жалобы, как в тот день, по спору ИП Минаева к НК по г. Алматы я читаю с компьютера. Судебные же акты по налоговым спорам, как правило объемные, так же как и ходатайства. Поэтому на предстоящую коллегию я ознакомилась с ходатайствами НУ по РГП «Беркут» и АО «ФИК Алел», в распечатанном виде, т.к. с компьютера читать весь объем у меня глаза не выдерживают. Вы знаете, в СМЭС г. Астаны, есть судья Шаповалова. Так, у нее решения менее 30 листов не бывает и шрифт 6-8. Каждый раз я чертыхалась, когда ее решения читала. Все жалобы и судебные акты по налоговым и другим спорам, в любом случае, не смотря на объем, внимательнейшим образом изучаются, для меня они как романы.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные заседатели!

В соответствии с п. 2 нормативного постановления ВС РК от 13/12/2001 г. № 13 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, связанных с коррупцией», коррупционными преступлениями признаются, предусмотренные в п. 5 ст. 307 УК РК в случаях получения лицами их совершившими имущественных благ и преимуществ.

Спрашивается какие блага и преимущества я получила? Я что стала акционером АО «ФИК Алел»? получила в подарок слиток сплава Доре, который я в жизни не видела? Детей или родственников устроила в Компанию? Допрошенные в суде сотрудники и руководители АО «ФИК Алел» впервые увидели меня в этом зале на скамье подсудимых. А о моем существовании, узнали, наверное только 14-15 апреля 2011 года, когда по всем СМИ прозвучала информация о том, что мы якобы лоббировали их интересы. Где коррупционная составляющая, вменяемого мне преступления?

Если бы в моих действиях был умысел, как оскорбительно для меня предполагает следствие относительно лоббирования интересов АО «ФИК Алел» я бы вообще сформировала коллегию в составе Ташенова, Баишев и Джакишев. И никаких проблем! Этот вопрос был в моей компетенции, я никому в этой части не подчинялась, поскольку 3-го судью на коллегию назначала сама. Но я же этого не сделала. Так же, как не просила ни о чем, ни Баишева, ни Кравченко. Коллегия 17.02.11 г. прошла в обычном, спокойном режиме. Представителей НК приняли первыми, потому что люди приехали издалека. Допрошенные в суде Какишева, Кунанбаева, Кудайберген подтвердили, что судьи их не прерывали, но вопросы задавали. Им что не понравилось, что Баишев задавал много вопросов, так он докладчик по делу. Я задавала вопросы по технологии производства, по закону «О недрах и недропользовании». Я уже поясняла, что мы практикуем проведение предварительного рассмотрения в форме интервью, поэтому – то я изучаю жалобы и судебные акты перед коллегией, чтобы дать людям высказаться, а не читать монотонно свое ходатайство.

Вы помните, когда г-жа Талипова зачитывала решение СМЭС и протест ГП , сколько у нее ушло времени. На каждый документ около получаса. У нее даже голос сел. На предварительных слушаниях мы этого себе позволить не можем, потому что у нас не останется времени на обсуждение. Поэтому судья-докладчик и председательствующий должны владеть вопросом, быть подготовленными, иначе все превратится в фикцию и формальность. Допрошенная в суде Кунанбаева С. на вопрос, в чем же она усмотрела заинтересованность с моей стороны, пояснила, что не увидела понимания в моих глазах. Она полагала, что я должна была ей задать наводящие вопросы, чтобы помочь. Девочка начала рассказывать про горы золотосодержащей руды, увиденные ею в ходе проверки. Но у нас же не урок географии, или познания окружающего мира. Думаю, волнуется, спросила про технологический процесс, используется ли вода в процессе флотации или нет. Где извлекается золото из руды – на контрактной территории или вне? Что отгружают по договорам поставки – золотосодержащую руду или сплав Доре? Или концентрат? Мы же не просто так задавали вопросы, ст. 297 НК 2002 года предусматривала возможность начисления роялти на золото из его объема в руде или из содержания в первом товарном продукте. Вопросы задавались доброжелательно. Кудайберген сказал, что я даже шутила. Правда государственный обвинитель вменяет мне это в вину. Но какие-то события человек вспоминает ассоциативно. Ну, я ей напомнила о героях Джека Лондона, золотоискателях Клондайка. Мы же их не выставляли, не кричали, не оскорбляли. Если бы такой факт неуважительного отношения к ним имел место, они бы не выходя из ВС тут же написали бы жалобу. Тем более, у нас везде висят плакаты с реквизитами Комиссии по судейской этике. Уважаемые господа! Конституционный принцип о том, что каждый имеет право быть выслушанным в суде, коллегией 17.02.11 г. не нарушался. Во время обыска у меня в кабинете были изъяты обращения граждан, недовольных процедурой рассмотрения их ходатайств. Люди же на все мельчайшие подробности обращают внимание, обоснованно полагая, что они заслуживают уважительного отношения к себе. И по каждому случаю, в коллегии обсуждаются эти моменты. Полагаю, что доводы представителей НК в моей заинтересованности в исходе дела совершенно не состоятельны. Тем более, это субъективное мнение Кунанбаевой и Какишевой о чем они сообщили суду. В этой связи парадоксальны показания Ханжина о заинтересованности Ташеновой и Баишева, если он не присутствовал на коллегии в ВС. Если они исходили из результатов рассмотрения дела, то получается, что по любому решению, принятому в пользу налогоплательщика, суд проявляет заинтересованность. Кстати. Будучи допрошенным 19.04.11 г., Ханжин сообщил следствию, что он усмотрел заинтересованность и в поведении судьи первой инстанции Кужамбетовой. Если учесть, что его доначисления в сумме свыше 100 млн. тенге по консалтингу не были поддержаны и 06.05.11 г. надзорной коллегией ВС, получается, что все 9 судей тоже заинтересованы. Он же их тоже не видел, также как и меня, а акт проверки в указанной части был признан недействительным.

Уважаемые присяжные!

Вы являетесь живыми свидетелями того, что на протяжении 3-х месяцев мы заявляем многочисленные ходатайства суду. Что-то удовлетворялось, какие-то ходатайства отклонялись. Нам, как участникам процесса это не нравится. Но это же не повод голословно обвинять председательствующего в злоупотреблении служебными полномочиями. Есть другие процессуальные рычаги, предусмотренные действующим законодательством, которыми мы пользуемся. Налоговый департамент по ВКО высказывал упрек, о том, что мы уделили им слишком мало времени – 35 минут. Полагаю, что для нашего плотного графика этого было вполне достаточно, тем более что присутствует только одна сторона. Они же не отрицают, что мы в совещательной комнате обсуждали их ходатайство, причем детально, о чем я им сообщила, и из чего они сделали вывод в моей заинтересованности.

Вспомните, пожалуйста, показания Шинкаренко, участвовавшего 06.05.2011г. на заседании надзорной коллегии с участием заместителя Генерального прокурора Секишева А., 3-х представителей АО «ФИК «Алел» и 2-х – налогового комитета. На вопрос прокурора о продолжительности коллегии он сказал: «Не помню, кажется где-то полчаса. Может чуть больше». Он помнил, лишь то, что сам не выступал. Не смог вспомнить, кто из центрального аппарата НК был с ним, кто выступал. Подтвердил только, что они поддержали протест ГП. Удивительная амнезия для человека неоднократно присутствовавшего на заседаниях надзорной коллегии. Процедура, предусмотренная ст. 398 ГПК четко регламентирует порядок рассмотрения дела в надзорной коллегии ВС, предусматривает объявление председательствующим, какое дело слушается, какие решения оспариваются, объявляется состав суда, в данном случае 9 человек, присутствующих участников, разъясняется право заявления отводов. Протест оглашается в полном объеме, т.е. либо у состава суда не было вопросов по делу, либо представители Компании не успели изложить свои доводы в полном объеме. А ведь надзорной коллегией было вынесено частное постановление в адрес Налогового комитета РК, протест был удовлетворен лишь частично. Я не пойму, когда наши бывшие коллеги совещались-то? Или уже все было предрешено? На моей практике рассмотрение налогового спора, с участием обеих сторон и прокурора занимает в среднем 1,5-2 часа. При условии, что у всех членов коллегии в зале судебного заседания на компьютере уже имеются все судебные акты, копия протеста. Но в зале всего 5 компьютеров, а судей было 9. Дело было рассмотрено на 5 дней раньше, чем планировалось – 11.05.2011г., фактически рассмотрено 06.05.2011г. А какая спешка была на стадии подготовки протеста!

18.04.2011 года г-н Кожамжаров К.П. направляет представление в Генеральную Прокуратуру РК вместе с уголовным делом, которое возбуждено в отношении нас, где ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных актов по АО «ФИК «Алел». Мотив: свидетель Кунанбаева показала, что у судьи Кравченко была противоположная позиция по доначислению роялти. И второе основание: ничем не подтвержденное обвинение в том, что якобы, Ташенова получила незаконное вознаграждение в размере 70 тыс. долларов США (т. 18 л.д. 168-170). Тогда же направляется гражданское дело в 6-ти томах.

19.04.2011 года НУ по г. Семей уже после возбуждения уголовного дела направляет надзорное ходатайство в Генпрокуратуру о принесении протеста (т.18 л.д.172-177). Почему же, не в феврале или марте месяце, т.е. до возбуждения уголовного дела?

20.04.2011 года Налоговый комитет по устному запросу Генеральной прокуратуры направляет информацию о порядке начисления роялти горнорудными предприятиями, добывающими золото (т.18 л.д. 178-181).

21.04.2011 года Заместитель Генерального Прокурора РК А.Секишев ставит в известность финансовую полицию о том, что протест ими внесен по собственной инициативе, самостоятельно, т.е. якобы, без представления сотрудников финансовой полиции, и датирован он 20-м апреля 2011 года (т. 18 л.д. 182-187).

Поразительная скорость, если учесть, что представление нижестоящим прокурором не вносилось. Дело поступило в Генеральную прокуратуру вечером 18.04.2011 года, а уже 20.04.2011 года протест Генеральным прокурором был уже подписан.

Допрошенный в суде прокурор М. Абишев рассказал всем присутствующим, насколько сложна процедура подготовки протеста по гражданским делам. В соответствии с законом «О прокуратуре», инструкцией «Об организации прокурорского надзора за законностью судебных актов по гражданским делам и представительству интересов государства в судах» №46 от 12.08.2010г. По закону срок рассмотрения занимает месяц. В 30-м томе есть протест Генеральной Прокуратуры по Новоальджанскому мелькомбинату, так там при наличии представления прокурора Актюбинской области протест готовился более полутора месяцев. Дело в 2-х томах. А здесь 6 томов гражданского дела, ни представления, ни надзорного ходатайства, исключительно инициатива Генеральной прокуратуры. Что случилось-то? Налогоплательщик вроде еще на плаву, несмотря на возбужденное уголовное дело по безлицензионной деятельности. Или бедным Полынову и Жоламанову хотели дополнительно вменить уклонение от уплаты налогов по ст. 222 УК. А там санкция до 3-х лет лишения свободы, тем более обвинение по ст. 190 ч.2 «Незаконное предпринимательство» ему уже было предъявлено. Или все находились под гипнотическим влиянием голословного обвинения г-на Кожамжарова К. о том, что Ташеновой А., якобы получено незаконное вознаграждение в размере 70 000 долларов США. Т.е. по состоянию на 18 апреля 2011г. эти пресловутые 70 000$, которые никто в глаза не видел, именовались незаконным вознаграждением, а через 2 месяца трансформировались во взятку.

Во всей этой поспешности, на мой взгляд, усматривается определенная заданность и желание любым путем опорочить судебные акты, принятые судами ВКО.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные!

Сайляубек Абильдаевич Джакишев уже оглашал перед вами ответ экс-председателя Агентства финансовой полиции на обращение А.Мордашова на имя Главы государства о попытках рейдерского захвата активов дочерней компании. Так, вот опровергая доводы главы ОАО «Северсталь» г-н Кожамжаров отмечает, что кроме факта безлицензионной деятельности, выявлен факт уклонения компании от уплаты налогов с причинением ущерба государству в 200 млн. тенге. Ответ датирован 12.11.2010г. На тот момент, еще 20.10.2010г. все решения были приняты в пользу налогоплательщика. Надзорное ходатайство НУ по г. Семей еще не подавалось (датировано 27.12.10г.). Спрашивается откуда, т.е. через полтора месяца такая осведомленность руководства финансовой полиции о результатах налоговой проверки? По закону Налоговый комитет входит в систему Министерства финансов РК и не подотчетен Агентству финансовой полиции, или налоговая проверка была инициирована органами финансовой полиции и проходила под ее контролем? И задача была поставлена совершенно ясная – найти нарушения, во что бы то ни стало. Не этим ли объяснялось то, что вопреки установленному месячному сроку, проверяющие задержались на 3 месяца, состав группы налоговиков постоянно менялся и только после включения в группу 22.02.2010г. С. Кунанбаевой, обнаружились нарушения. Вся переписка по продлению сроков проверки имеется в 13-м томе и оглашалась присутствующим.

Думаю, эти факты красноречиво свидетельствуют и о тенденциозности проверяющих и их подотчетности органам финансовой полиции.

В ходе судебного разбирательства стороны неоднократно упоминали закон «Об ОРД». Так в этом законе есть понятие – «конфиденциальные помощники» – лица, которые дали согласие сотрудничать на конфиденциальной основе с органами, осуществляющим ОРД. Установление гласных и негласных отношений с гражданами, использование их в оперативно-розыскной деятельности, также как и опрос лиц, в соответствии со ст. 11 Закона являются общими видами ОРД.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные!

Поводом проведения в отношении меня СОРМ, явилось рассмотрение в Верховном суде ходатайства ТОО «Газ Синегорья», во время которого было возбуждено уголовное дело в отношении заместителя заведующего секретариатом надзорной судебной коллегии по уголовным делам Департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном Суде РК Сарсенова Н.Г., который был осужден за совершение мошеннических действий Есильским районным судом г. Астаны.

Сотрудник ВС РК Сарсенов Н., не имеющий никакого отношения к гражданской коллегии, которую я возглавляла, совершил действия, направленные на завладение денежными средствами гр-ки Каркеновой за разрешение гражданского дела в пользу ТОО «Газ Синегорья». Кстати, не ее собственных, а полученных у сотрудников финансовой полиции.

Как пояснил свидетель Кушубаев, он воспользовался тем, что в разговорах фигурантов дела Сарсенова, намеренно или нет, прозвучала моя фамилия, они указывали на меня, называя «бриллиантовая».

Однако в материалах дела эти сведения отсутствуют, а следственные и оперативные работники этот пробел попытались восполнить в суде, указав на обстоятельства, которые по их мнению, и явились основанием для установления за мной негласного наблюдения и прослушивания, более того, основанием для проникновения в мой рабочий кабинет, и что самое главное – до возбуждения уголовного дела. Только не понятно, почему столь важные и необходимые сведения не нашли отражения в материалах уголовного дела в отношении именно меня – Ташеновой А.Д.

В соответствии с положениями п.3 ст. 116 УПК РК, не могут быть положены в основу обвинения показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, если они не включены в опись материалов уголовного дела. Коль скоро эти сведения, а именно разговоры между фигурантами уголовного дела по обвинению Сарсенова Н. обо мне не только не включены в опись, но и вовсе не нашли отражения ни в одном документе уголовного дела, возбужденного в отношении меня. Этот факт означает одно – проведение СОРМ в отношении меня изначально было незаконно, несмотря на то, что следственными и оперативными работниками предпринимались попытки придать некие признаки законности своим действиям.

После тщательного анализа показаний Кушубаева, Амралинова и Шакенова, откровенно поддержанных и пролоббированных государственным обвинением, я прихожу к выводу, что такими неуклюжими методами, следствие и обвинение пытаются создать у присяжных заседателей предубеждение о моей виновности и наличии законных оснований для возбуждения уголовного дела в отношении меня, которых у них не имеется.

Я убеждена, что дело Сарсенова Н. послужило удобным поводом для проведения крупномасштабных операций в отношении судей Верховного суда с целью дискредитации судебной системы республики. Это явилось прекрасным поводом для проникновения в мой служебный кабинет и производства негласных аудиовидеозаписей. В результате пристального наблюдения за моей служебной деятельностью, якобы с целью установления моей причастности к преступным действиям Сарсенова Н., сотрудники финансовой полиции убедились в том, что к действиям Сарсенова я не имею никакого отношения, однако они продолжали наблюдение и после задержания Сарсенова Н. с поличным. В своих показаниях Кушубаев объяснил это тем, что последующее наблюдение за мной осуществлялось с целью установить факт воспрепятствования с моей стороны объективному ведению следствия и попытками увода Сарсенова Н. от уголовной ответственности. Однако это голословное утверждение, не подкреплено материалами уголовного дела. Теперь мы уже твердо знаем, что к этому я не причастна. Тем более, в конце концов это подтвердили на суде сам Кушубаев, затем Татубаев и государственный обвинитель Каныбеков!

Поэтому совершенно правомерно возникает вопрос: с какой целью продолжается наблюдение за мной и почему постановления о проведении СОРМ санкционируются прокурором, если в качестве мотивировки продолжает указываться моя причастность к делу Сарсенова?

Объяснение этому одно: органам финансовой полиции во чтобы то ни стало необходимо было получить результат от проведенных СОРМ в отношении меня. Если бы речь шла о простом подслушивании и подглядывании, можно было бы как начав, так и прекратить. Но в данном случае речь идет о проведении СОРМ в отношении судьи Верховного Суда, санкционированных Заместителем Генерального прокурора. Результат должен быть. И если результатов нет, то их пришлось сфальсифицировать. О том, как это было сделано, мы узнали, просмотрев видеоролик, выслушав пояснения Кушубаева о способах его изготовления. Сюжетом же детективной истории, придуманной финансовой полиции, послужило гражданское дело АО «ФИК «Алел», где в нелицеприятной роли упоминается Кожамжаров К.

В протоколе судебного заседания, по рассмотрению уголовного дела в отношении Сарсенова Н.Г. от 18.08.2011г. (стр. 11-17) есть показания, где он говорит о том, что начальник Департамента по раскрытию и предупреждению совершения коррупции АБЭКП РК Татубаев предложил ему в обмен за освобождение от уголовной ответственности, любым способом, передать мне деньги в качестве взятки. Также он показал, что его держали в кабинете, оказывали моральное и психологическое давление, угрожали привлечь к уголовной ответственности за соучастие в совершении мошенничества его жену, детей определить в детский дом, а 14-ти летнему сыну подбросить наркотики. Более того угрожали, что в СИЗО он будет подвергнут пыткам и унижениям и все это для того, чтобы он оговорил меня.

Но, слава Богу, что, несмотря на давление со стороны работников АБЭКП РК Кушубаева, Татубаева, Нургалиева у Сарсенова Н. хватило мужества дать в отношении меня правдивые показания. Сарсенову, со слов Есеновой Минары, помощника судьи Камназарова М., было известно, что я находилась в командировке и участие по делу не принимала.

До настоящего времени я убеждена, что негласная видеосъемка в моем служебном кабинете велась незаконно, поскольку в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности» не допускается проникновение в служебный кабинет лиц, обладающих иммунитетом.

В рамках доследственной проверки за мной могли установить наружное наблюдение, негласно вести скрытую видеосъемку за пределами служебных помещений, на улице, в ресторане, в бане, на дискотеке. Но не в служебном кабинете.

В соответствии с п.12 Нормативного постановления Верховного Суда РК №4 от 25.06.2010г. «О судебной защите прав, свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве» осмотр и обыск личного, служебного помещения судей, перехват сообщений, прослушивание и запись переговоров могут быть произведены лишь в рамках возбужденного Генпрокурором уголовного дела. Дело в отношении меня было возбуждено только 14 апреля.

То есть уголовное дело должно быть возбуждено именно в отношении меня, а не секретаря, консультанта, технического работника.

О недопустимости проведения данного вида СОРМ-6.2, предусмотренного ст.11 закона «Об оперативно-розыскной деятельности», также указано в официальном комментарии к данному закону под редакцией И.Д.Меркеля и д.ю.н. Н.Н.Турецкого, согласно которому не допускается оперативное проникновение в служебное помещение граждан, в отношении которых законодательством РК установлен особый порядок привлечения к уголовной ответственности. (ТОО Издательство Норма-К 2010 г. с.88)

В соответствии с главой 53 УПК РК к таковым относятся депутаты Парламента, члены Конституционного Совета, судьи и Генеральный прокурор.

Поскольку негласное прослушивание и видеозапись с применением специальных технических средств проводились путем проникновения в мой служебный кабинет и в течение 2,5 месяцев фиксировались мои разговоры не только с Джакишевым С.А., но и с другими судьями надзорной коллегии, я полагаю, что указанными действиями существенно нарушены положения п.2 ст.18, п.2 ст.77 Конституции РК, а также Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей».

Для того, чтобы хоть как-то скрыть неправомерные действия ГП по проведению СОРМ в моем служебном кабинете, через 5 дней после нашего ареста, пришлось вносить изменения в нормативное постановление Верховного суда. Видимо, по инициативе Генеральной Прокуратуры. На что только не идут, лишь бы доказать законность задержания Ташеновой А.Д. и Джакишева С.А.

Допрошенный в качестве свидетеля бывший начальник департамента г-н Татубаев сказал суду: Нам нужна была изначально только Ташенова А.Д.. г-н Джакишев С.А., сам дескать виноват, что в ненужное время оказался в ненужном месте. А они выявили и боролись с системной коррупцией в судейском корпусе. И результатом этой борьбы является ролик, сфабрикованный сотрудниками финансовой полиции, продемонстрированный 14.04.2011г. на Совете безопасности! Это что за борьба, когда сотрудники финансовой полиции не гнушаются никакими грязными методами, пытаются шантажировать людей в надежде облегчить их судьбу, как было с Сарсеновым Н. Мне ведь тоже предлагали дать показания против экс-Председателя Верховного суда Алимбекова М.: «Скажите, что он Вам давал незаконные указания, например по делу Ананьева!». Я им ответила: «Вы, что теперь обсуждение каждого дела, будете инкриминировать как злоупотребление должностными полномочиями? Или предложили, Джакишеву С.А.: Признаться в посредничестве в передаче мне денег в обмен на условную меру наказания по ст. 313 УК. Это что за грязные методы работы? При этом молодые люди уверены в своей безнаказанности. Все эти факты мною были направлены в адрес ГП РК.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные!

Допрошенный в суде сотрудник Генеральной прокуратуры г-н А. Ордабаев уверял суд в правомерности проведения СОРМ, ссылаясь при этом на положения закона «Об оперативно-розыскной деятельности». На мой вопрос, известно ли ему об официальной позиции Генеральной прокуратуры, изложенной в Комментарии к этому закону, под редакцией зам. Генерального прокурора И.Д. Меркеля, санкционировавшего проникновение в мой служебный кабинет, прозвучал ответ: «Нет». Тогда получается, без возбуждения уголовного дела можно проникать в кабинеты и депутатов, и судей, даже самого Генерального прокурора? Два месяца назад, в прессе была официальная информация пресс-службы финансовой полиции о задержании мошенников, получивших миллион долларов США за развал «хоргосского дела» и за покровительство Генерального прокурора, Председателя Верховного суда и Председателя агентства финансовой полиции. Причем просили 5 млн. долларов, получили только часть. Мошенники теперь ведь действуют с размахом, никого не стесняются. Неужели в рамках оперативной разработки ГП санкционировало негласное прослушивание в отношении вышеуказанных лиц? Но это же нонсенс! Или о нарушении Конституции и закона, человек вспоминает, когда речь идет о нарушении конкретно его прав, а на нарушения прав других людей реагирует более индифферентно : «Ну, с кем не бывает!». Гос. обвинитель Каныбеков М. во время допроса задал одновременно абсурдный и циничный вопрос своему коллеге: «А Ташенова А. Д. обжаловала в судебном порядке постановление о проведении СОРМ в отношении нее?» У него подход такой: Не обжаловал в суд, значит согласился. Он даже своего коллегу поставил в неловкое положение. Меня, что кто-то ставил в известность, что меня прослушивают, просматривают. Я уже неоднократно говорила о том, что после инцидента с Н. Сарсеновым ходила в Генеральную прокуратуру консультироваться, что же нам делать в такой ситуации. А они меня оказывается, саму слушали! До 14.04.2011г. я излишне идеализировала Генеральную прокуратуру, полагая, что именно этот орган, в силу конституционного предназначения обязан стоять на стороне соблюдения законов. 18 апреля 2011г. мои иллюзии рассеялись, а глядя на отдельных представителей этого органа становится совсем грустно. Хорошо еще, что г-н Ордабаев вспомнил, о том что помимо закона «об ОРД» и ведомственных инструкций существует еще и УПК, который никто не отменял и пояснил суду, что все следственные действия должны проводиться в точном соответствии с процессуальным законом, с соблюдением требований ст. ст. 121, 122,126 УПК, хотя сторона обвинения оперировала исключительно ст. 130 УПК, причем в интерпретации, удобной следствию.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные заседатели!

Большую часть судебного следствия мы посвятили исследованию записей от 03, 17, и 28 февраля 2011г. и проведенной по ним судебно-фонографической экспертизе от 03.06.2011г. №1707, изготовленной экспертами Крамарь С.А., Алимбековой Л., Жомановым Б.Б., Байтерековой, дополнительной экспертизе №2783 от 19.07.2011г., а также двум производным психолого-филологическим экспертизам, проведенным на основании дословного содержания текстов диалогов, воспроизведенных экспертами. Государственный обвинитель подчеркнул, что 70% доказательственной базы составляют заключения экспертов. Думаю, он не покривил душой. Так доказательством совершения какого преступления являются эти экспертные исследования и могут ли они быть положены в основу обвинения? По существу в основу обвинения положена единственная фраза, якобы произнесенная Джакишевым С.А. 28.02.2011г. на 31 минуте диалога: «/Алмаз/…я/принес/, чтобы Вы /изучили/…, семьдесят тысяч/долларов/» которая является и доказательством передачи денег, и подкупа, и получения мной незаконного вознаграждения по инкриминируемой мне ст. 307 ч.4 и предметом взятки по ст. 311 УК, потому что денег так никто и не видел и не мог увидеть, поскольку 28.02.2011г. их в папке не было. Но следствию кровь из носа нужно было доказать обратное, потому что уже 14.04.2011г. Кожамжаров в Сенате публично обвинил меня в получении незаконного вознаграждения, а Кушубаев услужливо смонтировал ролик для демонстрации Главе государства, сопроводив его титрами коррупционного содержания уже в момент передачи папки, как он пояснил в суде для более убедительного и легкого восприятия. Причем вот эти нарезки с титрами, продемонстрированные нам, также были продемонстрированы судье Сары-аркинского районного суда при решении вопроса о санкционировании ареста, для пущей убедительности, чтобы они не сомневались в нашей коррумпированности. У судьи Каудинова хоть хватило порядочности и мужества попросить у меня извинения в присутствии прокурора Амренова: «Алмаз Дулатовна, не считайте нас подлецами!». Кстати, он единственный, кто хоть частично удовлетворил жалобу защиты, поданную в порядке ст.109 УПК, относительно вопросов судебно-психологической экспертизы (т. ___л.д.___). Правда, на его постановление тут же был внесен протест прокурором Амреновым, который тут же был удовлетворен.

На исследованной экспертами фонограмме интервал между этими двумя событиями составляет 30 минут. Причем эта фраза произносится Джакишевым С.А. в присутствии сотрудника Верховного суда Мауленкулова Г., сопровождается грохотом и шумом закрываемой двери. Допрошенная в суде эксперт Алимбекова Л. сказала, что каждый слышит то, что хочет услышать. Действительно эксперты услышали то, что хотело от них следствие. Видимо из чувства самосохранения, они отразили ее в дословном содержании как фрагменты разных предложений, не вдаваясь в смысловое и логическое содержание. На наш вопрос, проводили они инструментальное исследование на этом отрезке, она ответила, что нет, не проводили. В смысловое содержание, тоже не вдавались, хотя она лингвист-филолог. По ее словам, для этого есть психологи, которые и растолкуют и смысл установят.

Мы тоже услышали эту сакраментальную фразу, и прекрасно зная, что ее в поистине не было, пришли к выводу – это монтаж. Тем более эксперты Крамарь, Алимбекова, Жаманов, Байтерекова отказались проводить исследование по монтажу, ссылаясь на отсутствие методик. Также они не определили подлинниками или копиями являются записи от 17 и 28 февраля 2011г., представленные им на ноутбуке «НР».

Но мы-то знали, что это монтаж и кинулись искать независимых специалистов, чтобы установить истину. При этом обратились специалистам и в Москву и в Санкт-Петербург. Хотели привлечь Коваля, являющегося разработчиком одной из методик ЦРТ. К сожалению, он был занят в исследованиях причин авиакатастрофы, когда в результате крушения погибла целая команда спортсменов.

Уважаемые присяжные!

Вы были свидетелями того, как сторона обвинения всячески препятствовала приобщению заключений независимых экспертов к материалам дела и их допросу. К счастью, суд не пошел на поводу обвинения. Допрошенный в суде независимый эксперт Зубов Г. камня на камне не оставил на актах казахстанских экспертов. Будучи одним из разработчиков программных продуктов ЦРТ, он пришел к однозначному выводу, что дословное содержание разговора, записанного на видеофонограмме от 28.02.2011г. имеет ряд несоответствий реально происходящему событию, которые заключаются в неполноте изложенного в заключениях казахстанских экспертов, содержанию разговора и ошибках распознавания слов и реплик. При этом эксперты Центра судебных экспертиз не использовали существующие средства, методы и методики исследования, предназначенные для решения поставленных перед ними задач. Примененные казахстанскими экспертами и изложенные в заключении методы исследования не соответствуют ни одной из существующих методик исследования цифровых видеофонограмм и сложившейся международной экспертной практике. А шумоочистку, по мнению Зубова Г., наши эксперты вообще не проводили, потому что все методы очистки, изложенные в акте экспертизы №1707 просто невозможно провести одновременно. Ведь стиральная машина не может одновременно стирать и в режиме 30, 60 и 90 градусов и полоскать, и сушить белье. Поэтому и Г. Зубов задавал эксперту Крамарь С.А. о том, какой конкретно метод шумоочистки был применен ею и есть ли конкретные файлы, свидетельствующие об этом. Однако ответ не был получен. А ведь дословное содержание имеет существенное значение. Здесь играют роль каждая буква, запятая, от которой в корне может измениться смысловое содержание. Еще со школьной скамьи мы помним: «Казнить нельзя, помиловать» и от того где будет поставлена запятая, в корне меняется смысл.

В качестве примера: Я произношу вполне безобидную фразу: «Сегодня я хочу посмотреть фильм «Убить Билла», а завтра «Как украсть миллион». Эксперты предположительно услышали: «/Сегодня/ я хочу…. Убить Билла, а завтра… украсть миллион» Что тогда мне вменило бы следствие? Покушение на убийство и хищение денежных средств в особо крупном размере? Вполне соответствует их логике.

А ведь дословное содержание также было определено экспертами из рук вон плохо.

Ведь мы задавали эксперту Алимбековой Л. вопросы, почему в диалоге от 28.02.11г. пропущены целые предложения, слышимые даже без наушников?

А во фрагменте диалога от 03.02.2011г. где С.А. Джакишев говорит, что по Восточному Казахстану я не вмешивался, эксперты пропустили частицу «не», что в корне исказило смысловое содержание. Вы сами могли услышать эти фрагменты в зале судебного заседания. У меня сестра не эксперт, взяла «дословку» и обнаружила более 100 ошибок, и это только хорошо слышимые, прослушав текст через наушники. Или задача была поставлена: «Услышать, только ту сакраментальную фразу о $ 70 000, а остальное не важно? Ведь когда я начала задавать Алимбековой Л. вопросы по ошибкам, председательствующий пощадил женщину, тем более что они поддержали свои выводы. Я думаю, не специалисты, а именно казахстанские эксперты были заложниками своих заключений.

Основной аргумент обвинения, выдвигаемый стороной гос. обвинения, что дескать российские специалисты работали с копиями, а наши с первоисточником.

Сторона обвинения в один голос утверждает, что в ноутбуке находятся оригиналы видеозаписей. А кто это установил? Ведь первая группа экспертов отказалась отвечать на этот вопрос, ссылаясь на отсутствие методик. С.А. Крамарь в суде подтвердила, что оригинальность текстов диалогов за 17 и 28 февраля они не определили ввиду отсутствия методик. Эксперт Дюсенбаев О.У., допрошенный на суде, также подтвердил, что, не знает, оригинальны ли записи в ноутбуке. О том, что это оригиналы ему сказали следователи Шакенов и Амралинов. Предположим они правы. При допросе следователь Амралинов показал, что первоначально на экспертизу направлялись CD 227/11с и 98/11с, которые были рассекречены, Постоянно действующей комиссией, а впоследствии они были отозваны и на исследование направили ноутбук «НР» с оригиналами видеозаписей.

Уважаемые присяжные!

Помните, я задавала эксперту Крамарь С.А. вопрос, должна ли информация на копии быть идентичной информации содержащейся в оригиналах, и получила положительный ответ. Так, например, если в оригинале 4 мелодий, то в копии их тоже должно быть 4, или меньше если скопировали часть оригинальных записей. Но в копии никак не может быть больше информации, чем в подлиннике.

Мы Вам демонстрировали скриншот CD 98/11с и скриншот ноутбука, который находится в дополнительной экспертизе. Так в копии имеется файл 0228105147 Композитный объемом 8319 КБ, а в ноутбуке его нет. Зато там имеется второй файл 0228113139 Композитный объемом 2945 КБ. О чем это свидетельствует? О том, что был еще один источник, возможно компьютер, с которого велась фрагментарная перезапись. Об этом нам блестяще рассказала профессор Галяшина Е.И. т.е. ей было достаточно изучить акты экспертиз, те копии записей, которые нам были представлены следователем, скриншоты записей имеющиеся в дополнительной экспертизе, чтобы прийти к однозначному выводу о том, что фактически оперативными работниками записи от 17 и 28 февраля 2011г. получены путем фрагментарного копирования. Ее вывод подтверждается скриншотом CD 98/11с за 28.02.2011г., приобщенного к делу. Т.е. тот вывод, к которому мы пришли интуитивно, она подтвердила с научной точки зрения. Все мы помним ее блестящее выступление в суде. Профессионал и авторитет в области фоноскопии, не перегружая аудиторию сложными научными терминами, буквально на пальцах объяснила, почему записи в ноутбуке являются копиями. Я помню, как аудитория внимательно ее слушала, включая казахстанских экспертов. Очень жаль, что из-за ограниченного времени, мы не сумели задать все вопросы.

Но здесь претензии нужно предъявлять не нам, а нашим процессуальным противникам. Я припоминаю, как г-жа прокурор Талипова Ж. буквально по слогам читала данные по активам всех наших родственников, лишь бы не допустить Елену Игоревну Галяшину в зал судебного заседания.

И по наличию монтажа профессор Галяшина Е.И. высказалась однозначно. Причем, будучи не только экспертом-фоноскопистом, но и лингвистом, имея степень доктора филологических наук, она провела еще и лингвистический анализ этой злополучной фразы. Прекрасно зная, что ее могут упрекнуть в том, что она работала с копиями, она провела исследование не просто самой линии, а звуковой структуры фразы с точки зрения звучащей речи и ее ритмико-мелодических характеристик и обнаружила, что если бы человек произнес эту фразу целиком, без перерыва, то он задохнулся бы, просто умер. Уважаемые присяжные, у Вас самих была возможность услышать эту фразу с ноутбука через наушники. Поэтому я думаю, что вывод Галяшиной Е.И. соответствует истине. «Либо он должен был умереть, либо монтаж. Третьего не дано!».

Но поскольку С.А. Джакишев жив, правда не совсем здоров – остается одно – это монтаж, как сказала Елена Игоревна – искусственно сшитая фраза. Сначала все было записано через телевизор на диск, посмотрели, то, что нужно выбрали и вырезали из целого куска непрерывной записи. И фразу она установила звучащую на 31 минуте «Алмаз /Дулатовна/ я говорю вот документы принес, чтобы Вы изучили, и вот про семьдесят тысяч долларов, по Алма-ате я до конца недели». И вот эти семьдесят тысяч подтянули с помощью звукового редактора. А наши лингвисты услышали только фрагменты этой искусственно смонтированной фразы и в результате получилось: «Алмаз я принес чтобы вы изучили 70 тыс. долларов» – из них 4 слова предположительны, остальные скрыты шумами, скрипом.

Уважаемые присяжные! Каждое заключение независимых экспертов оглашается благодаря стараниям защиты и вопреки пожеланиям обвинения. Как Вы помните, судом было удовлетворено ходатайство защиты о допросе в качестве независимого специалиста Урусова Ивана Андреевича, имеющего специальное образование: «Анализ звуковой информации с использованием аппаратного программного комплекса Икар-лаб» и сертификат центра речевых технологий, сотрудника автономной некоммерческой организации «Центр судебных экспертиз», члена палаты судебных экспертов по Центральному федеральному округу России. Он несколько дней провел в режиме ожидания в фойе суда, но так и не был допрошен благодаря стараниям государственного обвинителя.

В результате спектрального анализа фонограммы Урусов И. Установил «провал» во фразе низкочастотной гармоники с частотой 149,9533 Герц и установил, что вставка «70 тыс. долларов» взята из отрезка, прозвучавшего в 18 мин. 58 сек., поскольку имеется идентичность шумового фона и моментальных спектров, что позволило ему предположить наличие монтажа. Для категоричного ответа ему было необходимо провести исследование оригинала фонограммы.

Уважаемые присяжные! Все специалисты, проводившие электроакустические и спектральные исследования приобщили к своим заключениям фотографии осциллограмм (спектрограмм) в подтверждение правильности своих выводов. Казахстанские же эксперты, проводившие дополнительную экспертизу 19.07.2011г. тоже указали на проведение электроакустического анализа, но ни одного фото осциллограммы акт не содержит, в связи с чем эксперт Зубов Г. и поставил под сомнение сам факт проведения экспертизы. Как он отметил в своем выступлении: «Ребята просто написали заключение, не проводя исследований!». Вспомните, а ведь на вопрос Галяшиной Е.И. эксперт Серикбеков не смог ответить, как он определил, что им исследовался оригинал записи. Как правильно вчера объяснила Бахытжамал Сапаровна: «Не может ответить тот человек, который либо не делал, либо не может сделать!»

Вы знаете, я не специалист. Но когда я прихожу к врачу снять электрокардиограмму сердца, доказательством проведенного исследования будет не запись в карточке, Что ЭКГ снято, а сама кардиограмма в графическом изображении, чтобы другой доктор – кардиолог мог посмотреть есть ли у меня проблемы с сердцем такие как стенокардия и др., а не похлопать меня по плечу «Алмаз Дулатовна, вы здоровы, можете дальше сидеть в тюрьме! Признаков инфаркта не обнаружено!». Так и здесь: «Признаков монтажа не обнаружено».

Почему-то у стороны обвинения, любые заключения российских специалистов, уже изначально вызывают негативную реакцию, какими бы маститыми экспертами они не были, какие бы методики не применяли. Но Казахстан и Россия являются участниками Минской и Кишиневской конвенции по правовой помощи между странами СНГ по гражданским, семейным и уголовным делам. Оба международных договора ратифицированных РК, предоставляют право гражданам договорившихся государств беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру, экспертные организации. Т.е. все эти доказательства собраны стороной защиты в рамках ст.125 УПК, путем привлечения специалиста на договорной основе.

В ходе судебного разбирательства от присяжных прозвучал вопрос: «Какая разница, какие были применены методики? Ведь важен результат.» Совершенно правильно! Так вот, ранее выступавший эксперт Г.Зубов пояснил, что в России утверждены и применяются, как минимум три методики: Питерская (ЦРТ), методика ЭКЦ МВД России и ФСБ России, и методика Федерального центра судебных экспертиз. Видимо, эту методику применил Урусов и Нащекин. Таким образом, люди разными путями решили поставленную задачу: усмотрели признаки монтажа на 31 минуте диалога от 28.02.2011г..

Б.С. Кабыкенова пошла еще дальше, нашла специалиста в США, бывшего сотрудника ФБР, работавшего с украинскими специалистами, разработчиками комплекса «Оберег». Так он установил монтаж совсем по другому признаку – по бою секундной стрелки часов. Видимо, у них в США другая программа и методика. Также он усмотрел признаки множественной компрессии аудиофайла и признаки цифровой обработки. Американцы даже лингвистический анализ не проводили. Они же русским языком не владеют. Таким образом, на мой взгляд, защитой были представлены неопровержимые доказательства наличия монтажа в записях от 28.02.2011г. Чтобы рассеять все сомнения в ангажированности исследований и поставить все точки над i, нами было заявлено ходатайство о проведении комплексной экспертизы с участием иностранных экспертов, которое к сожалению не было поддержано судом. Я понимаю, что суд не захотел, говоря словами поэта – «не унижая степи, возвеличивать горы». Но это же совершенно не означает, что монтажа нет, если его не смогли обнаружить казахстанские эксперты.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные!

В соответствии со ст. 25 УПК ни одно из доказательств, включая акт экспертизы, не имеет заранее установленной силы. И если профессиональный судья при оценке доказательств руководствуется законом и совестью, то присяжный заседатель исключительно совестью. А совесть это категория не правовая, а нравственная и в этом состоит преимущество присяжного от профессионального юриста. Поэтому Вам и предстоит оценить все представленные доказательства именно по совести.

А вот суду, в обоснование своей позиции, мы будем ссылаться на ст.115 УПК, согласно которой подлежат признанию недопустимыми доказательства, полученные путем применения в ходе доказывания, методов, противоречащих современным научным знаниям. На постановление Верховного суда РК №16 от 26.11.2011г. «О судебной экспертизе по уголовным делам», согласно которому существенные нарушения УПК допущенные при обнаружении, изъятии и фальсификации объектов экспертного исследования, проведения экспертизы могут повлечь признание заключения экспертов недопустимым доказательством.

Ведь почему мы так последовательно говорили о необходимости прослушивания фонограмм с участием понятых, протоколирования записи с участием понятых, опечатывание ноутбука. Все эти меры законодателем предусмотрены для обеспечения сохранности вещественных доказательств и воспрепятствовании возможности доступа, в данном случае – для предотвращения монтажа. А государственный обвинитель и следователи ссылаются на ст. 130 УПК. Якобы, она не требует соблюдения этих формальностей.

Уважаемые господа! Г-н Каныбеков неоднократно говорил о том, что начальным толчком для проведения ОРМ в отношении меня послужило дело Сарсенова Н. Он неоднократно заявлял ходатайство о допросе Каркеновой М. Ведь то дело тоже вел следователь Амралинов М. Так там, все записи разговоров, в том числе и в моем кабинете были прослушаны с участием понятых с составлением протоколов. Все в точном соответствии с УПК. А в нашем случае, он почему-то отказался от прослушивания или будучи дальновидным человеком, прекрасно зная, что там монтаж, решил под удар поставить экспертов? «Это же специалисты установили, а не я!» А потом написал рапорт о получении мной взятки, на основании результатов экспертизы. Вот уж у кого совести нет однозначно. Как сказал мне Д. Шакенов: «Алмаз Дулатовна, Вы же знаете приказы руководства не обсуждаются. У нас же погоны!» Он забыл добавить, что приказ руководства должен соответствовать закону. А иначе он именуется полицейским произволом.

Уважаемые присяжные! Уважаемый суд!

Следствием мне вменяется совершение преступления по ст. 350 УК – вынесение заведомо неправосудного решения, повлекшее тяжкие последствия.

Предъявленное мне обвинение по ст. 350 ч. 2 УК РК – вынесение судьей заведомо неправосудного судебного акта, повлекшее тяжкие последствия, я не признаю в силу следующего.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 77 Конституции РК – «Судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и Закону. Какое либо вмешательство в деятельность суда при отправлении правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону. По конкретным делам судьи неподотчетны.

Согласно ст. 13 ГПК правосудие по гражданским делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом. В ходе гражданского судопроизводства никому из юридических лиц не может быть отдано предпочтение и ни одно из них не может подвергаться дискриминации по мотивам их местонахождения, организационно-правовой формы, подчиненности, формы собственности и других обстоятельств.

Именно с учетом законодательно закрепленного принципа равенства перед судом, орган государственной власти, в данном случае налоговое управление – не имеет никаких преимуществ и не вправе рассчитывать на предоставление более благоприятного процессуального положения, чем истец.

В соответствии с действующим налоговым законодательством, налогоплательщик уже изначально находиться в неравных условиях с уполномоченным органом, поскольку вынужден обжаловать необоснованный акт налоговой проверки в 3-х месячный срок согласно ст. 280 ГПК, пропуск которого является одним из оснований для отказа в иске, тогда как для категорий гражданских споров установлен 3-х годичный срок исковой давности.

Согласно ст. 674 Налогового кодекса, при подаче налогоплательщиком жалобы в суд, исполнение Уведомления приостанавливается до вступления в законную силу судебного акта.

Таким образом, Уведомление №2045 от 01.04.2010г. не исполнялось АО «ФИК «Алел» именно в результате обжалования его в судебном порядке и признания его нижестоящими судебными инстанциями незаконным в сумме 495 473 284 тенге и я никакого отношения к принятию данных судебных актов не имела. В этой связи доводы обвинения (л.д. 106) о том, что в результате противоправных действий Ташеновой А.Д. произошло непоступление в бюджет налогов в размере 386 млн. 698 тыс. 890 тенге совершенно беспочвенно и необоснованно, тем более, что после состоявшегося 06.05.2011г. постановления надзорной коллегии Верховного суда, оно было добровольно исполнено АО «ФИК «Алел» уже к 01.06.2011г., о чем имеется Письмо НК по ВКО от 09.06.2011г. (т. 18 л.д. 201).

На день предъявления мне обвинения по ч. 2 ст. 350 УК РК – 30.06.2011г. никакого ущерба не было как такового, тем более тяжких последствий.

В соответствии с Комментарием к УК РК под редакцией Борчашвили И.Ш. под тяжкими последствиями понимаются – крупная авария, длительная остановка транспорта, дезорганизация работы государственного органа или учреждения, причинение смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку.

ч. 2 ст. 350 УК РК предусматривает уголовную ответственность за вынесение заведомо неправосудного судебного приговора, связанного с лишением свободы, или повлекшие иные тяжкие последствия. Все сотрудники налогового комитета, принимавшие участие в предварительном рассмотрении 17.02.2011г. живы и здоровы, НУ по г. Семей реализовало свое право обращения в Генеральную прокуратуру на предмет внесения протеста, о чем нами было разъяснено представителям и устно и письменно.

Налоговый комитет с заявлением о возбуждении уголовного преследования по ст. 350 УК РК, равно как и по ст. 307 УК РК в органы следствия не обращался. Надзорная коллегия Верховного суда в постановлении от 06.05.2011г. существенных нарушений закона в судебных актах нижестоящих судебных инстанций не усмотрела, что исключает возможность привлечения судей ВКО не только к уголовной, но и дисциплинарной ответственности в соответствии со ст. ст. 39, 42 закона «О судебной системе и статусе судей РК».

В соответствии с п. 11 Нормативного постановления Верховного суда РК от 14 мая 1998г. №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в РК» под грубым нарушением закона следует понимать очевидное и существенное нарушение закона, которое было совершено судьей преднамеренно или вследствие его недобросовестности, небрежности или незнания закона. Факт грубого нарушения закона должен быть установлен судом, отменившим или изменившим решение по этим основаниям, и отражен в постановлении данного суда. Однако постановление судей принятое в порядке ст. 393 ГПК не подлежит ревизии и пересмотру. Ни в протесте ГП, ни в постановлении ВС от 06.05.2011г. о нем и не упоминается, как и не упоминается в 164 постановлениях надзорной коллегии ВС за 2010-1 кв. 2011г. рассматривавших протесты Генеральной прокуратуры. В противном случае, нужно вести речь о необходимости уголовного преследования судей за принятие решения о необоснованном отказе в пересмотре по формальным соображениям.

Единственный мотив следствия в указанном случае – якобы, лоббирование интересов АО «ФИК «Алел» из корыстных мотивов. Однако я неоднократно указывала об отсутствии у меня каких-либо мотивов, умысла, тем более совершения каких-либо противоправных действий.

Единственная задача, которая стояла передо мной как председателя коллегии – проверить законность обжалуемых судебных актов и обоснованность возможности их пересмотра в порядке надзора по ходатайству Налогового управления.

Как я ранее отмечала, решения по результатам предварительного рассмотрения в соответствии со ст. ст. 393, 394 ГПК принимаются судьями коллегиально.

В соответствии со ст. 38 ГПК председательствующий вносит предложения, высказывает свои суждения и голосует последним.

Я каких-либо указаний, поручений судьям коллегии Кравченко и Баишеву не давала. Данный факт нашел подтверждение и входе следствия и в настоящем судебном заседании.

Кого-либо из судей или представителей налогового управления я не прерывала, давала возможность высказаться.

В соответствии с ч.3 ст. 387 ГПК основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов является лишь существенное нарушение норм материального и процессуального права, перечень которых установлен ст.ст. 365, 366 ГПК РК. В частности нормы материального права считаются нарушенными, если суд:

1) не применил закон, подлежащий применению;
2) применил закон, не подлежащий применению;
3) неправильно истолковал закон;
4) неправильно применил аналогию закона или аналогию права.

В соответствии со ст. 16.1 и ст. 16.2, Налоги и платежи Контракта на недропользование 47 «А», изложенные в Дополнении к Контракту №3 от 30.12.2003г. (т.4 л.д. 5-37).

По контрактной деятельности Подрядчик обязуется уплачивать налоги и другие обязательные платежи в соответствии с текущим законодательством, действующим на момент возникновения обязательств.

В силу ст. 16.3 неизменными остаются обязанности подрядчика по уплате специальных платежей недропользователя: бонусу коммерческого обнаружения, бонусу добычи и роялти, налога на сверх прибыль. Т.е. в указанной части действовал принцип стабильности налогового режима. В остальном АО «ФИК «Алел» обязан был руководствоваться нормами текущего налогового законодательства
По КПН
При рассмотрении ходатайства и изучении судебных актов коллегия установила, что довод НК о необходимости ведения раздельного налогового учета по основному горнорудному Контракту и вспомогательным контрактам противоречит ч. 2 п. 5 ст. 282 НК 2002г., где четко указано, что положение об обязанности ведения раздельного налогового учета не распространяется на контракты по добыче общераспространенных ископаемых и подземных вод, а также строительству и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с разведкой и добычей (редакция ст.282 НК по состоянию на 01.01.2007г. – т.е. проверяемый период).

Контракты №036 – строительство хвостохранилища для складирования отходов производства и №1127 – на добычу подземных вод, относятся к данному виду вспомогательных контрактов.

Судом первой инстанции было достоверно установлено, что Контракт №1127 и №36, носили вспомогательный характер и заключались исключительно для обеспечения деятельности по основному золоторудному Контракту. При этом судом было также установлено, что указанные контракты не имеют какой-либо доходности, что не оспаривалось проверяющими. Кроме того, у истца имелось разъяснение Налогового департамента по ВКО за № УНА-5-2/5733 от 21.08.2006г., согласно которому налогоплательщик вправе был относить затраты, понесенные по вспомогательным контрактам на вычеты по основному горнорудному Контракту.

Ранее Налоговым комитетом МФ РК было дано аналогичное разъяснение № НК-УМ-08-2-20/7084 от 01.09.2004г. по толкованию п. 5 ст. 282 НК.

Поскольку в соответствии с п. 2 ст. 16 НК органы налоговой службы в пределах своей компетенции вправе давать разъяснения по вопросам применения налогового законодательства, судьи коллегии обоснованно признали их в качестве допустимых доказательств по данному налоговому спору. Необходимо отметить, что разъяснение Налогового департамента по ВКО в полной мере согласуется с положениями ст. ст. 310, 308 НК 2008г. Таким образом, вопрос об отражении затрат по вспомогательным контрактам в основном горнорудном или нефтяном контракте уже решен на законодательном уровне.

Уважаемый суд! Допрошенные в ходе судебного разбирательства представители региональной налоговой службы Кунанбаева, Ханжин, Ильяшенко Ж.Е. даже не знали о законодательном урегулировании данного вопроса уже в 2008г., хотя налоговая проверка проводилась в 2010 году.

Аргументы налоговой службы, что указанные затраты не связаны с предпринимательской деятельностью подрядчика, в корне противоречат материалам гражданского дела и фактическим обстоятельствам.

Допрошенные в качестве свидетелей представители АО «ФИК «Алел» Полынов, Жоламанов, Омурзаков, однозначно показали, что вода является обязательным компонентом технологического производства в горнорудной промышленности на стадии извлечения золота в процессе кучного и бактериального выщелачивания.

Комитет геологии и недропользования письмом от 14.02.2012г. № 17-09/505КГН, на адвокатский запрос сообщили, что вода является обязательным компонентом при проведении флотации, кучном, химическом и бактериальном выщелачивании и используется для приготовления реагентов и растворов.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные заседатели!

Действующим законодательством о недрах и недропользовании, предусмотрена система мер направленная на приоритетное соблюдение экологических требований, установленных экологическим законодательством РК.

Любой подрядчик, работающий на территории РК, вправе проводить операции по недропользованию, только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы. Каждому недропользователю вменяется в обязанность предотвращать накопление промышленных и бытовых отходов на площадях водосбора и местах залегания подземных вод, предотвращать загрязнение недр, особенно при подземном хранении нефти и газа, захоронение вредных веществ и отходов, соблюдая при этом экологические и санитарно-эпидемиологические требования. Все вышеназванные требования нашли отражение и в Контракте №47 «А» ст. 20 (стр.23-27) и они являются составной частью Контракта. За счет, каких средств подрядчик должен проводить эти мероприятия, направленные на охрану окружающей среды, жизни и здоровья населения? Только за счет дохода, полученного в результате предпринимательской деятельности. Иных источников у него нет. Он же не получает дотаций из бюджета на решение экологических проблем.

Наоборот, в соответствии с НК подрядчик обязан ежегодно производить плату за эмиссии (загрязнение) в окружающую среду, в т. ч. за размещение отходов производства на полигонах, накопителях и специально отведенных местах. При этом плата вноситься за складирование вскрышных пород, отходов обогащения, шлаков и шламов. Ну как можно расходы на строительство хвостохранилища для хранения токсичных отходов производства признавать затратами, не связанными с контрактной деятельностью. При таких обстоятельствах коллегия признала несостоятельными доводы надзорного ходатайства о правомерности доначисления КПН в размере 62 033 607 тенге и пени 25 740 534 тенге за счет исключения из вычетов затрат по вспомогательным контрактам. Следует отметить, что в случае уклонения от строительства хвостохранилища для складирования отходов, должностные лица Компании могли быть привлечены к административной и уголовной ответственности за совершение экологического правонарушения. Так, в соответствии со ст. 278 УК РК предусмотрена уголовная ответственность за нарушение экологических требований при производстве и использовании экологически потенциально опасных химических, радиоактивных и биологических веществ, включая их захоронение.

Доказательством того, что хвостохранилище предназначалось для складирования отходов производства, свидетельствует и сам акт налоговой проверки №2045. Прошу посмотреть (том 13 л.д. 236, стр. 76 Акта). В разделе плата за эмиссию в окружающую среду указаны позиции Размещение (захоронение) отходов производства (хвосты обогащения) размер объекта налогообложения – 75 575 тонн, оплата – 5 380 940 тенге, за 2-й квартал. В 1-м квартале по данной позиции уплачено 4 971 611 тенге. В общей сложности за 2008 год оплачено более 26 млн. тенге экологических платежей. И все они связаны с производственной деятельностью предприятия и никаких претензий в указанной части проверяющие не предъявили. Налицо двоякий подход: при взимании платежей за складирование они соглашаются, что отходы связаны с контрактной деятельностью, а строительство и обслуживание хвостохранилища, где эти отходы хранятся – не связано с контрактной деятельностью? Полагаю, что данный подход объясняется единственным мотивом-желанием необоснованно увеличить налоговую нагрузку недропользователя.

Роялти.

В части доначисления роялти на общую сумму 290 430 тыс. тенге, включая пени, спор между сторонами возник по вопросу определения налогооблагаемой базы. Истцом уплата роялти по ставке 1,6% производилась от объема фактически добытого золота, содержащегося в сплаве Доре, полученного в результате кучного и бактериального выщелачивания. Согласно Лицензии на недропользование от 13.03.1995г. конечным продуктом операции по недропользованию является именно сплав Доре, а не руда в концентрате. В соответствии со ст. 297 НК РК объектом налогообложения является объем добытых полезных ископаемых или объем первого товарного продукта, полученного из фактически добытых полезных ископаемых. Таким образом, в ранее действовавшем НК законодателем была установлена альтернативная возможность для определения налогоплательщиком объекта обложения по роялти.

При этом для признания первого товарного продукта объектом обложения необходимо соблюдение двух условий:

1. его получение из фактически добытых полезных ископаемых;
2. условие его реализации согласно ст. 299 НК

Два этих условия налогоплательщиком были соблюдены. Судами ВКО было установлено, что АО «ФИК «Алел» реализует исключительно сплав Доре, а не руду и с его стоимости выплачивается КПН. Таким образом, сплав Доре отвечает критериям первого товарного продукта. Данный вывод также подтверждается разъяснением Министерства индустрии и новых технологий РК от 07.10.2011г. № 07-1/5-25329, являющегося стороной по контракту на недропользование. Данное письмо было представлено суду представителями АО «ФИК «Алел». Прошу приобщить его к материалам дела.

Довод органов налоговой службы о том, что в соответствии с Лицензией на недропользование сплав Доре является конечной продукцией, полученной в результате переработки золотосодержащих руд, в связи, с чем не может быть признан, первым товарным продуктом, основан на ошибочном смешении понятий законодательства о недропользовании, налогового законодательства и норм гражданского права. По своей правовой природе любой Контракт на недропользование является договором подряда, в соответствии с которым недропользователь принимает на себя обязательства на проведение определенных работ по разведке, добыче полезных ископаемых.

Понятие операции по недропользованию содержится в п.15 ст.1 закона «О недрах и недропользовании» в первоначальной редакции. Понятие добычи раскрыто в п. 3 ст. 1 указанного закона и представляют собой работы (операции), связанные с извлечением полезных ископаемых из недр на поверхность и из техногенных минеральных образований, находящихся в государственной собственности, включая все технологические операции вплоть до переработки минерального сырья.

Полезными ископаемыми является содержащееся в недрах природное минеральное вещество в твердом, жидком или газообразном состоянии (в т.ч. подземные воды и лечебные грязи) пригодные для использования в материальном производстве (п.19 ст.1 закона).

Таким образом, любое полезное ископаемое, будь то нефть, газ, уголь драгоценные металлы в чистом виде, либо в составе руды являются конечным продуктом операций по недропользованию, если впоследствии они могут участвовать в гражданском обороте. Данный вывод вытекает из ст. 5 закона «О недрах и недропользовании», в соответствии с которой недропользователь, которому минеральное сырье, техногенные минеральные образования или полезные ископаемые принадлежат на праве собственности, вправе совершать в отношении них любые, не запрещенные законодательством, гражданско-правовые сделки.

Аналогичные положения, позволяющие Подрядчику самостоятельно распоряжаться результатом нефтяных операций содержатся также в Законе «О нефти».

Однако органы налоговой службы вопреки требованиям ст.37 Закона «О нормативных правовых актах» применили к спорным правоотношениям положения Закона «О недрах и недропользовании» в редакции, действовавшей с 1999 года, хотя Контракт и Лицензия были заключены и получены в 1995-1996г.г.

В этой связи коллегия признала обоснованным довод нижестоящих судебных инстанций о необходимости применения Закона «О недрах и недропользовании» в первоначальной редакции, поскольку нормативный акт имеет обратную силу, только в случае если об этом указано непосредственно в самом акте, либо в акте о его введении.

Это общий принцип действия закона во времени. Более того, в ст.71 Закона «О недрах и недропользовании» закреплен принцип неизменности и стабильности контрактов на недропользование и запрет применения закона ухудшающего положение недропользователя. Такое положение связано с тем, что контракты на недропользование заключаются, как правило, на 10-25 лет, а законы меняются чуть ли не ежегодно.

Новым Законом «О недрах и недропользовании» от 24.06.2010г. также закреплено, что ранее выданные Лицензии и заключенные Контракты сохраняют свое действие.

Резюмируя изложенное, хочу еще раз подчеркнуть, что 17.02.2011г. принимая решение об отказе в пересмотре обжалуемых судебных актов, коллегия руководствовалась неукоснительно требованиями действующего законодательства и не усмотрела в судебных актах нижестоящих судебных инстанций нарушений норм, как налогового законодательства, так и Закона «О недрах и недропользовании»
О возможных льготах и преимуществах.

В соответствии со ст. 118 УПК, обстоятельства считаются установленными без доказательств, если в рамках надлежащей правовой процедуры не будет доказано обратное. К таковым относятся общеизвестные факты и знание лицом своих служебных обязанностей.

По данным акимата ВКО, размещенным на официальном сайте указано, что основными золотодобывающими компаниями области являются АО «ФИК «Алел», ТОО «Андас-Алтын», ТОО «Данк». На всех указанных месторождениях внедрена технология переработки окисленных руд методом кучного и бактериального выщелачивания с получением сплава Доре на месте.

ТОО «Казцинк» разрабатывает известные месторождения полиметаллических руд Лениногорского и Зыряновского горнорудных районов, проводит добычу золотосодержащих песков Старого и Чащинского хвостохранилищ.

По данным комитета по геологии и недропользованию в 2007 году ТОО «Данк» было добыто 671 кг. золота, в составе сплава Доре, ТОО «Андас-Алтын» – 690,2 кг., на месторождениях Мизек и Центральный Мукур. Роялти уплачено соответственно $ 240,2 тыс. и $ 274 тыс. по отчетам ЛКУ.

ТОО «Казцинк» в 2007 году по Контракту № 559 в составе полиметаллических руд добыто 1507 тонн свинца, 4080 тонн цинка, 5,8 тонн серебра, 245 кг. меди и 599,7 кг. золота. Роялти выплачено в сумме $ 209 тыс.

Таким образом, с 1 кг. золота в составе сплава Доре в 2007 году уплачено:

Роялти КПН КНН
ТОО «Данк» $ 357,9 $ 822 11,7%
АО «ФИК «Алел» $ 364 $ 1002 18,6%
ТОО «Андас-Алтын» $ 398 $ 1357 9,5%
ТОО «Казцинк» $ 348
С Au в руде, включая
Zn – 6.8 тн.
Свинец – 2,5 тн.
Ar – 9,7 кг.
Cu – 0,4 кг.
$ 755
КПН уплачен со всех видов металлов

В результате налоговых проверок, проведенных в ТОО «Данк» в 2008году (Акт № 19 от 04.06.2008г.) и ТОО «Андас-Алтын» в 2011г. (Акт №345 от 28.06.2011г.) каких-либо претензий по уплате роялти компаниям не предъявлялось, равно как и требований по ведению раздельного налогового учета по вспомогательным контрактам, хотя вода также использовалась в технологическом производстве. По ТОО «Андас-Алтын» проверяющие отметили, что с учетом внесения изменений в Контракт, первым товарным продуктом будет являться содержание золота в концентрате, а не в сплаве Доре, но доначисления роялти не произвели согласно Уведомлению.

А по результатам доначислений, произведенных по Уведомлению №2045 от 01.04.2010г. АО «ФИК «Алел» уплатило с каждого килограмма добытого золота в 2007г. – $ 643 в сплаве или $ 360 в руде и $ 1565,8 КПН.

В 2008 году Компания по постановлению надзорной коллегии уплатила с каждого килограмма добытого золота с учетом доначислений роялти – $ 764,2, КПН – $ 3389. Таким образом, в результате доначислений ставка роялти была искуственно увеличена с контрактной – 1,6% до 2,7% от стоимости реализации, а КНН – с 18,8% и 22,3% соответственно до 21% и 24% в 2008г., тогда как в ТОО «Андас-Алтын» КНН в 2008г. составил 13,6%, а в ТОО «Казцинк» – 7,5% (7,3%).

Полагаю, что указанные цифры красноречиво свидетельствуют о тенденциозности налоговой проверки, направленной исключительно на необоснованное увеличение налоговой нагрузки Компании, при отсутствии правовых оснований.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные заседатели!

В ходе судебного разбирательства со стороны обвинения, представителей налогового комитета, прокурора Абишева М., готовившего протест на мои вопросы о корректности применения той или иной нормы права, звучал ответ: «Дескать какая необходимость обсуждать этот вопрос, если есть постановление надзорной коллегии Верховного суда от 06.05.11г., вступившее в законную силу, оно же не отменено.

Действительно в ст.76 Конституции закреплен принцип обязательности судебных актов. Свое развитие он нашел и в нормах ГПК. Так, в соответствии со ст. 21 ГПК ч.3 «Обязательность судебного акта не лишает заинтересованных лиц, не участвовавших в деле, возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права и охраняемых законом интересов.

АО «ФИК «Алел» в силу обязательности постановления от 06.05.2011г. добровольно исполнило его. Однако оно не лишено возможности обратиться с ходатайством о пересмотре указанного постановления Пленумом Верховного суда в соответствии со ст. 22 ГПК. Таким же правом наделен и ОАО «Севверсталь-золото», как управляющая компания и конечный акционер АО «ФИК «Алел». Кроме того, я уже упоминала о заключенном 06.07.1998г. Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством РК «О поощрении и взаимной защите инвестиций». По условиям данного международного договора, стороны обязались обеспечить на территории своих государств справедливый и равноправный режим в деятельности инвесторов, исключающий применение мер дискриминационного характера по сравнению с отечественными инвесторами и инвесторами третьих государств. Таким образом, компании с участием российского капитала не имеют права претендовать на какие-либо привилегии по сравнению с казахстанскими юридическими лицами. Но к ним и не могут предъявляться дополнительные требования по уплате налогов в большом размере, чем необходимо ограничиваться права по распоряжению прибылью, полученной на территории Казахстана. Аналогичные условия созданы и для казахстанского бизнеса на территории России.

В случае нарушения условий данного Соглашения, заинтересованная сторона вправе обратиться в Международный арбитраж, однако ответчиком в таких случаях выступает не конкретный орган, Налоговый комитет, Министерство нефти и газа, а Правительство РК.

Такие Соглашения заключены и с рядом других государств. Факты обращения иностранных инвесторов в международные суды и арбитражи, также имеют место быть.
Так, в связи с введением экспортной таможенной пошлины на углеводороды «Карачаганак Петролеум оперейтинг», обратились в Международный арбитраж с иском о возмещении убытков на сумму более 1 млрд. долларов США. Хорошо, что с учетом взаимных претензий с казахстанской стороны, спор удалось урегулировать в досудебном порядке.

А вот по спору между казахстанскими и турецкими участниками телекоммуникационной компании «Кар-тел», Международный арбитраж обязал Правительство Казахстана выплатить турецкой стороне порядка 125 млн. долларов США ущерба, причиненного в результате незаконной экспроприации ранее вложенных инвестиций. Данное Решение имеется в моем компьютере, о чем свидетельствует акт экспертизы №1585 от 12.05.2011г. (т. 20 л.д.).

Таким образом, сам по себе факт принятия надзорной коллегией Верховного суда Постановления от 06.05.2011г. не лишает меня возможности высказывать суждения по данному акту, не соглашаться с ним в той или иной части, комментировать постановление. Так в постановлении дважды на стр. 8 и 9 имеется ссылка на закон «О недрах и недропользовании» в версии действовавшей с сентября 1999 года, хотя Контракт №47 «А» заключен 27.07.1996г., о чем сама коллегия указала на стр.4 (т.18 л.д. 193). А в соответствии со ст.37 Закона «О нормативно правовых актах» к спорным правоотношениям необходимо было применить закон в редакции, действовавшей на день заключения Контракта, что и сделал суд первой инстанции.

При толковании п. 1.7 Контракта, раскрывающей понятие Добыча, полностью совпадающей с первоначальной редакцией закона «О недрах и недропользовании» и включающий в себя работы (операции), связанные с извлечением золоторудного сырья из недр на поверхность, включая все технологические операции, вплоть до переработки минерального сырья, коллегия ссылаясь на необходимость буквального толкования условий договора, пришла к выводу о том, что переработка не входит в стадию добычи.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные!

Я, конечно, не являюсь носителем русского языка, но вроде владею им в достаточной степени. В уровне владения русским языком судьей Кравченко А.И. сомневаться не приходится.

17.02.2011г. наш состав коллегии из 3-х судей пришел к однозначному выводу, что слова «вплоть» и «включая» являются синонимами, идентичными по смысловому содержанию. Давайте посмотрим словарь русского языка под редакцией Ожегова. Тоже самое, вплоть – до самого края, включая 1) Снять все, вплоть до рубахи. 2) Собрались все, вплоть до младших детей. Извините конечно, пример ближе к нашей ситуации: «Во время обыска, перевернули все, вплоть до постельного белья» или «включая постельное белье».

Давайте обратимся к новому закону «О недрах и недропользовании», действующего с 2010г. «Добыча – весь комплекс работ (операций), связанный с извлечением полезных ископаемых из недр на поверхность, а также из техногенных минеральных образований, включая первичную переработку и временное хранение минерального сырья» (п.79 ст.1). Кучное и бактериальное выщелачивание как по старому так и по новому закону «О недрах и недропользовании» относится к стадии первичной переработки минерального сырья.

Очень жаль, что суд отклонил ходатайство защиты о допросе в качестве специалиста – филолога, профессора Евразийского Государственного Университета Кайржанова А., имеющего степень доктора филологических наук. Е.И. Галяшиной я просто физически не успела задать этот вопрос. Вы помните, какой накал страстей был!

Возвращаясь к постановлению от 06.05.2011г. На мой взгляд, довод коллегии о том, что хвостохранилище предназначено для складирования отходов, возникающих у других недропользователей (стр.5, т.18 л.д. 194), в корне противоречит материалам дела. Нет ни одного документа, подтверждающего факт складирования чужих отходов на контрактной территории месторождения «Суздальское». Это подтверждают допрошенные сотрудники компании, Полынов, Жоламанов, Котенева. Это же не коммунальная свалка, куда свозятся все ТБО города, а каждый житель оплачивает затраты по вывозу мусора.

Никто из допрошенных сотрудников налогового комитета, также не подтвердил этого факта. В материалах дела отсутствуют договоры с третьими организациями на складирование и хранение их отходов. Спрашивается, на чем основан этот довод надзорной коллегии? Ответа в материалах гражданского дела я не нашла. В ходе настоящего судебного разбирательства возникал вопрос, насколько обоснованно были произведены доначисления налогов? Все сотрудники как один доказывали правомерность доначислений. Сторона обвинения согласилась с их доводами. В принципе, ожидаемый консенсус.

Я уже упоминала о Приказе Председателя НК МФ №101 от 14.02.2007г. «О дальнейших мерах совершенствования работы юридических служб налоговых органов». Согласно данному приказу территориальным подразделениям вменено обжаловать каждый судебный акт, принятый в пользу налогоплательщика. Сотрудники налоговой службы не вправе признавать в суде иск, заключать мировые соглашения, отказываться от жалоб ввиду их необоснованности. Как отметила допрошенная в качестве свидетеля Кунанбаева С.: «Мы идем до конца». А Кудайберген Г. вспомнил единственный случай, когда НК РК отказался обжаловать решение в Верховный суд по иску компании «Казтуркмунай». А знаете почему? Выиграв спор в суде компания обратилась в НК РК с письмом отнести все расходы по госпошлинам, взысканным по результатам рассмотрения, с конкретных лиц, проводивших проверку, указав, что бюджет не должен нести потери по вине некомпетентных проверяющих. Этот приказ №101 стал уже притчей во языцах. В марте 2012г. в ряде СМИ была опубликована информация, что инвалиду – регресснику «Арселор Митталса» удалось вернуть незаконно начисленный ИПН на выплаты работодателя, связанные с возмещением вреда, причиненного здоровью. Всего-то 548 тыс. тенге. Так бедному инвалиду-колясочнику пришлось приехать из Караганды, проиграть процессы в судах первой и апелляционной инстанции и только кассационная коллегия суда г. Астаны поддержала его. По утверждению К. Кипкова – представители НК также ссылались на приказ №101, не позволяющий им признавать иски. Он даже привел параллель с приказом военного времени №227 «Ни шагу назад». Уже 8 месяцев решение суда не исполняется.

А вот выдержки из интервью Д. Ергожина, бывшего Председателя НК РК, ныне вице-министра финансов по итогам 2008года, размещенное на сайте НК РК. Он указывает, что в 2008г. было проведено 73984 налоговых проверок, по которым доначисленно налогов на 400 млрд. тенге. Конечно, многие налогоплательщики оспаривают решения НК, обращаются в суд, но 30 млрд. уже поступили в бюджет. Д. Ергожин выразил уверенность, что еще 50-100 млрд. тенге поступят в бюджет. Вы только вчитайтесь. Менее 10% доначисленных налогов уплачено добровольно, среди них «Казахмыс» и «Казцинк» по налогам на сверхприбыль и трансфертному ценообразованию 2,6 и 2,7 млрд. тенге.

А прогнозируемая вероятность поддержки в судебном порядке – 50-100 млрд. тенге из 400 млрд. тенге доначисленных. Т.е. максимум – 25%. Значит, 75% уже сам налоговый орган заранее знает о необоснованности произведенных доначислений. Знаете, у фискалов даже термин есть «воздушные начисления». В судах они стоят на смерть «Ни шагу назад». Ссылаются на то, что действуют исключительно в интересах государства и бюджета. А на мой взгляд, вот эти 75% как раз и есть коррупциогенная среда, когда от волеизъявления чиновника зависит: произвести доначисления или нет. И робкая надежда на то, что у налогоплательщика не найдется денег на госпошлину, что он пропустит 3-х месячный срок для обжалования Уведомления. Т.е. по существу налоговые органы сами создают почву для судебных разбирательств и совершенно спокойно воспринимают проигрыши в судах, зная, что эффективность проверок не превышает 25%.

Вот по этому-то родилась идея о необходимости создания налоговых судов, чтобы эффективно защищать нарушенные права налогоплательщиков, будь то граждане или юридические лица. Тем более, что с 2013г. будет вводится поэтапное всеобщее декларирование доходов и расходов граждан, что безусловно породит еще поток налоговых споров.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные!

Как Вы помните, первоначально рассмотрение Протеста ГП планировалось на 11 мая 2011г., о чем были извещены стороны. Потом его срочно перенесли на 05.05.2011г. и фактически рассмотрели 06.05.2011г. С 30 апреля по 9 мая 2011г. судья-докладчик Баишев Ж. находился в отпуске. До июня 2010г. он был руководителем экономического состава и прекрасно знал дело. Думаю, что перенос рассмотрения дела связан с этими обстоятельствами, поскольку он, как судья-докладчик был вправе высказать свою позицию по делу и обязательно ее высказал бы. А так, поставили перед свершившимся фактом. И сейчас, высказывая свои доводы по данному налоговому спору, я по существу защищаю не только свою честь, но и профессионализм судей ВКО, моих бывших коллег Баишева и Кравченко. Слава Богу, с них сняты подозрения, отказав в возбуждении уголовного дела 05.08.2011г. Представляете, что они пережили за эти 3 месяца?

Я представляю, что чувствовали мои бывшие коллеги, принимавшие участие в коллегии 06.05.2011г. Ведь каждый из них был у меня в кабинете, с каждым мы обсуждали те или иные дела. Видимо, каждый из них вспоминал, о чем же мы говорили, опасаясь, а не попали ли они в поле зрения финансовой полиции? Думаю, этот фактор сыграл немаловажную роль в те тревожные дни, тем более, что активно муссировалась версия о якобы переданных деньгах.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные заседатели!

Положения налогового законодательства, их толкование и применение не могут противоречить принципам налогообложения, установленных Налоговым кодексом. К ним относятся принципы обязательности, определенности и справедливости налогообложения, гласности налогового законодательства.

Ни один из указанных принципов, коллегией в составе Ташеновой, Баишева и Кравченко при проверке законности решений нижестоящих судебных инстанций не был нарушен, и никакой заведомости принятия неправосудного решения и предоставления незаконных льгот и преференций конкретному налогоплательщику – не было. Объем налоговых обязательств любого хозяйствующего субъекта, гражданина ни в коем случае не должен зависеть от волеизъявления чиновника, проверяющего, а должен определяться исключительно в соответствии с требованиями закона. На это и направлена основная задача суда.

Уважаемый суд! Уважаемые присяжные заседатели!

По предъявленному обвинению по ст. 311 мне, даже говорить не хочется. Председательствующий неоднократно прерывал защиту, когда мы говорили о фальсификации и монтаже записей. Вместо этого я предлагаю термин мистификация записей. Но меня оскорбляет и коробит слово взятка. Какое слово символ мы можем придумать? Это фантом, виртуальные деньги, которые в глаза никто не видел, ни в первой половине дня, ни во второй половине дня 28.02.2011г.? Мы же допрашивали Кушубаева М. в суде и он пояснил, что и во второй половине дня он никаких денег не видел. А если бы истица утверждала, что у нее в сейфе находятся $100 тыс., мне что предъявили бы получение денежных средств в сумме $100 тыс. и попытались запихать их в папку? А потом утверждали, что Джакишев С.А. получил их в неизвестном месте, от неустановленных лиц, в неустановленное время? А что у нас установлено-то тогда? Следствием достоверно установлен лишь факт наличия у меня дома денежных средств. Я до копейки доказала суду источник происхождения этих денег. Представила договор купли-продажи квартиры по ул. Тулебаева 149 моей матерью, размещение денег на депозите в БТА банке, снятие их с депозита. Все документы имеются в 10-ти томах дела и в 55 томе. До 55-го тома мы так и не дошли. Зачем? Следствию и государственному обвинителю удобнее рассуждать, что это коррупционные деньги и получены именно от российских учредителей АО «ФИК «Алел». Есть официальный ответ ОАО «Северсталь-золото» где они пишут, что Ташенову А. Знать не знаем, никого ни о чем не просили, денег никому не давали. Государственный обвинитель Каныбеков М. В своем выступлении возразил: «Ну они же теперь не скажут!». Было бы странным предполагать, что ОАО «Северсталь-золото» обслуживалось в Алма-атинском филиале БТА банка и Народном банке, копило и хранило деньги со штампом банка 2008-2009гг., чтобы вручить их через три года через неизвестных лиц должностному лицу Казахстана за принятие неправосудного решения! Но это же абсурд! Тем не менее следствие настаивает на своей версии! Следствие и эксперты подтверждают, что эта сакраментальная фраза была произнесена С.А. Джакишевым в присутствии Г. Мауленкулова. Получается, по версии обвинения, он является свидетелем преступления! Но он же этого не слышал, что и подтверждается им в ходе следствия, и в суде!!! Интересная позиция у государственного обвинителя. То он характеризует С.А. Джакишева, как тонкого и изворотливого психолога, зомбирующего Ташенову А.Д. Это 03.02.2011г., ну а 28.02.2011г. если следовать логике следствия Джакишев С. Выживший из ума человек! Он бы еще собрал весь секретариат, судей и во всеуслышание заявил, что он мне принес и сколько и заодно конкретизировал, за что? Следствие тогда, в качестве свидетелей допросило не одного Мауленкулова Г., а значительно больше людей, ставших очевидцами совершенного на их глазах коррупционного преступления. Ведь самое страшное, что они сами не верят в то, что пишут и говорят. Ведь почему обвинение по ст.311 УК не предъявлялось в течение длительного времени? Ведь ребята боялись, вскроется их монтаж или нет. И только после получения заключения экспертизы процесс пошел! Не они же услышали эти злополучные слова, а эксперты! Есть на кого свалить, если дело развалится в суде! А эксперты будут ссылаться на некачественную запись, старое оборудование и виноватых не найти! Самое главное, выполнить поставленную руководством задачу! А дальше хоть потоп! Хоть за что-нибудь, но должны осудить! Вы знаете, я не хотела говорить высокопарных слов, несмотря на ту поэтичную и философскую планку, воздвигнутую государственным обвинителем. Но тоже не удержалась. Перу Жорж Санд принадлежат слова: «Кто осознает свою невиновность, тот неохотно унижается до оправданий!» Так вот, лично для меня унизительно и оскорбительно оправдываться в том, что я не совершала, как бы не изощрялось обвинение.

Решать, в конечном счете, Вам уважаемые присяжные! Я уже неоднократно говорила, что бумага все стерпит, но не нужно забывать, что рукописи не горят и в конечном счете за все, что произошло, придется держать ответ и исполнителям и вдохновителям всех этих деяний! Спасибо за внимание!

Запись опубликована в рубрике Новости с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 Responses to Выступление ТАШЕНОВОЙ А.Д. в прениях

  1. гость пишет:

    я сама прошла через стены фин.пола, и бесшабашную судью Убашеву. Что я Вам могу сказать Алмаз, просто- держитесь. Вы же сами понимаете, что не добьетесь. Здоровья Вам, мужества,терпения и вашим детям, супругу. Тяжело конечно.

  2. Игорь пишет:

    Попала Ташенова!

  3. altyn пишет:

    Игорь, ты просто злобный «бищарган», к тому же трусливый, прикрываешься чужим именем.
    ПРАВДА ВСЕГДА ОДНА И ТАШЕНОВА ПОБЕДИТ!

    • Другой Игорь пишет:

      Согласен с Алтын, как-то подло в любом случае. Алтын вилимо знает о ком речь. Но лично я таких знать не хочу.

  4. Людмила пишет:

    Очень мотивированна позиция защиты, указанная судья была физически перегружена. Надеюсь, что вся судебная тяжба придет к логическому концу и судья будет оправдан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *